Взыскание убытков с бывшего директора

  • автор:

АРБИТРАЖНЫЙ СУД КУРСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

г. Курск 31 мая 2013 года Дело № А35-9371/2012 резолютивная часть решения объявлена «23» мая 2013 г. полный текст решения изготовлен «31» мая 2013 г. Арбитражный суд Курской области в составе судьи Побережной Н.В., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Залогиной Е.В., рассмотрел в судебном заседании дело по иску Чаплыгина Валерия Ивановича к Рязанцеву Михаилу Федоровичу третье лицо: общество с ограниченной ответственностью «Производственноторгово — консалтинговая фирма Родник», общество с ограниченной ответственностью «Виста» о взыскании 3 154 552 руб. 05 коп. убытков В судебном заседании приняли участие представители: от истца: Золотухин А.С. по довер. от 15.07.2011, Чаплыгин В.И. (паспорт) от ответчика: не явился, уведомлен надлежащим образом; от третьих лиц: не явились, уведомлены надлежащим образом. эксперт: Зырин А.Н. (паспорт). установил:

Чаплыгин Валерий Иванович обратился в Арбитражный суд Курской области с требованием о взыскании с Рязанцева Михаила Федоровича в пользу общества с ограниченной ответственностью «Производственноторгово-консалтинговая фирма Родник» (далее — ООО «ПТКФ Родник»), зарегистрировано в качестве юридического лица 27.05.1999, ОГРН 1034637020021, ИНН 4632008837, убытков в сумме 4 231 307 руб. 32 коп. 2 А35-9371/2012 В судебном заседании 15 мая 2013 года истец уточнил исковые требования и просил взыскать с Рязанцева Михаила Федоровича в пользу ООО «ПТКФ Родник» убытки в сумме 3154552 руб. 05 коп. (уточнения от 14.05.2013 приобщены к материалам дела). До вынесения решения истец в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) заявил ходатайство об уточнении заявленных требований (уточнения от 23.05.2013 года) и просил взыскать с Рязанцева Михаила Федоровича в пользу ООО «ПТКФ Родник» убытки в сумме 2933260 руб. 30 коп. (уточнения от 23.05.2013 приобщены к материалам дела). Заявленное ходатайство удовлетворено судом. Истец поддержал уточненные требования в полном объеме. Ответчик в судебное заседание не явился, о времени и месте слушания дела извещен надлежащим образом. В отзыве на исковые требования ссылается на следующие обстоятельства. По итогам финансово-хозяйственной деятельности ООО «ПКТФ Родник» за 2011 год прибыль общества составила 531 руб. 57 коп. Истец не представил суду доказательств в обоснование причинно-следственной связи между действиями причинителя вреда и понесенными убытками, а также само наличие неблагоприятных последствий. По иску ООО «ПКТФ Родник» к ООО «Ломбард на Банковской» и ООО «Виста» истец ходатайствовал о наложении ареста на помещения не только 1 -го этажа, но и на помещения 2-го этажа нежилого здания в г. Курске, по ул. В.Луговая, д.6. Определением арбитражного суда Курской области от 19.12.2008 года по делу № А359043/2008 был наложен арест, который отменен только 17.04.2012 года, что препятствовало сдаче в аренду нежилых помещений. Расчет неполученных доходов не учитывает затраты ООО «ПКТФ Родник» (оплата коммунальных услуг, налогов и других обязательных сборов, зарплаты и другие расходы). Кроме этого, несмотря на отчуждение нежилых помещений 1 -го этажа здания в г. Курске, по ул. В Луговая, 6 обществу с ограниченной ответственностью «Ломбард на Банковской», арендаторы помещений 1-го этажа: ИП Серебряков М.А., ИП Фридман Л.И., ИП Густилина С.И. продолжали уплачивать арендную плату, что подтверждается выписками с расчетного счета ООО «ПКТФ Родник» за период с 01.01.2009 года по 31.12.2011 года. Одновременно ответчик заявил о пропуске истцом срока исковой давности. 3 А35-9371/2012 Заявляя о пропуске срока исковой давности, ответчик сослался на постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.03.2004 № 6065/03 по делу № А40-25943/02-61-289 и пояснил, что поскольку требования истца основаны на деликте, совершенном 28.10.2008 (заключение соглашения с ООО «Ломбард на Банковской»), о котором истцу стало известно не позднее 18.12.2008 (подача искового заявления по делу № А35-9043/2008), на момент обращения в арбитражный суд с настоящим исковым заявлением (14.08.2012) трехгодичный срок исковой давности истек. Явившийся в судебное заседание эксперт представил письменное пояснение по экспертизе, приобщенное к материалам дела. Дело рассмотрено в соответствии с частью 3 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие ответчика, извещенного о времени и месте заседания надлежащим образом. Изучив материалы дела, арбитражный суд установил следующее. Как следует из материалов дела, за ООО «ПКТФ Родник» зарегистрировано право собственности на нежилое помещение в здании литер «В», находящееся в г. Курске, по ул. В. Луговая, 6, площадью 442,7 кв.м., состоящие из комнат: №№3, 3б, 17, 17а, 17б, 17в, 17г, 18, 187а, 19, 19а (1-й этаж); №№ 9, 9а, 31, 31б, 31в (2-й этаж). Согласно выписке из ЕГРЮЛ участниками ООО «ПКТФ Родник» являются: Чаплыгин Валерий Иванович с долей 50% уставного капитала общества и Щедрина Лариса Федоровна с долей 50% уставного капитала общества. Исполняющим обязанности директора ООО «ПКТФ Родник» является Рязанцев Михаил Федорович. 28.10.2008 исполняющий обязанности директора общества Рязанцев М.Ф. заключил от имени ООО «ПТКФ Родник» учредительный договор с единственным участником ООО «Ломбард на Банковской» Мельниковым А.А. и подписал с этим обществом соглашение о передаче в качестве вклада в его уставный капитал помещения 1-го этажа здания литер «В» площадью 206,7 кв.м по ул. В. Луговая, 6, г. Курск, состоящие из комнат №№ 3, 3б, 17, 17а-17г, 18, 18а, 19, 19а. По передаточному акту от 28 октября 2008 года указанные нежилые помещения переданы ООО «Ломбард на Банковской». 04.12.2008 года в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним зарегистрировано право собственности на нежилое помещение площадью 206,7 кв.м в здании литер «В», расположенное по адресу: г. Курск, ул. В.Луговая, 6, за ООО «Ломбард на Банковской». 4 А35-9371/2012 15.12.2008 года ООО «Ломбард на Банковской» (продавец) и ООО «Виста» ( покупатель) заключили договор купли-продажи недвижимого имущества, в соответствии с которым ООО «Ломбард на Банковской» продает, а ООО «Виста» покупает нежилое помещение площадью 206,7 кв.м., состоящее из комнат: №№ 3, 3б, 17, 17а-17г, 18, 18а, 19, 19а на 1-м этаже здания литер «В», находящегося в г. Курске, по ул. В.Луговая, 6. По передаточному акту от 15 декабря 2008 года указанные нежилые помещения переданы покупателю. 18 декабря 2008 года общество с ограниченной ответственностью «ПКТФ Родник» обратилось в арбитражный суд Курской области с иском к ООО «Ломбард на Банковской» и ООО «Виста» о признании отсутствующим зарегистрированное право собственности ООО «Ломбард на Банковской» на нежилое помещение в здании литер «В», площадью 206,7 кв.м, находящееся в г. Курске, по ул. В.Луговая, 6, а также об истребовании из чужого незаконного владения ООО «Виста» указанного нежилого помещения (дело № А35-9043/2008). ООО «ПКТФ Родник» в деле № А35-9043/2008 представлял зам. директора Чаплыгин В.И. Производство по делу № А35-9043/2008 было приостановлено судом до вступления в законную силу решения арбитражного суда Курской области по делу № А35-3115/2009 по иску участника ООО «ПКТФ Родник» Чаплыгина В.И. к ООО «ПКТФ Родник», ООО «Ломбард на Банковской», участнику ООО «Ломбард на Банковской» Мельникову Александру Анатольевичу о признании недействительным (ничтожным) соглашения о передаче в уставной капитал ООО «Ломбард на Банковской» от 28.10.2008 года нежилого помещения, а также решения участника ООО «Ломбард на Банковской» о принятии в состав участников ООО «ПКТФ Родник» с внесением вклада в уставной капитал общества. Вступившим в законную силу решением арбитражного суда Курской области от 29 декабря 2010 года по делу № А35-3115/2009 признано недействительным (ничтожным) соглашение о передаче нежилого помещения в качестве вклада в уставной капитал ООО «Ломбард на Банковской», заключенное между ООО «Ломбард на Банковской» и ООО «ПКТФ Родник» 28 октября 2008 года. В остальной части в удовлетворении исковых требований отказано. Вступившим в законную силу решением арбитражного суда Курской области от 13 сентября 2011 года по делу № А35-9043/2008 суд признал отсутствующим зарегистрированное право собственности ООО «Ломбард на Банковской» на нежилое 5 А35-9371/2012 помещение в здании под литером «В», площадью 206,7 кв.м, находящееся в г. Курске, по ул. В.Луговая, 6, и истребовал из чужого незаконного владения ООО «Виста» нежилое помещение в здании под литером «В», площадью 206,7 кв.м, находящееся в г. Курске, по ул. В.Луговая, 6, обязав ООО «Виста» передать по акту приема-передачи указанное помещение в течение тридцати дней. По акту от 23 января 2012 года ООО «Виста» передало, а ООО «ПКТФ Родник» приняло нежилое помещение в здании под лит. «В» площадью 206,7 кв.м, расположенном в г. Курске, по ул. В.Луговая, 6. 26.03.2012 года ООО «ПКТФ Родник» выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности на нежилые помещения в здании литер «В», площадью 206,7 кв.м., состоящие из комнат: 3, 3б, 17, 17а, 17б, 17в, 17г, 18, 18а, 19, 19а (1-й этаж), расположенном в г. Курске, по ул. В.Луговая, 6.

Ссылаясь на то, что в результате противоправных действий директора общества Рязанцева М.Ф. нежилые помещения 1-го этажа здания выбыли из владения ООО «ПКТФ Родник» и вследствие этого не могли быть предоставлены в аренду третьим лицам в период с 28.10.2010 года по 21.01.2012 года, участник ООО «ПКТФ Родник» Чаплыгин В.И. обратился в арбитражный суд Курской области с иском о взыскании убытков в размере 2933260 руб. 30 коп. в виде неполученных обществом доходов от сдачи недвижимого имущества в аренду.

Примечание: исковые требования выставлены по дату возврата обществу помещения по другому арбитражному делу..

Исковые требования Чаплыгина Валерия Ивановича подлежат удовлетворению по следующим основаниям. Согласно пункту 3 статьи 225.1 АПК РФ арбитражные суды рассматривают корпоративные споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица (далее — участники юридического лица) о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) применении последствий недействительности таких сделок. В силу части 4.1 статьи 38 АПК РФ исковое заявление или заявление по спору, указанному в статье 225.1 настоящего Кодекса, подается в арбитражный суд по месту нахождения юридического лица, указанного в статье 225.1 настоящего Кодекса. Учитывая, что в настоящее время действует редакция Устава ООО «ПТКФ Родник» от 14.09.1999, определяющая местом нахождения общества: г. Курск, ул. В.Луговая, д. 6, настоящий спор подлежит рассмотрению Арбитражным судом Курской области. 6 А35-9371/2012 В соответствии с частями 1, 2 статьи 44 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью») члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющий при осуществлении ими прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах общества добросовестно и разумно. Члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами. С иском о возмещении убытков, причиненных обществу единоличным исполнительным органом общества, вправе обратиться в суд общество или его участник (пункт 5 статьи 44 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»). Из положений статьи 44 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» следует, что имущественная (материальная) ответственность единоличного исполнительного органа общества перед обществом за убытки, причиненные обществу виновными действиями (бездействием), наступает при наличии общих условий имущественной (материальной) ответственности, предусмотренных трудовым и гражданским законодательством. В соответствии со статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Согласно статье 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Для взыскания понесенных убытков истец должен доказать противоправный характер поведения (действий или бездействия) ответчика; наличие у истца убытков и их размер; причинную связь между противоправным поведением ответчика и наступившими последствиями; вину ответчика. В соответствии с частью 2 статьи 69 АПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее 7 А35-9371/2012 рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Как усматривается из материалов дела, решением Арбитражного суда Курской области от 29.12.2010 по делу № А35-3115/2009 установлено, что на момент совершения соглашения от 28.10.2008 участниками ООО «ПТКФ Родник» являлись Чаплыгин В.И. и Щедрина Л.Ф., владеющие равным размером долей в уставном капитале. При наличии в обществе корпоративного конфликта заместитель директора ООО «ПТКФ Родник» Рязанцев М.Ф. не мог не знать об отсутствии согласия Чаплыгина В.И. на отчуждение имущества. Основным видом деятельности ООО «ПТКФ Родник» является предоставление имущества в аренду. При этом каким-либо другим имуществом, помимо помещений в здании по ул. В.Луговая, 6, ООО «ПТКФ Родник» не владеет. Имущество, являющееся предметом спорных сделок, было включено в уставный капитал ООО «Ломбард на Банковской» в отсутствие согласия истца. Тем самым, ООО «ПТКФ Родник» лишилось значительной части имущества, что может повлечь фактическое прекращение хозяйственной деятельности самого общества. При этом суд указал, что из совокупности названных обстоятельств следует, что отчуждение спорного имущества, необходимого самому ООО «ПТКФ Родник» для выполнения своих уставных задач, произведено с нарушением интересов общества. Поскольку названные обстоятельства свидетельствуют о наличии факта злоупотребления правом со стороны ООО «ПТКФ Родник» в лице Рязанцева М.Ф., выразившегося в заключении спорной сделки, на основании пункта 2 статьи 10 и статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации соглашение о передаче имущества в уставной капитал ООО «Ломбард на Банковской» признано недействительным. Материалами дела подтверждается, что помещения площадью 206,7 кв.м по ул. В. Луговая, 6, г. Курск, выбыли из владения ООО «ПТКФ Родник» 28.10.2008 и были возвращены на основании решения суда только 26.03.2012 (копия свидетельства о государственной регистрации права серия 46-АК № 052809 от 26.03.2012 приобщена к материалам дела).

Таким образом, ООО «ПТКФ Родник» не использовало указанные помещения почти в течение трех с половиной лет и не могло получать доходы в виде арендной платы. Согласно заключению эксперта Зырина Александра Николаевича № 2/13 от 07 февраля 2013 года расчетная величина рыночной стоимости аренды нежилых помещений общей площадью 206,7 кв.м в зависимости от функционального назначения 8 А35-9371/2012 нежилого помещения составляет: №№ 3, 3а — 673 руб. за 1 кв.м в месяц; №№17,17а, 17б, 17в, 17г, 19, 19а — 368 руб. за 1 кв.м в месяц; №№ 18, 18а — 64 руб. за 1 кв. м в месяц. Истец заявил требование о взыскании убытков в виде неполученного дохода от сдачи нежилых помещений 1-го этажа в аренду третьим в сумме 2933260 руб. 30 коп. исходя из следующего расчета. Согласно представленному ответчиком в материалы дела договору аренды нежилого помещения 1-го этажа от 01.02.2012 года, заключенному с Щедриной Л.Ф., арендная плата равна 393,17 руб. за 1 кв.м. в месяц. Поскольку средний размер арендной платы за пользование спорными нежилыми помещениями согласно заключению эксперта равен 519 руб. 19 коп., истец при определении размера неполученной обществом арендной платы исходит из арендной платы, взимаемой ООО «ПКТФ Родник» с Щедриной Л.Ф. по договору аренды от 01.02.2012 года. За период с 28.10.2008 года по 23.01.2012 года (1165 дней) общество не получило арендную плату в общей сумме 2933260 руб. 30 коп. При этом, истец определил размер арендной платы, которую бы получило ООО «ПКТФ Родник» от сдачи в аренду третьим лицам нежилых помещений 1-го этажа здания литер «В» площадью 192,2 кв.м (206,7 кв.м. — 14,6 кв.м. = 192,2 кв.м). Истец исключил из расчета арендной платы нежилые помещения 1 -го этажа общей площадью 14,5 кв.м, используемые ИП Серебряковым М.А., ИП Фридман Л.И., ИП Густилиной С.И., т.к. в материалы дела ответчик представил доказательства того, что несмотря на изменение арендодателя указанные лица продолжали уплачивать ООО «ПКТФ Родник» плату за пользование занимаемыми нежилыми помещениями. Суд признает расчет истца неполученной обществом арендной платы за период с 28.10.2008 года по 22.01.2013 года обоснованным. Самостоятельно определяя размер исковых требований, истец вправе применять в расчете убытков размер арендной платы меньше, чем указано в заключении эксперта о расчетной величине рыночной стоимости арендной платы по состоянию на 26.03.2012 года.

Согласно п.2 ст. 393 ГК РФ если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, — в день предъявления иска. 9 А35-9371/2012 Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения. В соответствии с п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 6 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 8 от 01.07.1996 года «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров. Согласно п. 2 ст. 616 ГК РФ арендатор обязан поддерживать имущество в исправном состоянии, производить за свой счет текущий ремонт и нести расходы на содержание имущества, если иное не установлено законом или договором аренды. По смыслу указанной правовой нормы в понятие «содержание имущества» применительно к объектам недвижимости входит, в числе прочего, оплата коммунальных платежей в пользу исполнителей коммунальных услуг, если иной не предусмотрено договором аренды. Представленные ответчиком в материалы дела договоры аренды спорных нежилых помещений не предусматриваются обязанность арендатора уплачивать коммунальные платежи и нести иные необходимые эксплуатационные расходы. Ссылаясь на то, что при расчете убытков истцом не были учтены затраты, связанные с содержанием спорных нежилых помещений, ответчик не обосновал суду размер таких затрат, не представил документы бухгалтерского учета в подтверждение расходов ООО «ПКТФ Родник» по содержанию недвижимого имущества. Суд не может согласиться с доводом ответчика о том, что спорные нежилые помещения, а также нежилые помещения 2-го этажа здания литер «В» не могли быть сданы в аренду вследствие применения арбитражным судом Курской области обеспечительных мер по ходатайству ООО ПКТФ «Родник» по делу № А35-9043/2008. Во-первых, о применении обеспечительных мер в виде наложения ареста на нежилые помещения 1 -го этажа и 2-го этажа здания литер «В», находящегося в г. Курске, ул. В.Луговая, 6, ходатайствовало ООО «ПКТФ Родник». 10 А35-9371/2012 Во-вторых, необходимость принятия обеспечительных мер была вызвана противоправными действиями ООО «ПКТФ Родник» в лице и.о. директора Рязанцева М.Ф., а также ООО «Ломбард на Банковской», совершившими недействительную (ничтожную сделку) по отчуждению недвижимого имущества без согласия учредителя Чаплыгина В.И. В случае непринятия обеспечительных мер спорные нежилые помещения могли быть отчуждены ООО «Виста» в собственность 3-го лица, что привело бы к невозможности исполнения судебного акта по делу № А35-9043/2008 и возврата недвижимого имущества обществу. При наличии корпоративного конфликта в обществе между двумя учредителями, владеющими равными долями в уставном капитале ООО «ПКТФ Родник», Рязанцев М.Ф. знал об отсутствии согласия учредителя Чаплыгина В.И. на отчуждение спорных нежилых помещений, а также о том, что совершаемая им сделка не отвечает интересам общества, т.к. влечет невозможность сдачи помещений в аренду. Между тем, доход от сдачи недвижимого имущества в аренду является единственным доходом ООО «ПКТФ Родник». Истец доказал, что совершая сделку по внесению вклада в уставной капитал ООО «Ломбард на Банковской», и.о. директора Рязанцев М.Ф. действовал недобросовестно, обратного ответчиком не доказано. Ответчиком заявлено ходатайство о применении срока исковой давности. В соответствии со ст.195, ст. 196 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Общий срок исковой давности устанавливается в три года. Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются настоящим Кодексом и иными законами (п. 1 ст. 200 ГК РФ). Действительно, о том, что спорные нежилые помещения выбыли из владения ООО «ПКТФ Родник», истец узнал в декабре 2008 года, однако, обратиться с иском о взыскании убытков в виде неполученного обществом дохода от сдачи недвижимого имущества в аренду, мог только после возврата имущества из незаконного владения ООО «Виста». С учетом изложенного, суд считает начало течения срока исковой давности по иску о взыскании убытков в сумме 2933260 руб. 30 коп. определяется датой вступления в законную силу решения арбитражного суда Курской области по делу № А35-9043/2008 — 15.12.2011 года. 11 А35-9371/2012 С исковыми требованиями по настоящему делу Чаплыгин В.И. обратился 14 августа 2012 года, не пропустив срок исковой давности. В соответствии со ст. 110 АПК РФ расходы по госпошлине и по экспертизе отнести на ответчика. Руководствуясь ст. ст. 16, 110, 166, 167-170, 176 и 180 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд Р Е Ш И Л: Исковые требования удовлетворить. Взыскать с Рязанцева Михаила Федоровича в пользу общества с ограниченной ответственностью «Производственноторгово — консалтинговая фирма Родник» 2 933 260 руб. 30 коп. убытков. Взыскать с Рязанцева Михаила Федоровича в пользу Чаплыгина Валерия Ивановича 8 449 руб. 77 коп. расходов по оплате государственной пошлины и 15 000 руб. судебных расходов по оплате экспертизы. Взыскать с Рязанцева Михаила Федоровича в доход федерального бюджета 29 216 руб. 53 коп. расходов по оплате государственной пошлины. Решение может быть обжаловано в Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд в городе Воронеже в течение месяца со дня его принятия через Арбитражный суд Курской области.

Судья Н.В. Побережная

ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № ВАС-6926/14

Москва 18 июня 2014 г. Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи Разумова И.В., судей Вавилина Е.В. и Лобко В.А. рассмотрела в судебном заседании заявление Рязанцева Михаила Федоровича (Курская область) о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда Курской области от 31.05.2013 по делу № А35-9371/2012, постановления Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.11.2013 и постановления Федерального арбитражного суда Центрального округа от 04.03.2014 по тому же делу по иску Чаплыгина Валерия Ивановича к Рязанцеву М.Ф. о взыскании в пользу общества с ограниченной ответственностью «Производственноторгово — консалтинговая фирма Родник» (далее — фирма «Родник») 2 933 260 рублей 30 копеек в возмещение убытков. К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены фирма «Родник» и общество с ограниченной ответственностью «Виста». Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: http://www.arbitr.ru/ (информация о движении дела, справочные материалы и др.). Суд УСТАНОВИЛ: решением суда первой инстанции от 31.05.2013, оставленным без изменения постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.11.2013, исковое требование удовлетворено. Федеральный арбитражный суд Центрального округа постановлением от 04.03.2014 названные решение и постановление оставил без изменения. Рязанцев М.Ф. не согласен с указанными судебными актами, в поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации заявлении о пересмотре этих судебных актов в порядке надзора просит их отменить. Изучив доводы заявителя и представленные им документы, содержание оспариваемых судебных актов, суд пришел к выводу о том, что дело не подлежит передаче в Президиум Высшего Арбитражного Суда ввиду следующего. Обращаясь в суд с требованием о возмещении убытков, Чаплыгин В.И. сослался на то, что в результате противоправных действий исполняющего обязанности директора фирмы «Родник» Рязанцева М.Ф. нежилые помещения, принадлежащие данной фирме, выбыли из ее владения 28.10.2010 и были возвращены последней только на основании судебного решения по другому делу по акту от 21.01.2012, в связи с чем фирма в период с 28.10.2010 по 21.01.2012 понесла убытки вследствие невозможности получения дохода от основной деятельности (предоставления недвижимости в аренду третьим лицам). Согласно статье 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» единоличный исполнительный орган общества при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должен действовать в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно. 3 Единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор) несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу его виновными действиями (бездействием), если иные основания ответственности не установлены федеральными законами. Оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные доказательства, суды первой и апелляционной инстанции признали доводы истца обоснованными и подтвержденными документально, а иск — подлежащим удовлетворению. Суд кассационной инстанции согласился с судами первой и апелляционной инстанций. Выводы судов о противоправности действий исполняющего обязанности директора Рязанцева М.Ф., размере убытков и начале течения срока исковой давности основаны на конкретных, установленных судами фактических обстоятельствах спора. Разрешение вопросов, связанных с переоценкой доказательств, согласно положениям главы 36 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в компетенцию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. В соответствии с частью 4 статьи 299 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело может быть передано в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации только при наличии оснований, предусмотренных статьей 304 Кодекса. Доводы заявителя о наличии таких оснований не свидетельствуют.

Руководствуясь статьями 299, 301, 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации ОПРЕДЕЛИЛ:

в передаче в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дела № А35-9371/2012 Арбитражного суда Курской области для пересмотра в порядке надзора решения суда первой инстанции от 31.05.2013, постановления Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.11.2013 и постановления Федерального арбитражного суда Центрального округа от 04.03.2014 отказать.

Председательствующий судья судья судья И.В.Разумов Е.В. Вавилин В.А. Лобко

юрист Aequo

Взыскание убытков с менеджмента – дело неблагодарное. Такое клише обусловлено тремя факторами.

Во-первых, в нашем подсознании крепко укоренилось, что суды не любят удовлетворять иски об убытках в принципе.

Во-вторых, выносить сор из бизнеса, а тем более судиться – не наша ментальность.

В-третьих, и тут давайте на чистоту, не все заинтересованы в честном менеджменте.

В данном контексте речь идет о случаях, когда мажоритарный собственник покрывает менеджмент, а миноритарный с этим поделать ничего не может. Результат: потери в бизнесе, за которые ответственность нести некому.

Дабы сдвинуть ситуацию с мёртвой точки, в мае 2016 заработал дополнительный механизм взыскания убытков – производный иск.

Механизм простой: даже маленький участник/акционер, доля которого в бизнесе превышает 10%, может предъявить претензии к управленцам в интересах юридического лица.

То есть прямым выгодоприобретателем этого нововведения является бизнес, опосредованным – его собственники.

Учитывая сопутствующую детализацию ответственности менеджмента, которая произошла в мае того же 2016 года, эффект от нововведений ожидался «вау-вау».

Оправдались ли ожидания и удалось ли хоть кому-нибудь наказать провинившихся топов?

Динамика роста

Забегая наперёд – да, удалось. Многим ли – нет. Есть ли перспектива – однозначно да.

Теперь обо всем по порядку.

С мая 2016 года производных исков в Украине подано около 30. Справедливости ради, в это число не входят иски, поданные непосредственно юрлицом к менеджменту.

То есть речь идет только о претензиях, заявленных к управленцам участниками либо акционерами в интересах юридического лица.

Если же суммировать все хозяйственные иски о взыскании убытков с директоров и прочих управленцев, то их за три года их было подано более 100.

Цифра вроде не впечатляет. Но если до 2016 такие дела можно было пересчитать на пальцах, то сотня – не такой уж и плохой количественный показатель.

Качество vs количество

Качество дел пока проигрывает количеству. Увы, 90% исков суды оставляют без удовлетворения.

С одной стороны – плохо. С другой – есть прекрасная возможность поучиться на чужих ошибках. А ошибки и вправду есть.

Ошибка № 1: отсутствие факта убытков

Большинство проигранных исков пропитаны болью, обидой и обвинениями собственников в сторону менеджмента (как правило, уже бывшего).

Но за этой обидой зачастую отсутствует сам факт убытков. Отсутствие основополагающего факта закономерно приводит к отказу в удовлетворении иска.

Практический пример. Директор продал объект недвижимости ООО по стоимости, которая была на 70% ниже рыночной.

Между строк судебного решения читается, что продал с таким неприличным дисконтом умышленно. В дальнейшем участник ООО в интересах последнего предъявил к директору иск о взыскании убытков.

Сумма иска – разница между реальной стоимостью объекта и ценой фактической продажи. Все бы ничего, но до предъявления иска сделка была признана недействительной в судебном порядке.

Соответственно, имущество по реституции вернулось к ООО, что исключает факт убытка как такового.

Вывод №1: даже если управленец и наделал пакостей, наказать его монетой можно лишь в случае, если эту монету утратило юрлицо.

Ошибка № 2: отсутствие доказательств

Если факт убытков действительно есть, его еще нужно доказать. Как и причинно-следственную между убытками и действиями управленца. Именно доказать, а не предположить. Как показывает практика, именно на этом месте ломаются копья большинства истцов.

Практический пример.Будучи в сговоре с одним из учредителей ООО, директор затеял дублирующий бизнес. Производственные мощности ООО использовал в новосозданном бизнесе, а само ООО – практически довел до банкротства.

Второй учредитель такую наглость терпеть не смог и обратился в суд с производным иском о взыскании убытков.

Фабула дела в украинских реалиях вполне привычная. И ко второму учредителю по-человечески проникаешься сочувствием. Но судебное решение не может строиться на эмоциях и предположениях (и это правильно).

Именно по этой причине суд в удовлетворении иска отказал: истец не предоставил ни одного доказательства наличия убытка и причинно-следственной связи между предполагаемыми потерями и действиями директора.

Вывод №2: перед обращением в суд нужно потрудиться и собрать доказательства. Сам иск нужно грамотно обосновать.

Повторимся: указанные ошибки являются основанием для отказа в удовлетворении 90% исков. Соответственно, если эти ошибки учесть, то статистика может быть совершенно иной. Помочь исправить ее могут и позитивные примеры, которые стоит взять на вооружение.

Паровозик, который смог

Позитивных примеров в судебной практике пока немного. Но их качество и суть более чем удовлетворяют. Некоторые из них стоят особого внимания.

Уплата земельного налога за третьих лиц

Директор от имени ООО уплатил земельный налог за физ. лиц-арендодателей на сумму около 1 млн грн. Учредитель ООО такие траты не одобрил и обратился в суд с иском в пользу юрлица.

Удовлетворяя иск, суд обосновал решение следующим: истец доказал, что действия директора привели к потере конкретной суммы, а директор, в свою очередь, вину в произошедшем не опроверг.

Отказ от лицензии в пользу иного юрлица

ООО являлось собственником лицензии на добычу газа. Директор ООО подписал отказ от лицензии и передал этот отказ … своему же юрлицу, бенефициаром которого он и являлся.

Воспользовавшись таким отказом, новый выгодоприобретатель переоформил лицензию не себя. Удовлетворяя иск на сумму 1,5 млн грн (цена лицензии), суд исходил из прямой связи между действиями директора и убытками ООО.

Таким образом, позитивные примеры реального наказания менеджмента все же есть.

К ним можно было бы отнести и нашумевшее дело Харьковского тракторного завода, в котором сумма претензий к бывшему управленцу составляет аж 30 млн грн.

Но в июне 2018 года Верховный суд направил дело на новое рассмотрение. Основание – истец окончательно не убедил его в наличии вины бывшего гендиректора. Возможно, со второй попытки собственнику бизнеса это удастся.

***

Пока один бизнес спускает недобросовестному менеджменту все с рук, другой не хочет оставаться в дураках и идет в суд. Первый сетует на плохую практику, второй – ее меняет. Первый проигрывает априори. Второй – имеет шансы на успех.

Соавтор – Елена Перцова, советник Aequo

Взыскание убытков с директора: комментарий к Постановлению Пленума №62. Привлечение руководителя к субсидиарной ответственности: как обезопасить директора

В данном материале, посвященном взысканию (возмещению) убытков с руководителей компании (в т.ч. генерального директора, директора, текущего и будущего директора и пр.), вы найдете существующий и сложившийся в судебной практике подход, основные принципы рассмотрения таких дел. Мы оставили за собой право прокомментировать отдельные моменты этого подхода, либо обратить внимание на возникающие вопросы.

Комментарий к Постановлению Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 №62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».

1. Лицо, входящее в состав органов юридического лица, обязано действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно. В случае нарушения этой обязанности директор по требованию юридического лица и (или) его учредителей (участников), которым законом предоставлено право на предъявление соответствующего требования, должен возместить убытки, причиненные юридическому лицу таким нарушением.

Негативные последствия ….. сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности.

Судебный контроль.. не проверяет экономическую целесообразность решений, принимаемых директорами, директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска.
Если истец утверждает, что директор действовал недобросовестно и (или) неразумно…. такой директор может дать пояснения …. и указать на причины возникновения убытков (например, неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность выбранного им контрагента, работника или представителя юридического лица, неправомерные действия третьих лиц, аварии, стихийные бедствия и иные события и т. п.) и представить соответствующие доказательства.

В случае отказа директора от дачи пояснений или их явной неполноты ….. бремя доказывания ….. может быть возложено судом на директора.

Комментарий.

Обязанность возместить убытки (в том числе и упущенную выгоду) возникает, если будет доказана недобросовестность и (или) неразумность действий. Причем достаточно доказывания или наличия обоих элементов (недобросовестность, неразумность), или одного из них (любого).
Суд, по-прежнему, не интересует экономическая подоплека совершаемых действий. Только защита прав и интересов учредителей (участников). Впрочем, мне сложно представить обратное. Поэтому в этой части все предельно логично.
Действия являются добросовестными и разумными, если они совершены в пределах обычного предпринимательского риска.

Следовательно, в рамках спора, стороны будут вынуждены определять этот риск, его пределы и доказывать-доказывать-доказывать. Одни – совершение действий вне пределов, а вторые – совершение действий в пределах.

Суд определил не только бремя доказывания, но и указал случай, когда оно может быть изменено (отказ от дачи пояснений и что хуже, «явная неполнота»). Эта «явная неполнота» может выйти боком, поэтому пассивность ответчика не будет выигрышной стратегией в любом случае.

Помимо этого, суд привел примерные причины, которые могут привести к возникновению убытков. Если не трогать обстоятельства, возникновение которых никак не связано с действиями ответчика (например, стихийное бедствие), то остаются вполне подходящие и адекватные варианты – недобросовестность контрагента (например, в ситуации неисполнения обязательства по договору причинившего убытки организации), недобросовестность представителя/работника компании.

2. Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:
1) действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке;
5) знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т. п.).
Невыгодной сделкой признается сделка, например,…. цена которой в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного юридическим лицом в пользу контрагента,…. по аналогичным сделкам.
Директор освобождается от ответственности, если докажет, что заключенная им ….. являлась частью взаимосвязанных сделок, объединенных общей хозяйственной целью, в результате которых предполагалось получение выгоды юридическим лицом.
При определении интересов юридического лица следует, в частности, учитывать, что ….. Директор не может быть признан действовавшим в интересах юридического лица, если он действовал в интересах одного или нескольких его участников, но в ущерб юридическому лицу.

Комментарий.

Любопытный открытый перечень случаев признания директора недобросовестным. Обращу внимание, что в пп.1 меня заинтересовала «фактическая заинтересованность». Если нет формальных оснований для признания заинтересованным (по сути, речь про аффилированность), то в остальных случаях суд сам независимо от фактов можно признать, что эта самая фактическая заинтересованность есть. Следовательно, исключить или минимизировать риск ее признания судом крайне сложно.

Далее. Теперь мы знаем, что есть невыгодная сделка. Теперь у нас есть пример, главное, чтобы при определении аналогичных сделок не возникало сложностей. Например, если речь идет о продаже разного оборудования, различного программного обеспечения. При определении невыгодности должна приниматься во внимание взаимосвязь этой сделки с другими.

Затем. Интересы юридического лица не равны интересам одного или нескольких участников. Любопытно также, а интересы организации равны интересам всех ее участников? Исходя из логики суда, нет.

3. Неразумность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:
1) принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации;
2) до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах, в частности, если доказано, что при имеющихся обстоятельствах разумный директор отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации;
3) совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например,согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т. п.).

Комментарий.

Теперь точно мы знаем. Есть разумный директор, а есть и не разумный директор. Что должен делать разумный директор? Ответы на эти вопросы дает нам ВАС РФ.
Например, он должен учитывать информацию и только после этого принимать решения. Надо ли как-то дополнительно фиксировать, что учет информации произошел? Вопрос пусть будет риторическим.
Разумный директор должен быть активным. Активным в сборе информации и документов, необходимых для принятия решения.
Разумный директор должен соблюдать максимально возможно внутренние процедуры, даже если сам является обладателем юридических знаний или является в компании единственным ответственным за ведение бухгалтерского учета. Если процедур нет, то они должны быть.

4. Добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей заключаются в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо, в том числе в надлежащем исполнении публично-правовых обязанностей, возлагаемых на юридическое лицо действующим законодательством. В связи с этим в случае привлечения юридического лица к публично-правовой ответственности (налоговой, административной и т. п.) по причине недобросовестного и (или) неразумного поведения директора понесенные в результате этого убытки юридического лица могут быть взысканы с директора.
При обосновании добросовестности и разумности своих действий (бездействия) директор может представить доказательства того, что квалификация действий (бездействия) юридического лица в качестве правонарушения на момент их совершения не являлась очевидной, в том числе по причине отсутствия единообразия в применении законодательства налоговыми, таможенными и иными органами, вследствие чего невозможно было сделать однозначный вывод о неправомерности соответствующих действий (бездействия) юридического лица.

Комментарий.

Суд определил приоритет между публичными и частными интересами. Юридическое лицо хоть и создается для извлечения прибыли (речь про коммерческие организации), но исполнение публичных обязанностей является приоритетным и необходимым условия ведения предпринимательской деятельности. Поэтому если директор не смог принять необходимые и достаточные меры для исполнения этих обязанностей и общество было привлечено к публичной ответственности, то имущественные санкции подобного могут быть взысканы с директора.
Есть только несколько вопросов.
1) На каком этапе с директора уже можно взыскивать расходы? С момента вступления соответствующего акта в законную силу или взыскания средств с самого общества?
2) Любые способы налоговой оптимизации, которые не устоят в суде, приведут к личным убыткам директора. Нужно ли теперь директору заниматься такой оптимизацией?
3) Если принимаемые директором меры были согласованы с ОСУ общества, то влияет ли это на возможность взыскания убытков?
4) При принятии решений директор теперь будет вынужден собирать и анализировать массу арбитражной практики по налоговому, таможенному праву, чтобы подтвердить не очевидность квалификации действий организации. Как будет определяться подобная не очевидность? Насколько собранная практика должна быть обширна? Учитывать ли регион места нахождения компании и самой практики?

5. В случаях недобросовестного и (или) неразумного осуществления обязанностей по выбору и контролю за действиями (бездействием) представителей, контрагентов по гражданско-правовым договорам, работников юридического лица, а также ненадлежащей организации системы управления юридическим лицом директор отвечает перед юридическим лицом за причиненные в результате этого убытки (пункт 3 статьи 53 ГК РФ).
При оценке добросовестности и разумности подобных действий (бездействия) директора арбитражные суды должны учитывать, входили или должны ли были, принимая во внимание обычную деловую практику и масштаб деятельности юридического лица, входить в круг непосредственных обязанностей директора такие выбор и контроль, в том числе не были ли направлены действия директора на уклонение от ответственности путем привлечения третьих лиц.
О недобросовестности и неразумности действий (бездействия) директора помимо прочего могут свидетельствовать нарушения им принятых в этом юридическом лице обычных процедур выбора и контроля.
Комментарий.

Во-первых, одной из функций единоличного исполнительного органа является выбор и контроль работников, представителей и контрагентов.
Во-вторых, также функцией является организация системы управления юридическим лицом.
В случае если эти функции исполняются ненадлежащим образом, то за возникшие убытки ответит руководитель.
Суд разделил категории «выбор и контроль» и «ненадлежащая организация системы управления». Следовательно, по каждому из перечисленных элементов целесообразно предпринимать необходимые меры.
Например, при выполнении работниками своих трудовых обязанностей, руководитель с периодичностью осуществляет проверку результатов их деятельности. Подобное будет добросовестным и разумным. Если же он это не делает, то недобросовестным и неразумным. Во внутренних локальных актах, как мера контроля за работниками может быть установлена периодичность контроля, форма и способ перепроверки полученного результата.
Если общество заключает договор об оказании юридических услуг, выдает доверенность (выбирает тем самым представителя), но при этом оставляет на усмотрение представителя осуществление процессуальных прав, то будет ли подобное разумным и добросовестным? Например, при заявлении ходатайств и заявлении, при затягивании судебного разбирательства, при обжаловании судебных актов? Поэтому общество в договоре может закрепить необходимость получения предварительного согласия представителем на совершение перечисленных действий, либо во внутренних документах определить необходимость принятия соответствующих решений «рабочими» органами управления общества (комиссиями, комитетами и пр.).
Также стоит понимать, что во внутренних документами может быть определен обычный порядок выполнения процедур выбора и контроля.
Любое отклонение может свидетельствовать о недобросовестности и неразумности.
Однако если этот обычный порядок будет содержать вариативность процедур выбор и контроля? И именно один из этих вариантов, может быть и не являясь обычным, но являясь предусмотренным, будет реализован? Вопросы и еще раз вопросы.
Ну и про уклонение.
Прочитав пункт постановления почему-то подумал о консалтинговых компаниях, которые на аутсорсинге могут привлекаться для дачи экспертных суждений по различным вопросам. Юристы, бухгалтеры, айтишники, финансисты, аудиторы и прочие. И? Если вы их привлекли, то это может быть несмотря ни на что расценено как уклонение от ответственности за неверный выбор и контроль, за ненадлежащую организацию системы управления.

6. По делам о возмещении директором убытков истец обязан доказать наличие у юридического лица убытков (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).
Арбитражный суд не может полностью отказать в удовлетворении требования о возмещении директором убытков, причиненных юридическому лицу, только на том основании, что размер этих убытков невозможно установить с разумной степенью достоверности (пункт 1 статьи 15 ГК РФ). В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности.
Комментарий.

Данное положение не является новым. В этой части ВАС РФ продолжает придерживаться ранее озвученного подхода (читайте подробности – дело «Смартс», Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 сентября 2011 г. N 2929/11). Следовательно, по этим и по всем иным делам суд не должен отказывать по причине недоказанности размера убытков.

7. Не является основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании с директора убытков сам по себе тот факт, что действие директора, повлекшее для юридического лица негативные последствия, в том числе совершение сделки, было одобрено решением коллегиальных органов юридического лица, а равно его учредителей (участников), либо директор действовал во исполнение указаний таких лиц, поскольку директор несет самостоятельную обязанность действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно (пункт 3 статьи 53 ГК РФ).
Не несут ответственность за убытки, причиненные юридическому лицу, те члены коллегиальных органов юридического лица, кто голосовал против решения, которое повлекло причинение убытков, или, действуя добросовестно (статья 1 ГК РФ), не принимал участия в голосовании.

Комментарий.

Руководитель будет нести ответственность за убытки, даже если его действия были одобрены иными органами управления. Руководитель будет нести убытки, даже если его действия соответствовали внутренним документам общества и были утверждены компетентными органами управления общества. Руководитель будет нести убытки, даже если заключаемая сделка была одобрена органами управления общества.
Объяснения одно – единоличный исполнительный орган самостоятелен. Эта самостоятельность означает, что независимость в принятии решении, возможность бездействовать или уклоняться от навязываемого решения принятого другими органами управления, а в случае не разрешаемого конфликта и инициирование прекращения собственных полномочий.
Подобный вывод, на наш взгляд, может быть сделан по аналогии с возможностью освобождения от ответственности членов коллегиальных органов голосовавших против «убыточных» решений.
Каждый ли руководитель готов к такому противостоянию?

8. Удовлетворение требования о взыскании с директора убытков не зависит от того, имелась ли возможность возмещения имущественных потерь юридического лица с помощью иных способов защиты гражданских прав, например, путем применения последствий недействительности сделки, истребования имущества юридического лица из чужого незаконного владения, взыскания неосновательного обогащения, а также от того, была ли признана недействительной сделка, повлекшая причинение убытков юридическому лицу. Однако в случае, если юридическое лицо уже получило возмещение своих имущественных потерь посредством иных мер защиты, в том числе путем взыскания убытков с непосредственного причинителя вреда (например, работника или контрагента), в удовлетворении требования к директору о возмещении убытков должно быть отказано.

Комментарий.

Для осуществления права на иск истцу не нужно соблюдать какие-либо дополнительные требования, выполнять иные мероприятия или формальности. Есть убытки? Есть ответчик – это руководитель компании.
Истец может инициировать защиту собственных прав иными способами, если для этого есть желание и возможности. Но может и не делать. Возражать по этому основанию ответчику будет пустой тратой времени и сил.
Однако, если к моменту вынесения решения суда (особо если судебное разбирательство будет затягиваться, благо способов хватает, даже если посмотреть этот наш материал), истец получит желаемое удовлетворение за счет других лиц, то в иске должно быть отказано. Логично предположить, что если удовлетворение будет в части, то в неудовлетворенной части ответчик будет нести ответственность.
На наш взгляд, непосредственные причинители вреда могут быть привлечены к процессу в качестве третьих лиц, а в случае удовлетворения иска к ответчику у последнего может возникнуть право на взыскание неосновательного обогащения с соответствующих лиц.Правда в судебном акте должно быть однозначно указано на противоправность действий не только ответчика, но и третьих лиц, в результате которых и были причинены убытки. В противном случае, будет сложнее обосновывать ответчику свои требования к третьим лицам. Также будет крайне трудно исключить затягивание процесса уже третьим лицами, если они посчитают, что вынесенный судебный акт по иску истца к ответчику о взыскании убытков затрагивает их права, а они не были привлечены к участию к деле.

9. Требование о возмещении убытков (в виде прямого ущерба и (или) упущенной выгоды), причиненных действиями (бездействием) директора юридического лица, подлежит рассмотрению в соответствии с положениями пункта 3 статьи 53 ГК РФ, в том числе в случаях, когда истец или ответчик ссылаются в обоснование своих требований или возражений на статью 277 Трудового кодекса Российской Федерации. При этом с учетом положений пункта 4 статьи 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) споры по искам о привлечении к ответственности лиц, входящих или входивших в состав органов управления юридического лица, в том числе в соответствии с абзацем первым статьи 277 Трудового кодекса Российской Федерации, являются корпоративными, дела по таким спорам подведомственны арбитражным судам (пункт 2 части 1 статьи 33 АПК РФ) и подлежат рассмотрению по правилам главы 28.1 АПК РФ.
Комментарий.

Арбитражный суд в очередной раз подтвердил относимость спора по взысканию убытков с руководителя к своей компетенции. Еще раз указал, что такой спор является корпоративным, а не трудовым, несмотря на применимость в определенной части и норм законодательства о труде.
Соответственно, если в суд общей юрисдикции будет предъявлен иск о взыскании убытков, то целесообразно рассчитывать руководителю компании на прекращение производства по делу в связи с его неподведомственностью.

10. Арбитражным судам следует учитывать, что участник юридического лица, обратившийся с иском о возмещении директором убытков, действует в интересах юридического лица (пункт 3 статьи 53 ГК РФ и статья 225.8 АПК РФ). В связи с этим не является основанием для отказа в удовлетворении иска тот факт, что лицо, обратившееся с иском, на момент совершения директором действий (бездействия), повлекших для юридического лица убытки, или на момент непосредственного возникновения убытков не было участником юридического лица. Течение срока исковой давности по требованию такого участника применительно к статье 201 ГК РФ начинается со дня, когда о нарушении со стороны директора узнал или должен был узнать правопредшественник такого участника юридического лица.
В случаях, когда соответствующее требование о возмещении убытков предъявлено самим юридическим лицом, срок исковой давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента, когда юридическое лицо, например, в лице нового директора, получило реальную возможность узнать о нарушении, либо когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, имевший возможность прекратить полномочия директора, за исключением случая, когда он был аффилирован с указанным директором.
Комментарий.

В случае, когда иск предъявляется участником в интересах общества, стоит понимать, что не имеет значение был ли участник им на момент возникновения убытков. Участник действует не в своих интересах. Повторимся вслед за ВАС РФ, в интересах общества. Поэтому тут важнее, определение даты начала течения срока исковой давности. Когда узнал или должен был узнать текущий участник (например, при приобретении доли в уставном капитале), либо когда должен был узнать предыдущий участник.
Также немаловажное значение и вариант, когда иск подан самим обществом. В этом случае важна реальная возможность получить информацию о наличии убытков. Каким образом она будет определяться, на текущий момент, вопрос неоднозначный. Скорее всего, он будет решаться индивидуально в каждом конкретном деле, пока не потребуется на уровне пленума ВАС РФ устранить разные подходы в правоприменении.

11. В силу части 2 статьи 225.8 АПК РФ решение об удовлетворении требования по иску учредителя (участника) о возмещении убытков принимается в пользу юридического лица, в интересах которого был предъявлен иск. При этом в исполнительном листе в качестве взыскателя указывается учредитель (участник), осуществлявший процессуальные права и обязанности истца, а в качестве лица, в пользу которого производится взыскание — юридическое лицо, в интересах которого был предъявлен иск.
Комментарий.

Вопрос, по сути, технический. Касается только реквизитов исполнительного листа, что впрочем, изменяет содержание закона об исполнительном производстве.

12. Содержащиеся в настоящем постановлении разъяснения подлежат применению также при рассмотрении арбитражными судами дел о взыскании убытков с ликвидатора (членов ликвидационной комиссии), внешнего или конкурсного управляющих, если иное не предусмотрено законом или не вытекает из существа отношений.
Комментарий.

Существо отношений. Ответчикам крайне непросто будет убеждать, что существо отношений не допускает применение данного постановления. А если так, то перечисленные субъекты расширяют количество дел, где это постановление будет применяться и где будут рассматриваться вопросы о взыскании убытков. Хотя подобное и так уже было.

Данный комментарий подготовлен Виталием Ветровым, управляющим партнером юридической фирмы «Ветров и партнеры» в августе-сентябре 2013.

p.s. В октябре 2014 мы провели исследование арбитражной практики применения норм, касающихся привлечения руководителей организации к ответственности. Результаты мы отразили в прилагаемой инфографике.

Смотрите наш видеоподкаст на тему взыскания убытков с директора:

p.s.s. Рекомендуем почитать наш блог, посвященный юридическим и судебным кейсам (арбитражной практике), и ознакомиться с материалам в Разделе «Статьи».

Звоните или пишите прямо сейчас!

Телефон +7 (383) 310-38-76
Адрес электронной почты info@vitvet.com

Юридическая фирма «Ветров и партнеры»

больше чем просто юридические услуги

Рассказываем, как лишиться личного имущества. Без субсидиарки. И без банкротства.

В своих статьях мы делаем акцент на субсидиарке (СО), которая нависает над головами топ-менеджеров и бенефициаров бизнеса. Но вот какое дело — это далеко не единственное, откуда может прилететь по шапке.

В этой статье я расскажу об убытках. А точнее кто и как их взыскивает с генеральных директоров. И как от этого увернуться.

Если у Вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, на нашем сайте. Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.

Субсидиарка VS убытки

Если вы вдруг забыли, то к субсидиарной ответственности привлекают как в банкротстве, так и без него. Освежить знания можно здесь: «Субсидиарная ответственность без банкротства».

Собственно, и убытки можно взыскивать как в деле о банкротстве, так и в случае, если у компании все хорошо и она продолжает работать.

«Холмс, так в чем разница? И как понять когда и за что привлекать?»

«Элементарно, Ватсон!»

В чем отличия убытков от субсидиарки

Если директор «Тюльпанчика» купил помидоры по цене 200 рублей за килограмм, хотя в палатке по соседству такие же стоили 1 рубль — с него можно взыскать убытки. Ведь из-за этого «Тюльпанчик» понес неоправданные расходы.

Если же купив эти самые помидоры, «Тюльпанчик» по итогу не смог расплатиться по кредиту в банке и упал в банкротство — это уже основание для субсидиарки.

То есть:

1. Субсидиарка:

  • взыскивается в пользу кредиторов компании,
  • подразумевается, что компания неплатежеспособна (банкрот).

2.Убытки:

  • взыскиваются в пользу бенефициаров бизнеса,
  • подразумевается, что вменяемые действия ответчика не привели к банкротству.

Это в общем случае. На практике между субсидиаркой и убытками весьма тонкая грань, теоретизирование о которой не является целью данной статьи.

Ниже я буду говорить только о тех реальных ситуациях, когда владелец бизнеса подозревает топ-менеджера в воровстве денег у компании. И хочет его проучить. При этом компания на плаву, ведет активную деятельность и является платежеспособной, поэтому возможность привлечения руководителя к субсидиарке отсутствует. И бенефициар подает иск о взыскании убытков.

Убытки можно взыскать с директора, члена коллегиального органа и любого другого участника общества, если будет доказано, что конкретное лицо причинило конкретный ущерб на конкретную сумму. Но сегодня мы поговорим только о директорах.

Как доказывают причинение убытков

Суд взыщет убытки, если увидит наличие 3 условий:

  • недобросовестность/неразумность действий директора (вина лица). Либо директор ведал, что творил и сознательно шел на нарушение. Либо сделал глупость по неосторожности, не проявив необходимой на данной должности заботливости и осмотрительности.
  • факт причинения убытков компании. Вариант: «Петя кажется что-то сделал и есть ощущение, что мы из-за этого что-то недополучили. Но это неточно» — не работает. Нужно рассчитать точный размер понесенных убытков и указать его в исковом заявлении вплоть до копейки.
  • причинно-следственную связь между действиями и наступившими убытками. Необходимо доказать, что компания точно получила бы доход, если бы директор вел себя молодцом. Потребуется показать цепочку между виной лица и наступлением убытков из которой однозначно вытекает что: «вот такое-то конкретное действие, привело вот к таким-то потерям».

Отсутствие одного из этих условий приведет к отказу в удовлетворении иска.

При этом наибольшие вопросы вызывает пункт про неразумность/недобросовестность. К примеру: Петя заключает сделку на поставку краски, делает предоплату. Контрагент краску не привозит и скрывается с деньгами. Что это? Неразумность? Или обычный коммерческий риск от которого никто не защищен?

Неразумность и недобросовестность

Неразумность директора в причиненных убытках считается доказанной, если он:

Принял решение без учета известной ему значимой информации.

Пример 1: Петя и его «Ромашка» планировали закупить у «Облачка» пару тонн краски. Петя достоверно знал, что «Облачко» уже полгода задерживает поставки, тупо кидает своих покупателей после получения денег, и все равно подписал сделку. При этом верил, что вот с ним-то точно так не поступят.

Как итог: договор подписали, деньги перевели, краску не поставили, «Ромашка» попала на деньги, а Петя — на убытки.

Не принял мер по получению значимой информации до принятия решения.

Пример 2: Петя и его «Ромашка» всё ещё хотят купить краску, но не знают у кого. В интернете Петя натыкается на «Облачко». При этом об «Облачке» он узнал впервые, никогда раньше с ним не работал, да и из окружения никто о нем не слышал.

Петя читает сайт «Облачка», где «Облачко» рисует себя самым классным-топовым-качественным поставщиком краски. Да ещё и при звонке сотрудник «Облачка» говорит, что они супер-пупер-кайфовые. Не запросив ни отчётность компании, не проверив информацию о судах в отношении поставщика или хотя бы отзывы о компании, Петя закупает не пару, а сразу десятки тонн краски. Итог вы знаете.

Совершил сделку с нарушением обычных для юрлица процедур.

Пример 3: Петя с «Ромашкой» в поисках краски. Натыкаются на сайт «Облачко», где супер предложение — 50 тонн краски по цене 25 тонн и аванс всего 200 000 рублей. Но важное условие — предложение актуально только до конца дня. Пете рвёт крышу, он делает заказ.

И на первый взгляд вроде бы все «ок». Вот только краска поганая, эти 50 тонн не стоили и 100 рублей. А еще Петя оформил сделку без согласования с юр. отделом, бухгалтерией и маляром Васей. А в регламенте «Ромашки» четко прописано: любую сделку дороже 80 рублей нужно согласовать по всем кругам бюрократии. Итог — встряла «Ромашка», платит Петя.

Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, когда он:

Действовал при наличии конфликта интересов, информация о котором не была раскрыта.

Пример 4: Петр всё ещё директор «Ромашки», при этом «Ромашка» занимается продажей автомобилей. Петр решает продать 100 автомобилей «Тюльпанчику», в котором супруга Петра является учредителем. Сделка совершается по цене 600 рублей/авто, вместо стандартных 1000 рублей с другими покупателями.

Если в дальнейшем «Тюльпанчик» продаст тачки по 300 рублей, в целом, все будет ок. Если же Тюльпанчик продаст их за 1000 рублей/авто — Пете не поздоровиться, ведь он не довел до учредителей информацию о конфликте интересов. Точнее — о выгоде своей семьи.

Скрыл от участников юрлица достоверную информацию о сделке.

Пример 5: Петя с «Ромашкой» всё ещё хотят купить краску. Петя решает купить краску «Тюльпанчика». Краска дешевая, но паршивого качества — об этом Петя знает наверняка. Вопрос о покупке выносится на одобрение участников Общества. На собрании Петя умалчивает информацию о причинах низкой стоимости. В итоге — краску купили, воспользовались, через месяц она облезла. Участники провели экспертизу, где и всплыло отвратительное качество. Раз Петя совершил сделку, скрыв достоверную информацию о ней, значит… «Петя, иди сюда!».

Совершил сделку без одобрения, требующегося в силу закона или устава.

Пример 6: Петя взял и заключил сделку по покупке краски на 200 000 рублей без одобрения участников. При этом для компании такая сделка являлась крупной. Участники вообще не планировали такие расходы и в таком объеме. Как итог — «ай-я-яй, недобросовестный Петя. Возмещай!»

После ухода с должности не передал документы, что повлекло неблагоприятные последствия.

Пример 7: Петя решил уволиться из «Ромашки». При передаче бразд правления новому директору, Петя забыл отдать документы по сделке с компанией «Технари». Как итог, «Технари» пошли в суд и взыскали с «Ромашки» долг с учетом неустоек и штрафов. Кто виноват? Петя!

Действовал в ущерб интересам юрлица, о чем знал или должен был знать.

Пример 8: Петя доподлинно знал, что ООО «Помойка» это фирма-однодневка, но все равно перевел ей деньги за покупку краски, которую… Дальше вы знаете.

И напоследок…

Из примеров выше может показаться, что почти за любую сделку директора можно притянуть к убыткам. Здравое зерно в этом есть, но… хотя нет, давайте я еще немного вас покошмарю.

Итак, бонусный пример 9:

Петя максимально добросовестный директор с максимально добросовестными намерениями в отношении своей «Ромашки». Прям всей душой за компанию болеет. Но внезапно владельцы бизнеса принимают решение купить 1000 тонн краски. Хотя смысла особого в этом нет: краска сейчас не особо нужна, да и по конской цене ее продают.

Один из миноритариев, кстати, против заключения сделки. Да и Петя не видит необходимости в этой покупке. Однако, Пете тыкают протоколом собрания участников и напоминают, что если нет желания работать, то приемные часы на бирже труда по вторникам и четвергам с 9:00 до 13:00. А у Пети, как назло, ипотека, жена в декрете, 3 ребенка, собака, да и мерс не мешало бы обновить…. Скрипя душой, Петя подписывает договор.

В итоге сделка приводит к убыткам на миллионы. А тот самый несогласный миноритарий обращается в суд с требованием взыскать сумму потерь с директора (как подписанта) и всех участников, одобривших сделку.

И что вы думаете?

Взыскали со всех вышеуказанных, включая Петю. Суд сослался на все тот же Пленум ВАС: директор обязан действовать в интересах юридического лица, у него своя голова на плечах. Если был против — не надо подписывать. Раз подписал, значит, согласился со сделкой и готов отвечать за ее последствия.

Залёт на убытки: разбор практики

А вот еще реальный пример из практики, как делать…НЕ надо.

Действующие лица: налоговая, компания «Экситон», директор Сулейман, акционер Сергей.

Сулейман заключил договор с подрядчиком и перечислил 4,1 млн за ремонт помещения. Только никакого ремонта не случилось. Договор был нужен для снижения налогооблагаемой базы. Что и вскрылось в ходе последующей проверки. По итогу компании доначислили 1,6 млн налогов + 600 тысяч пеней и штрафов. «Будьте добры оплатить!».

Чтобы получить судебные акты по разобранной практике, оставьте свою почту на нашем сайте.

Узнав о произошедшем, Сергей, один из акционеров компании, обратился в суд для взыскания с Сулеймана убытков. Логика проста: он директор и ответственное лицо. Раз он провернул непонятную сделку, из-за которой был причинен вред компании, пусть и платит из своего кармана.

Но в судах все оказалось не так просто.

Первая инстанция

Суд посчитал, что сам факт привлечения компании к налоговой ответственности, еще не значит, что директор действовал недобросовестно или неразумно. Хоть ремонт «не совсем» сделан, это еще не значит, что сделка была совершена только для виду и с целью причинить ущерб компании.

Более того, в материалы дела были приложены товарные накладные, счет-фактуры, приказ об инвентаризации, и прочая макулатура, согласно которой стройматериалы для ремонта имелись в наличии. Пусть и частично.

Итог: суд посчитал, что Сергей не доказал, что именно действия Сулеймана причинили компании убытки. А значит — во взыскании отказать.

Что интересно, практика такова, что почти в 60% случаев первая инстанция отказывает в удовлетворении исков о взыскании убытков. Сергей проигрыш воспринял спокойно, вдохнул полной грудью и пошагал в апелляцию.

Апелляция

В апелляционной инстанции Сулеймана ждал разгром по каждому пункту:

  • Товарные накладные. Все эти документы имелись на дату проведения налоговой проверки. При этом в ходе проверки подтверждения выполнения перечисленных работ не обнаружено. В налоговой не дураки работают: раз просмотрев эти документы, веры в чистоту сделки не прибавилось, «не зря мы тут все собрались, товарищи!».
  • Инвентаризационные описи, которые приложены к делу, были составлены, когда суд уже рассматривал дело по взысканию убытков. Компания же не в банкротство упала, мало ли что у неё появилось за это время.
  • Счет-фактуры от подрядчика были подписаны директором, который на момент подписания документов уже… умер.

В общем, этого оказалось достаточно (особенно последнего гвоздя), чтобы отменить решения первой инстанции и притянуть директора к 5 млн. рублей убытков.

Кассация

Оставила в силе постановление апелляции.

Как не встрять на убытки

Ужасов мы нарассказывали, пора бы и расслабиться. Варианты отбиться от убытков есть. И да, рецепты не только в заповеди: «не косячь и будет тебе счастье».

Вот базовые моменты, на которые надо обратить внимание, когда судебный процесс начнет набирать обороты:

Срок исковой давности

Для начала важно понять, что заявление о привлечении директора к убыткам, может подать:

1) само юридическое лицо (к примеру в лице нового директора) или

2) участники/акционеры компании, но в интересах Общества.

Во всех случаях срок исковой давности составляет 3 года. Но вот отсчитываться он может очень по-разному. Все зависит от того, кто подает заявление о взыскании убытков:

  • Если заявление о взыскании убытков подается участником в интересах Общества, то все просто: срок для его исчисления будет течь с момента, когда участник узнал или должен был узнать о нарушении.
  • Если заявление о взыскании убытков подает само юридическое лицо (в лице нового директора), то срок давности может исчисляться по-разному. Все зависит от того, кого считать лицом заинтересованным в деятельности компании и чьи интересы затрагиваются директором-бякой. Разберем на примере:

Марина была гендиректором ООО «Шарик». 1 мая 2014 года, в первый же день вступления в должность, она заключила договор на покупку целого автопарка «для фирмы». Оплату фирма провела, автопарка не получила, зато Марина получила деньги на счастливую старость. Больше Марина так не грешила и добросовестно выполняла свои обязанности. Через 5 лет Марина подумала, что ей пора на покой, и 1 мая 2019 года на её место пришел новый директор Коля.

Итак, как может исчисляться срок исковой давности в этой ситуации:

Вариант №1: 3 года на подачу иска об убытках начнут течь с 2 мая 2019 года. Т.е. со следующего дня, когда новый директор Коля вступил на должность и получил (точнее — должен был получить) документы от прошлого директора. В этом варианте суды исходят из того, что 2 мая 2019 г. у нового директора появилась возможность ознакомиться с положением дел в компании и понять, что натворил предшественник.

Вариант №2: А могут исчисляться и с более раннего срока. Например, с момента когда участник общества «Иван с 51% голосов», узнал или должен был узнать о действиях Марины, повлекших убытки. Логика следующая: участник заинтересован в деятельности компании и имел достаточно голосов, чтобы прекратить безобразия директора.

В этом, втором случае, задача суда — разобраться, когда же бенефициар должен был узнать о противоправных действиях директора.

Если сторонами в процессе не представлены конкретные сведения об осведомленности владельца бизнеса, то суды зачастую исходят из следующей логики: по закону юридические лица обязаны проводить годовое собрание. К примеру, ООО должны собираться не позднее 4 месяцев с момента окончания финансового года, а АО — не позднее 6 месяцев.

На годовом собрании, в свою очередь и утверждается финансовая отчетность за предыдущий период, и рассматриваются итоги деятельности в целом. В рамках этих собраний участники/акционеры имеют возможность ознакомиться с бух. балансом, а значит, технически могут увидеть,что у компании дела идут не очень. Уловили, как это работает?

При наличии нескольких событий подряд, срок исковой давности начнет отсчитываться с более раннего. В нашем примере, датой отсчета можно считать день, отведенный для проведения собрания участников — 1 мая 2015 года, т.к. срок отведенный для проведения собрания истек 30 апреля 2015 года. А вот если бы бы новый директор Коля сменил Марину в декабре 2014 года, то срок начал бы течь с этой даты.

Если вы запутались во всех этих датах и точках отсчета, звоните в «Игумнов Групп». Мы получаем неописуемый экстаз от исчисления и обоснования сроков исковой давности. Вот пример, как мы делаем это в банкротных делах:»Исковая давность по субсидиарной ответственности».

Бремя доказывания

В отличие от субсидиарной ответственности, где КДЛ любой банкротящейся компании вменяется презумпция вины, а значит, именно его обязанность доказывать обратное, при взыскании убытков именно истцу нужно доказать противоправность действий директора (недобросовестность и/или неразумность действий), повлекших убытки.

Дело в том, что в гражданском законодательстве закреплена презумпция добросовестности участников гражданских правоотношений, которая распространяется и на директоров. А значит, пока не доказано обратное, все директора милые, пушистые и никогда-никогда не стали бы делать что-то противоправное.

Как итог, причинение убытков доказать гораздо сложнее. Мы это знаем по собственному опыту, т.к. с нашего главного — Игумнова Дмитрия — в свое время тоже пытались взыскать убытки в размере 50 млн рублей. Естественно, мы выиграли. Но об этой истории возможно поговорим как-нибудь в другой раз.

Разумный предпринимательский риск

Любая деятельность связана с рисками от которых никто не защищен. Даже действуя разумно, директор не может предусмотреть все.

К примеру, перед заключением сделки с «Облачком» Петя запросил фин. отчетность компании. У «Облачка» дела шли не очень хорошо, но чтобы внушить доверие, «Облачко» предоставило Пете кипу паленой отчетности. Петя зла не заподозрил, информации о банкротстве или испол. производстве не нашел, и в итоге сделку подписал. Хоть сделка и обернулась убытками, какие могут быть к Пете вопросы? Он действовал добросовестно, а этот слет сделки — обычный коммерческий риск.

Как отбиваются на практике

Петр был директором ЗАО «ФЦСР» в период с 2000 по 2017 г.

С 2002 по 2017 г. компания осуществляла реализацию проекта по реконструкции жилых кварталов. Для этого компания привлекла соинвестора в лице ООО «Аванта» с ориентировочным объемом инвестиций в объеме 350 млн. долларов. Поскольку «Аванта» не привлекла ожидаемых сумм, инвестиционный договор №1 от 28.03.2005г. был расторгнут в 2011 году.

Но необходимость в инвестициях никуда не исчезла. Поэтому «ФСЦР» заключило новый инвестиционный договор №2 с ООО «Салпа». К слову, в «Салпа» Петр выступал конечным бенефициаром. С учетом всех договоренностей, «Салпа» должна была внести почти 27 миллиардов рублей в срок до 31.12.2014.

По итогу инвестор смог внести только 3,5 миллиарда. Более того, в последующем вскрылось, что для перечисления этих самых 3,5 ярдов «Салпа» взяло кредит в Промсвязьбанке. При этом гендиректор Петр подписал договор поручительства от имени «ФЦСР» на указанные суммы.

Поскольку «Салпа» так и не осилила весь объем обещанного, в июне 2016 «ФЦСР» расторгло договор с «Салпой». А к январю 2017, будучи поручителем по кредитному договору «Салпы», «ФЦСР» оплатила банку почти 188 миллионов.

Собственно, эти 188 лямов и стали основанием для взыскания убытков с Петра. В 2017 г. вместо Петра у руля «ФЦСР» встала управляющая компания, которая увидела выплаченные банку суммы, прифигела и пошла войной на Петра.

Так и что же суд?

Все 3 инстанции отличались удивительной гармонией и единогласностью решения — в удовлетворении иска было отказано.

Суды пришли к выводу, что основным интересом директора Петра , как фактического владельца обеих компаний (и «ФЦСР» и «Салпа»), была реализация инвестиционного контракта, заключенного ЗАО «ФЦСР» с городом Москвой.

Деньги полученные «Салпа» от банка имели целевое назначение — финансирование инвестиционного проекта. Более того, сделка по предоставлению Петром поручительства от имени «ФЦСР» не являлась невыгодной. Даже наоборот — являлась необходимым условием для привлечения денежных средств в ЗАО «ФЦСР» для реализации инвестиционного проекта.

А самое главное — для финансирования проекта Петр заложил банку практически все свое имущество: он предоставил поручительство лично от себя, а также передал в залог принадлежащие ему акции (доли) компаний, участником которых он являлся.

Убытки — навсегда?

Можно ли директору списать убытки через банкротство физического лица? Или это пожизненный долг?

По этому поводу у нас в коллективе сломано немало копий.

Если заниматься буквоедством (что должен уметь делать каждый юрист) и дословно изучать пункт 6 статьи 213.28 закона о банкротства, вы увидите, что по итогам банкротства однозначно НЕ списываются убытки 1) участников и 2) членов коллегиальных органов юридического лица.

Между тем, директор — это ЕДИНОЛИЧНЫЙ исполнительный орган. Таким образом, вроде бы есть формальное основание говорить о том, что директор не попадает в указанный список и его убытки должны быть списаны.

Но если посмотреть на ситуацию более широко и принять во внимание цели и задачи, которые законодатель изначально закладывал, вводя главу о банкротстве физических лиц, то вырисуется совсем другая картина:

Во-первых, глава задумывалась только для добросовестных должников, которые попали в ситуацию неплатежеспособности в силу стечения обстоятельств. Именно им законодатель предполагал списывать долги. Тем же, кто «кидал» своих контрагентов действуя осознанно, целенаправленно и противоправно — эти долги прощаться не должны. Об этом свидетельствует объемная статья 213.28 ФЗоБ — почитайте ее ради интереса и проникнитесь тем списком обязательств, которые не подлежат списанию.

Во-вторых, Верховный суд активно пропагандирует «справедливое», а не «формальное» разрешение споров. Его позицию прекрасно видно на примере недавнего дела в котором субсидиарная ответственность была переложена на наследников бенефициара под предлогом того, что «будет несправедливо, если должник сможет уходить от ответственности путем переоформления своих активов».

С этой точкой зрения я в общем согласен, но если смотреть на букву закона дословно (что мы юристы так любим делать), то субсидиарная ответственность — это, по сути, личная ответственность контролирующего бизнес лица. А по итогу Верховный суд вывернул ситуацию так, что теперь это не личная ответственность, а имущественная и она может переходить другим лицам вместе со спорными активами. Вот тебе и буква закона.

Итого: позиция спецов из «Игумнов Групп» — вы не сможете списать убытки директора путем его личного банкротства. Однозначно. Даже если удастся проскочить в первых инстанциях, Верховный суд развернет тему, как только она до него дойдет. И наше мнение подтверждается отсутствием какой-либо положительной судебной практики по прощению убытков директорам. Тем не менее, ничто не мешает вам самопривлечься к убыткам, а потом потренироваться с их списанием. Мы будем рады, если вы сможете опровергнуть нашу точку зрения. Но только давайте не на словах, а на бумаге.

Выводы

1. Взыскание убытков с директора может быть как реальным, так и просто инструментом корпоративной войны. Будьте к этому готовы.

2. Чтобы взыскать убытки нужно доказать, что директор действовал недобросовестно/неблагоразумно, рассчитать конкретный размер убытков и установить причинно-следственную связь между действиями и убытками;

3. Бремя доказывания этих условий лежит именно на истце;

4. Если участники общества заставляют вас подписать заведомо-убыточную сделку или же они уже пытаются повесить на вас убытки компании — звоните сюда.

Информация в статье актуальна на дату публикации на сайте igumnov.group.

Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.

Миронов Александр

юрист «Игумнов Групп», профи в разрешении споров в судах арбитражной юрисдикции

Специализация: защита от субсидиарной ответственности в сфере кредитных организаций. Разработка комплексной стратегии и реализация мер, направленных на обеспечение безопасности активов руководителей и бенефициаров бизнеса.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *