Венчурная индустрия

  • автор:

Инвесторы, работающие в технологической сфере, предложили решения для увеличения объема венчурного финансирования в стране и создания комфортной среды для создателей ИТ-проектов. Ведущие международные инвесторы из высокотехнологической сферы высказали предложения на встрече с Президентом России Владимиром Путиным в Ново-Огарево.

Создание спроса на инновации – это возможность увеличения венчурного капитала в России

Основатель компании RTP Global Леонид Богуславский сообщил, что его организация запустила новый третий фонд размером 700 млн долларов. По его словам, для компании важнейший элемент развития – размер венчурного капитала в стране.

«Страны, в которых больше венчурного капитала и фондов, опережают другие страны. Поэтому недостаточно делать отдельные проекты, надо запустить массовое технологическое предпринимательство и массовые инновации в высоких технологиях, громко об этом говорить. Необходима сильная пропаганда предпринимательства», – подчеркнул Богуславский.

В проектном усилении нуждается господдержка высоких технологий в сфере искусственного интеллекта, индустриальных и цифровых технологий, робототехники и новых материалов. «Важно сегодня ситуацию воспринять как вызов», – уверен предприниматель.

Он призвал также существенно увеличить количество венчурных фондов, отметив, что сейчас в России нет большого рынка венчурных инвестиций. Важно, чтобы государственные фонды инвестировали в частные венчурные фонды, развивая еще сильнее частно-государственное партнерство, считает инвестор.

Богуславский предложил также создать инновационные центры высоких технологий с особым режимом налогообложения и приемом на работу иностранных специалистов в Петербурге, Сибири и на Дальнем Востоке. Вокруг центров, по его мнению, должны строиться образовательные экосистемы от начальных школ до бизнес-школ.

«Есть отличный опыт «Сириуса» и инициативы МГУ. Но этого недостаточно. Если будут созданы условия, то увеличится поток возвращающихся из-за рубежа наших российских высококлассных специалистов», – уверен предприниматель.

Он добавил, что важно еще создать исследовательские, инженерные лаборатории в армии, где способные новобранцы смогут проходить службу, занимаясь высокими технологиями. «Считаю, это ускорит развитие высоких технологий в нашей стране», – заключил Богуславский.

Владимир Путин отметил, что часть предложений уже реализуется и заявил, что учтет эти предложения в работе.

Основатель и управляющий партнер компании Almaz Capital Partners Александр Галицкий призвал обеспечить темпы потребления инноваций. Он напомнил, что любой технологический предприниматель стремится на большой и быстрорастущий рынок, но Россия не может сегодня по размеру рынка соревноваться с США и Китаем. Поэтому обеспечение потребления позволит как удержать специалистов и предпринимателей в России, так и привлечь инвестиции.

«Стимулирование потребления продуктов, созданных российскими компаниями, равно как и приобретение этих компаний, российскими стратегами и госкорпорациями – одна из основ развития венчурной индустрии и предпринимательства в России», – подчеркнул Галицкий.

«Много наших ребят, выходцев из России, работают на ключевых позициях в международных компаниях во многих странах: в Америке и Азии. С другой стороны, много выходцев из нашей страны реализовали свои проекты как юникорны. В моем портфеле такие компании есть – это Veeam, Acronis, Parallels, RingCentral, Very Wild», – отметил он.

Галицкий подчеркнул, что все эти ребята «болеют за то, что происходит в России и готовы помогать». «То, что поднимался вопрос о комфортных условиях, – это безопасность, комфортность условий, – это сигнал, чтобы весь этот опыт и все остальное перенести сюда. Мне кажется, это ключевой момент, чтобы сделать движение в области высоких технологий в России», – уверен он.

Бизнесмен также напомнил, что в 2018 году Президент предложил создать корпоративные венчурные фонды с близкими к их роду деятельности задачами и предложил эту идею скорректировать.

«В России нужно создавать «фонды фондов», когда госкорпорации и стратегии и, может быть, пенсионные фонды и страховые компании, как это делается в целом мире и в других странах, станут создателями этих фондов, а уже эти фонды фондов будут вкладывать деньги в специализированные венчурные фонды», – заявил он.

Создание комфортных условий для развития кадров в технологической сфере

Сооснователь и генеральный директор группы компаний «Яндекс» Аркадий Волож призвал создавать комфортную среду для генераторов идей, создателей ИТ-продуктов. По его мнению, государство может разработать для этого конкретные целевые показатели с учетом нескольких аспектов.

К ним он в первую очередь отнес бытовые удобства (современные города), большие перспективы развития. «Мы должны научиться создавать такие технологические компании, которые будут популярны во всем мире, создавать конкурентные технологические бренды родом из России», – заявил Волож.

Еще один аспект – соревнование. «Раньше мы все соревновались, компании, страны соревновались только технологиями. Когда интернет зарождался, это было новой отраслью, все говорили, что «пусть технологии развиваются, и не надо там ничего регулировать, потому что новая отрасль». В общем, чем меньше регулирования, тем быстрее все растет», – отметил он

Предприниматель пояснил, что сейчас интернета как такового нет, есть цифровые технологии, которые вошли в реальную регулируемую, зарегулированную жизнь. «Она регулируется, потому что это безопасность и так далее. Но чтобы технологии росли, сейчас конкуренция переместилась в регуляторную конкуренцию. Здесь должно быть опережающее технологическое регулирование», – сказал Волож.

В качестве примера он привел ситуацию с беспилотными автомобилями, указав, что, к примеру, в Америке можно ездить по обычным городам совсем без водителя, а в России регулирование этого делать не позволяет. «Надо сделать так, чтобы это было здесь, потому что опережающее технологическое регулирование является таким же конкурентным преимуществом, как сама технология», – заключил предприниматель.

РФПИ запустит программу по инвестициям в венчурные фонды

Генеральный директор – Председатель Правления Управляющей компании Российского Фонда Прямых Инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев рассказал, что в этом году компания запустит программу по инвестициям в венчурные фонды.

«Мы будем не только инвестировать в компании, но и в венчурные фонды, помогая им развиваться. Мы также активно будем помогать российским госкомпаниям в их венчурных программах, в том числе планируем запуск ряда фондов совместно с крупными госкомпаниями, в том числе в ближайшее время запустим такой фонд с компанией «Транснефть», – сообщил Дмитриев.

РФПИ также по поручению Президента и решению Правительства запускает инфраструктурный фонд размером до 600 млрд рублей в целях наращивания нового инвестиционного цикла увеличения инвестиций. Гендиректор РФПИ уточнил, что премьер-министр Михаил Мишустин поддержал это решение.

Источник: сайт Президента России

Разберем, кто считается основными игроками венчурной индустрии, сравним структуру инвесторов в России и за рубежом и ответим на вопрос, почему российский венчурный рынок еще слабо развит.

Первая статья в серии материалов, подготовленных Максимом Шапировским, руководителем группы Deloitte Digital, о структуре и особенностях развития венчурной индустрии в России.

Основные игроки венчурной индустрии

В центре венчурной индустрии — микро- и малые компании и стартапы, находящиеся на разных этапах развития. В целом бизнес занимается разработкой продукта или сервиса, чтобы добиться одной из трех целей:
— занять место в существующей нише,
— улучшить продукт, уже представленный на рынке,
— разработать и запустить продукт, не имеющий аналогов на рынке.
Вокруг бизнесов складывается экосистема из акселераторов и инкубаторов, которые призваны помогать стартапам развиваться. Одним компаниям нужны крыша над головой и менторство, другим — юридическая и бухгалтерская поддержка, помощь в подборе персонала, контакты.

Важная часть этой экосистемы — фонды, которые специализируются на инвестициях в инновационные решения и подрывные бизнесы (disruptive business) — микро- и малые компании с большим потенциалом. За этими фондами стоят инвесторы (limited partners, LP), они делятся на стратегических и финансовых. Стратегические инвесторы, как правило, хотят и имеют возможность вовлекаться в деятельность своих инвестиций, однако в случае инвестирования в венчурный фонд скорее не могут этого делать. Финансовые инвесторы — исключительно доноры капитала с определенными финансовыми ожиданиями. В венчурной экосистеме инвесторы — источник капитала, то есть топлива, развивающего венчурную индустрию.

Инвесторы крайне прагматичны: инвестиции в венчурный сектор позволяют диверсифицировать портфель, хеджироваться и получить сверхприбыли от успешных сделок.

Альтернативные активы — одна из четырех макрокатегорий инвестиционных активов. Они делятся на четыре категории:
1) хедж-фонды,
2) недвижимость,
3) энергетика и природные ресурсы,
4) прямые инвестиции: венчурные фонды и мезонинные выкупные фонды.
Такие активы относительно неликвидны. Это значит, что выйти из инвестиции или конвертировать ее в денежные средства или их эквиваленты сложно. Чтобы инвестор получил потенциальную выгоду, средняя продолжительность удержания инвестиции фондом составляет десять лет, а промежуточные выходы, как правило, крайне неприбыльные. Из-за низкой ликвидности и повышенных рисков альтернативные инвестиции, в частности венчурные инвестиции, дают повышенную премию.

В финансах для оценки рисков портфеля имеется ряд показателей (например, Jensen’s alpha), и компании перераспределяют инвестиции в зависимости от движения рынков и в соответствии со стратегией фонда, чтобы оправдать ожидания риска или возврата инвесторов. Хеджирование подразумевает определенный ряд действий на одном рынке, чтобы перекрыть негативные действия на другом. Инвестиции в венчурную индустрию более рисковые, однако дают больший возврат, поэтому инвесторы могут использовать прибыль, полученную от венчурных инвестиций, чтобы перекрыть потери, которые компания может понести, если прибыль от более безопасных инвестиций будет съедена инфляцией.
Инвесторы и инвестиционные фонды — это костяк венчурной индустрии, но в исследованиях о венчурной индустрии в России часто остаются без внимания. Чтобы лучше понять их мотивацию инвестировать в альтернативные активы, нужно представить объемы инвестиций и выбранные направления для инвестиций.

Структура венчурного рынка: США, Европа, Россия

Структуру инвестиционного рынка, возможности и каналы для инвестирования, мотивацию инвесторов — все это во многом определяет региональная или национальная специфика.
Отраслевая структура. В отличие от России в США и Сингапуре эндаумент-фонды (endowment) существуют давно. Как правило, это целевые фонды, предназначенные для использования в некоммерческих целях, в том числе финансирование образовательных учреждений. Основной источник инвестиций эндаумент-фондов — пожертвования, зачастую от выпускников вуза. Управляющая компания получает собранные средства и использует для получения дохода и дальнейшего финансирования деятельности университета. Эндаумент-фонды в США — многомиллиардные фонды и активные участники венчурной среды. В среднем они обеспечивают 48% выручки учебного заведения. Интересно, что именно эндаументы часто имеют самые рисковые портфели, когда наибольшая или по крайней мере значительная доля капитала вложена в альтернативные инвестиции.
С точки зрения венчурной индустрии Россия больше похожа на Европейский союз (ЕС), но точные цифры сложно привести из-за разницы в интерпретации и категоризации инвестиций и инвесторов. Венчурные рынки ЕС и России довольно серьезно дотируются государством: 29% (примерно €2,2 млрд) — в ЕС, 6% (€207 млн) — в России, хотя в 2013 году объем венчурных фондов с госкапиталом составлял 38%. Кроме того, в ЕС инвестиции частных инвесторов и семейных офисов (family offices) составляют 23% (€1,8 млрд), в России — 80% (€2,760 млн), но это с учетом всех частных инвестиций, в том числе частных фондов (56% от общего объема) и бизнес-ангелов (17%). В ЕС корпоративные инвестиции соcтавили 8% (€616 млн), в России — 7% (€241,5 млн). Схожесть цифр может означать, что темпы и направление развития венчурного рынка в России и ЕС похожи.
Психология инвесторов. В США, по сути, каждый гражданин рождается с идеей, что он свободный инвестор. Например, его пенсия может быть инвестирована пенсионным фондом в альтернативные активы, в том числе в венчурную индустрию. Среднестатистический россиянин зачастую вообще не представляет, что происходит с его пенсионными накоплениями. Банки были привлекательными «шлюзами» для инвестирования, однако их санация испугала не только бизнес, но и вкладчиков. В России опытные инвесторы изначально воспринимали стартапы как игрушки или модные инвестиции, а неопытные не инвестировали в стартапы из-за низкой финансовой грамотности и недоверия к волатильности рынков.
Финансовая грамотность. Постсоветская Россия — относительно молодой финансовый рынок, особенно в сфере сложных финансовых инструментов. Уровень финансовой грамотности населения и бизнеса остается невысоким. У граждан нет возможности или достаточных знаний, чтобы эффективно использовать классические сложные финансовые инструменты (опционы и фьючерсы) или комбинировать продукты. Например, часто обсуждаемая в финансовом сообществе комбинация — добавлять в портфель народные ОФЗ (облигация федерального займа — новый финансовый инструмент, доступный населению) и открывать индивидуальный инвестиционный счет. Кроме того, в России количество сделок со стартапами ограничено, поэтому экспертов, которые могут сделать конкурентную оценку для фонда, когда инвестору нужно принять решение о вложении средств в российский венчурный фонд, очень мало.
Подготовка кадров. В основном сотрудники фондов — это выходцы из инвестиционной или инвестиционно-банковской среды или фондовые менеджеры. Иногда туда приходят работать финансовые обозреватели, стратегические консультанты, бизнесмены и профессора-практики, но это скорее исключение. Рынок таких экспертов в России значительно меньше, чем, например, в Великобритании или Германии, и уступает соседним развитым рынкам.
Ограниченная возможность финансовых институтов. В США инвесторы, в том числе эндаумент-фонды и пенсионные фонды, очень активные. Это значит, в отрасли широко представлены те, что вкладывают в венчурную индустрию, и их доля инвестиций в венчурную среду представляет значительную часть от общего объема инвестиций.
В России же очередность инвесторов построена наоборот: больше всего тех, кто меньше всего вкладывается в венчурную среду. У нас до сих пор действуют ограничения, такие как положение № 580-П, в рамках которого некоммерческие пенсионные фонды (НПФ) только недавно получили возможность инвестировать в стартапы. При этом предлагаемые условия на самом деле не открывают доступ к венчурным инвестициям:
— не более 5% активов может быть проинвестировано в акции уже торгующихся компаний в сегменте РИИ (рынок инвестиций и инноваций).
Разрешено принимать участие в первичном размещении акций (IPO) при условии, что:
— совокупная стоимость акций в рамках IPO не менее 50 млрд рублей,
— НПФ может приобрести не более 5% акций,
— стартап должен иметь инвестиционный уровень (в рамках рейтинга) и заключить договор о поддержании цен на акции с одной из российских бирж.
Такие условия дают возможность в лучшем случае инвестировать в мезанинные стартапы, то есть очень зрелые стартапы, и компании на стадии перед IPO, а также позволяют построить корпоративную структуру так, чтобы у бизнеса были акции.

Спрос и предложение на венчурном рынке

В России основные усилия по развитию венчурной индустрии направлены на увеличение «предложения», то есть стартапов. Создаются инкубаторы и акселераторы, предпринимаются попытки точечных изменений в регуляторику. Однако по-прежнему сохраняется дефицит спроса — инвесторов. Для развития венчурной среды требуется не только процветающая стартап-среда, но и здоровый инвестиционный интерес.
Чтобы добиться баланса между спросом и предложением, требуется:
— повысить финансовую грамотность населения,
— обеспечить присутствие разных инвесторов, как это принято на более развитых рынках (пенсионные фонды, эндаунмент-фонды, финансовые институты), а также правильное распределение их доли инвестиций в венчурную отрасль,
— обеспечить стабильную финансовую и экономическую среду, которая может выдержать конкуренцию хотя бы на региональном уровне,
— снизить инвестиционное регулирование в секторе, в том числе за счет оптимизации документооборота и отчетности.
В следующей статье Максим Шапировский расскажет, какую роль играют венчурные фонды в индустрии и почему российские стартапы пока предпочитают искать возможности за границей, а не внутри страны.

Когда в начале июня главу Российской венчурной компании (РВК) Александра Повалко поместили под домашний арест в рамках дела о злоупотреблении полномочиями, представители венчурного рынка сразу заявили: подобные преследования наносят серьезный урон российскому венчуру, который и без того не в лучшей форме. Не в лучшей — это мягко сказано. Доля России в мировых венчурных инвестициях — мизерная, это десятые доли процента, хотя в последние годы наметился было рост. Очередная неясная ситуация с инвестициями государственных средств в зарубежную компанию вызывает вопросы в целесообразности таких инвестиций ввиду уже долгого отсутствия видимых результатов трансфера технологий в Россию. Однако выход на глобальные рынки — это венчурный стандарт. И в США, и в более консервативной в инвестиционном плане Германии вложения в зарубежные компании — норма. При этом такая идеология опирается на три основных мотива — расширить присутствие собственных корпораций в зарубежных странах, сделать собственный рынок приоритетным для какой-то зарубежной компании или создать совместное предприятие с целью, например, того же трансфера технологий. Но все эти мотивы на нас ложатся плохо.

Попытки создать в нашей стране рынок инвестиций в высокотехнологичные проекты появились в середине 2000-х годов. С 2006-го по 2011-й появилось сразу три центра силы, ориентированных на серьезные рисковые вложения, учрежденные государством с невиданными по тем временам бюджетами: РВК, Российская корпорация нанотехнологий («Роснано») и фонд «Сколково». В первые годы работы им было выделено из госказны 30 млрд, 130 млрд и 401,2 млн рублей соответственно. Под их аккомпанемент разыгрались и частные венчурные фонды. По данным Российской ассоциации венчурных инвестиций (РАВИ), в 2012 году в российские стартапы было инвестировано 376 млн долларов, а сам венчурный рынок страны тогда достиг рекордных 1,2 млрд долларов (по данным совместного исследования EY и РВК) — больше, чем суммарно за предшествующие пять лет. Если говорить о Европе, то больше денег тогда было только на венчурном рынке Великобритании — 1,8 млрд долларов.

Казалось, что в последующие годы российский венчурный ландшафт расцветет, и в нем действительно проросли почти все известные в мире инвестиционные культуры: госфонды, корпорации, частные фонды, частные инвесторы, акселераторы. Однако денежного дождя не случилось, и ожидаемых плодов эти всходы не принесли. По данным РАВИ, в 2018 году в стране действовало около 200 активных венчурных фондов, стартапов с инвестициями в миллиард долларов не было, а весь объем привлеченных рисковых денег недотягивал и до 500 млн долларов. Для сравнения: в США, по информации Национальной ассоциации венчурного капитала (NVCA), насчитывалось свыше 1800 активно работающих инвестиционных венчурных фондов, в том же году венчурный капитал, привлеченный 53 новыми компаниями, достиг миллиарда долларов и более. Весь же мировой венчурный рынка по итогам 2019 года оценивается уже в 295 млрд долларов (в 2010 году — 48

Елена
Симон Главная цель венчурных сделок — заработать на выходе из общества, продав свою долю по цене в несколько раз большей по сравнению с вложенными средствами (выход или exit). Продать акции можно как действующему участнику компании, так и третьему лицу. Но лишь правильно проведенная сделка убережет от финансовых потерь и гарантирует прибыль.

Причины выхода из компании

Возможны следующие варианты продажи доли инвестором:

  1. Инвестор, вложивший средства на ранних стадиях, продает свою долю инвестору, который подключился позже. Этот вариант сделки называется Cash-out и используется, в том числе, когда компания хочет вывести невыгодных ей инвесторов.
  2. Одной из причин выхода инвестора может стать нежелание размытия его доли. Если новый инвестор увеличивает уставный капитал компании, а старый не готов вкладывать больше средств, он может предпочесть выход участию в проекте с уменьшившейся долей.
  3. Выкуп доли основателями, которые хотят вести и развивать бизнес самостоятельно. Причем, инвестор вправе включить в условия корпоративного договора (Shareholders’ agreement — SHA) положения о том, что если в течение определенного периода не случится exit или выход на IPO (Initial Public Offering), то основатели обязаны выкупить долю инвестора за заранее оговоренную сумму.
  4. Продажа бизнеса более крупной компании на рынке. Одна из главных целей основателей стартапа – продажа через несколько лет стратегическому инвестору всей компании, включая интеллектуальную собственность. В России развита практика поглощения стартапов крупными игроками. Например, «Додо Пицца» стала владельцем мобильного приложения «Где Шаверма», а «Сбербанк» купил телемедицинский стартап «DocDoc». Для того чтобы инвестор более ранней стадии имел возможность выйти из стартапа вместе с основателями, необходимо в корпоративном договоре предусмотреть его право присоединиться к сделке (Tag-along).
  5. Корпоративный конфликт в компании – Deadlock, который препятствует деятельности компании и приводит к невозможности принятия совместных решений по управлению. Здесь важно, чтобы стороны заранее в корпоративном договоре предусмотрели положения о порядке разрешения таких конфликтов. В том числе, с помощью выкупа доли инвестора на заранее оговоренных условиях.

Правильное оформление сделки

Перед продажей инвестор должен учесть, что преимущественное право покупки его доли имеют другие участники компании, если иные условия не предусмотрены корпоративным договором. Прежде он обязан именно им предложить выкупить свою долю. Только в случае их отказа или игнорирования предложения инвестора в течение 30 календарных дней, он имеет право продать долю третьему лицу. Если не придерживаться этого правила, участники компании смогут оспорить сделку в суде.
Продажа доли обязательно оформляется нотариально. В противном случае сделка признается недействительной (ничтожной). Кроме этого, чтобы получить ожидаемый результат, необходимо учитывать следующие нюансы:

  1. На этапе согласования условий покупатель обязательно проводит проверку компании — Due Diligence. Для того, чтобы ускорить сделку, документы необходимо подготовить заранее, в этом поможет корпоративный юрист.
    Важно! Во время проверки придется раскрыть часть внутренней информации компании, которая является коммерческой тайной. Недобросовестные покупатели могут попытаться узнать ее под предлогом переговоров о покупке. Рекомендуем до начала проверки подписать соглашение о конфиденциальности и ведении переговоров.
  2. В договоре обязательно нужно указать:
    • Предмет договора. В данном случае это доля или ее часть в уставном капитале общества.
    • Размер доли в процентах или дроби, а также ее номинальная стоимость.
    • Стоимость, порядок и срок расчетов.
    • Порядок оплаты доли. Просрочка оплаты не дает права продавцу требовать возврата доли, если договор не расторгнут. Для таких случаев в договоре предусматривают обеспечительные положения: залог доли, эскроу-расчеты или другие виды обеспечения обязательств.
    • Гарантии и заверения. Если текущий инвестор не занимался хозяйственной деятельностью компании и не знает на 100% ее состояние, после покупки могут всплыть неучтенные долги или иные обстоятельства.
  3. Если покупатель физическое лицо, он должен предоставить нотариально заверенное согласие супруги/супруга, брачный договор или документ, подтверждающий отсутствие зарегистрированного брака. Если покупатель юридическое лицо, он должен предоставить ряд письменных согласий от соответствующих органов: антимонопольного органа, органов управления и прочих. Если такие согласия не будут получены, то сделку можно будет в дальнейшем оспорить в суде.
  4. Еще одна причина, по которой сделка может быть признана недействительной — пункты корпоративного договора, сводящиеся к запрету продажи доли третьим лицам. Поэтому до сделки важно проверить учредительные документы собственной компании и корпоративный договор. В них не должны упоминаться положения с таким содержанием.
  5. Права собственности на долю в компании возникают не с момента подписания договора, а с момента внесения сведений в ЕГРЮЛ, что важно для исчисления начала срока владением долями Общества.

Закажите ведение вашей сделки у нас!

Чтобы рассчитать стоимость услуги, оставьте заявку на странице YellowRocketsLegal.

Подводные камни продаж

Не предусмотрев обеспечительные положения в договоре, инвестор может столкнуться с ситуацией, когда долю он продал, а деньги не получил. При этом обратно доля ему не возвращается. Он должен обратиться в суд за взысканием долга, а учитывая рассмотрение дел в российских судах, получить свои деньги он сможет, в лучшем случае, через год.
Ложные гарантии и заверения — безоговорочные основания нового инвестора требовать возмещения убытков. Если они значительны, прежнему инвестору может грозить уголовная ответственность. При этом он мог и не знать, что его гарантии и заверения не соответствуют действительности. Поэтому инвестор должен давать гарантии и заверения только о тех обстоятельствах, о которых знает наверняка. В противном случае, это может обернуться для продавца негативными последствиями.

Безопасная сделка

Обеспечить безопасность продавца и сделки, а также повлиять на ситуацию поможет грамотный юрист. Оценка корпоративных документов и компании в целом при продаже, юридическая проверка чистоты сделки и покупателя имеют свои особенности. Поэтому важно, чтобы юрист специализировался на корпоративном праве и разбирался в тонкостях венчурного инвестирования.
Юрист возьмет на себя:

  1. подготовку компании к продаже, Due Diligence, а также юридическую проверку покупателя;
  2. составление грамотного договора и оформление необходимых согласий для осуществления сделки;
  3. составление обеспечительных положений;
  4. прогнозирование возможных рисков признания сделки недействительной и/или взыскания убытков;
  5. обеспечение безопасного выхода из общества с максимальной компенсацией средств.

Цена ошибки в подобной сделке для инвестора всегда выше расходов на юриста. Стоимость оказания юридических услуг зависит от многих факторов: стадии инвестирования, стоимости доли, уровня компании, количества корпоративных документов, сложности переговоров и структурирования сделки.

Чтобы не пропускать статьи из блога YellowRocketsLegal, подпишитесь на нашу страницу в Facebook или на канал «Венчур в законе» в Telegram!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *