Возвращение уголовного дела прокурору

  • автор:

1. Судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если:

1) обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление составлены с нарушением требований настоящего Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, акта или постановления;

2) копия обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления не была вручена обвиняемому, за исключением случаев, если суд признает законным и обоснованным решение прокурора, принятое им в порядке, установленном частью четвертой статьи 222 или частью третьей статьи 226 настоящего Кодекса;

3) есть необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера;

4) имеются предусмотренные статьей 153 настоящего Кодекса основания для соединения уголовных дел, за исключением случая, предусмотренного статьей 239.2 настоящего Кодекса;

5) при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права, предусмотренные частью пятой статьи 217 настоящего Кодекса;

6) фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, обвинительном акте, обвинительном постановлении, постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера, свидетельствуют о наличии оснований для квалификации действий обвиняемого, лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния либо в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства установлены фактические обстоятельства, указывающие на наличие оснований для квалификации действий указанных лиц как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния.

1.1. При наличии обстоятельств, указанных в статье 226.2 и части четвертой статьи 226.9 настоящего Кодекса, судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для передачи его по подследственности и производства дознания в общем порядке.

1.2. Судья по ходатайству стороны возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом в случаях, если:

1) после направления уголовного дела в суд наступили новые общественно опасные последствия инкриминируемого обвиняемому деяния, являющиеся основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления;

2) ранее вынесенные по уголовному делу приговор, определение или постановление суда отменены в порядке, предусмотренном главой 49 настоящего Кодекса, а послужившие основанием для их отмены новые или вновь открывшиеся обстоятельства являются в свою очередь основанием для предъявления обвиняемому обвинения в совершении более тяжкого преступления.

1.3. При возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, предусмотренным пунктом 6 части первой настоящей статьи, суд обязан указать обстоятельства, являющиеся основанием для квалификации действий обвиняемого, лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния. При этом суд не вправе указывать статью Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, по которой деяние подлежит новой квалификации, а также делать выводы об оценке доказательств, о виновности обвиняемого, о совершении общественно опасного деяния лицом, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера.

2. Утратила силу.

3. При возвращении уголовного дела прокурору судья решает вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого. При необходимости судья продлевает срок содержания обвиняемого под стражей для производства следственных и иных процессуальных действий с учетом сроков, предусмотренных статьей 109 настоящего Кодекса.

4. Утратила силу.

5. Утратила силу.

Комментарий к Ст. 237 УПК РФ

1. Возрождение института, о котором идет речь (начало такому возрождению было положено еще в 2003 г. Постановлением Конституционного Суда РФ N 18-П // Российская газета. 2003. 23 дек.), означает, что суд по результатам предварительного слушания уголовного дела вправе по инициативе сторон или по собственной инициативе при наличии оснований, перечисленных в части первой комментируемой статьи, возвратить данное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, что означает его возвращение для производства дополнительного расследования, т.е. производства необходимых следственных действий, связанных с такой работой. На это указывает содержание части третьей комментируемой статьи. Понятием «возвращение для производства дополнительного расследования» УПК пользуется и в части шестой статьи 162, устанавливающей, что дополнительное расследование должно быть завершено в месячный срок со дня поступления возвращенного уголовного дела следователю. Вместе с тем неполнота предварительного расследования в числе оснований возвращения уголовного дела для производства дополнительного расследования (в отличие от УПК РСФСР) не значится. Такая неполнота по возможности должна быть устранена в ходе судебного следствия, а при отсутствии такой возможности суд обязан принять соответствующее итоговое решение по уголовному делу, включая оправдательный приговор.

2. По основанию, предусмотренному пунктом 1 части первой комментируемой статьи, уголовное дело подлежит возвращению прокурору, в частности, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого; обвинительное заключение или обвинительный акт не подписаны следователем (дознавателем), обвинительное заключение не согласовано с руководителем следственного органа либо не утверждено прокурором, обвинительный акт не утвержден начальником органа дознания или прокурором; в обвинительном заключении или обвинительном акте отсутствуют указание на прошлые судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем (пункт 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. N 28).

3. Отсутствие в материалах уголовного дела расписки в том, что копия обвинительного заключения обвиняемому вручена (см. часть вторую статьи 222 УПК), не может служить основанием основания уголовного дела прокурору, если по утверждению обвиняемого она фактически ему вручена (пункт 15 названного Постановления).

2) Судья также обязан возвратить уголовное дело прокурору, если копия обвинительного заключения или обвинительного акта не была вручена обвиняемому (п. 2 ч. 1 ст. 237). Имеется одно исключение из этого правила — дело не возвращается прокурору, если обвиняемый отказался от получения копии обвинительного заключения либо не явился по вызову или иным образом уклонился от получения копии обвинительного заключения или акта и прокурор направил уголовное дело в суд с указанием причин, по которым копия обвинительного заключения не была вручена обвиняемому.

3) Дело возвращается прокурору и в том случае, когда при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не было разъяснено его право ходатайствовать: о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, о применении особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, о проведении предварительного слушания.

4) Возвращение уголовного дела прокурору предусмотрено также для соединения уголовных дел, если при наличии для этого оснований такое соединение не было осуществлено на стадии предварительного расследования (п. 4 ч. 1 ст. 237). Сам судья не вправе принимать решения о соединении поступивших к нему уголовных дел, поскольку это означало бы принятие им на себя в этой части функции обвинения.

В соответствии со ст. 153 УПК в одном производстве могут быть соединены уголовные дела в отношении: 1) нескольких лиц, совершивших одно или несколько преступлений в соучастии; 2) одного лица, совершившего несколько преступлений; 3) лица, обвиняемого в заранее не обещанном укрывательстве преступлений, расследуемом по этим уголовным делам (о недостатках этих формулировок закона см. ком. к ст. 153). Однако по первым двум основаниям для соединения дел, как правило, требуется вынесение и предъявление обвиняемым или обвиняемому нового обвинения (например, о совершении преступления в соучастии, о совершении преступлений в совокупности). Затем потребуется проведение комплекса действий, связанных с окончанием предварительного расследования, с учетом изменения обвинения (ст. ст. 215 — 220, 221 — 222, 223 — 226). В этой связи представляются не относящимися к решению данного вопроса рассмотренные выше требования Постановления Конституционного Суда РФ от 08.12.2003 N 18-П (пункт 3 мотивировочной части) о том, что при исправлении недостатков предварительного расследования недопустимо дополнение ранее предъявленного обвинения либо переквалификация деяния (см. пункт 1 ком. к данной статье). См. также пункт 4 ком. к ст. 252 настоящего Кодекса.

По этой причине для реализации процедуры соединения дел в одном производстве после возвращения дела прокурору могут проводиться определенные процессуальные действия, которые при этом не должны быть связаны с восполнением неполноты проведенного расследования применительно к обвинению, являвшемуся предметом судебного разбирательства. Это, однако, не препятствует выполнению органами следствия необходимых, по их мнению, следственных и иных процессуальных действий в рамках того обвинения, которое не было предметом судебного разбирательства, как и не ограничивает право обвиняемого использовать все предоставленные ему законом способы защиты (Определение Конституционного Суда РФ от 07.06.2011 N 751-О-О).

5) В п. 3 ч. 1 ст. 237 предусмотрено такое основание для возвращения дела прокурору, как необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера. Необходимость в этом, согласно ч. 5 ст. 443, может возникнуть, если судья признает, что психическое расстройство лица, в отношении которого рассматривается уголовное дело, не установлено или что заболевание лица, совершившего преступление, не является препятствием для применения к нему уголовного наказания. Следует, однако, учитывать, что в соответствии с ч. 3 ст. 15 суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Возвращение же судьей по своей собственной инициативе уголовного дела прокурору по данному основанию фактически равнозначно даче судом поручения прокурору привлечь данное лицо к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, что нельзя расценить иначе как акт уголовного преследования. Поэтому названную норму необходимо, на наш взгляд, толковать ограничительно, а именно: возвращение дела судьей прокурору по данному основанию возможно только по ходатайству стороны обвинения, но не по инициативе судьи.

2. При возвращении уголовного дела прокурору судья решает вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого (в том числе о заключении под стражу или домашний арест с указанием срока ее действия) и перечисляет его за прокуратурой. Если судьей оставлена или избрана обвиняемому мера пресечения в виде содержания под стражей, то срок содержания под стражей должен исчисляться с учетом времени, проведенного подозреваемым, обвиняемым под стражей ранее, без превышения его предельного для стадии предварительного расследования значения. При повторном поступлении уголовного дела в суд в общий срок содержания лица под стражей, предусмотренный частью 2 статьи 255 УПК РФ, засчитывается время содержания под стражей со дня первоначального поступления уголовного дела в суд до возвращения его прокурору (п. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22).

3. Суд второй инстанции также вправе возвратить дело прокурору в целях устранения нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных на стадиях, предшествующих судебному производству, и повлекших лишение или стеснение гарантированных законом прав участников уголовного судопроизводства, исключающих возможность постановления законного, обоснованного и справедливого приговора, если это не связано с восполнением неполноты дознания или предварительного следствия (пункт 14 Постановления Пленума ВС РФ от 23.12.2008 N 28 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций»).

4. Исходя из анализа содержания п. п. 3 и 15 ч. 2 ст. 37, п. 3 ч. 2 ст. 38, п. 8 ч. 1 ст. 39, п. 2 ч. 1 ст. 221 и ч. 6 ст. 162 УПК, можно прийти к выводу о том, что закон не содержит каких-либо специальных положений, регламентирующих порядок производства следственных и процессуальных действий после возвращения судом уголовного дела прокурору, а регламентирует лишь предварительное досудебное производство, осуществляемое в обычном порядке. При применении указанных положений уголовно-процессуального закона на практике складывается ситуация, когда вопреки решению суда об исправлении недостатков предварительного расследования, имеющих сугубо процедурный характер, фактически осуществляется дополнительное предварительное расследование. В какой-то мере это обыкновение носит вынужденный характер, поскольку в ином случае исправление недостатков предварительного расследования (в отличие от направления дела прокурором для дополнительного расследования) ничем не ограничивалось бы во времени, что само по себе нетерпимо, ибо явно нарушало бы общепризнанный принцип срочности судебной защиты. Однако применение правил, допускающих дополнительное расследование по указанию прокурора с продлением сроков предварительного расследования в общем порядке, столь же явным образом вступает в противоречие с названными выше позициями Конституционного Суда РФ. При этом страдает не только правило о доказывании виновности лишь в порядке, установленном законом (ибо порядок, предусмотренный обжалуемыми статьями, рассчитан на иную правовую ситуацию), но и принципы состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ). Превращение явочным порядком института возвращения уголовного дела судом прокурору для исправления недостатков предварительного расследования в упраздненный законом институт возвращения дела судом для дополнительного расследования возлагает на суд несвойственную ему роль адепта органов уголовного преследования, поскольку им предоставляется повторная попытка доказывания виновности при отсутствии симметричной возможности у стороны защиты.

Следует указать, что само по себе содержание указанных норм не дает основания для вывода об их ошибочности или правовой неопределенности. Дело в том, что они рассчитаны на совершенно иную, «штатную» правовую ситуацию, а именно проведение предварительного расследования до направления дела в суд. Правовая неопределенность может быть усмотрена в самом правовом регулировании института возвращения дела судом прокурору, предусмотренного ком. статьей, которое содержит существенный пробел, касающийся оснований и сроков такого возвращения; порядка производства процессуальных действий, включая следственные действия (а также, попутно заметим, и меры пресечения); процедуры обратного возвращения уголовного дела в суд. Частично этот пробел был восполнен названным выше Постановлением КС РФ от 08.12.2003 N 18-П, которое открыло дорогу для возвращения дела прокурору для исправления не только дефектов собственно обвинительного заключения (акта), но и исправления иных существенных и невосполнимых в судебном разбирательстве процессуальных нарушений. Однако остальные вопросы, связанные с таким возвращением, остаются открытыми.

Представляется, что указанный вопрос в определенной степени может быть разрешен, однако не за счет признания неконституционными оспариваемых заявителем норм, а путем конституционно-правового истолкования статьи 237 УПК — на базе той интерпретации, которую ранее уже дал ей КС РФ. Сущность такого истолкования может состоять в следующем. Коль скоро Конституционным Судом признано право суда общей юрисдикции возвращать уголовное дело прокурору для исправления недостатков предварительного расследования, то в силу требования законности, обоснованности и мотивированности судебных решений (ч. 4 ст. 7 УПК) суд, принимая такое решение, обязан указать, какие именно недостатки подлежат устранению и какие процессуальные действия должны для этого выполнить орган предварительного расследования и прокурор, а также установить срок, в течение которого данные недостатки должны быть устранены, после чего прокурор, безусловно, обязан возвратить дело в суд.

Этот вывод может быть подкреплен также и следующим аргументом. В соответствии с установленным в ст. 6.1 УПК принципом разумности уголовное судопроизводство осуществляется в сроки, установленные данным Кодексом. Продление этих сроков допустимо в случаях и порядке, которые предусмотрены УПК, но уголовное преследование, назначение наказания и прекращение уголовного преследования должны осуществляться в разумный срок. При определении разумного срока уголовного судопроизводства учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, начальника подразделения дознания, органа дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела, и общая продолжительность уголовного судопроизводства.

Следовательно, допуская принятие судом решения о возвращении дела прокурору, уголовно-процессуальный закон предполагает установление в постановлении суда и соответствующего срока, который по смыслу взаимосвязанных положений ст. ст. 237 и 6.1 УПК должен быть конкретным и разумным. Следует отметить, что подобный подход уже был применен КС РФ в Определении от 27.01.2011 об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина А.А. Аноприева на нарушение его конституционных прав статьей 107 УПК. Вместе с тем окончательное решение проблемы должно быть дано федеральным законодателем, путем исчерпывающего урегулирования указанных вопросов в уголовно-процессуальном законе.

В ________________ районный суд

города ______________________

федеральному судье Иванову И.И.

От адвоката НО “Самарская областная коллегия

адвокатов” Антонова А.П., рег. № 63/2099

в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: г. Самара,

пр-кт Карла Маркса, д. 192, оф. 619

Тел. +7-987-928-31-80

(ордер на защиту в уголовном деле)

«____» _________ 20 ___ г

в защиту (ордер в материалах уголовного дела)

подсудимого С.___________________________

«____» _________ 20 ___ г

Ходатайство

(дополнительное)

о возвращении уголовного дела прокурору

Мной осуществляется защита обвиняемого С.

В соответствии со ст.237 УПК РФ, на предварительном слушании суд разрешает вопрос о наличии или отсутствии оснований для возвращения уголовного дела прокурору.

В нашем случае, в уголовном деле имеются достаточные данные для его возвращения прокурору по следующим основаниям:

В соответствии с п.1, ч.1, ст.237 УПК РФ, судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случае, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного обвинительного заключения.

Как указал Конституционный Суд РФ в п.4 Постановления № 18-П от 08.12.03 г –

«если на досудебных стадиях производства по уголовному делу имели место нарушения норм уголовно-процессуального закона, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации».

В соответствии с указаниями и разъяснениями Пленума ВС РФ в Постановлении № 1 от 05.03.04 г «О применении судами норм уголовно-процессуального кодекса Российский Федерации» —

13). Обвинительное заключение или обвинительный акт в соответствии с пунктами 5 и 6 части 1 статьи 220 УПК РФ и пунктом 6 части 1 статьи 225 УПК РФ должны включать в себя, в частности, перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты. Если по делу привлечены несколько обвиняемых или обвиняемому вменяется несколько эпизодов обвинения, то перечень указанных доказательств должен быть приведен в отдельности по каждому обвиняемому и по каждому эпизоду обвинения.

Под перечнем доказательств, подтверждающих обвинение, а также под перечнем доказательств, на которые ссылается сторона защиты, понимается не только ссылка в обвинительном заключении на источники доказательств, но и приведение в обвинительном заключении или обвинительном акте краткого содержания доказательств, поскольку в силу части 1 статьи 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу

14). Под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в статьях 220, 225 УПК РФ положений, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта. В частности, исключается возможность вынесения судебного решения в случаях, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого… и др.

Эти руководящие указания и разъяснения высшей судебной инстанции не были выполнены следователем, что повлекло неконкретность и противоречивость обвинительного заключения, неустранимые в суде.

Так, правильность (законность и обоснованность) применения органом расследования уголовного закона должна подтверждаться конкретными фактическими обстоятельствами, установленными следователем. Выводы и утверждения следователя не могут основываться на предположениях и противоречиях, которые не были устранены. Утверждение о совершении обвиняемым тех или иных противоправных действий должно быть основано на конкретных доказательствах, ссылка на которые должна быть приведена в обвинительном заключении.

В этом случае, местом получения денежных средств является данное отделение СБ РФ в городе Нижний Новгород, по указанному адресу.

Правильное определение места перевода и зачисления безналичных денежных средств обуславливает, в том числе, правильность определения места совершения преступления и подсудности данного уголовного дела.

(п.п.4,12, ППВС РФ № 51 от 27.12.07 г «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

Поскольку этот эпизод обвинения по времени является последним, то, в силу ч.ч.2,3 ст.32 УПК РФ, учитывая, что все инкриминируемые С. деяния равнозначны по тяжести, то, подсудность уголовного дела определяется по месту совершения этого (последнего) эпизода. Отсутствие в обвинении времени и даты совершения этого деяния, привело к тому, что данное уголовное дело было направлено в суд с учётом подсудности первого, а не последнего по времени окончания деяния, совершение которого инкриминируется С.

Поскольку обвинение в этой части не конкретизировано не только по времени и месту совершения деяния, но, также в описании действий С., то, суд не вправе подменять органы расследования и «подправлять» обвинение, уточняя квалифицирующие признаки состава преступления, в связи с чем уголовное дело подлежит возвращению прокурору.

Кроме того, —

Последнее стало возможным, поскольку обвинение было предъявлено С. с нарушением требований ч.5, ст.172 УПК РФ, согласно которой –

Следователь, удостоверившись в личности обвиняемого, объявляет ему и защитнику постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого.

При этом, следователь разъясняет обвиняемому существо предъявленного обвинения, а также его права, предусмотренные ст.47 УПК РФ, что удостоверяется подписями обвиняемого, его защитника и следователя на постановлении…

Как усматривается из данного постановления (стр.5, л.д.115, 2-й абзац снизу), следователь не выяснил, понятно ли С. предъявленное обвинение, и, хотя С. ответил, что обвинение ему не разъяснено и непонятно, следователь ограничился тем, что предоставил С. и его защитнику возможность прочесть текст обвинения. Однако, «дать прочесть» текст обвинения не означает «его разъяснить».

В обвинительном заключении отсутствуют ссылки на содержание и на сами документы, изъятые в отделении СБ РФ города Нижнего Новгорода, а имеется ссылка только на протокол выемки. Однако, протокол выемки подтверждает факт производства следственного действия, но, не может подменить сами доказательства – содержание изъятых документов.

При этом в заключении эксперта (том.3, л.д.25, середина), имеется ссылка на выписку по банковским счётам потерпевшего, а в уголовном деле эта выписка отсутствует, что препятствует проверке в суде этих сведений. Если же прокурор представит эту выписку в судебном заседании, то, она будет опровергать обвинение в той части, что органам расследования якобы не представилось возможным установить время и место совершения деяния, являющегося по его смыслу, последним по дате его совершения. При выполнении требований ст.217 УПК РФ (ознакомление с материалами уголовного дела) эта выписка стороне защиты не предъявлялась. Не учтено содержание этой банковской выписки и в постановлении о привлечении С. в качестве обвиняемого. Устранить этот дефект в обвинении на стадии судебного разбирательства невозможно.

При таких данных, уголовное дело подлежит возвращению прокурору на основании вышеизложенного.

Руководствуясь ч.5, ст.172; ст.220; п.1, ч.1; ст.237 УПК РФ —

ПРОШУ:

Возвратить уголовное дело прокурору для устранения допущенных следователем нарушений закона, с учётом доводов, приведённых в тексте настоящего ходатайства защиты.

Приложение: копия ходатайства для прокурора;

С уважением,

Адвокат ___________________ Антонов А.П.

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

Рассмотрение судом вопросов, определяющих необходимость возвращения уголовного дела прокурору является одним из наиболее спорных на практике.

Нередко, в схожих ситуациях, суды принимают прямо противоположные решения.

Однако, эта неоднозначность правоприменения обусловлена не только формальным отношением судей к содержанию ст.237 УПК РФ, но, прямым неисполнением закона.

Например, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 29.06.04 г, № 13-П прямо указано, что запрет допроса на предварительном слушании лиц, которым известно что-либо об обстоятельствах производства следственных действий, приводит к нарушению конституционного права на судебную защиту. Это предусмотрено и в ч.3, ст.235 УПК РФ. Однако, имеются многочисленные примеры, когда судья отказывает в допросе свидетелей, препятствуя установлению в судебном заседании обстоятельств, влекущих безусловное возвращение уголовного дела прокурору.

В указанном Постановлении КС РФ разъяснено, что запрет обязывать лицо, обладающее свидетельским иммунитетом (в частности, адвокат), давать показания относительно обстоятельств досудебного производства, не исключает возможности допроса этих лиц, в том числе, по ходатайству стороны защиты, об обстоятельствах производства следственных действий при условии их согласия на это. Однако, имеется судебная практика, подтверждающая, что судьи отказывают в допросе кого-либо на предварительном слушании. А в допросе адвокатов защитников, даже при наличии их согласия, судьи отказывают, игнорируя, что такое ходатайство заявляет обвиняемый (подсудимый).

Эти негативные тенденции нарастают, поскольку допускаемые судами нарушения закона всё чаще остаются без реагирования вышестоящих судов.

Существует позиция и других юристов, считающих, что недоработки суда на предварительном слушании могут быть восполнены в последующем судебном разбирательстве. Но, тогда для чего введена Глава 34 УПК РФ о предварительном слушании? Чтобы она не соблюдалась? Вряд ли подобная позиция будет отвечать духу и смыслу уголовно-процессуального закона.

По нашему мнению, предварительное слушание необходимо рассматривать как дополнительную гарантию тому, что суд своевременно возвратит уголовное дело обратно прокурору, если такое решение неизбежно, но, его принятие в более поздних этапах рассмотрения дела в суде первой инстанции приведёт к напрасной трате времени и возможности объективно установить все обстоятельства уголовного дела.

С другой стороны, мы имеем дело с убеждённостью судьи. И если судью не убедили доводы, представленные сторонами, то, судья отказывает в возвращении уголовного дела прокурору и назначает судебное заседание. После изучения доказательств у судьи может появиться дополнительная мотивация для повторного рассмотрения вопроса о наличии оснований для возвращения уголовного дела прокурору.

Здесь необходимо оценивать ситуацию с позиций вышестоящего суда. Если в суде первой инстанции имелись основания для возвращения уголовного дела прокурору, но, суд постановил приговор, то, вышестоящий суд оценивает законность приговора, отвечая, в том числе, на вопрос — могло ли повлиять и повлияло ли на законность приговора то, что уголовное дело не было возвращено прокурору?

И только в том случае, когда невыполнение судом требований ст.237 УПК РФ могло повлиять на законность проверяемого приговора, вышестоящий суд отменяет приговор и возвращает уголовное дело прокурору. Именно с такой целью, в УПК РФ предусмотрены эти правомочия не только для апелляции, но, также для судов кассационной и надзорной инстанций (п.3, ч.1, ст.401.14 и п.6, ч.1, ст.412.11 УПК РФ).

Подытоживая сказанное, целесообразно рекомендовать защите не спешить с заявлением ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору. Ведь в случае, если при постановлении приговора возникнут сомнения, которые невозможно устранить в суде, то, судья может пойти не смягчение положения подсудимого, то есть, на некий компромисс. И если условия этого компромисса приемлемы, то, защита может не настаивать на возвращении уголовного дела прокурору.

Если же не удалось найти компромисс по вопросу о возвращении или невозвращении уголовного дела прокурору, то, защита вправе обжаловать эти действия и решения суда, в том числе, имевшие место на предварительном слушании, в суд второй (апелляционной) инстанции.

=========================================================================

К вопросу о существовании института дополнительного расследования на этапе возвращения судом дела прокурору, и прокурором следователю

Коллеги, думаю что многим памятен присноблаженный УПК РСФСР, в силу своей простоты и доступности даже умам граждан не имеющих специального юридического образования, не намотавший на свои страницы сонмы комментариев ВС РФ, КС РФ и иже с ними.
В его части 1 ст. 232 предусматривалось, что суд в распорядительном заседании возвращает дело для дополнительного расследования в случаях:

  1. неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, которая не может быть восполнена в судебном заседании;
  2. существенного нарушения уголовно-процессуального закона при производстве дознания или предварительного следствия;
  3. наличия оснований для предъявления обвиняемому другого обвинения, связанного с ранее предъявленным, либо для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении;
  4. наличия оснований для привлечения к уголовной ответственности по данному делу других лиц при невозможности выделить о них материалы дела;
  5. неправильного соединения или разъединения дела.

Кассационная и надзорная инстанции также были полномочны направить уголовное дело для дополнительного расследования (ст. 348 ч. 2, ст. 378 п. 2 УПК РСФСР 1960 г.). Кроме того, такое же право имелось у судебной инстанции, рассматривавшей уголовное дело по вновь открывшимся обстоятельствам.
В ст. 389 УПК РСФСР имелось положение, согласно которому Президиум суда или Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, рассмотрев дело по вновь открывшимся обстоятельствам, вправе были принять решение «об отмене приговора, определения или постановления суда и передаче дела для производства нового расследования или нового судебного разбирательства».
Пожалуй самой прогрессивной новеллой, вступившего в действие с 01.07.2002 УПК РФ, стало искоренение института направления судами уголовных дел для производства дополнительного расследования — института, дающего возможность исправлять любые ошибки предварительного следствия, прокуратуры и нижестоящих судов, т.е. института, сводящего всю состязательность к абсолютному нулю.
С учетом того, что кадры в следственных органах и прокуратуре остались теми же, возникла необходимость вновь вернуться к забытому старому, так как иначе ну «совсем никак».

Щекотливости ситуации не могли не добавить решения ВС и КС РФ.
Так, согласно п. 4 постановления КС РФ от 08.12.2003 года N 18-П «По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 УПК РФ в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан»: положения части первой ст. 237 УПК РФ не исключают по своему конституционно-правовому смыслу правомочие суда по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях существенных нарушений уголовно-процессуального закона, не устранимых в судебном производстве, если возвращение дела прокурору не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствияНе будем при этом забывать, что согласно ст. ст. 6, 71 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде РФ», решения КС РФ обязательны на всей территории РФ для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, должностных лиц, а одним из видов решений КС РФ, принимаемых в ходе осуществления конституционного судопроизводства, являются постановления.
Старшему собрату не смог не поддакнуть его младший коллега, постановивший в п. 14 постановления Пленума ВС РФ от 05.03.2004 № 1 «О применении судами норм УПК РФ», что: в тех случаях, когда существенное нарушение закона, допущенное в досудебной стадии и являющееся препятствием к рассмотрению уголовного дела, выявлено при судебном разбирательстве, суд, если он не может устранить такое нарушение самостоятельно, по ходатайству сторон или по своей инициативе возвращает дело прокурору для устранения указанного нарушения при условии, что оно не будет связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия.Триединый союз следствия, прокуратуры и суда разработал как выход из создавшегося тупикового положения прямо-таки рейдерско-процессуальный прихват, правда выглядит он весьма неуклюже и попахивает откровенной тухлятиной.
Схема такая:

  1. Суд возвращает прокурору в порядке ст. ст. 255, 256, и п.1.ч.1 ст. 237 УПК РФ, т.е. в связи с тем, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, исключающим возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.
  2. Прокурор возвращает дело следственному органу сопроводительным письмом для «для устранения выявленных недостатков в установленный срок», не ссалаясь на какую-либо норму УПК РФ, разумеется не давая при этом письменные указания о производстве дополнительного расследованияв порядке п.15 ч.2 ст. 37 УПК РФ.
  3. Руководство следствия постановлением о поручении производства предварительного расследования передает дело следствию только для дословно: «пересоставления обвинительного заключения в соответствии с требованиями ст. 220 УПК РФ».
  4. Следователь возобновляет расследование и получает вполне законный дополнительный месячный срок в порядке п. 2 ч.1 ст. 221 УПК РФ.
  5. Следователь незамедлительно составляет обвинительное заключение, которое также незамедлительно несогласовывывается начальником следственного отдела.
  6. Руководитель следственного органа незамедлительно выносит постановление о возвращении уголовного дела для производства предварительного следствия, которым передает уголовное дело подчиненному ей следователю для выполнения ряда следственных действий.
  7. Ну а дальше все происходит как раньше… короче — «как в старое доброе время».

Между тем, в схеме чересчур многовато фальши. Руководитель следственного органа, давая следователю указание о производстве именно полноценного дополнительного расследования, явно грубо нарушает положения ч.1 ст. 392 УПК РФ, согласно которой вступившее в законную силу постановление суда обязательно для всех органов государственной власти, должностных лиц, и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории РФ, тем самым выходя за пределы процессуальных полномочий, указанных во вступившем в законную силу решении суда (хотя бы в связи с тем, что 10-ти суточный срок его обжалования успевает истечь по дороге дела из суда в следствие транзитом через прокуратуру).
Такой же несвежий душок имеют противоречащие друг другу постановления руководителя следствия, согласно которым он то требует от следствия «отшлифовать» обвинительное, то провести полноценное дополнительное расследование. Разумеется, первичное решение не отменяется в порядке п. 7 ч.1 ст. 39 УПК РФ, а ситуация с неправомочностью выносить решение, противоречащее ранее вынесенному решению, без отмены такового вышестоящим руководителем следственного органа, зависает в воздухе с молчаливым укором.
А вот дальше начинается самое интересное.
Обусловленная ч.6 ст. 162 УПК РФ задача «завершить дополнительное следствие за месяц с учетом выполнения требований ст. 217 УПК РФ» для следователя равносильна отправке на подавление ДЗОТА с винтовкой Мосина. О чем я думаю при этом коллеги, имхо, сразу поймут.
Разумеется, следствие вынуждено «рисовать» дальнейшие продления сроков следствия, понимая при этом, что все следственные и процессуальные документы за сроком «+месяц» юридически ничтожны, в виду того, что производство предварительного следствия по уголовному делу вне установленного срока является существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона, влечет за собою бесспорную недопустимость результатов следственных и процессуальных действий, и, соответственно, влияет на исход дела.
Вторично получая такое дело с обвинительным заключением от прокурора, незаинтересованный (ну это каким он должен быть в идеале) суд не может принять его и рассмотреть по существу, так как в соответствии с п. 2 ч.2 ст. 229 УПК РФ суд по собственной инициативе должен провести предварительное слушание и возвратить уголовное дело прокурору в порядке п. 1 ч.1 ст. 237 УПК РФ, как это он уже и делал ранее.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *