Тайна связи

  • автор:

ОГРАНИЧЕНИЕ ТАЙНЫ СВЯЗИ

А. ЧЕЧЕТИН
Чечетин А., кандидат юридических наук.
В борьбе с преступностью важное значение имеет информация об используемых правонарушителями услугах связи. Однако получение такой информации сопряжено с ограничением конституционного права граждан на тайну телефонных переговоров.
В связи с этим существует давний спор о возможности доступа к такой информации без судебного решения. Для его разрешения Советский районный суд города Липецка обратился в Конституционный Суд Российской Федерации. В обращении заявителя акцентировалось внимание на том, что причиной существующих разногласий является неправильная формулировка ст. 32 Федерального закона «О связи», которая исходит из расширительного толкования нормы, содержащейся в ч. 2 ст. 23 Конституции РФ. Если в конституционной норме провозглашено право личности на тайну «телефонных переговоров», то Федеральный закон «О связи» необоснованно распространял это право и на «сведения о таких переговорах».
Действительно, в ст. 32 ныне уже не действующего Федерального закона «О связи» 1995 г. содержалось предписание, согласно которому «прослушивание телефонных переговоров, ознакомление с сообщениями электросвязи, задержка, осмотр и выемка почтовых отправлений и документальной корреспонденции, получение сведений о них, а также иные ограничения тайны связи допускаются только на основании судебного решения».
Это положение было воспроизведено в п. 8 Правил оказания услуг телефонной связи, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26 сентября 1997 г., а также в Приказе Минсвязи РФ от 25 июля 2000 г. N 130. В то же время в ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» речь идет о необходимости получения судебного разрешения только для прослушивания телефонных переговоров, но не наведения справок о них. Таким образом, два Федеральных закона по-разному регулировали один и тот же вопрос.
По этому поводу Генеральная прокуратура РФ дважды давала разъяснения, которые, к сожалению, оказались взаимоисключающими и лишь обострили дискуссию. Первоначально в письме от 19 марта 1999 г. N 36-609/166-99 было сказано, что получение сведений о входящих и исходящих вызовах, о номерах абонентов, продолжительности их переговоров, а также индивидуальных частотных характеристиках приемопередающей аппаратуры абонентов связи следует рассматривать как наведение справок, не требующее судебного решения.
Однако через два с половиной года Генеральная прокуратура изменила свою позицию и подготовила по этому же вопросу другое разъяснение. А в письме от 19 декабря 2001 г. N 16/3-р-01 растолковывалось, что истребование сведений о проводимых с определенного телефона переговорах — о входящих и исходящих звонках — без решения суда является неправомерным и исполнению не подлежит.
Обоснованность второго разъяснения вызывает немалые сомнения. С его появлением операторы связи получили дополнительные основания для отказа оперативно-розыскным службам на запросы о предоставлении сведений о «детализации телефонных переговоров», если на это не было судебного разрешения.
Конституционный Суд в определении по рассматриваемому спорному вопросу занял позицию Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Он разъяснил, что информацией, составляющей тайну телефонных переговоров, «считаются любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи» . Для доступа к этим сведениям, как следовало из разъяснения, необходимо получение судебного разрешения.
———————————
Определение Конституционного Суда РФ от 2 октября 2003 г. N 345-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Советского районного суда города Липецка о проверке конституционности части четвертой статьи 32 Федерального закона от 16 февраля 1995 года «О связи» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2004. N 1. С. 50 — 52.
Казалось бы, надо поставить точку в этом вопросе и более к нему не возвращаться. Однако хотелось бы обратить внимание на то, что не все аргументы этого документа можно признать бесспорными.
По нашему мнению, Конституционный Суд не обратил внимания на существенное различие между нормой, изложенной в ч. 4 ст. 32 прежнего Федерального закона «О связи», и нормой ч. 3 ст. 63 нового Федерального закона «О связи» от 7 июля 2003 г. В мотивировочной части определения он отметил, что прежняя норма, закрепленная в ст. 32, была сохранена и в новой. С этим аргументом трудно согласиться.
Рассматриваемый вопрос в новом Федеральном законе «О связи», на наш взгляд, урегулирован совершенно по-иному, чем в прежнем. В нем достаточно четко проведено разграничение между правом личности на тайну связи (ст. 63) и обязанностью операторов связи на предоставление информации о пользователях услугами связи (ст. 64). В ч. 1 ст. 63 воспроизводится конституционная норма, закрепившая право каждого человека на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. В ч. 3 этой же статьи определены виды ограничения права на тайну связи, требующие судебного решения. В их число включены «осмотр почтовых отправлений лицами, не являющимися уполномоченными работниками оператора связи, вскрытие почтовых отправлений, осмотр вложений, ознакомление с информацией и документальной корреспонденцией, передаваемыми по сетям электросвязи и сетям почтовой связи».
В ней ничего не говорится о «получении сведений об услугах связи», упоминавшихся в прежнем Законе, что представляется нам вполне осмысленным уточнением. Под ознакомлением с информацией и документальной корреспонденцией вполне определенно следует понимать изучение содержания писем, телеграмм, телефонных переговоров, компьютерных файлов и иных, в том числе электронных, отправлений. Таким образом, в новом Законе сведения о пользователях связи и оказанных им услугах исключены из содержания понятия тайны связи, ограничение которой возможно только при наличии судебного решения.
В то же время в ч. 1 ст. 64 нового Закона «О связи» закреплена обязанность операторов «предоставлять уполномоченным государственным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, информацию о пользователях услугами связи и об оказанных им услугах связи, а также иную информацию, необходимую для выполнения возложенных на эти органы задач, в случаях, установленных федеральными законами».
Логический анализ этой нормы позволяет сделать два принципиальных вывода. Во-первых, обязанность предоставления перечисленной здесь информации не связывается законодателем с необходимостью получения судебного разрешения. Во-вторых, к числу обязанностей операторов связи отнесено предоставление сведений: 1) о пользователях услугами связи; 2) об оказанных услугах связи; 3) об иной информации, необходимой для выполнения оперативно-розыскных задач.
Информация о пользователях средствами связи включает в себя сведения, перечисленные в ст. 53 нового Федерального закона «О связи». К ним отнесены фамилия, имя, отчество или псевдоним абонента-гражданина, его адрес, абонентский номер и другие данные, позволяющие идентифицировать абонента или его оконечное оборудование.
К информации об указанных услугах могут быть отнесены сведения баз данных систем расчета за оказанные услуги связи, в том числе о соединениях, трафике и платежах абонента.
Иная информация, необходимая для выполнения возложенных на оперативно-розыскные службы задач, включает любые другие сведения технического характера, не раскрывающие содержания телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и электронных отправлений (например, о месте нахождения аппарата сотовой связи).
Конституционный Суд вслед за прежним Федеральным законом «О связи» исходит из расширительного толкования понятия тайны телефонных переговоров. Такой подход, на наш взгляд, нарушает баланс интересов государства и личности в сторону последнего, что в современной криминальной ситуации в России вряд ли оправданно.
В то же время при таком толковании встает вопрос о необходимости внесения изменений в новый Федеральный закон «О связи», поскольку его ч. 1 ст. 64 противоречит разъяснению Конституционного Суда.
После принятия нового Федерального закона «О связи» возникла еще одна проблема — о правовом режиме получения персональных данных об абонентах. В его ст. 53 закреплена норма, которая отнесла сведения об абонентах и оказываемых им услугах связи к конфиденциальной информации. Эта новелла породила у операторов связи сомнение в праве оперативно-розыскных служб получать такого рода сведения без судебного решения.
В связи с этим хотелось бы обратить внимание на то, что ч. 2 ст. 53 нового Федерального закона «О связи» предусматривает возможность предоставления сведений об абонентах третьим лицам в случаях, предусмотренных федеральными законами. Именно о таких случаях говорится в ст. 64 Закона. Поэтому отношения, регулируемые ст. ст. 53 и 64, логически связаны друг с другом.
Справедливости ради отметим, что право оперативных служб на получение конфиденциальной информации в Законе об ОРД напрямую не закреплено. Такое право у правоохранительных органов, видимо, предполагалось разработчиками Закона об ОРД как само собой разумеющееся, поскольку в его ч. 8 ст. 5 установлен запрет на разглашение сведений, затрагивающих неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, которые стали известны в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий.
Однако для более четкого закрепления рассматриваемого права представляется необходимым дополнить ст. 15 Закона об ОРД специальной нормой, разрешающей оперативным работникам собирать конфиденциальную информацию.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ
«КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
(принята всенародным голосованием 12.12.1993)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 07.07.2003 N 126-ФЗ
«О СВЯЗИ»
(принят ГД ФС РФ 18.06.2003)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 12.08.1995 N 144-ФЗ
«ОБ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»
(принят ГД ФС РФ 05.07.1995)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 16.02.1995 N 15-ФЗ
«О СВЯЗИ»
(принят ГД ФС РФ 20.01.1995)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Правительства РФ от 26.09.1997 N 1235
«ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПРАВИЛ ОКАЗАНИЯ УСЛУГ ТЕЛЕФОННОЙ СВЯЗИ»
ПИСЬМО Генпрокуратуры РФ от 19.12.2001 N 16/3-р-01
ПРИКАЗ Минсвязи РФ от 25.07.2000 N 130
«О ПОРЯДКЕ ВНЕДРЕНИЯ СИСТЕМЫ ТЕХНИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ НА СЕТЯХ ТЕЛЕФОННОЙ, ПОДВИЖНОЙ И БЕСПРОВОДНОЙ СВЯЗИ И ПЕРСОНАЛЬНОГО РАДИОВЫЗОВА ОБЩЕГО ПОЛЬЗОВАНИЯ»
ПИСЬМО Генпрокуратуры РФ от 19.03.1999 N 36-609/166-99
ОПРЕДЕЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 02.10.2003 N 345-О
«ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЗАПРОСА СОВЕТСКОГО РАЙОННОГО СУДА ГОРОДА ЛИПЕЦКА О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ЧАСТИ ЧЕТВЕРТОЙ СТАТЬИ 32 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА ОТ 16 ФЕВРАЛЯ 1995 ГОДА «О СВЯЗИ»
Законность, 2005, N 7

ПОНЯТИЕ НЕЗАКОННОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА КАК ПРЕСТУПЛЕНИЯ «

Не личное дело

Операторы связи обещают, что пользователям это не навредит, а вот с мошенниками позволит бороться гораздо эффективнее.

Как отмечают разработчики поправок, судебная практика сложилась таким образом, что к тайне связи стало относиться не только содержание сообщений, которые передают пользователи по сетям связи, но и разного рода технологические данные. Например, IP-адреса, координаты местоположения базовых станций, к которым подключаются устройства абонентов. Соответственно, на эту информацию распространяется запрет на передачу третьим лицам.

Поправки в Закон «О связи» призваны изменить ситуацию: они предлагают все, что не относится к содержанию сообщений или телефонных переговоров, не считать тайной связи.

Из текста самого законопроекта следует, что речь может идти, например, о дате и времени оказания услуги связи, продолжительности телефонных переговоров, абонентских номерах, уникальных кодах идентификации абонентов — всех тех сведениях, которые известны оператору «в связи с исполнением договора об оказании и в иных случаях». Если законопроект примут, операторы смогут делиться этими сведениями, и это не будет считаться нарушением тайны связи.

Когда абонент совершает звонок, по сети связи передаются данные IMSI (International Mobile Subscriber Identity) — уникальный номер сим-карты или IMEI (International Mobile Equipment Identity), то есть уникальный номер абонентского устройства. Это чисто технические сведения, которые никак не разглашают содержание разговора. Однако судебная практика действительно пошла по такому пути, что сейчас эти данные считаются тайной связи. В то же время смена номера IMSI или IMEI может потенциально свидетельствовать о мошеннических действиях, пояснил «РГ» представитель «МегаФона».

Простой пример: злоумышленники получают по поддельной доверенности дубликат сим-карты. Если ее пускают в ход, это можно отследить по изменению номера IMSI. Или другая ситуация: преступники крадут телефон с сим-картой, вставляют ее в другое устройство и похищают деньги с чужого банковского счета. Оператор связи может фиксировать изменение данных IMEI и теоретически передавать эту информацию банку или правоохранительным органам для борьбы с мошенниками.

Сейчас это невозможно. Но если поправки будут приняты и операторам разрешат обрабатывать технические данные, ограничение снимется, уточнил собеседник «РГ».

Для борьбы с мошенниками операторы смогут передавать банкам и правоохранителям техническую информацию о звонках и сообщениях, не опасаясь нарушить тайну связи

Указанная инициатива была предложена бизнесом в рамках программы «Цифровая экономика», отметил в свою очередь замгендиректора АНО «Цифровая экономика» Дмитрий Тер-Степанов. По его мнению, смягчение регулирования тайны связи также будет способствовать развитию новых цифровых услуг и сервисов, повышению их качества, развитию искусственного интеллекта на базе анализа технологических данных.

Законопроект также уточняет положения, касающиеся получения сведений, составляющих тайну связи, на основании судебного решения. Судебная практика в отношении отказов операторов связи в предоставлении без судебного решения сведений, составляющих тайну связи, органам государственной власти, у которых соответствующие полномочия законодательно не предусмотрены (ФАС, ФНС России, ЦБ РФ), противоречива, указывают авторы поправок. Для выработки единообразного подхода законопроект предусматривает, что передача указанной информации третьим лицам, включая органы государственной власти, осуществляется только на основании судебного решения, за исключением случаев, когда возможность получения сведений в отсутствие судебного решения прямо установлена действующим законодательством.

незаконное вмешательство

Смотреть что такое «незаконное вмешательство» в других словарях:

  • Незаконное вмешательство в деятельность в области авиации — 3.28. Незаконное вмешательство в деятельность в области авиации противоправные действия (бездействие), угрожающие безопасной деятельности в области авиации, повлекшие за собой несчастные случаи с людьми, материальный ущерб, захват или угон… … Официальная терминология

  • Незаконное вмешательство в деятельность в области авиации — противоправные действия (бездействие), угрожающие безопасной деятельности в области авиации, повлекшие за собой несчастные случаи с людьми, материальный ущерб, захват или угон воздушного судна либо создавшие угрозу наступления таких последствий.… … Словарь юридических понятий

  • ВОЕННОЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО (В ПОЛИТИКУ) — (military intervention (in politics)) любое вмешательство военных в политику, простирающееся за пределы минимальных уровней влияния, обычно существующих в конституционных демократических государствах. Файнер ( Человек верхом на лошади , 1962)… … Большой толковый социологический словарь

  • ИОАНН ЗЛАТОУСТ. Часть I — (сер. IV в., Антиохия (ныне Антакья, Турция) 14.09. 407, Команы Понтийские (около совр. сел. Гюменек близ г. Токат, Турция)), свт. (пам. 27 янв., 14 сент., 13 нояб.; 30 янв. в Соборе Трех святителей; пам. зап. 27… … Православная энциклопедия

  • Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности — в уголовном праве РФ экономическое преступление; незаконное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя или коммерческой организации: неправомерный отказ в регистрации; неправомерный отказ в выдаче лицензии; ограничение прав и… … Финансовый словарь

  • Преступления в сфере информационных технологий — Для улучшения этой статьи желательно?: Найти и оформить в виде сносок ссылки на авторитетные источники, подтверждающие написанное. Преступления в сфере информационных т … Википедия

  • Аварии и катастрофы Ан-2 — На 20 июля 2012 года по неофициальным зарубежным данным в различных лётных происшествиях было потеряно 402 самолёта типа Ан 2. В катастрофах погибло 375 человек. Дата Бортовой номер Место катастрофы Жертвы Краткое описание 16.06.1951 … Википедия

  • Воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности — Эта статья или раздел описывает ситуацию применительно лишь к одному региону. Вы можете помочь Википедии, добавив информацию для других стран и регионов. Воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельн … Википедия

  • Чехия, Чешская Республика — Государственное устройство Правовая система Общая характеристика Гражданское и смежные с ним отрасли права Уголовное право и процесс Судебная система. Органы контроля Государство в Центральной Европе. Территория 78,864 тыс. кв.км. Столица г.… … Правовые системы стран мира. Энциклопедический справочник

  • ВОСПРЕПЯТСТВОВАНИЕ ЗАКОННОЙ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ — в уголовном праве РФ экономическое преступление, представляющее собой незаконный отказ в регистрации индивидуального предпринимателя или коммерческой организации либо уклонение от их регистрации, неправомерный отказ в выдаче лицензии на… … Юридический словарь

  • Бавария — I второе по величине государство Германской империи, с 1806 г. королевство, занимает в настоящее время пространство в 75863 кв. км с 5420199 жителей (1885). Границы и политическое деление. С 1816 Б. состоит из двух, географически разделенных… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Тайна связи — (в юр. науке) ценность, обеспечиваемая правом на тайну связи. В настоящее время право на тайну связи считается составной частью прав человека — естественных и неотъемлемых прав личности, признанных на международном уровне. Нарушением тайны связи признаётся ознакомление с охраняемым сообщением какого-либо лица кроме отправителя и получателя (или его уполномоченного представителя). В некоторых видах связи, в силу их технических особенностей, допускается ознакомление с сообщением отдельных работников связи, как, например, при передаче телеграммы. В таких случаях нарушением будет считаться не ознакомление, а разглашение содержания сообщения. Наравне с самим сообщением, также охраняются сведения о сообщении; для телефонных переговоров это номера вызывающего и вызываемого абонента, время звонка и его продолжительность.

История

Само понятие «права человека» возникло в XVIII веке и опиралось оно на европейские философские традиции пяти-шести предшествующих веков. Первым документом, официально провозгласившим «права человека» в их современном виде, считается французская Декларация прав человека и гражданина 1789 года. Некоторые исследователи считают родоначальником современных «прав человека» Декларацию независимости США 1776 года, в которой также провозглашался набор прав личности, более-менее похожий на современный. Можно сказать, что эти два документа составили фундамент современной правовой парадигмы, поначалу действовавшей только в Европе и Новом свете, а позже распространённой на весь мир. Однако право на тайну переписки не входило в указанные документы. Оно появилось в составе «прав человека» несколько позже — в документах ООН в 1945—1948 годах.

Имеются данные о почте инков в Перу. Здесь уже до начала XVI века существовали почтовые гонцы, которые, помимо государственных сообщений, доставляли к столу царя свежую рыбу, фрукты и другие продукты. Как указывает Сьеса де Леон в «Хронике Перу», у инков законами было предусмотрено сбережение тайны сведений, содержащихся в пересылавшихся сообщениях: «И в таком строгом секрете вели свои дела те, кто проживал на почтовых станциях, что ни по просьбе, ни под угрозами, никогда они не рассказывали о том, что собирались передать в сообщении, пусть даже уведомление уже ушло дальше «.

Понятие тайны переписки входит в различные указы и должностные инструкции начиная с XVII века и становится повсеместной частью законов к XIX веку. Систематические нарушения тайны связи к этому времени воспринимаются именно как нарушения и причастные чиновники почтовых ведомств и черных кабинетов вынуждены оправдываться перед общественным мнением и даже перед начальством. Так выглядело объяснение по поводу жалоб на вскрытие писем московским почтамтом в 1791:

…Я начинаю сомневаться, не распечатываются ли там сии письма столь неискусным образом, ибо клеем подлеплять не есть способ, употребляемый в России. Хотя и после меня рижский почтмейстер свидетельствует письма, но я уверен, что он своё искусство знает и не подаёт сомнения корреспондентам. московский почт-директор И. Б. Пестель

Право на тайну переписки (позже к переписке добавились телефонная, телеграфная и иная связь) является производным от права на тайну частной жизни (в англоязычной литературе употребляется термин «privacy» — приватность). Тем не менее, право на тайну частной жизни — это отдельное право, оно установлено отдельно (ч. 1 ст. 23 Конституции РФ), и ответственность за нарушение этого права устанавливается отдельной статьёй (ст. 137 УК РФ). Таким образом, право на тайну частной жизни и право на тайну связи — это самостоятельные права.

В России тайна связи гарантируется Конституцией Российской Федерации (1993 года). Часть 2 статья 23 гласит:

Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Аналогичное положение присутствовало и в прошлых конституциях (ст. 56 Конституции СССР 1977 года; ст. 128 Конституции СССР 1936 года). Такое же положение содержится и в конституциях большинства зарубежных стран. Оно же утверждается во Всеобщей декларации прав человека 1948 года (ст. 12). Можно сказать, что тайна связи — это общепринятая в мире правовая норма.

Тайна связи является неотчуждаемым правом (ч.2 ст. 17 Конституции РФ), то есть, человека нельзя лишить этого права, и он не может добровольно отказаться от этого права.

Правом на тайну связи охватываются личные сообщения, находящиеся в любых каналах связи или в распоряжении оператора связи, от момента отправки сообщения отправителем до момента получения сообщения адресатом. Служебные и рекламные сообщения не защищаются правом на тайну связи, однако это не означает, что служебные каналы связи разрешено негласно контролировать (производить перлюстрацию). Не следует путать право личности на тайну связи с правом лиц на коммерческую тайну, профессиональную тайну (адвокатскую, врачебную и т. д.). Другие виды тайн, также охраняются законом, но термин «тайна связи» относится только к личной жизни.

На всех операторов связи законом возложена обязанность принимать меры к охране тайны связи (ст. 63 закона РФ «О связи»).

За нарушение тайны связи в России установлена уголовная ответственность, (ст. 138 УК РФ). Также возможна гражданско-правовая ответственность, если нарушение тайны связи повлекло материальный ущерб или моральный вред.

Ограничение тайны связи в России

Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи являются видами оперативно-розыскных мероприятий. Их проведение в России допустимо на основании судебного решения и при наличии информации:

  1. О признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно.
  2. О лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно.
  3. О событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

В то же время Верховный Суд РФ акцентирует внимание судов на том, что результаты оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением тайны связи, могут быть использованы в качестве доказательств по делам, лишь, когда они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проведены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством.

Для истребования у оператора связи предметов и документов, содержащих сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи, необходимо:
— по уголовным делам — мотивированное постановление судьи о разрешении производства данного действия;
— по гражданским делам — определение судьи об истребовании соответствующих документов.

Всем операторам связи в России предъявляются требования согласования плана мероприятий по внедрению «СОРМ» (Системы оперативно-розыскных мероприятий), в противном случае их лицензия может быть аннулирована.

C 1 февраля 2008 сотрудники ФСБ имеют техническую возможность прослушивания телефонных разговоров (в том числе мобильных) без участия оператора связи..

21 июля 2009 года вступил в силу приказ Министерства связи и массовых коммуникаций РФ «Об утверждении Требований к сетям и средствам почтовой связи для проведения оперативно-разыскных мероприятий». В приказе расписано, какие услуги должны предоставлять на почте ведущим розыск восьми ведомствам: МВД, ФСБ, ФСО, внешней разведке, таможенникам, ФСИН и Госнаркоконтролю. Среди услуг особенно привлекает внимание обязанность почтовиков предоставлять ведущим розыск чиновникам особые помещения.

См. также

  • Неприкосновенность частной жизни
  • Перлюстрация
  • СОРМ

Примечания

  • Луис Брэндейс, Сэмюэль Уоррен. The Right to Privacy // журнал «Harvard Law Review», 1890 г. Текст в электронном виде
  • Смирнов С. Прив@тность. — Москва, изд-во «Права человека», 2002. — 96 с Текст в электронном виде

Ссылки

  • Официальный текст действующей Конституции РФ
  • Приказ Минсвязи РФ «Об утверждении Требований к сетям электросвязи для проведения оперативно-разыскных мероприятий» от 16.01.2008
  • Прослушка мобильного телефона. Основные признаки

Для улучшения этой статьи желательно?:

  • Добавить информацию для других стран и регионов.

Статья 15. Тайна связи

Статья 15. Тайна связи

Тайна переписки, почтовых, телеграфных и иных сообщений, входящих в сферу деятельности операторов почтовой связи, гарантируется государством.

Осмотр и вскрытие почтовых отправлений, осмотр их вложений, а также иные ограничения тайны связи допускаются только на основании судебного решения.

Все операторы почтовой связи обязаны обеспечивать соблюдение тайны связи.

Информация об адресных данных пользователей услуг почтовой связи, о почтовых отправлениях, почтовых переводах денежных средств, телеграфных и иных сообщениях, входящих в сферу деятельности операторов почтовой связи, а также сами эти почтовые отправления, переводимые денежные средства, телеграфные и иные сообщения являются тайной связи и могут выдаваться только отправителям (адресатам) или их представителям.

ГАРАНТ:

О введении военной цензуры за почтовыми отправлениями и сообщениями, а также контроля за телефонными переговорами см. Федеральный конституционный закон от 30 января 2002 г. N 1-ФКЗ «О военном положении»

Должностные и иные лица, работники организаций почтовой связи, допустившие нарушения указанных положений, привлекаются к ответственности в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Об уголовной ответственности за нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений см. УК РФ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *