Заявление следователю о несогласия с протоколом допроса

  • автор:

Защитники в суде нередко сталкиваются с ситуацией, когда их тщательно подготовленные для перекрестного допроса вопросы свидетелю обвинения отклоняются судьей – например, по таким основаниям, как «это не относится к делу», «формулируйте четче», «не нужно задавать гипотетические вопросы», «спрашивайте об обстоятельствах, относящихся к делу», «наводящий вопрос».

Конечно, в идеале лучше избегать сомнительных формулировок вопросов. Но хотелось бы заострить внимание на другом. Предположим, адвокату нужно задать свидетелю определенные вопросы. Насколько далеко он имеет право зайти? Возможны также ситуации, когда вопросы, имеющие отношение к делу, конкретны, но их связь с подлежащими доказыванию обстоятельствами не очевидна. В таких случаях суд, как правило, начинает активно вмешиваться в перекрестный допрос.

Как и многие коллеги, я не раз сталкивался с подобными обстоятельствами. Выстраивание четкой схемы вопросов, когда ответ на первый приводит ко второму (так называемый «сократовский метод»), в конечном итоге помогает добиться результата. Но если судья, отклоняя вопросы, начинает активно препятствовать, схема нередко рушится, и защитник может остаться ни с чем.

Что можно сделать в такой ситуации? Давайте поразмышляем.

На мой взгляд, существуют три подхода к решению данной проблемы (два очевидных и один неочевидный). Первый – правильная формулировка вопроса (что чаще всего предлагают правоведы и правоприменители).

Однако в отсутствие четкой теоретической базы «правильной формулировки вопроса», а также когда для судьи «правильная формулировка» не такая, какой ее видит защитник, можно попытаться «обосновать данную конкретную формулировку» – т.е. мотивировать свой вопрос. Третий вариант (он импонирует мне больше всех) – обосновать свое право «задавать любые вопросы».

Первый подход прекрасно, на мой взгляд, раскрыт Е.А. Рубинштейном в предисловии к книге Ф. Веллмана «Искусство перекрестного допроса»1. Второй тоже чаще всего используется практиками, которые пытаются быстро сориентироваться в ситуации и не позволить судье сбить себя с толку. В частности, они стараются либо увязать свой вопрос с подлежащими доказыванию обстоятельствами, либо цитируют ч. 2 ст. 79 УПК РФ «Свидетель может быть допрошен о любых относящихся к уголовному делу обстоятельствах, в том числе о личности обвиняемого, потерпевшего и своих взаимоотношениях с ними и другими свидетелями».

Что касается третьего подхода – обосновать свое право задавать «любые» вопросы, – отмечу, что некоторые из вопросов, даже если адвокату позволят их задать, все же не будут иметь особой ценности, поскольку ответы на них, как правило, либо основаны на предположениях, либо не относятся к делу. В то же время каждая ситуация индивидуальна, и с учетом того, как мало оправдательных приговоров выносится в целом по стране, не лишне иметь в распоряжении весь арсенал возможностей для полноценного осуществления защиты.

В связи с этим считаю, что защитник имеет право задать практически любой вопрос (разумеется, не выходя за рамки КПЭА) в ходе перекрестного допроса свидетеля. Это, на мой взгляд, не только логично, но и соответствует и УПК РФ, и сути перекрестного допроса.

Аргументировать данную позицию можно следующими доводами.

Норма п. 11 ч. 1 ст. 53 УПК РФ позволяет для осуществления защиты «использовать иные не запрещенные настоящим Кодексом средства и способы…». Полагаю, это очень важное положение. Закон позволяет защитнику творчески подходить к исполнению его функции, использовать любые методы, лишь бы они не были прямо запрещены Кодексом. Вопросы в данном случае – это способ осуществлять защиту.

Какие вопросы УПК РФ прямо запрещает задавать и кому?

Что касается производства следственных действий, то ч. 2 ст. 189 Кодекса гласит: «Задавать наводящие вопросы запрещается. В остальном следователь свободен при выборе тактики допроса». То есть на стадии следствия УПК РФ разрешает следователю задавать любые вопросы, кроме наводящих. При этом не могу не согласиться с мнением многих правоведов (например: Е.А. Рубинштейна в комментарии к ст. 189 УПК РФ)2, что запрет задавать наводящие вопросы в данной норме относится только к следователю, но не к защитнику.

Кодекс не содержит определения понятия наводящих вопросов. Однако в теории, а также в соответствии с судебной практикой наводящими считаются вопросы с подсказкой либо те, в которых упоминаются факты, ранее не фигурировавшие в показаниях. При этом, как заметил Е. Рубинштейн: «…у Верховного Суда РФ отсутствует единое системное понимание «наводящего вопроса”»3.

Таким образом, у защитника на следствии вообще нет никаких ограничений в постановке вопросов. Но, может быть, они все-таки появляются на стадии судебного следствия?

В ст. 275 УПК РФ «Допрос подсудимого» указано: «Председательствующий отклоняет наводящие вопросы и вопросы, не имеющие отношения к уголовному делу». То есть председательствующий обладает правом отклонять помимо наводящих вопросов вопросы, не имеющие отношения к делу. Вместе с тем ст. 278 УПК РФ «Допрос свидетелей» не содержит указаний на право председательствующего отклонять какие-либо вопросы.

Полагаю, это логично, ведь право отклонять наводящие вопросы при допросе подсудимого обусловлено намерением законодателя защитить последнего, предоставить ему больше прав и не допустить в отношении него произвола. Именно эту функцию должен априори осуществлять суд.

То есть как только председательствующий начинает отклонять вопросы защиты свидетелю, защитник может попросить у суда разрешения продолжить задавать их именно в той формулировке, в которой он хочет задать, мотивируя это тем, что исходя из смысла ст. 53 УПК РФ адвокат правомочен осуществлять защиту любыми не запрещенными Кодексом способами и средствами, а постановка вопроса в его редакции и есть незапрещенный способ защиты.

Далее рекомендую продолжить задавать вопросы свидетелю в тех формулировках, которые нужны защите. Если судья вновь начнет отклонять их, предлагаю заявить возражения на действия председательствующего с занесением их в протокол согласно ч. 3 ст. 243 УПК РФ, мотивируя тем, что, в отличие от порядка допроса подсудимого (ст. 275 УПК РФ), предполагающего право председательствующего отводить наводящие и не относящиеся к делу вопросы, порядок допроса свидетеля в судебном заседании (ст. 278 УПК РФ) не предусматривает наличие такого права для председательствующего при допросе свидетелей. Соответственно, отклоняя вопросы (любые) защитника, председательствующий вышел за рамки полномочий. Либо можно, например, заявить повторные ходатайства, повторно мотивировать их и т.д. – каждая ситуация имеет свои нюансы.

В подкрепление данного вывода хочу обратить внимание на ч. 1 ст. 243 УПК: «Председательствующий руководит судебным заседанием, принимает все предусмотренные настоящим Кодексом меры (выделено мной. – Б.Д.) по обеспечению состязательности и равноправия сторон». То есть меры, принимаемые судьей, должны быть прямо предусмотрены УПК РФ. Все, что ему не разрешено, то запрещено.

Таким образом, председательствующий не правомочен отклонять даже наводящие вопросы – по крайней мере, тогда, когда их задает защитник. И это, думаю, логично. Суть перекрестного допроса в том, чтобы подвергнуть критическому анализу показания свидетеля, данные им в ходе прямого допроса.

Например, на практике я нередко сталкивался с ситуациями, когда гособвинитель пытался своими вопросами «подсказать» ответ свидетелю обвинения при прямом допросе. В таком случае запрет наводящих вопросов при прямом допросе представляется вполне понятным и уместным. Хотя для защитника он также не предусмотрен, но если бы существовал, то имел бы смысл, поскольку возможность адвоката подсказывать правильные ответы свидетелю защиты на прямом допросе противоречит сути правосудия и принципу равенства и состязательности сторон.

Но какой смысл суду присваивать себе полномочия, не предоставленные ему УПК РФ, и применять расширительное толкование ст. 278 Кодекса в том аспекте, который в принципе противоречит идеологии перекрестного допроса? Если цель защитника –подвергнуть критическому анализу показания свидетеля противоположной стороны, выявить слабые стороны и противоречия в его показаниях, а нередко и ложь, в рамках состязательного процесса адвокату должен быть предоставлен максимум возможностей. Как защитник, которому «ничего нельзя», постоянно прерываемому судьей замечаниями вроде «наводящий вопрос», «это не имеет отношения к делу», «переформулируйте свой вопрос», должен творчески подходить к такой сложной задаче, как перекрестный допрос, если свидетель, к примеру, – умелый лжец?

В заключение отмечу, что ограничение, которое суд накладывает на защиту в формулировании вопросов, противоречит, во-первых, УПК РФ (при системном анализе), во-вторых – самому духу понятия «перекрестный допрос».

И пусть сегодня суды, расширительно толкуя нормы Кодекса, нередко позволяют себе отклонять вопросы защиты, наша задача – отстаивать свое право на творческую защиту, при которой «все, что не запрещено – разрешено».

1 Франсис Люис Веллман. Искусство перекрестного допроса. – М.: Американская ассоциация юристов, 2011. С. 4–31.

Образец протокола допроса свидетеля

П Р О Т О К О Л
допроса свидетеля
г. Москва 17 октября 2013 года

Допрос начат в ___ ч ____ мин

Допрос окончен в ___ ч ____ мин

Следователь 0-го отдела СЧ по РОПД СУ УВД по ЦАО ГУ МВД России по
г. Москве капитан юстиции Петров П.П. в помещении служебного кабинета № 00 СЧ по РОПД СУ УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве, в соответствии со ст. 189 и 190 (191) УПК РФ допросил по уголовному делу № 306 в качестве свидетеля:

Иные участвующие лица не участвовали

Участвующим лицам объявлено о применении технических средств не применялись Перед началом допроса мне разъяснены права и обязанности свидетеля, предусмотренные частью четвертой ст. 56 УПК РФ:

1) отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК РФ. При согласии дать показания я предупрежден__ о том, что мои показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае моего последующего отказа от этих показаний;

2) давать показания на родном языке или языке, которым я владею;

3) пользоваться помощью переводчика бесплатно;

4) заявлять отвод переводчику, участвующему в допросе;

5) заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда;

6) являться на допрос с адвокатом в соответствии с частью пятой ст. 189 УПК РФ;

7) ходатайствовать о применении мер безопасности, предусмотренных частью третьей ст. 11 УПК РФ.

Об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний по ст. 308 УК РФ и за дачу заведомо ложных показаний по ст. 307 УК РФ предупрежден__

__________________

(подпись)

По существу уголовного дела могу показать следующее:

На учете в НД и ПНД не состою, фактически проживаю по вышеуказанном адресу.

10 октября 2013 года, примерно в 16 часов 50 минут, когда я находился по адресу: г. Москва, ул. Большая Дмитровка, д.28, ко мне обратились сотрудниками полиции ОМВД России по Тверскому району г. Москвы, которые предложили мне принять участие в качестве представителя общественности при проведении оперативно-розыскного мероприятия, в дальнейшем ОРМ, на что я согласился. Вместе с сотрудниками полиции был второй представитель общественности и мы все вместе проследовали в здание ОМВД России по Тверскому району г. Москвы. В кабинете уголовного розыска, расположенного на втором этаже здания ОМВД России Тверского района города Москвы, в моем присутствии и в присутствии второго представителя общественности, сотрудник полиции, пояснил нам, что для проведения ОРМ, получения доказательств и документирования преступной деятельности лиц совершивших преступление, он выдаст денежные средства, лицу на которого указал, которое находилось в этом же кабинете и которое сотрудник полиции представил как ФИО., участвующего в ОРМ. После этого сотрудник полиции разъяснил мне и второму представителю общественности наши права и обязанности, а также разъяснил права и обязанности ФИО. После этого сотрудник полиции в нашем присутствии досмотрел ФИО при котором ничего обнаружено не было.

После этого сотрудник полиции в нашем присутствии выдал гражданину ФИО денежные средства в размере 80 000 (восемьдесят тысяч) рублей, купюрами достоинством по 5 000 (пять тысяч) рублей каждая, всего 16 купюр. С денежных средств были сделаны фотокопии на листы белой бумаги формата А4, всего по 4 (четыре) купюры на 1 (одном) листе номера и серии которых в настоящее время не помню.

После этого был составлен протокол, в котором я, второй представитель общественности и участвующие лица расписались, а также расписались на копиях денежных средств. В ходе составления вышеуказанного протокола заявлений и ходатайств от участвующих лиц не поступало.

Также 10 октября 2013 года, примерно в 20 часов 00 минут, по адресу: г. Москва, ул. Большая Дмитровка, д.28, сотрудником полиции ОМВД России по Тверскому району г. Москвы я был приглашен для участия в качестве понятого при личном досмотре лица задержанного за совершение преступления. Я согласился и 10 октября 2013 года, примерно в 20 часов 10 минут, в помещении ОМВД России по Тверскому району г. Москвы, по адресу: г. Москва, ул. Большая Дмитровка, д.28, в моем присутствии и в присутствии второго понятого был произведен личный досмотр лица, которое представилось как ФИО 2.

Перед началом досмотра мне и второму понятому сотрудником полиции были разъяснены наши права и обязанности, а также нам было разъяснено, что мы обязаны удостоверить факт, содержание и результаты досмотра, и что мы имеем право в ходе досмотра делать замечания по поводу совершаемых процессуальных действий подлежащих занесению в протокол.

Образец протокола допроса свидетеля

После этого ФИО 2 были разъяснены его права и обязанности, после чего ему был задан вопрос, имеет ли он при себе запрещенные гражданским оборотом предметы или оружие, а также предметы добытые преступным путем. На что ФИО 2 пояснил, что у него при себе в кожаном портфеле находятся служебное удостоверение сотрудника МВД России на имя капитана полиции ФИО, металлический жетон МВД России, ключ от замка зажигания автомашины, брелок от сигнализации от автомашины, банковская карта ОАО «Сбербанк» на имя ФИО, карточки заместители на оружие и автомашину на имя ФИО, проездной билет «Единый», которые он (ФИО 2) открыто похитил у неизвестного ему гражданина 09 октября 2013 года, примерно в 18 часов 30 минут.

В ходе досмотра ФИО 2 в находящемся при нем кожаном портфеле коричневого цвета было обнаружено вышеперечисленное, а также денежные средства в сумме 80 000 рублей, купюрами в количестве 16 штук, достоинством 5 000 рублей каждая и паспорт гражданина РФ на имя ФИО2

По поводу изъятого ФИО 2 подтвердил ранее сказанное, однако по поводу денежных средств пояснил, что данные денежные средства ему подложили сотрудники полиции.

После этого был составлен протокол личного досмотра ФИО 2 в котором я, второй понятой и сотрудник полиции расписались. ФИО 2 без объяснения причин от подписи отказался.

Изъятые денежные средства были упакованы в бумажный конверт белого цвета №1, на котором я, второй понятой и сотрудник полиции поставили свои подписи. Все остальное было упаковано в белый бумажный конверт №2, на котором я, второй понятой и сотрудник полиции расписались. После этого конверты были помещены в кожаный портфель коричневого цвета, который не опечатывался.

Свидетель __________________

(подпись)

Перед началом, в ходе либо по окончании допроса свидетеля от участвующих лиц свидетеля Иванова И.И. заявления не поступили. Содержание заявлений в протоколе допроса свидетеля нет.

Свидетель

__________________

(подпись)

Иные участвующие лица

__________________

(подпись)

Допрос — у некоторых он вызывает страх, а для некоторых уже стал привычным делом. В последнее время я все меньше встречаю представителей бизнеса, которым не знакомы правила поведения на допросе или особенности его проведения. Но все же стоит знать некоторые эффективные тактические приемы, которые можно использовать во время допросов.

Дело в подготовке

Основаниями для вызова на допрос в качестве свидетеля служат наличие уголовного производства и необходимость проведения соответствующего следственного действия, при котором обязательно ведение протокола допроса. В противном случае это обычный опрос, который носит добровольный характер и от которого можно отказаться без каких-либо последствий.

На допрос не следует брать с собой лишних вещей, поскольку по его окончании орган досудебного расследования может переквалифицировать статус свидетеля на подозреваемого, вследствие чего обыскать, временно изъять имеющиеся с собой вещи и даже задержать допрашиваемого.

Поэтому перед походом на допрос подзащитному или его адвокату следует узнать причину вызова. Перед допросом адвокат должен подготовить допрашиваемого и рассказать своему клиенту о его правах и обязанностях. А за один день до даты предполагаемого допроса необходимо провести подготовку в формате «моделирования допроса», чтоб психологически облегчить участие в нем своего клиента. Как известно, большинство судьбоносных ошибок совершаются в состоянии стресса.

Тактика решает все

Первый этап допроса начинается с установления личности и уточнения анкетных данных. Во время допроса нужно вести себя спокойно и уверенно.

Надо подготовить подзащитного к тому, что в процессе допроса следует отвечать на вопросы простыми предложениями, предельно кратко. Не нужно перебивать следователя во время постановки вопроса, необходимо дослушать вопрос до конца и не спешить, отвечая на него.

Всегда нужно учитывать, что свидетель может не вспомнить какую-либо информацию, что не является правонарушением и не должно быть расценено как создание препятствий для следствия.

Если допрашиваемый не уверен в имеющейся у него информации, не следует спешить с ответом. Чтобы обезопасить себя, в этом случае можно использовать такие фразы, как «насколько помню», «сейчас не могу ответить на этот вопрос, мне необходимо поднять записи», «не помню».

Тактика нападающего

Придя на допрос, адвокату или его подзащитному стоит сразу оценить противника и определить, к какому психологическому типу он относится. От этого будет зависеть дальнейшая стратегия поведения на допросе.

По моему опыту следователей можно разделить на три типа:

Следователь, который старается расположить к себе, пытается завязать дружественную беседу. Такой следователь психологически и юридически хорошо подкован. Сложно смоделировать его дальнейшие действия, поэтому ни в коем случае нельзя откровенничать, так как чаще всего «дружеское отношение» — это его способ манипуляции допрашиваемым с целью получить нужную следствию информацию. Отвечать необходимо только на поставленные вопросы, не говорить лишнего, следить за тем, чтобы все вопросы и ответы вносились в протокол.

Следователь, который просто выполняет свою работу, и ему не важен результат допроса. В этом случае бояться нечего, так как чаще всего это «новички», которые только пришли в правоохранительную систему, а вопросы им дали «старшие товарищи» до начала допроса либо попросили провести формальный допрос. В данном случае можно ответить на все вопросы, а в случае неуверенности в информации ссылаться на статью 63 Конституции Украины.

Следователь, который пытается показать себя всезнающим или эмоционально не уравновешен. Как правило, такие следователи совершают много процессуальных нарушений прав свидетеля. В этом случае адвокату, принимающему участие в данном следственном действии, необходимо постараться ликвидировать прессинг в отношении допрашиваемого, а в случае продолжения давления прекратить допрос и перенести его на другую дату в связи с тем, что следователь оказывает психологическое давление на допрашиваемого и повышает голос.

Твой враг — мой враг

Стоит обучить своего клиента главному правилу — в случае приглашения на допрос обязательно обращаться за помощью к адвокату, ведь основная задача адвоката — препятствование давлению следователя на свидетеля и формирование стратегии поведения во время допроса.

Адвокат должен предупредить клиента: если он начал путаться и ему нужен совет или пауза, чтобы собраться, то можно заявить следователю о желании воспользоваться консультацией адвоката и получить разрешение выйти в коридор либо остаться в комнате допроса наедине со своим адвокатом. Иногда в процессе допроса адвокат по своей инициативе может обратиться с данной просьбой к следователю в случае опасения, что его клиент даст показания не в свою пользу. В связи с этим рекомендую адвокатам следить за тем, чтобы допрос длился не более трех часов, так как затянувшийся допрос психологически изматывает, и не всегда получается оперативно сориентироваться в вопросе, а значит, можно допустить опасную ошибку в ответах.

Прийти во всеоружии

Перед подписанием протокола допрашиваемому необходимо внимательно, не спеша прочитать его, а при необходимости исправить ошибки. Если в протоколе есть неточности, обязательно стоит на них указать. Подписывать нужно каждую страницу протокола и ставить подпись после каждого ответа.

Также при допросе следует помнить, что наводящие вопросы запрещены, их постановка является нарушением.

Каждый человек имеет право воспользоваться статьей 63 Конституции Украины и отказаться давать показания или отвечать на вопросы. Однако отказаться от дачи показаний на основании этой статьи Конституции не так уж и легко. Следователь по-своему может трактовать закон и обойти данную норму, ссылаясь, к примеру, на то, что «под эту статью попадает не эта информация, а только та, которая может привести к обвинению свидетеля». В такой ситуации отказаться от дачи показаний можно на основании статьи 18 Уголовного процессуального кодекса (УПК) Украины, которая позволяет уйти от вопросов.

Если следователь пытается взять образцы почерка, подписи или голоса, то свидетель может оказаться от дачи таких образцов согласно следующим нормам:

— на основании статьи 63 Конституции: судебная практика допускает широкое толкование этой статьи, считая дачу подобных образцов как дачу показаний против себя;

— статья 66 УПК Украины не упоминает в числе обязанностей свидетеля обязанность дачи образцов подписи.

В связи с этим обращаю внимание на то, что за отказ от дачи образцов подписи свидетель не может быть привлечен к ответственности.

А можно избежать

Если приглашаемое на допрос лицо расписалось о получении повестки за три дня до даты проведения допроса, то явка на допрос является обязательной, за исключением уважительных причин, препятствующих ей. Разумеется, о них необходимо своевременно и в письменном виде уведомить следователя.

Не явиться на допрос можно только по уважительным причинам на основании положений пункта 6 части 1 статьи 66, статьи 92, статьи 138, статьи 224 УПК Украины: если лицо отсутствует по месту жительства в течение длительного времени вследствие пребывания в командировке или путешествии, если место проведения допроса находится на значительном расстоянии от местонахождения свидетеля, а прибытие на допрос повлечет за собой существенные расходы.

В последнее время стала распространенной практика, когда следователи вызывают свидетелей из других городов. В такой ситуации у приглашаемого на допрос лица есть полное право не явиться на него, попросив компенсации расходов на дорогу. Такую просьбу необходимо изложить в письменном виде. В этом случае допрос может вообще не состояться либо же свидетель выиграет дополнительное время для подготовки к нему.

СЫРКО Дмитрий — партнер и руководитель практики защиты бизнеса АО MITRAX, адвокат, г. Киев

Видеоконференция для свидетеля

Тамила АЛЕКСИК, советник Spenser & Kauffmann, адвокат

Порядок компенсации и размер расходов на проезд свидетеля в другой населенный пункт по вызову органа досудебного расследования и судебного производства предусмотрен статьей 122 Уголовного процессуального кодекса Украины.

Неявка свидетеля из-за необходимости компенсации расходов на проезд не является надлежащей причиной, прямо предусмотренной уголовным процессуальным законодательством, и может быть отнесена к иным обстоятельствам, которые объективно делают невозможным явку. Однако из-за частых неявок такая причина может быть расценена следователем, судом как неуважительная и послужить основанием для наложения денежного взыскания или применения привода.

Действующее законодательство предоставляет возможность проведения допроса в режиме видеоконференции, следователь также вправе поручить его проведение оперативным подразделениям по месту постоянного проживания свидетеля, что исключает необходимость явки в другой населенный пункт.

Компенсация расходов на проезд возможна при наличии в бюджете денежных средств, предусмотренных для таких целей.

Основания не отвечать

Олег ШКОНДИН, помощник адвоката уголовно-правового департамента АО AVER LEX

Помимо вышеуказанных норм в статьях 66 (права и обязанности свидетеля) и 224 (допрос) УПК содержится дублирующая норма-основание для отказа от дачи показаний, а именно — «…не отвечать на вопросы относительно обстоятельств, которые могут стать основанием для подозрения, обвинения в совершении лицом, близкими родственниками или членами его семьи уголовного правонарушения». В этом контексте стоит отметить, что следователь не ведет дружеских бесед, а собирает информацию, которую может использовать против допрашиваемого.

Таким образом, в случае возникновения разночтений статьи 63 Конституции Украины законодательство предоставляет ряд альтернативных дублирующих норм на вкус следователя. Также следует помнить, что, согласно статье 23 УПК, суд исследует доказательства непосредственно, а значит, устно предоставленные в суде показания участников уголовного производства будут более приоритетными в отличие от сведений, полученных под давлением правоохранителей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *