Ведомственный процессуальный контроль

  • автор:

УДК 4414

Новикова Анна Анатольевна

Магистр НЮИ(ф)ТГУ г.Новосибирск

СООТНОШЕНИЕ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА И ВЕДОМСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ ЗА ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ОРГАНОВ ДОЗНАНИЯ

Аннотация

Вопросы соотношения прокурорского надзора и процессуального руководства расследованием являются наиболее актуальными в отношении прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания. В отличие от прокурорского надзора реализация ведомственного контроля предполагает обладание субъектом его проведения административными функциями, вмешательство в административно-хозяйственную, организационную, оперативную деятельность, а также целесообразность осуществления подконтрольной деятельности.

В целом оба процессуальный контроль и прокурорский надзор призваны обеспечить законность и обоснованность действий и решений следователя и дознавателя, прежде всего на стадии возбуждения уголовного дела.

Прокурорский надзор и ведомственный контроль выражаются в постоянно осуществляемой конкретной деятельности уполномоченных должностных лиц (прокурора, начальника органа следствия или дознания) за соблюдением законности государственными органами, их должностными лицами, осуществляющими досудебное производство. Прокурорский надзор носит вневедомственный характер, он в равной мере удален от конкретных органов дознания и по своей природе более объективен, поскольку находится за рамками служебных отношений и ведомственных интересов.

Ключевые слова

Прокурор, начальник подразделения дознания, начальник органа дознания, дознаватель, орган дознания, следователь, прокурорский надзор, ведомственный контроль, процессуальное руководство.

Вопросы соотношения прокурорского надзора и процессуального руководства расследованием являются наиболее актуальными в отношении прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ определяет дознание как одну из двух форм предварительного расследования, которую осуществляет дознаватель по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия не является обязательным. Основная масса уголовных дел этой категории расследуется дознавателями подразделений дознания органов внутренних дел.

Ведомственный контроль представляет собой часть государственного контроля и проявляется в деятельности специально уполномоченных государственных органов, должностных лиц и иных уполномоченных субъектов по наблюдению и проверке функционирования объекта с целью устранения отклонения от заданных параметров. При этом необходимо иметь в виду, что ведомственный контроль включает в себя как процессуальный контроль над расследованием уголовных дел, так и контроль над проведением оперативно-розыскной деятельности по обнаружению, раскрытию, пресечению и предотвращению преступных деяний.

Процессуальное руководство дознанием принадлежит, прежде всего, начальнику органа дознания, который лично и непосредственно отвечает за всю оперативно-служебную деятельность и состояние дел во всех подразделениях органа. Акты прокурорского реагирования в случае обнаружения нарушений адресуются именно начальнику органа дознания, который при наличии оснований назначает производство служебной проверки соответствующим ответственным должностным лицом. В случае наличия признаков должностного правонарушения начальник органа дознания в пределах своих прав применяет меры дисциплинарного воздействия и т.д. При этом начальник органа дознания, как правило, на практике не

вмешивается в процессуальную деятельность дознания и не дает указания по существу осуществляемых процессуальных действий дознавателями.

Непосредственным руководителем подразделения дознания является начальник подразделения дознания. Согласно п. 17.1 ст. 5 УПК РФ начальник подразделения дознания — это должностное лицо органа дознания, возглавляющее соответственное специализированное подразделение, которое осуществляет предварительное расследование в форме дознания, а также его заместитель. Свою уголовно-процессуальную деятельность начальник подразделения дознания осуществляет через предоставленные ему в законодательном порядке полномочия. Полномочиями начальника подразделения дознания можно считать предоставленные ему законодателем, регулируемые с помощью властных действий процессуальные средства для осуществления возложенных на него функций и включающие в себя его права и обязанности.

В статье 40.1 УПК РФ законодатель наделяет начальника подразделения дознания следующими видами полномочий:

— поручать дознавателю проверку сообщения о преступлении, принятие по нему решения в установленном ст.145 УПК РФ порядке, выполнение неотложных следственных действий либо производство дознания по уголовному делу;

— изымать уголовное дело у дознавателя и передавать его другому дознавателю с обязательным указанием оснований такой передачи;

— отменять необоснованные постановления дознавателя о приостановлении производства дознания по уголовному делу;

— вносить прокурору ходатайство об отмене незаконных или необоснованных постановлений дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела.

Указания начальника подразделения дознания по уголовному делу даются в письменном виде и обязательны для исполнения дознавателем, но могут быть обжалованы им начальнику органа дознания или прокурору. Обжалование указаний не приостанавливает их исполнение. При этом дознаватель вправе представить начальнику органа дознания или прокурору материалы уголовного дела и письменные возражения на указания начальника подразделения дознания.

Из этого можно видеть, что полномочия начальника подразделения дознания намного уже, чем полномочия, например, руководителя следственного органа. Анализ правовых норм обнаруживает, что начальник подразделения дознания кроме того располагает меньшими процессуальными полномочиями по сравнению с начальником органа дознания. В частности он обладает полномочиями лишь в отношении подчиненных ему дознавателей, тогда как начальник органа дознания осуществляет руководство всеми должностными лицами органа дознания: дознавателями, участковыми уполномоченными полиции, сотрудниками оперативных подразделений и т.д. Кроме того, лишь начальник органа дознания по ходатайству дознавателя вправе продлить срок проверки сообщения о любом совершенном или готовящемся преступлении, утвердить обвинительный акт или обвинительное постановление.

Следует учитывать, что руководство процессом дознания, которое в силу УПК РФ осуществляет начальник органа дознания (в частности, в органах внутренних дел), ввиду загруженности последнего скорее формальное и носит административный характер. Начальник подразделения дознания имеет более тесную связь с процессуальной деятельностью дознавателя, вправе самостоятельно (в отличие от начальника органа дознания) осуществлять расследование по уголовному делу и в то же время обладает «усеченной» компетенцией по сравнению с полномочиями начальника органа дознания и прокурора. Прокурор в порядке ст.37 УПК РФ вправе давать дознавателю письменные указания о направлении расследования, давать согласие дознавателю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения. Кроме того прокурор вправе отменять незаконные или необоснованные постановления дознавателя, заявлять отводы, заявленные дознавателю, отстранять дознавателя от расследования, если им допущены нарушения УПК РФ, и т.д. По сути, прокурором осуществляется процессуальное руководство производством дознания.

Как пишет А.В. Пономарева, «процессуальное регулирование деятельности органов дознания отдано

на откуп органам прокуратуры, так как именно они уполномочены осуществлять надзор за органами дознания. Подобная ситуация смешанного правового регулирования определяется положениями п. 4 части 2 ст. 37 УПК РФ, которая наделяет прокурора процессуальными полномочиями по даче дознавателю письменных указаний в части направления расследования и производства процессуальных действий. Данные полномочия на практике определили существование такого явления как позиция прокурора, делающего дознавателя «слепым исполнителем» точки зрения надзирающего прокурора на квалификацию деяния и порядок совершения процессуальных действий по его изучению».1

Характеризуя правовое регулирование процессуальной деятельности органов дознания, следует указать, что оно осуществляется как на федеральном законодательном, так и на подзаконном уровне. На законодательном уровне правовая основа регулирования образуется преимущественно двумя нормативными правовыми актами — УК РФ и УПК РФ. УК РФ определяет основания, а также исходную точку правоприменительной деятельности дознавателей органов дознания. Подзаконный уровень правового регулирования процессуальной деятельности дознавателей представлен нормативными актами, хотя и имеющими межведомственный характер, однако отражающими позицию органов прокуратуры в отношении порядка деятельности органов дознания. Это проявляется в том, что правовыми актами органов дознания осуществляется преимущественно организационное руководство деятельностью дознавателей, а правовыми актами прокуратуры — процессуальные регулирование и руководство их деятельностью.

Так в ст. 6 Приказа Генерального Прокурора Российской Федерации от 23.10.2014 № 150 говорится, что «при производстве по уголовному делу орган дознания вправе давать дознавателю указания. Данные в соответствии с УПК РФ письменные указания прокурора, а также органа дознания обязательны для дознавателя. При этом дознаватель вправе обжаловать указания органа дознания прокурору, а указания прокурора — вышестоящему прокурору. Обжалование данных указаний не приостанавливает их исполнение». 2

Тем самым в сфере дознания существует двойной контроль над дознанием в лице прокурора и начальника подразделения дознания, что вызывает определенные вопросы в юридической среде. В ходе анализа сложившейся ситуации многими процессуалистами вносились предложения по расширению процессуальных полномочий начальника подразделения дознания. В целях равномерного распределения контроля над законностью осуществления дознания между начальником подразделения дознания и прокурором разумно наделить начальника подразделения дознания дополнительными полномочиями. В частности передать ему право отстранять дознавателя от дальнейшего производства предварительного расследования в случае нарушения им уголовно-процессуального закона, продлять срок рассмотрения заявления или сообщения о преступлении, отменять незаконные или необоснованные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, принимать решения о соединении уголовных дел. Как пишет О.А. Чукаева, данные полномочия «позволили бы избежать излишних временных издержек и двойного контроля прокурора за производством дознания. Предоставление подобных полномочий начальнику подразделения дознания, по ее мнению, обусловят эффективность производства дознания, существенно сократят его сроки, усилят процессуальный контроль над соблюдением законности, прав и свобод участников уголовного судопроизводства».3

Сформулированная законодателем система полномочий прокурора не предполагает единообразие подходов к использованию средств и методов прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия и органов дознания. Не в последнюю очередь это определено тем, что в отличие от следственных органов, имеющих самостоятельную структуру, для органов дознания

1 Пономарева А.В. О содержании правового регулирования процессуальной деятельности дознавателей воинских частей в органах Федеральной службы безопасности // Право в Вооруженных Силах. 2016. № 7-8. С. 97.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2 Приказ Генпрокуратуры России от 23.10.2014 № 150 «Об утверждении Инструкции о процессуальной деятельности органов дознания Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов» (ред. от 25.02.2016) // СПС «Консультант Плюс».

3 Чукаева О.А. К вопросу о расширении процессуальных полномочий начальника подразделения дознания в уголовном судопроизводстве // Законодательство и экономика. 2015. № 4. С. 61.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «СИМВОЛ НАУКИ» № 1-2/2018 ISSN 2410-700Х расследование преступлений не является единственной и основной функцией.

Безусловно, органы дознания, к которым отнесены различные органы исполнительной власти и ряд должностных лиц, играют значительную роль в расследовании преступлений и выполнении процессуальной функции обвинения. Но они осуществляют также и иные возложенные законодателем полномочия. Поэтому нередко к расследованию преступлений в форме дознания привлекаются должностные лица, не занимающиеся на постоянной основе этой деятельностью, например участковые уполномоченные. Более того, в 2013 году около 40% дознавателей МВД России, обеспечивающих расследование, не имели высшего юридического образования. При этом за год из более чем 172 тыс. отмененных прокурорами постановлений органов дознания об отказе в возбуждении уголовного дела с последующим возбуждением уголовного дела свыше 155 тыс. было вынесено сотрудниками органов

» 4

внутренних дел, не являющимися сотрудниками подразделений дознания.4

Подобное положение, позволяет с одной стороны более или менее равномерно распределить нагрузку среди сотрудников органов дознания. Но с другой стороны оно снижает степень защищенности прав граждан, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства. Свидетельством тому является наблюдаемая на протяжении последних лет тенденция увеличения количества выявляемых прокурорами нарушений, допускаемых органами дознания на досудебной стадии уголовного судопроизводства.

Поэтому наделение прокурора в отличие от начальника органа дознания более полными и властными полномочиями обусловлено функциональными задачами этих органов, существенно отличающимися от следственных органов. В этой связи представляется, что наличие в УПК РФ механизма обжалования субъектами расследования процессуальных решений, применительно даже к следственным органам, не свидетельствует о необъективности надзора за их процессуальной деятельностью.

Помимо этого, следует иметь в виду, что отсутствие у органов дознания полномочий, связанных с обжалованием решений прокурора о возвращении уголовного дела на доследование, вовсе не исключает возможности их обжалования иными участниками процесса в порядке, предусмотренном ст. 124, 125 УПК РФ, которые воспользовались этим правом лишь в единичных случаях. Это дает основания для заключения о том, что выносимые прокурорами процессуальные акты являются обоснованными в подавляющем большинстве случаев.

В целом действующая регламентация полномочий прокурора позволяет сделать вывод, что именно прокурор признан процессуальным гарантом защиты прав и законных интересов привлекаемого к ответственности лица. На прокуроре собственно располагается обязанность утверждения по уголовному делу окончательного решения. Одновременно с этим формулируемое следователем обвинительное заключение является процессуальным решением, подводящим итог расследования.

Существенно и то, что, соблюдая требования закона о надзоре за законностью действий дознавателя, прокурор выполняет надзор также и за действиями начальника органа дознания. На это указывает представленная частью 4 ст. 41 УПК РФ возможность обжалования указаний от начальника органа дознания исключительно прокурору, а не вышестоящему руководителю, как это установлено в отношении следователя.

При таких обстоятельствах возможность обжалования решений прокурора о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования не только противоречит изложенным в УПК РФ принципам, но и не соотносится с институтом разумного срока судопроизводства. Подобное право дознавателя неизбежно приведет к увеличению сроков дознания и переходу к другой форме — предварительному следствию, что, в свою очередь, не позволит обеспечить достижение цели дознания как упрощенной формы расследования, ускоряющего доступ к правосудию.

Таким образом, руководя дознанием по делу, прокурор в полном объеме отвечает за его качество, в том числе за соблюдение разумных сроков, в связи с чем, он не заинтересован в применении своих полномочий для процессуального давления на органы дознания путем возвращения уголовного дела на

4 Анненкова А.С. Дознаватель и следователь: должны ли быть одинаковыми процессуальные полномочия? // Прокурор. 2015. № 1. С. 80.

доследование.

Таким образом, прокурорский надзор не подобает путать с ведомственным контролем. Как справедливо указывает А.В. Образцов, надзор прокурора направлен на решение двух основных задач. Первая задача «заключается в том, чтобы ни один гражданин не подвергался незаконному и необоснованному привлечению к уголовной ответственности или какому-либо иному ограничению в правах. Во-вторых, ни одно преступление не должно оставаться нераскрытым и ни одно содеявшее преступление лицо не должно избежать уголовной ответственности».5

В отличие от прокурорского надзора реализация ведомственного контроля предполагает обладание субъектом его проведения административными функциями, вмешательство в административно -хозяйственную, организационную, оперативную деятельность, а также целесообразность осуществления подконтрольной деятельности.

В целом оба процессуальный контроль и прокурорский надзор призваны обеспечить законность и обоснованность действий и решений следователя и дознавателя, прежде всего на стадии возбуждения уголовного дела.

Прокурорский надзор и ведомственный контроль выражаются в постоянно осуществляемой конкретной деятельности уполномоченных должностных лиц (прокурора, начальника органа следствия или дознания) за соблюдением законности государственными органами, их должностными лицами, осуществляющими досудебное производство. Прокурорский надзор носит вневедомственный характер, он в равной мере удален от конкретных органов дознания и по своей природе более объективен, поскольку находится за рамками служебных отношений и ведомственных интересов.

В заключение необходимо отметить, что законодательство четко определяет предмет прокурорского надзора в отношении органов дознания, что задает строгие рамки вмешательства прокурора в процессуальную деятельность дознания. Уголовно-процессуальная деятельность в определенной степени нуждается в оптимизации, о чем говорят проблемы правоприменения и пробелы в законодательстве. Однако при реформировании уголовного процесса фундаментальное значение имеет сохранение сформированных и проверенных практикой стандартов расследования. Список использованной литературы:

1.Приказ Генпрокуратуры России от 23.10.2014 № 150 «Об утверждении Инструкции о процессуальной деятельности органов дознания Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов» (ред. от 25.02.2016) // СПС «Консультант Плюс».

3.Курс уголовного процесса / А.А. Арутюнян, Л.В. Брусницын, О.Л. Васильев и др.; под ред. Л.В. Головко.

— М.: Статут, 2016. — 1278с.

5.Пономарева А.В. О содержании правового регулирования процессуальной деятельности дознавателей воинских частей в органах Федеральной службы безопасности / А.В. Пономарева // Право в Вооруженных Силах. — 2016. — № 7-8. — С. 95-100.

6.Цивенко И.В. Прокурорский надзор, ведомственный и судебный контроль исполнения законов при расследовании уголовных дел о преступлениях экстремистской направленности / И.В. Цивенко // Адвокат.

— 2016. — № 7. — С. 57-63.

7.Чеботарева И.Ю. Некоторые вопросы соотношения функций процессуального руководства и прокурорского надзора // Вестник Челябинского государственного университета. Серия: Право. 2015. № 17. С. 171-176.

5 Образцов А.В. Формирование понятия процессуального руководства предварительным расследованием в системе уголовно-процессуального права // Российский следователь. 2013. № 21. С. 18.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

© Новикова А. А., 2018

УДК 343.121.5

Пекарева Евгения Алексеевна

2 курс, группа ЮРм-2903-01-60, направление юриспруденция Кафедра уголовного права, процесса и национальной безопасности

Вятский государственный университет

г. Киров,РФ

E-mail: e89229084044@yandex.ru

ПРОБЛЕМА И ОСОБЕННОСТИ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

Аннотация

В данной статье определяются особенности судебного разбирательства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, а так же проблема, возникающая в процессе рассмотрения данных уголовных дел — возможность рассмотрения дел в особом порядке. Ряд ученых считают, что права несовершеннолетних в значительной мере нарушаются, ограничив их в возможности выбора особого порядка рассмотрения уголовного дела.

Как показывает практика последних лет, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации крайне категорична в данном вопросе и все судебные решения вынесенные в особом порядке в отношении несовершеннолетних отменяет и дела направляет на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства, объясняя это тем, что в главе 40 УПК РФ законом не предусматривается возможность рассмотрения дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними в особом порядке.

Ключевые слова Несовершеннолетние, преступность, суд, законный представитель, судебное разбирательство, особый порядок.

В уголовно-процессуальное законодательство входит целый комплекс специализированных нормативно-правовых норм, которые преследуют цели — отрегулировать особенности производства по делам несовершеннолетних. Особое внимание при этом уделяется предмету доказывания; использованию заключения под стражу, иных мер пресечения; осуществлению следственных действий; завершения предварительного следствия.

Следует выделить ряд специфических особенностей, которые применяются при производстве по делам несовершеннолетних. Данные особенности объясняются возрастными, социально-психологическими и иными аспектами личности несовершеннолетнего. Досудебное производство по уголовному делу о преступлении, которое было совершено несовершеннолетним, реализуется в общем порядке, определенном ч. 2 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, с изъятиями, оговоренными главой 50 УПК РФ . Важнейшим аспектом, отличающим производство в отношении несовершеннолетних от общего порядка, выступает предмет доказывания по уголовным делам о преступлениях несовершеннолетних. Согласно ст. 421 УПК РФ перечислены обстоятельства наравне с доказыванием:

1) возраст несовершеннолетнего, число, месяц и год рождения;

2) обстоятельства жизни и воспитания несовершеннолетнего, величина психического развития и

Ведомственный процессуальный контроль — это правовая деятельность начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, руководителя следственного органа по осуществлению процессуального руководства (контроля) за полнотой и качеством расследования уголовных дел, находящихся в производстве у подчиненных им дознавателей и следователей, обеспечению основных нрав и свобод участников уголовного судопроизводства.

Вся деятельность начальника органа (подразделения) дознания, руководителя следственного органа состоит из совершения действий и принятия решений. Она осуществляется в формах процессуального и организационного контроля.

Процессуальный контроль основывается на уголовно-процессуальных полномочиях начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, руководителя следственного органа и предназначен для регулирования отношений между начальником органа дознания, начальником подразделения дознания, дознавателем, а также руководителем следственного органа и следователем при расследовании уголовных дел.

Организационный контроль основывается на административных полномочиях руководителей органов дознания, подразделений дознания, предварительного следствия и осуществляется в ходе административно-служебной деятельности по принципу подчиненности дознавателя начальнику органа дознания или начальнику подразделения дознания, а следователя — руководителю следственного органа. Каждое законное организационное распоряжение (указание, приказ) начальника органа (подразделения) дознания или руководителя следственного органа обязательно для исполнения соответственно дознавателем либо следователем.

Ведомственный процессуальный контроль при производстве дознания

Система органов дознания России представлена органами внутренних дел РФ и входящими в их состав территориальными, в том числе линейными, управлениями (отделами, отделениями) полиции, органами по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, а также иными органами исполнительной власти, наделенными в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению ОРД; органами государственного пожарного надзора федеральной противопожарной службы, органами Федеральной службы судебных приставов, а также должностными лицами, наделенными полномочиями органов дознания: командирами воинских частей, начальниками военных учреждений и гарнизонов, начальниками органов военной полиции Вооруженных Сил РФ, органов уголовно-исполнительной системы и т.д. (ст. 40, 157 УПК). Органы дознания наделены широкими полномочиями по производству дознания и неотложных следственных действий.

Процессуальные полномочия за своевременностью действий дознавателя по производству неотложных следственных действий и дознания в органах внутренних дел имеют начальники органов внутренних дел.

Начальником органа дознания является должностное лицо органа дознания (в том числе заместитель начальника органа дознания), уполномоченное давать поручения о производстве дознания и неотложных следственных действий, а также осуществлять иные полномочия, предусмотренные законом (п. 17 ст. 5 УПК).

Процессуальные полномочия начальника органа дознания содержатся в ст. 41, 144, 157, 225 УПК и реализуются при расследовании уголовных дел в формах:

  • — поручения дознавателю проверки сообщений о преступлениях (п. 17 ст. 5 УПК);
  • — согласия на продление по ходатайству дознавателя срока проверки сообщения о преступлении от трех до 10 суток (ч. 3 ст. 144 УПК);
  • — поручения дознавателю производства неотложных следственных действий (ст. 157 УПК);
  • — поручения дознавателю производства дознания (п. 17 ст. 5 УПК) по делам, производство предварительного следствия по которым является необязательным (не допускается возложение этих полномочий на лицо, которое проводило или проводит по данному делу оперативно-разыскные мероприятия — ч. 2 ст. 41 УПК);
  • — указания дознавателю о производстве расследования уголовного дела (ч. 4 ст. 41 УПК);
  • — рассмотрения жалобы (возражения) дознавателя на указания начальника подразделения дознания (ч. 4 ст. 401 УПК);
  • — утверждения обвинительного акта (ч. 4 ст. 225 УПК);
  • — утверждения обвинительного постановления (ч. 2 ст. 226.7 УПК)»

Начальником подразделения дознания является должностное лицо, возглавляющее соответствующее специализированное подразделение дознания, которое осуществляет предварительное расследование в форме дознания, а также его заместитель (п. 171 ст. 5 УПК).

Процессуальные полномочия начальника подразделения дознания содержатся в ст. 401 УПК и реализуются при расследовании уголовных дел в формах:

  • — проверки материалов уголовного дела, расследуемого дознавателем;
  • — указания дознавателю о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, избрании в отношении подозреваемого меры пресечения, объеме обвинения, квалификации преступления;
  • — изъятия у дознавателя уголовного дела и передачи его другому дознавателю;
  • — отмены необоснованных постановлений дознавателя о приостановлении уголовного дела;
  • — внесения прокурору ходатайства об отмене незаконных или необоснованных постановлений дознавателя;
  • — создания и руководства группой дознавателей. К работе группы дознавателей начальником подразделения дознания могут быть привлечены должностные лица органов, осуществляющих ОРД (ст. 2232 УПК).
  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

Судебный контроль и его поэтапное расширение в досудебном производстве

А. Оразгалиев,

магистрант специальности «Юриспруденция»,

Каспийский общественный университет,

г. Алматы, Республика Казахстан

Аннотация

В статье автор раскрывает судебный контроль Республики Казахстан и его поэтапное расширение в досудебном производстве.

Ключевые слова: судебный контроль, конституционный строй, судебная защита, прокурор, оперативно-розыскная деятельность, правосудие, уголовный процесс.

Аңдатпа

Мақалада автор Қазақстан Республикасының сот бақылауын және оның сотқа дейінгі өндірістін, кезең-кезеңмен ұлғаюын қарастырған.

Tүйінді сөздер:сот бақылауы, конституциялық құрылыс, сот қорғауы, прокурор, жедел іздестіру қызметі, әділ сот, қылмыс процесі.

Annotation

По своему предметному назначению судебная власть представляет конкретную форму деятельности государства в соответствующих сферах жизни общества. Потребность государства в судебной власти определяется как необходимостью разрешения постоянно возникающих споров, так и необходимостью защиты конституционного строя, прав и свобод, законных интересов человека и гражданского общества. Конституция Республики Казахстан в качестве основного приоритета определяет права, свободы и законные интересы человека и гражданина, тем самым, закрепляя важность судебной защиты, одним из механизмов которой является судебный контроль.

Судебный контроль в уголовном процессе — это проверка в суде решений и действий (бездействия) органов расследования, прокурора, ОРД и принятие мер по выявлению и устранению ошибок и нарушений прав человека, допущенных дознавателем, прокурором, а также оперативно-розыскными органами на досудебных стадиях уголовного процесса .

Развитие и укрепление института судебного контроля является достаточно актуальным вопросом в современной юридической науке. В литературе особое внимание уделяется судебному контролю как одной из функций судебной власти, целью которой является не только укрепление процессуальных гарантий соблюдения прав и свобод участников процесса, но и установление конституционной законности. На данный момент традиционное понимание суда как специализированного государственного органа, осуществляющего в основном только функцию — правосудие, расширяется до более глубокого понимания суда как самостоятельной инстанции, наделенной также и функцией судебного контроля .

В РК непосредственное влияние на развитие судебного контроля оказало принятие Конституции и УПК РК. Однако данный институт не вызвал особого энтузиазма среди правоохранительных органов .

Сущность судебного контроля по общему правилу заключается в проверке соответствия результатов целям контроля: судебные органы проверяют соответствие деятельности государственных органов и их должностных лиц законам и поставленным перед ними задачам; фиксируют отклонения от поставленных целей и способов их достижения; принимают меры по их предотвращению и привлечению к ответственности виновных. В содержание судебного контроля входят присущие всем видам государственного контроля элементы — наблюдение за функционированием подконтрольных объектов, получение объективной информации о выполнении ими правил и поручений, их состоянии; анализ собранной информации, выявление тенденций, причин, разработка прогнозов; принятие мер по предотвращению нарушений законности и дисциплины, вредных последствий, ущерба, несчастных случаев, нецелесообразных действий и расходов и, в том числе, пресечения противоправной деятельности в целях недопущения вредных последствий, новых нарушений; учета конкретных нарушений, определения их причин и условий; выявления виновных, привлечения их к ответственности. По природе контрольная деятельность суда является юрисдикционной, основана на процессуально-правовых и нравственных началах и направлена на разрешение юридических конфликтов, возникающих между гражданином и органами государственной власти, должностными лицами. Уместно заметить, что от эффективности судебного контроля в определенной степени зависит успех проводимых правовых реформ.

Судебный контроль за законностью решений и действий должностных лиц, государственных органов и общественных объединений в данной связи как составляющая механизма имеет приоритетное значение, так как суд в отличие от других контрольно-надзорных органов независим и подчиняется только закону, не связан узковедомственными интересами, а судьи в силу профессионального статуса решают вопросы на основе законодательства .

В сфере публичных интересов востребованность судебного контроля обусловлена возможностью граждан оспорить в судах как нормативные, так и ненормативные (индивидуальные) правовые акты. Вопрос оспаривания нормативных правовых актов является частью более общего вопроса о порядке разрешения споров как одного из видов юридических конфликтов. Оспаривание нормативного правового акта является способом, направленным на выяснение соответствия акта требованиям и положениям законов и иных нормативных правовых актов, на выявление его целесообразности (при осуществлении общего контроля), юридической силы и нормативной обоснованности (при опротестовании).

Раскрывая сущностные характеристики судебного контроля, следует обозначить его основные формы. Существует несколько форм судебного контроля, что обусловлено дифференциацией цели, предмета и пределов проверочной функции, и в то же время — единством задачи судебного контроля, то есть эффективного и полного разрешения поставленного на контроль вопроса.

Развитие и функционирование института судебного контроля в Республике Казахстан является актуальным аспектом судебно-правовой реформы. На страницах правовой доктрины судебный контроль обсуждается как одна из функций судебной власти, целью которой является не только укрепление процессуальных гарантий соблюдения прав и свобод участников процесса, но и установление конституционной законности. На данный момент представления о том, что судебная власть выполняет только функцию правосудия, кардинально трансформировалась. Суд как самостоятельный орган государственной власти помимо основных функций наделен также и функцией судебного контроля. Особый интерес данная функция судебной власти вызывает в плане ее расширения в досудебном производстве, так как суд, выполняя эту функцию, может влиять на уровень законности в стране.

В этой связи проводимая в республике судебная реформа потребовала пересмотра традиционного взгляда на взаимоотношения органов предварительного следствия, прокуратуры и суда. Существенной корректировке в первую очередь было подвергнуто привычное понимание функций прокурора в стадиях уголовного процесса.

Развитие судебного контроля, прежде всего, продиктовано стремлением законодателя повысить эффективность расследования уголовных дел, защиту прав граждан в сфере уголовного процесса, обеспечить следователю оптимальные условия для выполнения главных функций — предотвращения и расследования преступлений.

Итак, в соответствии с Концепцией правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года, перспективы развития судебной системы связаны, в том числе с возможностью поэтапного расширения пределов судебного контроля в досудебном производстве.

Новая редакция указанной статьи Конституции однозначно установила: «Арест и содержание под стражей допускаются только в предусмотренных законом случаях и лишь с санкции суда с предоставлением арестованному права обжалования. Без санкции суда лицо может быть подвергнуто задержанию на срок не более семидесяти двух часов» .

Данная конституционная норма определила субъектом санкционирования на всех стадиях судопроизводства только суд и, тем самым, исключив прокурора, как субъекта, обладающего таким правом на досудебных стадиях судопроизводства. Введением этой конституционной нормы национальное законодательство приведено в соответствие со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, ратифицированного в 2005 г. Казахстаном.

Дальнейшее развитие идей судебного санкционирования было ознаменовано принятием Закона РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам применения мер пресечения в виде ареста, домашнего ареста» от 30 августа 2008 года. Основанием к подобному разрешению вопроса о санкционировании связано с ратификацией ряда международных правовых документов. Одним из таких актов является Международный пакт о гражданских и политических правах, согласно которому каждое арестованное или задержанное лицо по уголовному обвинению в срочном порядке доставляется к судье или иному лицу, которому принадлежит по закону право осуществлять судебную власть, судебное разбирательство в течении разумного срока, освобождать .

Формирование не ограниченной прокурорским надзором судебно-контрольной деятельности на досудебных стадиях уголовного процесса гарантирует, что следственные ошибки будут выявляться и устраняться на более ранних этапах производства по делу. Возможность реализации права на судебную защиту признана большинством демократических государств в качестве наиболее правового статуса личности.

Считаем, что расширение судебного контроля на досудебной стадии уголовного процесса в предлагаемых формах послужит большему обеспечению соблюдения гарантированных конституционных прав граждан органами предварительного следствия, что, в — целом, послужит делу укрепления законности и правопорядка в нашей стране.

При этом необходимо, чтобы работал единый, цельный механизм, с момента обнаружения признаков преступного деяния в действиях того или лица, направленный на выполнение задач уголовного процесса, закреплённых в статье 8 УПК РК — быстрое и полное действующей гарантии преступлений, изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц, их совершивших, справедливое судебное разбирательство и правильное применение уголовного закона. При этом установленный законом порядок производства по уголовным делам под судебным контролем должен обеспечивать защиту от необоснованного обвинения и осуждения, от незаконного ограничения прав и свобод человека и гражданина, начиная со стадии возбуждения уголовного дела.

В ходе досудебного производства суд рассматривает жалобы на действия (бездействия) и решения прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя в случаях, если эти действия (бездействия) и решения ущемляют конституционные права человека, затрудняют доступ к правосудию.

В этой связи, в последнее время некоторые авторы придерживаются позиции о том, что правосудие — это деятельность суда по рассмотрению и разрешению любых конфликтов в правовой сфере жизни общества, в том числе и в ходе досудебного производства.

Полагаем, что все же деятельность суда по рассмотрению вопросов о даче разрешения на производство отдельных процессуальных действий в ходе досудебного производства к общепринятому понятию отправления правосудия отнести трудно. Хотя, безусловно, деятельность суда, осуществляемая в любых процессуальных формах, является реализацией судебной власти.

В Республике Казахстан, где действует континентальная модель права, и в связи этим, согласно требованиям уголовно-процессуального закона (ст. 24 УПК), суд по каждому конкретному уголовному делу обязан принять все предусмотренные меры к установлению истины по делу. В то же время, на современном этапе исторического развития страны, все громче звучит мнение о необходимости смещения акцентов в сторону большей ответственности за исход уголовного дела на стороны обвинения и защиты. Полагаем, что в этом направлении предстоит большая работа, в том числе глубокое изучение зарубежного опыта.

В соответствии с ч. 5 ст. 23 УПК суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Это означает, что суд не должен подменять прокурора, указывая ему (либо иным участникам процесса) на необходимость представления конкретных доказательственных материалов.

Необходимо иметь в виду, что особенности прокурорского надзора определяются, прежде всего, публичным интересом, т.е. интересами государства. В отличие от прокурорского надзора, носящего, как можно выразиться «характер оперативного контроля», поскольку прокуратура поддерживает в суде лишь мнение следственных органов по каждому конкретному делу, соглашаясь полностью либо частично или не соглашаясь с ним, высший — судебный контроль в уголовном процессе определяется, прежде всего, интересами защиты конституционных прав и свобод граждан, свободен от ведомственных интересов.

Полагаем, что успешное выполнение задач уголовного судопроизводства возможно лишь в условиях гармоничного сочетания прокурорского надзора за деятельностью органов предварительного расследования, с расширением полномочий судебного контроля, о чем мною сказано выше, необходимость которого диктуется заложенной в Конституции целью построения в нашей стране демократического, истинно правового государства .

В Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 годы указано, что перспектива развития судебной системы в Казахстане связана с поэтапным расширением пределов судебного контроля в досудебном производстве.

Полагаем, что предстоящее расширение пределов судебного контроля в досудебном производстве необходимо ориентировать на обязательное получение разрешения суда при проведении следственных действий, затрагивающих конституционные права и свободы граждан.

Необходимо отметить, что в уголовном процессе Республики Казахстан при проведении следственных действий существенному ограничению подвергаются такие конституционные права граждан, как неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны: тайна личных вкладов и сбережений, переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; неприкосновенность жилища (статьи 18 и 25 Конституции Республики Казахстан).

Таким образом, представляется необходимым дальнейшее расширение судебного контроля за осуществлением оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий. Так расширение полномочий суда по санкционированию названных действий следует вводить поэтапно, с обязательной апробацией на практике.

Передача санкционирования следственных действий, ограничивающих конституционные права и свободы граждан, из компетенции прокуратуры в суд будет являться еще одним шагом расширения судебного контроля в досудебном производстве, а также дальнейшей реализации конституционного положения, что каждый имеет право на судебную защиту своих прав и свобод. Ведь именно на досудебной стадии основополагающие права граждан подвергаются нередким нарушениям со стороны уполномоченных должностных лиц. И это связано в первую очередь с ограниченным контролем со стороны суда за ходом производства следственных действий на досудебной стадии. На данный момент суд может проверить законность и обоснованность какого-либо следственного действия только по жалобе (статья 109 УПК) и в ходе главного судебного разбирательства (статья 357 УПК). Установление непосредственного судебного контроля за всеми следственными действиями, ограничивающими конституционные права и свободы граждан, позволит на начальной стадии восстанавливать нарушенные права, а также будет способствовать предупреждению такого нарушения .

В правовом государстве важнейшая роль в обеспечении эффективного контроля в государственном управлении отводится судебной власти. Особый статус органов этой власти делает их функционирование независимым от других подсистем государственной власти, сферы жизни государства и общества и оказывает непосредственное влияние на все происходящие в обществе процессы. Тесное соотношение судебного контроля со всеми другими видами деятельности и контроля характеризует его универсальный характер.

Подчеркнем, что именно в сфере уголовного судопроизводства, особенно на первых его стадиях, решаются жизненно важные вопросы, напрямую затрагивающие права и свободы граждан, независимо от правового статуса участников уголовного процесса.

Расширение и усиление судебно-контрольных полномочий суда на досудебных стадиях уголовного судопроизводства в целях обеспечения реальной защиты конституционных прав и свобод граждан, обеспечения гарантий законности — более чем актуальная задача, учитывая современный уровень правосознания сотрудников органов, осуществляющих предварительное расследование. В литературе судебный контроль в стадии предварительного расследования определяется как специфическая и самостоятельная функция судебной власти. Эту разновидность судебного контроля можно охарактеризовать как регламентированную нормами уголовно-процессуального закона деятельность суда по контролю законности и обоснованности действий и решений публичных процессуальных органов, нарушающих либо ограничивающих права личности и направленную на разрешение правового конфликта сторон по существу. Судебный контроль на данной стадии представляет собой совокупность предусмотренных уголовно-процессуальным законом средств, направленных на реализацию конституционных функций судебной власти, призванных в конечном итоге к недопущению незаконного, необоснованного ограничения прав личности в уголовном процессе, к ее восстановлению в этих правах либо возможной их компенсации средствами права. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве представляет собой важную конституционную функцию реализации полномочий органов судебной власти; весомую процессуальную гарантию личности и правосудия в уголовном процессе; эффективное средство достижения цели уголовного судопроизводства и решения его непосредственных процессуальных задач; самостоятельный институт уголовно-процессуального права; особую форму деятельности суда по разрешению средствами правосудия социально-правового спора (конфликта) сторон по существу заявленных требований.

Таким образом, контрольная деятельность судов на досудебных стадиях позволяет определить ее цель, которой является всемерная защита конституционных прав и свобод человека и гражданина, их безусловное соблюдение. По общему определению, данная цель предопределяет конкретные задачи, заключающиеся в содействии всестороннему, полному и объективному осуществлению предварительного расследования уголовных дел, создании соответствующих условий и предпосылок для успешного отправления правосудия, обеспечении доступа к правосудию. От того, насколько эффективно будет осуществлен судебный контроль при возбуждении уголовного дела и его предварительном расследовании, зависит законное и справедливое решение суда при рассмотрении и разрешении уголовных дел. На данной стадии судьями контролируется законность деятельности должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование, и эта функция разительно отличается от функции правосудия. В содержание функции правосудия не включаются такие свойственные для судебного контроля полномочия суда, как отмена и изменение незаконных и необоснованных решений должностных лиц.

Что касается определения объекта и пределов судебного контроля в уголовном судопроизводстве, взгляды ученых не отличаются единством мнений о пределах судебных полномочий, границах компетенции суда при рассмотрении жалоб на действия и решения должностных лиц, правомочных осуществлять досудебное производство.

Анализ научных трудов современных исследователей показывает, что мнения исследователей в данном вопросе расходятся диаметрально. Категорична позиция, объявляющая недопустимым явлением, противоречащим публичным интересам то обстоятельство, что сфера судебного контроля на предварительном следствии ничем не ограничена.

Приводятся доводы о том, что судебный контроль в стадии возбуждения уголовных дел и в процессе их расследования посягает на процессуальную самостоятельность должностных лиц органов дознания и следствия, что необходимо корректировать, сузить сферу судебного контроля.

В противовес таким позициям высказываются доводы о том, что другие виды контроля и в первую очередь прокурорский надзор как функция прокуратуры достаточно автономны по отношению к судебному контролю; никаких проблем во взаимодействии между судами и прокуратурой в рамках осуществлении ими своих функций нет, поскольку это — сфера сотрудничества и взаимного профессионального контроля, главной задачей которых является повышение уровня законности и эффективности правоохранительной деятельности .

Поводя итоги проведенному исследованию, следует констатировать, что без дальнейшего поэтапного расширения функции судебного контроля в досудебном производстве не будут в полной мере соблюдаться фундаментальные конституционные права и свободы личности.

Однако не следует пересекать грани возможного расширения судебного контроля, иначе это приведет к трансформации правозащитной функции суда в обвинительную функцию, которая по своей природе не соответствует общему смыслу судебной власти. Безусловно, суд не должен выполнять каких-либо действий, которые свидетельствовали бы об осуществлении им уголовного преследования (возбуждать уголовные дела по новому обвинению и в отношении нового лица, направлять уголовные дела для производства дополнительного расследования по собственной инициативе, продолжать разбирательство дела при отказе прокурора от обвинения, проявлять инициативу в прослушивании телефонных переговоров и др.).

Судебный контроль является важной гарантией соблюдения прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве и способствует полному всестороннему раскрытию преступлений наряду с соблюдением конституционных прав и свобод личности. Поэтому суд как никакой другой орган заинтересован в устранении нарушений, допущенных на досудебном производстве, так как фундаментом судебной деятельности по уголовному делу являются законность и обоснованность. Итак, залогом реальной защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина выступает судебный контроль органов уголовного преследования без посягательства на процессуальную самостоятельность данных органов.

  • Корреспонденты на фрагмент
  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

ЛИТЕРАТУРА

1. Петрухин И.Л. Судебная власть: контроль за расследованием преступлений. — М., Изд-во Проспект, 2008. — С. 100.

2. Сулейменова Г. Проблемы совершенствования судебной власти в Казахстане. // Заңгер, 2010. — № 1. — С. 39-43.

3. Ахпанов А. И. Арест в качестве меры пресечения: проблемы судебного контроля и санкционирования: монография. — ТОО «Полиграфсервис», 2005. — 183 с.

4. Садыкова Р. Понятие, сущность и формы судебного контроля в уголовном судопроизводстве. //Фемида, 2006. — № 4. — С. 37-39.

5. Тайторина Б. Современные проблемы классификации судебного контроля. //Фемида, 2010. — № 8.- С. 18-21.

8. Конституция Республики Казахстан от 30 августа 1995 г. // Информационная система «Параграф».

9. Тайторина Б. Судебный контроль на досудебных стадиях уголовного судопроизводства. //Мир закона, 2009. — № 7. — С. 9-13.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *