Загайнова медиация

  • автор:

Содержание

Правовое регулирование и перспективы развития института медиации в Российской Федерации

Размещено на http://www.allbest.ru/

«ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ИНСТИТУТА МЕДИАЦИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

Москва 2016

Введение

Исследованию проблем интегрирования медиации в отечественную правовую культуру посвящена диссертация Калашниковой С.И.

Целью данной работы является рассмотрение различных правовых особенностей института медиации как способа альтернативного разрешения споров, анализ имеющихся проблем и внесение своих предложений по их устранению.

— проанализировать отдельные проблемы применения Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)»;

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в сфере организации и применения медиации как самостоятельного способа урегулирования правовых споров.

Методологическую основу исследования составляют всеобщие, общенаучные и специальные методы научного исследования: диалектический; метафизический; историко-правовой; сравнительно-правовой; формально-логический.

1.1 Предпосылки возникновения и развития института медиации в зарубежных государствах

Медиация получила свое развитие также и во внесудебной области. В настоящее время институт медиации — это неотъемлемая часть американской правовой культуры.

Анализируя историю возникновения медиации в разных государствах мира, можно сделать вывод, что основными сферами использования посредничества являлись имущественные, деловые, а также межличностные отношения.

1.2 Предпосылки возникновения и развития института медиации в России

У мировой сделки было несколько наименований (например, «мировая», «миролюбное соглашение», «мировая запись», «полюбовная сказка», «докончальное соглашение»). Последний термин указывал на окончательный характер примирения без пересмотра.

1.3 Состояние правового регулирования медиации в современной России

1) Проект Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)»;

2) Проект Федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)»

Оба законопроекта были приняты Государственной Думой и подписаны Президентом. С 1 января 2011 года они вступили в силу.

Важнейшим элементом становления института медиации в России является утвержденная Приказом Министерства образования и науки Российской Федерации (Минобрнауки России) от 14 февраля 2011 г. N 187 Программа подготовки медиаторов Приказ Минобрнауки РФ от 14.02.2011 N 187 «Об утверждении программы подготовки медиаторов» (Зарегистрировано в Минюсте РФ 01.03.2011 N 19973) // «Российская газета», N 60, 23.03.2011., цель которой — постоянное совершенствование их профессиональной компетентности.

Принятие Закона о медиации — это серьезный шаг в совершенствовании российской правовой системы и развитии общества в целом; этот закон является свидетельством перехода к гуманизации российского правосудия, а также сигналом гражданам о доверии к ним со стороны государства и проявлению ими более активной гражданской позиции.

Основные задачи Федерального закона:

1) определение понятия «процедура медиации» как способа урегулирования споров при содействии медиатора на основе добровольного согласия сторон в целях достижения сторонами спора взаимоприемлемого решения. В этом смысле процедура медиации является альтернативой судебному разбирательству;

2) определение сферы применения процедуры медиации;

3) установление юридических последствий использования сторонами спора процедуры медиации;

4) создание правовой базы для деятельности медиаторов. Цель закона — предложить удобный и быстрый способ разрешения споров, отличающийся гибкостью и гарантирующий исполняемость решений, принятых в ходе процедуры медиации, помогающий сэкономить судебные издержки. Закон направлен на регулирование процедуры медиации. Процедура медиации основана на том, что стороны при участии медиатора должны прийти к консенсусу и достигнуть взаимоприемлемого соглашения;

5) создание условий для формирования корпуса профессиональных медиаторов. В настоящее время во всем мире ведется активная работа, направленная на создание специализированных организаций, оказывающих услуги по проведению процедуры медиации, и на объединение их в профессиональные ассоциации (союзы). Такие организации самостоятельно разрабатывают требования, предъявляемые к деятельности медиаторов, регламенты (правила) соответствующих процедур, осуществляют обучение медиаторов, проводят их аттестацию и обеспечивают контроль за качеством оказания услуг в сфере медиации. В качестве примера можно привести такие организации, как: «Национальная организация медиаторов», «Альянс профессиональных медиаторов».

Согласно закону, процедура медиации не является состязательным процессом, следовательно, медиатор (посредник) не выступает арбитром, посредником между сторонами или представителем какой-либо стороны спора и не обладает правом принятия решения по спору; он всего лишь содействует сторонам в разрешении споров.

Необходимыми условиями проведения процедуры медиации являются добровольное участие в ней всех сторон спора, их готовность включиться в процесс поиска путей его урегулирования, а также отказ от обращения к другим (судебным, административным) способам разрешения споров на время проведения процедуры медиации.

Цель Закона о медиации заключается в способствовании развитию в Российской Федерации процедуры медиации, становлении ее как отдельного правового института, а также в повышении охраны прав и законных интересов физических и юридических лиц.

2.1 Понятие, принципы и особенности процедуры медиации

Концептуальный подход рассматривает определения с теоретической точки зрения; они создают представление об идеальной модели посредничества в отличие от того, что может в действительности происходить во время проведения процедуры.

Термины «посредничество» и «медиация» носят тождественный характер («медиация» употребляется в международной терминологии).

Существуют различные точки зрения известных правоведов касаемо предмета понятия медиации:

1) И.В. Решетникова предлагает рассматривать медиацию как форму примирения сторон, в ходе которой нейтральное лицо, избранное добровольно сторонами (исходя из его компетенции и авторитета), проводит переговоры Решетникова И.В. Право встречного движения. Посредничество и российский арбитражный процесс // Медиация и право. Посредничество и примирение. — 2007. — №2(4). — С. 53.;

2) И.Ю. Захарьящева рассматривает посредничество как один из способов альтернативного разрешения спора, направленного на достижение взаимоприемлемого и целесообразного соглашения между спорящими сторонами в целях добровольного урегулирования правового конфликта полностью или в части на основе конструктивных переговоров и сотрудничества, при котором по взаимному волеизъявлению субъектов — участников спора привлекается посредник (лицо, обладающее квалификацией, необходимой для участия в урегулировании конкретного правового конфликта), решения которого не носят обязательного характера для лиц, имеющих материальную заинтересованность в исходе спора Зайцев А.И., Захарьящева И.Ю., Балашова И.Н., Балашов А.Н. Альтернативное разрешение споров: учебно-методический комплекс. — М., 2007. — С. 319.;

3) Д.Л. Давыденко считает, что медиация — это переговоры между участниками спора под руководством нейтрального посредника, который не имеет право выносить обязательного для сторон решения Давыденко Д.Л. Как избежать судебного разбирательства. Посредничество в бизнес-конфликтах. — М., 2006. — С. 42.;

4) М.В. Гвоздарева рассматривает медиацию как процедуру, направленную на мирное разрешение конфликта, устранение его причин и последствий, которая может быть завершена достижением соглашения Гвоздарева М.В. Посредничество как метод альтернативного разрешения корпоративных конфликтов: автореф. дис. канд. социол. наук. — М., 2016. — С. 16.;

5) А.А. Брыжинский понимает под посредничеством (медиацией) урегулирование спора или конфликта между сторонами с участием третьего лица (посредника) с целью выработки взаимоприемлемого соглашения сторон по спорным вопросам Брыжинский А.А. Альтернативное разрешение правовых споров и конфликтов в России: дис. канд. юрид. наук. — Саранск, 2015. — С. 104, 105.;

6) По мнению В.Ф. Яковлева, медиация представляет собой деятельность специалиста по урегулированию споров в рамках переговоров спорящих сторон в целях заключения между ними мирового соглашения Яковлев В.Ф. Закон свободного применения // Медиация и право. Посредничество и примирение. — 201

3. — №1. — С. 13.;

7) А.Ю. Конов полагает, что медиация представляет собой переговоры при участии независимого третьего лица с целью разрешения возникшего спора Коннов А.Ю. Понятие, классификация и основные виды альтернативных способов разрешения споров // Журнал российского права. — 2004. — №12.;

8) О.В. Аллахвердова считает, что медиация — это процесс переговоров, в котором медиатор (посрелник) является организатором и управляет переговорами таким образом, чтобы стороны пришли к наиболее выгодному реалистичному и удовлетворяющему интересам обеих сторон соглашению, в результате выполнения которого конфликт между сторонами будет урегулирован Аллахвердова О.В. Школа посредничества (медиации) // Третейский суд. — 2006. — С. 177..

Анализируя приведенные выше мнения правоведов, С.И. Калашникова придерживается мнения, согласно которому авторы в большинстве случаев рассматривают понятие медиации с точки зрения концептуального подхода. К тому же некоторые правоведы акцентируют внимание на содержательном аспекте процедуры посредничества, а именно на содействии третьего лица переговорам конфликтующих сторон; внимание других приковано к итоговому результату медиации (мирному разрешению сложившейся ситуации); третьи пытаются отразить как содержание, так и конечную цель проведения посредничества Калашникова С.И. Медиация в сфере гражданской юрисдикции. — М.: Инфотропик Медиа, 2011..

Так в чем же заключается сложность понимания медиации? В первую очередь, из-за широкого спектра ее применения; во-вторых — из-за разнообразия организационных форм, видов и моделей посредничества.

Важность определения медиации состоит в обеспечении четких представлений особенностей посредничества и определении места данного института в системе российского права и законодательстве, что повлияет на динамику его развития и совершенствования в дальнейшем.

Процедура медиации, как и любой другой вид деятельности, основывается на определенных принципах, которые выражают общественные взгляды и представления об организации и порядке урегулирования споров при участии посредника.

Можно уверенно утверждать, что принципы медиации имеют весомое значение, потому что:

1) Они предопределяют дальнейшее развитие института, поскольку являются основой саморегулирования процедуры и выступают ориентиром для законодателя в его совершенствовании и улучшении качества деятельности медиаторов;

2) Выделяют медиацию как самостоятельный институт в системе права, определяют качественное своеобразие правил ее организации, проведения и особенностей правовой регламентации.

3) Определяют практическую деятельность медиатора по урегулированию разногласий конфликта.

Статья 3 Закона о медиации закрепляет следующие основные принципы медиации:

1) Добровольность;

Значение данного принципа состоит в том, что начало и проведение процедуры, а также заключение и исполнение соглашения осуществляются только по воле участников медиации.

Принцип добровольности по отношению к участникам процедуры действует в нескольких аспектах:

Во-первых, должна быть достигнута договоренность сторон о проведении процедуры медиации. Нельзя никого принудить к заключению соглашения. Помимо этого, нельзя обязать одну сторону вступить в процедуру, если другая сторона обратилась к медиатору с целью ее проведения (в отличие от судебного разбирательства).

Во-вторых, дальнейшее продолжение медиации также зависит от воли сторон. Любой из участников имеет право в одностороннем порядке прекратить процедуру, не обретя при этом никаких последствий.

В-третьих, при поиске решений по урегулированию конфликта не должно оказываться какое-либо внешнее давление. Каждая из сторон обладает правом принять или отклонить выработанный вариант разрешения спора. В данном аспекте действие принципа добровольности можно сравнить с действием принципа свободы договора.

Стоит отметить, что принцип добровольности является основополагающим началом организации и проведения медиации. Он действует на всех стадиях медиации, распространяется на всех участников процедуры.

2) Конфиденциальность;

Данный принцип исходит из профессиональных обязанностей медиатора (согласно пункту 2 статьи 5, статья 6 Федерального закона). Конфиденциальный характер процедуры медиации — одно из главных преимуществ по сравнению с судебным разбирательством.

Конфиденциальность распространяется на все полученные медиатором сведения в ходе проведения процедуры. Это создает необходимость точного определения момента начала и окончания процедуры, поскольку от этого зависят пределы действия конфиденциальности. Она распространяется на все участников процедуры, а также третьих лиц.

Оговорка о конфиденциальности — наиболее распространенный инструмент, который используется сторонами с целью обеспечения неразглашения важной информации в ходе проведения процедуры медиации. Данный аспект не урегулирован российским законодательством. Анализируя статью 8 Закона о медиации, которая содержит перечень обязательных условий соглашения о проведении медиации, отметим отсутствие указания на оговорку о конфиденциальности. В качестве одного из возможных решений сложившейся проблемы можно предложить разъяснение в статье 8 медиатором сторонам правил конфиденциальности при заключении медиативного соглашения и выяснение им каких-либо условий для включения их в соглашение в целях дальнейшего неразглашения. Данное предложение может являться дополнительной гарантией соблюдения прав и законных интересов, а также решением по урегулированию возможных разногласий по вопросам проведения процедуры медиации.

Также стоит отметить обратить внимание на ответственность медиатора по Закону о медиации. Как указывает законодатель, порядок наступления ответственности медиаторов установлен гражданским законодательством (статья 17 Закона). Таким образом, в данной статье предусматривается гражданско-правовая ответственность. Гражданско-правовая ответственность выступает одним из видов юридической ответственности. Как отмечает В.В. Лазарев, «она представляет собой одну из форм принудительного воздействия на нарушителя гражданских прав и обязанностей, связанную с применением к нему гражданско-правовых санкций, влекущих невыгодные имущественные последствия» Лазарев В.В. Основы права. М.: Юристъ, 2001. — 448 с. .

Согласно комментируемой статье гражданско-правовая ответственность медиаторов наступает перед сторонами медиативного процесса (что, в принципе, характерно для этого вида юридической ответственности). Она наступает только за вред, который был причинен сторонам вследствие осуществления медиатором каких-либо действий во время урегулирования конкретного спора между сторонами процесса медиации. Таким образом, вред в данном случае выступает как необходимое условие, влекущее ответственность медиатора. Под вредом в гражданском праве понимается всякое умаление личного или имущественного блага. Он может быть причинен личности или имуществу. Исходя из этого, выделяют моральный и материальный (имущественный) вред. Таким образом, в комментируемой статье подразумевается, что ответственность медиаторов может наступить при возникновении любого, как материального, так и морального вреда, если он окажется следствием действий медиатора, совершенных при урегулировании спора.

В то же время в тексте комментируемого Закона законодателем не дается полного перечня норм, в которых подробно регламентируется деятельность медиатора во время проведения процедуры медиации и нарушение которых влекло бы ответственность медиатора. В Законе лишь отдельно упоминается ответственность за разглашение конфиденциальной информации, ставшей известной медиатору во время процесса медиации (статья 5 Закона). Данный факт, безусловно, относится к недостаткам комментируемого Закона, поскольку, кроме разглашения медиатором конфиденциальной информации, им могут быть допущены и другие нарушения. медиация спор судопроизводство

Так, например, адвокат М.Ю. Середа отмечает, что комментируемый Закон «вообще ничего не говорит об ответственности медиатора в случае злоупотребления им своим положением (в случае сокрытия заинтересованности в разрешении спора, тайного оказания помощи одной из сторон, намеренного непривлечения всех заинтересованных лиц к разрешению спора Середа М.Ю. Комментарий к Федеральному закону «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» // «Воронежский адвокат. № 8. В., 2010.

Привлечение к гражданской ответственности осуществляется посредством предъявления в суд пострадавшей стороной иска к виновному медиатору или организации, осуществляющей деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации о возмещении причиненного ей морального и материального вреда. При этом отдельно подчеркнем, и это следует из смысла данного Закона, что медиатор не несет ответственности за само решение, принятое сторонами в ходе проведения процедуры медиации. Таким образом, законодатель должен указать в статье 17 Закона о медиации отдельные основания привлечения медиатора к ответственности.

Как уже отмечалось, наличие принципа конфиденциальности — одно из основных преимуществ медиации по сравнению с судебным разбирательством. Сохранение тайны информации, относящейся к процедуре медиации, в ходе ее проведения, а также ее дальнейшее неразглашение имеют весомое значение для сторон. Поэтому можно утверждать, что реализация данного принципа, внесение изменений в законодательство относительно оговорки о конфиденциальности позволят медиации стать более привлекательной и востребованной в качестве способа разрешения конфликтов.

3) Сотрудничество и равноправие сторон;

Данный принцип состоит из двух взаимосвязанных компонентов: принципа сотрудничества сторон и принципа равноправия сторон. Рассмотрим каждый принцип более детально.

Принцип сотрудничества подразумевает собой содействие сторон друг другу при выработке решений по урегулированию спора с целью достижения конечного результата. Отличие от судебного процесса состоит в том, что в ходе проведения процедуры медиации стороны занимаются не доказыванием своих требований и возражений, а выработкой решений для урегулирования

проблемы. По своему содержанию данный принцип схож с принципом солидарности интересов и делового сотрудничества.

Принцип равноправия означает отсутствие каких-либо преимуществ одной стороны по отношению к другой, наличие равных возможностей на совершение всех действий в рамках примирительной процедуры.

Действие данного принципа заключается в наличии у сторон возможности высказывать свои позиции, задавать вопросы, определять темы для переговоров, участвовать в выработке соглашения, обсудить темы с медиатором индивидуально.

Принцип равноправия сторон является аналогом принципа процессуального равноправия сторон в гражданском, арбитражном процессе, третейском разбирательстве и частным проявлением конституционного принципа равенства всех перед законом и судом.

4) Беспристрастность и независимость медиатора.

Как и в предыдущем случае, основу данного принципа составляют два взаимосвязанных элемента — принцип беспристрастности и принцип независимости медиатора.

Принцип беспристрастности подразумевает наличие у медиатора свободы от эмоциональных оценок сторон (проявление антипатии или симпатии); отсутствие права делать выводы относительно какого-либо рассматриваемого вопроса в ходе процедуры медиации и вынесения решения, носящего даже рекомендательный характер. Действовать «беспристрастно» — значит действовать объективно и справедливо по отношению к каждой из сторон. Принцип независимости заключается в запрете на любое постороннее вмешательство или воздействие на медиатора.

Стоит отметить, что эти принципы взаимосвязаны и взаимообусловлены. Но в то же время принцип независимости не столько существенен и, как правило, рассматривается как дополнительная гарантия беспристрастности. В таком случае предлагается выделить отдельный принцип под названием «принцип нейтральности», содержание которого будут составлять объединенные в одном качестве беспристрастность и независимость. Это даст возможность подчеркнуть особенности данных положений в посредничестве. К тому же это позволило бы отличать принцип медиации от схожих принципов, присущих судам (в том числе и третейским) и органам нотариата.

Исходя из этого, можно сформулировать понятие принципа нейтральности и, соответственно, закрепить его в статье 3 Закона о медиации. Он подразумевает под собой справедливое и равное отношение к сторонам в ходе проведения медиации, а также отсутствие у медиатора какой-либо зависимости или воздействия от сторон конфликта.

Правоведы подразделяют на виды данные принципы, исходя из их функционального назначения:

1) Организационные принципы (характеризуют особенности проведения процедуры и статус ее участников) — добровольность, беспристрастие и нейтральность медиатора;

2) Процедурные принципы (характеризуют порядок проведения процедуры медиации) — конфиденциальность, самостоятельность, сотрудничество и равноправие сторон.

Целью данной классификации является систематизация принципов, определение их взаимосвязи.

Таким образом, на основании всего вышесказанного, можно выделить следующие особенности, присущие процедуре медиации:

1) Добровольность применения процедуры. При разбирательстве в суде участие одной из сторон (как правило, ответчика) — вынужденное и от ее желания не зависит; проведение процедуры медиации возможно только в случае согласия обеих сторон;

2) Консенсуальность процедуры. Целью медиации, прежде всего, является мирное разрешение спора; рассмотрение дела основывается не на принципе состязательности, который присущ судебному разбирательству, а на принципе сотрудничества между конфликтующими сторонами, благодаря которому они пытаются выработать взаимовыгодные и взаимоприемлемые условия и решение ситуации;

3) Участие нейтрального лица (медиатора) в разрешении конфликта. При этом решение об условиях прекращения спора принимается только сторонами. Присутствие посредников и иных третьих лиц помогает обеспечить более эффективный ход переговоров;

4) Время и стоимость рассмотрения процесса. По сравнению с судебным разбирательством, процедура медиации длится гораздо меньше. Это серьезное преимущество медиации, особенно в тех условиях, когда российские суды перегружены и рассмотрение дел тянется месяцами, а иногда и годами. К тому же, медиация может обойтись дешевле, чем традиционные судебные процедуры.

Перспективы развития судебной медиации в России

В современном мире идет активное развитие медиации как альтернативного способа урегулирования правовых споров. Этой проблематике уделяется внимание на уровне Организации Объединенных Наций, Европейского Союза, Международного банка реконструкции и развития, Международной торговой палаты. С принятием Федеральных законов от 27.07.2010 № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (далее — Закон о медиации) и от 27.07.2010 № 194-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» Россия присоединилась к общемировым процессам интеграции медиации в прав.

В практике посредничества отчетливо различаются две основные юридические модели, в которых реализуется медиация: частная и интегрированная.

Частная медиация рассматривается и регламентируется как самостоятельный вид профессиональной деятельности по урегулированию правовых споров. Реализация этой модели предполагает введение отдельных организационно-правовых форм для осуществления деятельности по проведению примирительных процедур, обеспечивающих институциализацию медиации как альтернативного способа разрешения правовых споров. Как правило, это осуществляется путем принятия отдельных законодательных актов, в которых регламентируются общие положения о медиации как о внеюрисдикционной процедуре, раскрываются ее принципы, закрепляются правовые гарантии этого института, требования, предъявляемые к медиаторам и организациям, оказывающим помощь в урегулировании споров посредством медиации.

Интегрированная медиация рассматривается и регламентируется как специальная процедура и форма деятельности юрисдикционных органов (судов, нотариата, судебных приставов-исполнителей и т.д.).направленная на примирение сторон в рамках юридического процесса.

Для того чтобы медиация стала эффективным правовым институтом в России, необходим комплексный подход, включающий развитие частной и интегрированной моделей медиации, а также медиационных техник в профессиональной юридической деятельности.

С принятием специального законодательства созданы условия для интеграции медиации в российскую правовую культуру и положено начало для развития частной модели

Формирование в России корпуса профессиональных медиаторов, достаточного по своей численности для реализации заложенных в Законе механизмов разрешения правовых споров, — дело непростое и требующее времени. В организационном плане эта задача предполагает решение вопроса о субъектах и порядке подготовки медиаторов.

В настоящее время обучение заметного количества медиаторов регулярно ведется всего несколькими специализированными центрами в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге

С проблемой формирования профессионального корпуса медиаторов тесным образом связан вопрос о введении медиации в качестве обязательного досудебного этапа урегулирования правового спора. На необходимость проработки этого вопроса обращается внимание в поручениях Президента РФ от 26.12.2011 и Председателя Правительства РФ от 29.12.2011 № ВЗ-П13-9278 «О мерах по реализации основных положений Послания Президента Российской Федерации Д.А. Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации от 22 декабря 2011 года».

Параллельно с развитием частной модели необходимо внедрять интегрированную медиацию в деятельность юрисдикционных органов. Поскольку в интегрированной модели примирение рассматривается как одна из дополнительных компетенций субъектов, реализующих юрисдикционную деятельность правовое регулирование интегрированной медиации осуществляется не специальным законом, а в рамках отраслевого законодательства, которое регламентирует деятельность того или иного юрисдикционного органа. Применительно к российской практике интегрированная модель медиации может быть реализована в рамках судебной и нотариальной деятельности, в исполнительном производстве.

Первые шаги к этому уже сделаны: 2 августа в Госдуму был внесен Законопроект N 121844-6 Высшим Арбитражным Судом РФ разработан проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием примирительных процедур», (далее — Законопроект), который предполагает введение института судебного посредничества. Его принятие расширит сферу применения норм о внесудебном урегулировании арбитражных споров.

В тексте Законопроекта подробно рассмотрены действия суда и участников процесса для урегулирования спора посредством примирительных процедур, а также сами процедуры. В Арбитражный процессуальный кодекс РФ предлагается включить: переговоры, посредничество (включая медиацию) и судебное примирение. Могут быть использованы и другие виды, если это не противоречит законодательству.

Примирение сторон станет возможным на любой стадии арбитражного процесса и при исполнении судебного акта, если иное не предусмотрено федеральными законами.

В Законопроекте более детально по сравнению с действующей редакцией АПК РФ определяются действия арбитражного суда по содействию в примирении сторон. Так, арбитражный суд получит возможность включать предложение о проведении сторонами примирительной процедуры во многие определения (о принятии искового заявления, о приостановлении и о возобновлении производства и т.д.), а также вносить подобное предложение в устной форме.

Ходатайство о проведении примирительной процедуры может заявить и любая из сторон процесса. В случае согласия всех участников дела с предложением арбитражного суда или удовлетворения ходатайства о проведении примирительной процедуры при согласии другой стороны арбитражный суд должен будет вынести два определения: первое — о проведении примирительной процедуры, второе — об отложении судебного разбирательства.

Срок проведения примирительной процедуры не должен превышать одного месяца и может быть продлен еще на один месяц по ходатайству сторон.

Если после вынесения определения о проведении примирительной процедуры сторона процесса уклоняется или отказывается от участия в ней, арбитражный суд может отнести на ее счет все судебные расходы. Он вправе сделать это в случае, когда причины отказа или уклонения от участия в примирительной процедуре направлены исключительно на затягивание судебного разбирательства либо свидетельствуют об ином злоупотреблении процессуальными правами.

Виды примирительных процедур

Как уже было отмечено, в Законопроекте представлены некоторые из возможных примирительных процедур. Каждая из них имеет свои особенности.

1. Переговоры, как правило, проводятся в добровольном порядке. Их условия определяют стороны, а срок проведения — суды в определении об отложении судебного разбирательства или предварительного судебного разбирательства. Отметим, что федеральными законами могут быть установлены случаи, когда переговоры между сторонами обязательны. Кроме того, такая обязанность может предусматриваться условиями договора.

Однако Законопроект в редакции, внесенной в Госдуму, не наделяет арбитражный суд полномочиями на вынесение определения о проведении примирительной процедуры без согласия всех участников дела.

2. Медиация выделяется в качестве самостоятельной примирительной процедуры, но Законопроект не устанавливает дополнительных особенностей ее проведения по сравнению с уже действующими нормами, предусмотренными АПК РФ и Федеральным законом от 27.07.2010 N 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (далее — закон о медиации).

Единственное изменение, которое предложено внести в закон о медиации, — отмена ч. 3 ст. 16 названного закона. Суть данной нормы: если спор был передан на разрешение суда или третейского суда до обращения к медиатору, то в процедуре медиации может участвовать только профессиональный медиатор.

3. Судебное примирение — это новая разновидность примирительной процедуры, которую предлагают ввести авторы законопроекта. Главная особенность состоит в том, что ее проводит специальное лицо — судебный примиритель.

Судебным примирителем может выступать судья в отставке, помощник судьи, не принимающий участия в рассмотрении дела, работник аппарата суда, имеющий высшее юридическое образование. Список судебных примирителей для каждого арбитражного суда утверждает Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ, а для проведения каждой конкретной процедуры примирения кандидатура судебного примирителя выбирается по взаимному согласию сторон из указанного списка. В случае недостижения согласия относительно кандидатуры судебного примирителя он определяется путем случайной выборки с использованием автоматизированной системы при наличии технической возможности.

В соответствии с законопроектом судебные примирители будут наделены правами, которые позволят им участвовать в процедуре примирения сторон. В частности, они вправе вести переговоры со сторонами и другими лицами, участвующими в деле, изучать предоставленные сторонами документы, а также знакомиться с материалами дела с согласия арбитражного суда.

Судебные примирители обязаны содействовать достижению взаимоприемлемого результата примирения. Статуса участника судебного процесса у них не будет. Порядок проведения судебного примирения и требования к судебному примирителю помимо АПК РФ будут установлены в Регламенте проведения судебного примирения, утвержденном Высшим Арбитражным Судом РФ.

Итог примирительных процедур

Законопроект предусматривает следующие варианты завершения примирительной процедуры:

— заключение мирового соглашения,

— частичный или полный отказ от иска,

— частичное или полное признание обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения,

— соглашение по обстоятельствам дела.

В случае проведения примирительных процедур по спорам, вытекающим из административных или иных публичных отношений, возможно также соглашение сторон, содержащее квалификацию сделки, совершенной участвующим в деле лицом, или статуса и характера деятельности этого лица.

Отдельно указано, что сведения, полученные в ходе примирительной процедуры, могут быть использованы в качестве доказательств по делу, если сторона, участвовавшая в проведении примирительной процедуры и представившая такие сведения, раскроет их в суде в установленном законом порядке с согласия другой стороны, участвовавшей в примирительной процедуре. Если стороны не достигнут примирения, откажутся от проведения примирительных процедур либо истечет срок их проведения, то арбитражный суд возобновляет судебное разбирательство в порядке, предусмотренном ч. 10 ст. 158 АПК РФ. В Законопроекте содержатся нормы, изменяющие правила возврата госпошлины в случае разрешения спора посредством примирительных процедур. Если стороны придут к мировому соглашению, истец откажется от иска либо ответчик признает иск, то истцу будет компенсирована госпошлина: до принятия решения судом — 70 процентов, на стадии рассмотрения дела судом апелляционной инстанции — 50 процентов, в кассационной и надзорной инстанциях — 30 процентов. Для возврата государственной пошлины не имеет значения, был ли спор прекращен в ходе примирительной процедуры.

Можно отметить, что действующая редакция АПК РФ предусматривает возможность возврата половины уплаченной государственной пошлины, если арбитражный суд утверждает мировое соглашение сторон. Исключения составляют случаи, когда мировое соглашение заключено в процессе исполнения судебного акта арбитражного суда (п. 3 ч. 7 ст. 141 АПК РФ).

Медиация как способ урегулирования правовых споров может быть эффективна не только в виде частной и интегрированной модели. Как показывает практика, применение медиативных техник в различных сферах юридической деятельности также приносит положительные результаты. В частности, в рамках проводимого в Екатеринбурге эксперимента Центром медиации УрГЮА была разработана специальная программа обучения медиативным техникам судей. Она была апробирована и показала, что применение судьями медиативных техник способствует снижению трудозатрат по рассмотрению и разрешению гражданских дел. Так, если у судей, прошедших обучение по специальной программе, в 2010 г. показатели по процентному соотношению прекращенных дел от общего числа рассмотренных дел были ниже среднего числа по суду на 15%, то в 2011 г., после прохождения обучения, соотношение прекращенных и рассмотренных дел у этих судей увеличилось и превысило средние показатели по суду на 200,5 %. Таким образом, только комплексный подход к развитию медиации поможет ей занять достойное место в системе урегулирования правовых споров России.

Достоинства и проблемы медиации

14 февраля 2020 г. 19:16

Для развития примирительных процедур необходимо взаимодействие всех участников судопроизводства

14 февраля в рамках XVII Международной научно-практической конференции «Ковалевские чтения» состоялась панельная дискуссия «Адвокат, нотариус, арбитр и судебный примиритель: эффективные техники, стратегии и компетенции».

Модераторами дискуссии выступили президент Федеральной палаты адвокатов РФ Юрий Пилипенко и президент Московской областной Нотариальной палаты, вице-президент Федеральной нотариальной палаты Станислав Смирнов. В обсуждении приняли участие представители нотариата, адвокатского и судейского сообществ, практикующие юристы, медиаторы. По итогам дискуссии президент ФПА РФ Юрий Пилипенко высказал мнение о том, что для развития медиативных процедур необходимо обдумать стратегии активного привлечения к ним адвокатов и других участников судопроизводства.

Открыла дискуссию начальник юридического отдела Свердловской областной нотариальной палаты Татьяна Грехова. Она рассказала о практике применения нотариусами норм о медиации в связи с изменениями, внесенными Федеральным законом от 26 июля 2019 г. № 197-ФЗ в Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. № 4462-1 и Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (далее – Закон о медиации). Данными изменениями, которые вступили в силу с 25 октября 2019 г., предусматривается, в частности, удостоверение нотариусом медиативных соглашений, достигнутых сторонами в соответствии с соглашением о проведении процедуры медиации. Нотариально удостоверенное медиативное соглашение имеет силу исполнительного документа и не требует обращения в суд. Как сообщила Татьяна Грехова, нотариусы разъясняют сторонам сделок возможность обращения к процедуре медиации и включения медиативных оговорок в корпоративные договоры и опционные соглашения. При удостоверении медиативных соглашений нотариусы осуществляют проверку фактов совершеннолетия, дееспособности и отсутствия судимости медиатора. Согласно данным статистики, приведенным спикером, уже в декабре нотариусами области удостоверено несколько медиативных соглашений по разным направлениям. По словам Татьяны Греховой, анализ данных позволяет сделать вывод о правильном применении нотариусами норм о медиации.

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко на правах модератора задал участникам обсуждения вопрос, существует ли, по их мнению, риск перехода части полномочий адвокатов и нотариусов к медиаторам.

Член Совета ФПА РФ, советник ФПА РФ, советник Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Елена Авакян выразила мнение, что медиация не угрожает развитию нотариата и адвокатуры. «Досудебное примирение для адвокатов – новый интересный вид деятельности, в котором адвокат может проявить себя и как потенциальный медиатор, и как защитник одной из сторон. Не думаю, что здесь будет проблема развития профессии, скорее, наоборот», – отметила она.

Эксперт обратила внимание на новые компетенции, которые понадобятся адвокатам в условиях развития цифровых технологий и искусственного интеллекта. По ее словам, сохранение профессии адвокатов через десять лет будет определяться умением взаимодействовать с цифровым пространством так, как сегодня адвокаты взаимодействуют с реальным миром. «Преступность перемещается в онлайн-пространство. Адвокатам придется столкнуться с этим одними из первых. Цифровая компетенция для молодых адвокатов и адвокатов, имеющих не очень длительный стаж деятельности, является основополагающей», – подчеркнула Елена Авакян.

Она также отметила, что необходимо будет использовать искусственный интеллект как помощника в работе адвокатов. Вместе с тем, по словам спикера, в системе «человек-человек», к которой относится и медиация, искусственный интеллект не может заменить человека. «Только тот, кто умеет взаимодействовать с людьми так, чтобы снимать конфликтность, концентрировать внимание на себя, будет успешен и в профессии адвоката, и в профессии медиатора», – заключила Елена Авакян. (Развернутый видеокомментарий Елены Авакян пресс-службе ФПА РФ размещен в конце текста. – Прим. ред.)

Доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского процесса, директор Центра правовых технологий и примирительных процедур (медиации) Уральского государственного юридического университета (далее – УрГЮУ) Светлана Загайнова рассказала о практике применения процедур медиации в первом в России медиативном центре, созданном при юридическом вузе, за десять лет его работы. Она обратила внимание, что за все время работы центра не было ни одного случая неисполнения медиативных соглашений. По ее мнению, это связано с тем, что медиативное соглашение, в отличие от судебного решения, отвечает интересам всех сторон.

Отвечая на вопрос Юрия Пилипенко, Светлана Загайнова подчеркнула, что сегодня юрист должен уметь не только защищать интересы клиента в суде, но и включать в сферу своей профессиональной компетенции умения и навыки работы во внесудебных процедурах урегулирования спора, уметь разбираться, какие из них наиболее подойдут для клиента. Эксперт сообщила, что в Адвокатской палате Свердловской области действует Совет молодых адвокатов, и одно из направлений его работы – медиация.

Светлана Загайнова также рассказала, что в 2011 г. в Свердловской области впервые в России был начат эксперимент по внедрению медиации в гражданско-правовое судопроизводство. В настоящее время этот опыт перенимается другими регионами. Как полагает спикер, сегодня медиация существует не параллельно или наряду с другими направлениями юридической деятельности, а является ее частью. В связи с этим она предложила рассматривать медиативную практику как один из видов юридической деятельности и подумать о включении ее в виды юридической помощи, оказываемой бесплатно, предусмотренные Федеральным законом от 21 ноября 2011 г. № 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации».

Подводя итог, Светлана Загайнова отметила, что за десять лет в отношении к медиации в практике многое изменилось, и выразила надежду, что эти тенденции продолжатся и дальше.

Адвокат, управляющий партнер Адвокатского бюро «Юг» Юрий Пустовит выразил иную точку зрения. Он констатировал, что законодательные изменения, вступившие в силу с 25 октября 2019 г., значительно расширяют возможности для примирения, однако выразил сомнение в том, что данные изменения повлияют на рост числа примирительных процедур.

По мнению Юрия Пустовита, положение Кодекса профессиональной этики адвоката о том, что адвокат должен способствовать примирению сторон и предупреждать споры, на практике почти не работает. Это связано с рядом причин. Во-первых, в юридических вузах обучают не тому, как эффективно примирять стороны, а тому, как успешно выигрывать дела в суде. Для участия в переговорах юридических знаний недостаточно. Необходимо знание психологии, понимание бизнеса клиента и контрагента, целей и мотивов сторон. Во-вторых, как полагает спикер, судебные процессы для адвокатов и юристов выгоднее с точки зрения размера гонорара, а выигранный судебный спор – более интересный инфоповод, чем примирение сторон.

Эксперт сообщил, что, исходя из опыта его практики, примирение возможно при определенных условиях: когда стороны спора воспринимают друг друга на равных, в ситуациях, когда спор находится на ранней стадии, когда судебная практика по данной категории споров еще не сформировалась.

Советник, заместитель управляющего партнера AllianceLegalConsultingGroup Елена Терсинцева поделилась взглядом на отношение судов к примирительным процедурам. По ее мнению, несмотря на длительное действие Закона о медиации и значительные изменения, внесенные в АПК РФ и расширившие возможности примирительных процедур, наиболее эффективными остаются мировые соглашения, подготовленные с участием представителей сторон. Однако есть проблемы с их применением. В первую очередь, пояснила спикер, препятствием являются неумение сторон договариваться и необоснованные отказы судей в утверждении мировых соглашений. Она привела ряд примеров таких отказов, из которых видно, что судьи широко и произвольно применяют ограничительные нормы к мировым соглашениям.

Как полагает Елена Терсинцева, возможность примирения сторон и реальность его исполнения зависят от квалификации, внимания и опыта адвокатов и практикующих юристов. В связи с этим задача представителя в арбитражном процессе – видеть проблемы шире рамок процесса, в котором он участвует, и прогнозировать поведение противоположной стороны.

«Полагаю, что законодатель не исчерпал все свои возможности в отношении совершенствования института примирения. Для достижения оптимального результата необходимо взаимодействие представителей науки, практикующих юристов и судейского сообщества», – резюмировала спикер.

Заместитель председателя судебного состава № 1 судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда, старший преподаватель кафедры гражданского процесса УрГЮУ Наталия Панкратова информировала о позиции судейского сообщества относительно применения примирительных процедур. Она пояснила, что суды оценивают мировые соглашения с точки зрения законодательства об исполнительном производстве. По ее словам, в большинстве случаев судьями не утверждаются мировые соглашения, поскольку они заведомо неисполнимы. В практике существует много примеров, когда утверждение мирового соглашения на стадии его исполнения влекло возникновение других споров, растягивающихся на несколько лет.

Наталия Панкратова выразила надежду, что более успешному применению примирительных процедур будет способствовать введение института судебных примирителей.

После выступлений участники дискуссии задали вопросы спикерам и поделились собственными суждениями. В частности, были высказаны мнения о том, что для начала эффективной работы медиации необходимы время, смена менталитета участников споров, а также понимание того, в каких типах правовых споров медиация эффективна, а в каких случаях к ней обращаться не стоит. Говорилось и о необходимости психологической подготовки адвокатов к работе в двух ролях: представителя стороны в медиативной процедуре и непосредственно медиатора.

Подводя итог дискуссии, президент Московской областной Нотариальной палаты, вице-президент Федеральной нотариальной палаты Станислав Смирнов выразил удовлетворение тем, что, несмотря на различные точки зрения на проблему, есть поиск общих интересов и компромиссов. Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко отметил, что для развития медиативных процедур необходимо обдумать стратегии активного привлечения к ним адвокатов и других участников судопроизводства.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *