Суггестии

  • автор:

Функции естественного человеческого языка – это назначение, роль в человеческом обществе. Представление о функциях языка меняется исторически в соответствии с изменением взглядов на природу языка, на его соотношение с бытием, сознанием:

— первоначально язык рассматривался как средство обозначения вещей;

— затем, как средство выражения и передачи универсальной мысли;

— как средство образования идей;

— как средство членения и восприятия бытия, причем у каждого народа – свое .

В настоящее время все ученые единодушны в признании полифункциональности языка, но единства в вопросе о том, какие же функции выделять. Под функциями языка понимаются все виды функционирования языковых явлений.

Понимая функцию как целевое назначение объекта, используемого субъектом, многие исследователи, различают:

— функции языка как общественного явления;

— функции языка как системы знаков;

— частные функции в конкретных ситуациях общения.

Мы будем исходить из того, что функции национально (этнического) языка (Языка) или его вариантов (диалектов, социолектов и др.) и функции знаков языковой системы – это разнопорядковые явления. Так, для любого этнического языка важными функциями являются:

— этническая, заключающаяся в формировании этнического самосознания,

— национально-культурная (аккумулятивная, фиксирование и передача культурного опыта).

Речь может идти о функционировании того или иного этнического языка как средства международного, межэтнического общения, о выполнении языком функции государственного языка, о функционировании языков в различных сферах человеческой деятельности – научной, бытовой и т.д., а также в частных ситуациях общения – в ситуации обращения, просьбы, обещания и др.

Исследование сущности естественного человеческого языка невозможно без рассмотрения его функций, потому что именно в функционировании проявляется природа такого сложного явления, как человеческий язык. Функции человеческого языка – это базовые, сущностные универсальные функции, присущие любому этническому языку.

Язык – необходимое условие формирования и развития человеческого общества и самого человека, поэтому Эдвард Сепир (1884 – 1939) назвал в качестве основной функции языка – креативную функцию.

К базовым функциям человеческого языка и конкретных этнических языков обычно относят функции:

— коммуникативную (быть средством общения, обмена информацией),

— мыслительную (служить средством формирования и выражения мысли, деятельности сознания);

— экспрессивную (выражать чувства, эмоции).

Базовые функции находят свое проявление в частных функциях.

Основное назначение человеческого языка как коммуникативного средства – передача информации в пространстве и во времени. Люди общаются, взаимодействуют во всех видах деятельности – практической, познавательной, духовной. Коммуникация – это социальный процесс. Она служит формированию общества, выполняет связующую функцию. Коммуникативная деятельность – важнейший аспект социального поведения человека. В коммуникации осуществляется социализация, овладение опытом, языком. Благодаря языку осуществляется преемственность человеческой культуры, происходит накопление и усвоение опыта, выработанного предшествующими поколениями.

Конкретные проявления коммуникативной функции – частные функции. К числу частных функций языка относятся следующие функции:

— фатическая (контактоустанавливающая),

— апеллятивная (обращения),

— волюнтативная (выражение воли),

— директивная (функция воздействия),

— суггестивная (воздействие на психику другого человека),

— регулятивная (создание, поддержание и регулирование отношений в человеческом микроколлективе),

— интерактивная (использование языковых средств при языковом взаимодействии коммуникантов с целью воздействия друг на друга);

— магическая (заклинательная), использование языковых средств в практике шаманов, экстрасенсов и т.п.

Можно выделить и другие частные коммуникативные функции.

Мыслительная функция языка связана с формированием, выражением и передачей мыслительного содержания. Язык – не просто форма, оболочка для мысли, но и способ мышления человека.

Познавательная (когнитивная) функция заключается в использовании языковых выражений для обработки и хранения знаний в памяти индивида и общества, для формирования картины мира.

У языка есть интерпретативная (толковательная) функция, которая заключается в раскрытии глубинного смысла воспринятых языковых высказываний (текстов).

Выделяют также эстетическую (поэтическую) функцию, которая реализуется в основном в художественном творчестве, при создании художественных произведений.

Метаязыковая (метаречевая) функция заключается в передаче сообщений о фактах языка и речевых актах на нем.

Кроме названных выше функций языка можно выделить функции языковых единиц как компонентов языковой системы. Так, основной функцией слова является номинативная функция, функция именования объектов предметного и духовного мира. С когнитивной функцией связаны обобщающая, классифицирующая функции номинативных единиц.

А.А.Леонтьев разграничивает функции языка и функции речи.

К функциям языка автором относятся следующие функции, которые можно обнаружить при анализе любого вербального произведения:

— регулятивная (коммуникативная), всякая коммуникация может рассматриваться как попытка регулировать поведение окружающих. Выделяются три варианта регулятивной функции: индивидуально-регулятивная, коллективно-регулятивная и саморегулятивная.

— познавательная, имеющая два аспекта – индивидуальный (средство овладения общественно-историческим опытом и социальный (построение, накопление и организация общественно-исторического опыта человечества);

— национально-культурная функция, язык фиксирует реалии специфичные для данной культуры.

К функциям речи, согласно А.А.Леонтьеву относятся:

— магическая функция;

— диакритическая, связанная с сокращением, сжатием сообщения в определенной коммуникативной ситуации;

— эмоциональная и эстетическая функция. Эмоциональное и эстетическое переживания вызываются у адресата не на уровне словаря, а за счет комбинации этих средств в речевом произведении.

3. ИЗ ИСТОРИИ ЯЗЫКОЗНАНИЯ

Общелингвистические проблемы осознаются постепенно. Центры интереса лингвистической мысли меняются.

Лингвистика, как и любая другая наука, стоит на фундаменте, заложенном в далеком прошлом. В истории лингвистики можно найти примеры верных догадок о языке, заложивших основы современной лингвистики.

В античности сложились три так называемые «традиции»: греко-римская, индийская и китайская. Европейская наука имеет в качестве своих истоков первую традицию, идеи древнегреческих философов. Те древние источники, которые сохранились, позволяют проследить развитие учения о языке, начиная от Платона (428-348 гг. до н.э.). Одним из важнейших вопросов греческой философии был вопрос о том, устроен язык «по природе» или «по обычаю». Устроенными «по природе» считались те явления, сущность которых, вечная и неизменная, лежит вне человека. Устроенными «по обычаю» считались те явления, которые приняты в силу определенных обычаев и традиций, т.е. в силу подразумеваемого соглашения между членами общества. Применительно к языку антиномия «по природе» vs. «по обычаю» была сведена к вопросу о природе наименования, о том, существует ли связь между обозначаемой словом вещью и звуковой формой слова. Приверженцы «природного» взгляда на язык утверждали наличие такой связи. Признавалось существование различных способов «природной» связи: имитирование словами звуков животных, природных явлений и т.п. Считалось, что определенные звуки выражают те или иные свойства предметов и явлений. Среди звуков выделялись нежные, резкие, жидкие, мужественные и др. Так, звук считался резким, следовательно, наличие в таких словах, как резать, рвать, реветь, рык и др., естественно (по природе) объясняется (мотивируется) теми явлениями, которые обозначаются этими словами.Мотивированные наименования считались «правильными именами», потому что они якобы отражали признаки, присущие вещам. Правильные имена давались Богами, а Боги не могли давать неправильные имена, потому что им была известна сущность именуемой вещи. А если имя давали люди («по установлению»), то это были случайные имена, не отражающие природу именуемой вещи.

Во IIв. до н.э. имел место спор о том, насколько «регулярен» язык. В языке – при том, что изменения большинства слов подчинены регулярным правилам, или моделям, существуют и многочисленные исключения. Регулярность (ср.:стол –столы, столб – столбы) греки называли аналогией, а нерегулярность (ср.:человек – люди, ребенок – дети) – аномалией. Аналогисты направляли свои усилия на выявление различных моделей, посредством которых можно классифицировать слова. Аномалисты, не отрицая определенных регулярностей в образовании слов, указывали на многочисленные примеры нерегулярных словоформ.

Учение греков опиралось на письменные тексты. Устная речь считалась зависимой от письменной. Считалось, что чистоту языка сохраняют грамотные люди, а неграмотные портят язык. Такое представление о языке продержалось более 2-х тысяч лет.

Кроме греко-латинской традиции в античности возникла индийская традиция. Здесь также исследовались классические тексты, составлялись словари вышедших из употребления слов, комментарии к текстам. Древнеиндийские грамматисты изучали древние священные тексты – Ведийские гимны, написанные на санскрите. Ученые уделяли большое внимание изучению фонетики, так как необходимо было создать правила точного устного воспроизведения Ведийских гимнов. Древнеиндийская классификация звуков речи является более разработанной и точной, чем все известные нам классификации, которые предлагались в Европе вплоть до XVIIIв. Грамматика Панини (IVв. до н.э.), по оценке Лайонза, по своей полноте, последовательности, лаконичности намного превосходит все грамматики, написанные вплоть до настоящего времени. Эта грамматика носит порождающий характер. Следуя правилам грамматики в установленном порядке, можно было порождать определенные речевые произведения.

Римляне во всех областях науки, в искусстве, литературе находились под сильным влиянием греческой культуры. Латинские грамматисты почти полностью восприняли греческие образцы. Сходство греческого и латинского языков утвердило точку зрения, согласно которой грамматические категории, древними греками являются универсальными для языка вообще. Латинские грамматики Доната и Присциана использовались в качестве учебников латыни до XVIIв.

В средневековой Европе исключительно важное место в образовании занимала латынь. Хорошее знание латыни было необходимо как для светского, так и для церковного поприща. Латынь была не только языком Священного Писания и католической церкви, но и международным языком дипломатии, науки, культуры.

Для эпохи Возрождения характерен интерес к национальным языкам и литературе. Литература классической древности рассматривалась как источник всех культурных ценностей цивилизации. В этот период появляются грамматики национальных языков. Классическое учение было перенесено на новые европейские языки.

Научное языкознание Нового времени стремится объяснить рациональным образом законы построения языка. В 1660 г. во Франции появилась «Всеобщая рациональная грамматика» (Грамматика Пор-Рояль) А.Арно и К.Лансло. Цель этой грамматики – доказательство того, что структура языка опирается на логические основы, а различные языки – это варианты одной логической рациональной системы.

Иногда считают, что научное исследование языка зародилось лишь в XIXв. Только вXIXв. факты стали предметом внимательного и объективного рассмотрения . Научные гипотезы стали строиться на основе тщательно отобранных фактов. Был разработан специальный метод исследования фактов – сравнительно-исторический метод.

Выдвижение на первый план исторических обоснований было характерно в то время не только для языкознания, но и для других наук, как естественных, так и гуманитарных.

В конце XVIIIв. было доказано, что санскрит, священный язык Индии, родственен древнегреческому, латыни и другим языкам. В 1786 г. У.Джонс отметил, что санскрит обнаруживает такое сходство в корнях и грамматических формах с названными языками, которое нельзя объяснить случайным совпадением. Это сходство настолько разительно, что нельзя не прийти к выводу, что эти языки имеют общий источник, который возможно уже не существует. Это открытие требовало научного объяснения. Необходимы были надежные методологические принципы для выявления родства языков.

Родственные языки происходят от одного общего языка-основы и входят в одну семью языков. Чем дальше мы уходим в древность, тем меньше различий обнаруживается между сравниваемыми языками

Компаративисты опирались преимущественно на грамматические соответствия. Рассматривали слова основного словарного фонда, так как «культурные» слова часто заимствуются. Языки, находящиеся в географическом или культурном контакте, легко заимствуют слова друг у друга. Часто те или иные реалии или понятия, перенимаемые одним народом у другого, сохраняют свои исходные названия.

Ученые-компаративисты изучают не просто сходство языковых элементов, а регулярные соответствия. Регулярные соответствия между звуками слов, сходных по значению, в разных языках формулируются в виде звуковых законов.

Развитие лингвистической науки происходило в тесной связи с общей познавательной работой человека. Становление предмета науки о языке шло через мифы, философию, грамматику, рациональную грамматику. Вехами в истории лингвистической мысли являются концепции В.фон Гумбольдта, Ф. де Соссюра.

В.фон Гумбольдта (1767 – 1835) иногда признают основоположником общего языкознания, создателем философии языка XIXв.Концепция Гумбольдта – поворотный пункт в развитии теории языкознания. На базе идей Гумбольдта были развиты многие последующие концепции в ХХ веке. Гумбольдт выдвигал плодотворные идей во многих областях теоретического языкознания: язык и народ, язык и мышление, язык и языки и др. Он предупреждал против абсолютизации его идей, но потомки не всегда принимали это во внимание.

Гумбольдт отметил, что звуковой язык сыграл решающую роль в становлении человека как нового биологического вида и как мыслящего социального существа. Создание языка обусловлено внутренней потребностью человечества. Язык – не только внешнее средство общения людей, но он заложен в самой природе человека . Язык е просто пассивное орудие представления мысли, но он участвует в образовании самой мысли. Преобразованное в слово представление перестает быть исключительной принадлежностью одного субъекта. Переходя к другим, оно становится достоянием всего человеческого рода. Согласно Гумбольдту, строение языков у человеческого рода различно, потому что различными являются духовные особенности народов. Язык, по Гумбольдту превращается в особый мир, лежащий между миром внешних явлений и внутренним миром человека. Речь идет о закрепленной в языке системе значений. Гумбольдт подчеркивает единство всех языков, существование общих законов из развития и актуального функционирования. Это единство обусловлено воздействием универсальных характеристик мышления. Мысль об универсальности человеческих языков у Гумбольдта дополняется идеей об их этнической детерминированности.

Согласно Гумбольдту, мышление не просто зависит от языка, оно до известной степени обусловлено каждым отдельным языком. Каждый язык описывает вокруг народа, которому он принадлежит, откуда человеку дано выйти лишь постольку, поскольку он вступает в круг другого языка там же, с. 80]. Освоение иностранного языка можно бы уподобить завоеванию новой позиции в прежнем видении мира.

Раскрывая сущностные характеристики языка, Гумбольдт использовал диалектический способ их представления в виде антиномий. Антиномия – это противоречие между двумя взаимоисключающими предметами или качествами, закономерность каждого из которых рационально доказуема. Такое сложное вления, как язык, невозможно описать, не прибегая к такому способу. Так, при описании языка устанавливаются следующие антиномии: объективного и субъективного, индивидуального и коллективного, социального и психологического, деятельностного и статического, понимания и непонимания и др.

В XIX– ХХ вв. в лингвистике господствовала сциентистская модель, привнесенная естественными науками в лингвистический компаративизм, структурализм, генеративизм.

Для большинства лингвистических теорий ХХ в. характерен принцип приоритета синхронного описания языка, который предполагает, что исторические соображения не существенны для исследования определенного состояния языка. Такой подход к анализу языка был провозглашен Ф.де Соссюром (1857-1913). Соссюр проводит аналогию с игрой в шахматы. В шахматной партии позиции на доске постоянно изменяются. Однако в каждый данный момент времени позиция полностью описывается указанием мест, занимаемых шахматными фигурами. Каким путем участники партии пришли к данной позиции (конкретные ходы, их число, очередность и т.п.) совершенно неважно для описания самой позиции. Она может быть описана синхронически, без обращения к предшествующим ходам. То же самое, по Соссюру, верно относительно языка.

Все языки постоянно изменяются, но состояния языка могут быть описаны независимо друг от друга. Каждое состояние языка может и должно быть описано само по себе безотносительно к тому, из чего оно развилось или что может из него развиться.

Понятие исторического развития языка (языкового изменения) наиболее плодотворно используется в макроскопическом масштабе, т.е. при сравнении достаточно удаленных друг от друга временных состояний . В микроскопическом масштабе, т.е. при сравнении двух достаточно близких друг от друга языковых состояний языка, невозможно провести четкой границы между диахронической и синхронической вариативностью.

Ф.де Соссюр обратил внимание лингвистов на системность языка. Каждый язык представляет собой совокупность взаимосвязанных подсистем, которые образуют систему языка, систему отношений. Элементы языковой системы – звуки, слова т.д. – имеют значимость лишь постольку, поскольку они находятся друг с другом в отношениях эквивалентности и противопоставленности. Соссюр противопоставил язык и речь и призвал лингвистов вначале описать язык как наиболее стабильное в языковой деятельности. Что и было сделано в рамках системно-структурной парадигмы в ХХ в.

Лингвистика, начиная от Соссюра, ставила задачу, выбрать из текучего языкового опыта нечто стабильное и упорядоченное. Системно-структурное языкознание стремилось выявить целостность и дискретность своего объекта. Задачей исследования считалось извлечение из текста виртуальных языковых единиц (фонем, морфем и др.) на основе метода оппозиции и учета дистрибуции (окружения, контекста).

Во второй половине ХХ века наблюдается экспансия идей и подходов американского языкознания, в первую очередь идее генеративизма, разрабатываемого под влиянием идей Ноама Хомского. Н. Хомский включил в круг исследований лингвиста описание языковой интуиции носителя языка. Лингвистическая теория стала пониматься как исследование работы мышления человека и его связь с языком. Была выдвинута идея врожденной грамматики, глубинных и поверхностных структур, разработана методика генеративной грамматики.

В последние десятилетия прошлого века интересы лингвистов все больше концентрировались на изучении роли человека в языке, на использовании языка человеком (прагмалингвистический аспект).

Постмодернистская наука последнего времени принципиально отказывается от любых объективных критериев, провозглашая ничем не ограниченную субъективность каждого акта языковой интерпретации, неограниченное прочтение одного и того же текста. В текучем континууме надо искать закономерность. Стремлениям отбросить традицию и построить «другую лингвистику» часто не хватает фундамента. Анализ языка заставляет обращаться к позитивизму. Лингвистика продолжает идти своим путем. Индивидуальные «текучие» ассоциации остались вне лингвистического анализа, потому что неизвестно какими методами их изучать.

Иногда говорят о следующих методологических переломах («революциях») в лингвистике:

Если рациональное воздействие — это обращение к логике, разуму и фактам, то суггестивное воздействие — это внушающее воздействие, обходящее сознательный контроль, идущее в обход разума через прямые либо косвенные внушения. Обычно это обращение к эмоциям, бессознательному, живым впечатлениям. Суггестивное воздействие осуществляется или через прямые внушения, или через ритуалы.

Суггестивное влияние часто называют психологическим воздействием, противопоставляя таким образом «рациональное» и «психологическое». Понятно, что это не совсем корректное противопоставление. Разговор, где идет обращение к разуму и логике — в широком смысле тоже вполне психологическое влияние. Однако по жизни о психологическом влиянии говорят обычно там, где прямого обращения к разуму и логике оказывается недостаточным, где нужны более тонкие способы влияния.

Общие разговоры, где происходит активный обмен информацией, где люди утверждают, анализируют и спорят, не всегда являются разумной деятельностью, но также не являются и суггестивным воздействием.

Психологические консультации могут происходить как в разумной форме, так и в форме суггестивного воздействия. Можно выделить шесть основных технологий психологического воздействия, используемых в процессе психотерапии и психологического консультирования. Это три вида рационального влияния: Сократ, Эксперт и Собеседник, и три вида скорее суггестивного влияния: Фасилитатор, Манипулятор и Медиум. См.→

Если консультация происходит в форме суггестивная психотерапия, она имеет как правило следующий вид:

  • Контакт
  • Выслушивание жалобы и выстраивание гипотез
  • Проверка гипотезы и получение ярко выраженной эмоциональной отрицательной реакции на нее (поспешность, уверенность отрицания). Это показывает нам, что на сознательном уровне клиент не воспримет необходимость совершения определенных действий для решения его проблемы.
  • Проведение внушения
  • Итоги не подводятся, поскольку это было бы выходом на сознательный план, либо подводятся ложные итоги. То, что было сделано на самом деле, остается только в голове консультанта.

Внушение представляет из себя побуждение к действию. Это глагол в повелительном наклонении (сделай, займись, иди, изменись), по крайней мере, именно в таком виде оно должно существовать в голове консультанта. Консультант должен очень четко понимать, что именно должен совершить клиент. Если в голове нет этого действия, то внушение не состоится. До клиента же оно может доводиться опосредованно, не прямым текстом.

Подобная суггестивная психотерапия нередко маскируется под рациональную: «Я даже не стану вас грузить всякими рекомендациями. Вы — человек определенно разумный, и без моей помощи прекрасно придете к нужным выводам, рано или поздно, причем скорее рано, чем поздно. Что же касается ваших колебаний — то это обычное состояние выбора между достаточно значимыми вариантами. С одной стороны, конечно, полезно взвесит все тщательно, с другой — даже когда вы примете решение, вы не сможете узнать, правильное ли, поскольку не сможете вернуться в прошлое и поставить контрольный эксперимент. Поэтому момент решения зависит не от того, насколько полно вы все учли, и не от того, что я вам тут умного скажу, а от того, когда вы перестали по этом поводу париться. Поэтому перестаньте заботиться хотя бы самим фактом ваших сомнений, потерзайтесь себе спокойно, сколько вам ваша ответственность отмерит, не отвлекаясь от реальности, денек-другой…»

Таким образом, во внушении есть два важных пункта:

  • Понять, к какому действию мы подталкиваем клиента (Например, «подняться!»)
  • Запрятать это действие в контекст, в котором оно будет естественным. (не просто «поднимись», а «сходи посмотри, закрыта ли форточка», здесь подняться будет естественным, хотя мы и не говорили этого прямо). Это может быть также рассказанная история, в которой нужное действие «зашито» в контекст. Причем запрятывать действие нужно таким образом, чтобы человеку было непонятно, что именно на нем вы делаете упор. (Если нужно, условно говоря, чтобы человек передвинул кровать, то перечисляем несколько действий, включая передвижение кровати, и говорим «а над кроватью обязательно нужно повесить красный хвостик Иа»).

При результативном внушении человек либо а) не понял, что ему внушалось, либо б) забыл, что ему внушалось

Очень важно не делать внушение тогда, когда клиент его ожидает. В этом случае ограничиваемся общими словами. Рациональное ожидание сводит на нет эффективность воздействия. Смысл суггестивного воздействия — обойти сознательный план. Нужно подождать, когда клиент отвлечется. Либо отвлекаем его сами, а в это время проводим внушение.

Внушение может быть сделано с помощью:

  • директивного гипноза
  • недирективного гипноза
  • ритуальных действий
  • эмоционального влияния окружающих (группы)
  • сказок, метафор

Что касается ритуала, то здесь он используется не как способ наведения транса (хотя для этого он тоже может использоваться), а как метафора внушаемого действия.

Фильм «Хеллингер»

Предваряющее внушение — Ритуал — Завершающее внушение. Все технично.

​​​​​​​Типичная конструкция, используемая в психотерапевтической работе — предваряющие внушения, основной ритуал и обрамляющие внушения.

Первый шаг — предваряющие внушения. Это введение в транс, начальное внушение на предмет высокой эффективности предлагаемых ритуальных действий в разрешении вопроса, поставленного клиентом. Тут описывается суть ритуала и то, что получит клиент в результате его выполнения; требование четкого выполнения инструкции (даю гарантию на результат только при условии четкого выполнения инструкции), получение от клиента подтверждения о ее/его готовности к ритуалу.

Далее следует основной ритуал, любые ритуальные действия, при этом ритуал может быть как с направлением, так и без.

В конце — завершающие внушения. На фоне поддержание транса делается подведение итогов, часто завершающее внушение говорит клиенту о его высокой способности осуществить обнаруженное решение в своей жизни.

В качестве примера такой конструкции можно посмотреть фрагмент из работы Хеллингера в Расстановках, или структуру упражнения «Духовное самопонимание» Геннадия Павленко.

Когда и с кем уместно использовать подобные формы психотерапевтической работы? Чаще всего это используется в случае, когда у психотерапевта нет толковых гипотез, в чем причина проблемы (непонятно как работать), а также если клиент склонен к ритуалистике. Суггестивное воздействие и суггестивная терапия предпочтительнее, когда клиент не дружит с логикой либо конкретная установка вызывает у него эмоциональный протест. Понятно, что в таком случае ответственность консультанта сильно возрастает: он внушает человеку что-то против его сознательных установок.

Говоря о методах воздействия одним человеком на другого, мы чаще всего имеем дело с так называемой суггестией, которая определяется как внушение, обычно не заметное для внушаемого лица.

В этой статье мы поговорим о том, что же такое суггестия, откуда она взялась и с чем ее едят? А также рассмотрим суггестию в смысле вербального или невербального воздействия на другого человека (так называемую гетеросуггестию) для введения его в определенное состояние или побуждения к определённым действиям.

Что такое суггестия?

Оговоримся, что хотя суггестией принято называть именно внушение неосознанное, пассивное, не воспринимаемое критическим разумом – все же абсолютно насильственных, как и 100% навязанных суггестий не бывает.

Даже если человек получил внушение под гипнозом, он изначально был подсознательно готов, открыт для постороннего воздействия.

Поэтому сразу следует уяснить

внушить человеку можно только то, что он уже бессознательно принял.

Нельзя заставить человека, личные убеждения которого не позволяют красть и убивать, сделать это под воздействием внушения. Даже, если в состоянии транса, загипнотизированный и выполнит указания гипнотизёра, противоречащие его собственным установкам, то после выхода из транса, он вернётся к своим прежним настроениям.

Раньше, если, прочитав статью в газете, человек невольно перенял точку зрения автора, поддавшись внушению, нельзя говорить о том, что кто-то заставил его купить и прочитать именно эту газету. Однако, современные технологии влияния на массовое сознание настолько сильно продвинулись вперёд, что, как правило, мы всё же поддаёмся нежелательным суггестивным воздействиям: кто-то больше, кто-то меньше.

Суггестия применяется повсеместно в

  • рекламе,
  • средствах массовой информации,
  • маркетинге,
  • бизнес-технологиях,
  • медицине,
  • религии,
  • педагогике.

И хотя бы поэтому не лишним будет разобраться, что такое суггестия, как она работает, каковы могут быть результаты её использования.

Применение суггестии

Впервые термин «суггестия» применил в 1866 году французский врач Амвросий Август Льебо, которому принадлежит заслуга введения внушения в список психотерапевтических методов. В те времена внушение использовалось, как правило, совместно с гипнозом. Сегодня можно говорить о развитии методов суггестии, для которых не требуется введение объекта в состояние транса.

Терапевтическое применение внушений сводится к воздействию на психоэмоциональное и психосоматическое состояние пациента, формированию у него желательного отношения к проблемам, коррекции поведения и реакций на определённые раздражители, а также использованию эффекта плацебо, который заключается в формировании позитивного восприятия назначенного лечения.

Эффект плацебо интересен сам по себе. Можно было бы назвать его «эффектом веры», поскольку излечение в данном случае происходит не от наличия каких-либо объективных терапевтических свойств в лекарстве, а от внушенных положительных ожиданий пациента.

Например, верующий христианин может успешно вылечиться не только от ангины, но и от рака, выпивая по утрам стакан святой воды, тогда как неверующий или, скажем, мусульманин, вряд ли заметит хоть какой-то эффект такого лечения.

С помощью внушений можно помочь человеку отказаться от вредных привычек, стимулировать развитие творческих способностей или улучшить его физическое здоровье в тех случаях, когда нарушения вызваны психологическими причинами.

Суггестивные методы лечения очень широко применяются разного рода знахарями и даже шарлатанами, имеющими, как правило, сильную харизму, и обладающими хорошими способностями к внушению. Использование заклинаний древними жрецами и магами также относится к суггестивным техникам, поскольку определённые сочетания высоких и низких, гласных и согласных звуков способствуют формированию конкретных ощущений у человека.

Суть воздействия суггестии

Суть суггестивного воздействия заключается в непосредственном обращении к бессознательной части разума, минуя стадию интеллектуального осмысления.

Если воздействовать на сознание можно, используя аргументированное убеждение, то влиять на подсознание удаётся в условиях отсутствия или временного отключения сознания путём применения прямых или косвенных внушений.

С точки зрения средств коммуникации, сознательное восприятие, как правило, происходит вербальным путём, а неосознанное строится на эмоциях, чувствах, состояниях.

Однако, в состояниях сознания, близких к гипнотическому трансу, возможно вербальное воздействие и на подсознание.

Да и при создании благоприятного эмоционального фона словесное, аргументированное убеждение происходит более эффективно.

Здесь имеет смысл объяснить механизм суггестивного воздействия на подсознание.

Если логическое убеждение как способ влияния на сознательное восприятие человеком действий, идей, фактов и аргументов, основывается на доказательствах состоятельности того или иного предмета, его полезности и правильности, то суггестия НЕ требует логического обоснования, переосмысления и сознательного принятия человеком внушаемых вещей.

Эмоции, мимика, жесты, психологические состояния, являющиеся основой суггестии, оказывают прямое воздействие на бессознательное пространство разума, формируя восприятие внушаемых посылов как собственных, а следовательно, правильных убеждений.

Однако стоит отметить, что иногда подвергшись неосознанной суггестии, человек может ловить себя на том, что какая-то часть его действий и мыслей является навязанной или посторонней. Часто внушенные идеи становятся причиной навязчивых состояний, маний и одержимостей.

Можно сравнить отношения сознательной и бессознательной частей человеческого разума с отношениями братьев, которые организовали общую фирму и сами занимаются её делами.

Один брат активен, полон сил, бдителен и предприимчив, он руководит фирмой и продвигает её на рынке, а второй является рабочей лошадкой, выполняет указания первого, а также всю черную работу на фирме, автоматически, без рассуждений и видимых усилий.

Доверчивому и покладистому брату-трудяге можно внушить всё, что угодно, если это не противоречит установленному порядку вещей и указаниям брата-руководителя, и если делать это неоднократно и уверенно. Активный брат старается контролировать своего пассивного родственника, однако это не всегда ему удаётся. Поскольку, привыкая к определенному образу действий, он тоже часто становится восприимчивым к посторонним внушениям.

Впрочем, кто из братьев является старшим и более опытным в этом случае – вопрос открытый.

Более подробную информацию о сознании и подсознании можно узнать из статьи «Сознание и подсознание»

Суггестивные техники

По сути, успех применения суггестии зависит от 4-х факторов:

  1. Личность человека, осуществляющего воздействие,
  2. Склонность к внушению объекта воздействия,
  3. Их взаимоотношения,
  4. Способ коммуникации (или суггестивная техника).

При этом любой человек, являющийся объектом внушения, одновременно оказывает ответное воздействие на источник суггестии, поддаваясь или не поддаваясь влиянию, формируя мнение об эффективности выбранной внушения.

Самыми распространенными на сегодняшний день техниками суггестии являются

  • гипноз,
  • нейролингвистическое программирование,
  • психоактивные тексты,
  • аутогенная тренировка,
  • цветовой метод,
  • метод 25 кадра,
  • звуковая суггестия или «нашептывание» (её ещё называют аутосуггестией, но чтобы не путать это понятие с самовнушением, не будем его использовать).

Позже, мы рассмотрим их все более подробно.

В заключении

Не стоит забывать о том, что ни одна ситуация общения между людьми не обходится без психо-физического взаимодействия, в результате которого происходит вербальный и невербальный обмен информацией, убеждениями, стереотипами поведения, эмоциями, чувствами, и микробами :).

А значит, полностью избежать внушений в нашей жизни невозможно.

Однако, каждый волен выбирать свое окружение и источники информации, а также использовать собственный интеллект и убеждения для анализа поступающей информации.

Важно и то, что взаимодействие между людьми происходит как на сознательном, так и на подсознательном уровне, при этом внушения часто происходят и без сознательных усилий со стороны их источника.

Поэтому, находясь в поле суггестивных воздействий индивидуального и массового характера, важно не столько защищаться от внушений, настроившись критически по отношению к любым посторонним влияниям (как нам поют на каждом углу), сколько научиться понимать эти скрытые послания, «отличать зёрна от плевел» и использовать их по назначению.

Поэтому суггестию стоит воспринимать не просто как внушение, а как взаимообмен психическими состояниями и образами в процессе общения.

Вроде психической диффузии.

#СловоДня

Суггестия (от лат. suggestio — внушение, намек) — метод внушения человеку определенной мысли, идеи или утверждения без предоставления логических оснований и аргументов.

Метод суггестии особенно эффективен по отношению к людям с низким уровнем критического мышления, т.к. для того, чтобы внушить человеку определенную мысль или идею не требуются никаких серьезных аргументов и доказательств.

Рассмотрим некоторые примеры данного метода:

— внушение через мотивационную сферу личности. К примеру использование таких командных выражений, как «Действуй!» «Ты сможешь!», «Ты это сделаешь!»;
— внушение при помощи ссылки на авторитет высказываний «лидеров мнений». Когда люди принимают информацию, основанную не на доказательствах, а на престиже источников, т.е. доверяют известной личности, несмотря на то, что он не является экспертом в области рекламируемого продукта;
— внушение через персонификацию. Пример: «Мы заботимся о вас!»;
— внушение через демонстрацию высокой уверенности. Пример: «Попробовав один раз, вы больше никогда не будете покупать другое»;
— внушение через повторение;
— внушение через особенности речи и речевой динамики. Пример: «Саааааамый нежный вкус!» и т.д.

Приемы суггестии обширны и применяются в абсолютно разных областях: психология, медицина, политика, СМИ, реклама и прочее. Также она может проводиться в состоянии бодрствования, в трансовом состоянии, во сне, с применением определенных процедур и препаратов и прочее.

Но важно различать, что суггестия может быть также и положительной. К примеру, с помощью данного метода проводится лечение различных фобий, страхов и неуверенности человека.

— Дж. Браун «Техники воздействия: от пропаганды до промывания мозгов»

— Александр Николаевич Лебедев-Любимов «Психология рекламы»

На протяжении ХХ в. роль рекламы в обществе настолько возросла, что правомерно говорить о том, что реклама стала социальным институтом, выполняющим ряд социально-значимых функций

Экономические функции рекламы. Известный американский специалист в области рекламы Г. Картер отмечает, что реклама:

  • содействует узнаваемости продукта или услуги, где бы ни происходила их реализация, и укрепляет доверие к ним;
  • обеспечивает восприятие товара оптовыми, а также розничными торговцами и потребителями, содействуя таким образом налаживанию распределения;
  • стимулирует спрос на конкретный марочный (фирменный) товар;
  • противоборствует с марочными (фирменными) товарами конкурентов;
  • сокращает сроки вывода на рынок нового продукта или услуги;
  • популяризирует совершенно новую идею или метод;
  • обеспечивает рынки сбыта и реализует связанные с ним преимущества более широкого и массового производства;
  • стимулирует заказы и частично или полностью устраняет спонтанный сбор заказов;
  • укрепляет убежденность продавца в правильном выборе реализуемого товара;
  • представляет товар в новой упаковке, модифицированный или усовершенствованный продукт, услугу;
  • объявляет о льготных сделках или предложениях;
  • разъясняет суть нового продукта или услуги;
  • обеспечивает рост денежного товарооборота, интенсифицирует использование средств, вложенных в товарную массу;
  • улучшает или изменяет общую репутацию товара или фирмы-производителя.

Реклама в бизнесе связывает производство и потребление, содействует реализации стоимости, ускоряя процесс купли-продажи, оборачиваемость капитала, обеспечивает функционирование торговли как самостоятельной сферы экономики. Здесь основной функцией рекламы становится не только информирование потребителя о движении товаров, услуг, финансовых потоков, но и поддержание «обратной связи» с рынком и потребителем. Таким образом, реклама контролирует продвижение товаров на рынке, обеспечивает определенные предпочтения к рекламируемым объектам. Реклама не только формирует спрос на товары, услуги, финансы, но и управляет им, являясь важнейшим элементом маркетинга. В рамках маркетинга реклама активно воздействует на производство, обеспечивает процессы планирования, разработки и производства товаров, изучения спроса, ценообразования и сбыта.

Управление спросом, потреблением товаров и услуг неразрывно связано с изучением потребностей, покупательских мотивов, доходов потребителей. Иными словами, организация рекламы в бизнесе требует изучения потребительских возможностей общественности. Реклама как средство управления спросом должна заниматься созданием и укреплением не только имиджа товара и услуг, но и имиджем фирмы и ее лидера. Имидж фирмы достигается системой пропагандистских мероприятий в СМИ, участием в выставках и ярмарках, наличием фирменного стиля. Управление имиджем можно представить как интенсивное введение информации с прогнозируемой реакцией на нее.

Социальные функции рекламы. Реклама в современном обществе выполняет функцию социализации, включая человека в определенную социальную среду и реализуя стратегии адаптации в их многообразных вариантах, связанных со степенью активности и с ориентацией на определенную деятельность личности или группы, а также осуществляя циркуляцию смыслов и значений между ними. Подобное эффективное приспособление индивида к требованиям общества, приобретение необходимого набора социальных черт формирует у него ощущение психологической безопасности и комфорта. Эта функция рекламы становится актуальной в условиях высокой мобильности и доминирования городской цивилизации, для которой характерна маргинальность – т. е. отрыв от собственной культуры и невозможность в короткий срок приобщения к новой (для этого необходима практика трех поколений). Она предлагает человеку целый набор практик поведения, характерных для той или иной социальной группы, – начиная от манеры одеваться, говорить, проводить досуг и до выбора машины, жилища и даже спутника жизни.

Реклама выступает как система, закрепляющая и легитимирующая новые социальные отношения. Рекламой формируются и закрепляются определенные стандарты, отвечающие потребностям каждой социальной группы.

Коммуникативная функция рекламы. Коммуникативная функция рекламы имеет собственную специфику, которая заключается в том, что ареал распространения рекламной коммуникации ограничивается по преимуществу, сферой потребления, а само рекламное сообщение из всего многообразия смыслов и значений избирает лишь те, которые характеризуют продукт. Кроме того, характер восприятия предмета рекламы лишен той одухотворенности, которая становится возможной при индивидуальном, авторском видении. Между тем реклама существенно расширяет сферу человеческого общения пусть не через реальные, а через смоделированные ситуации. Вхождение в эту сферу раздвигает рамки субъективного опыта, ограниченного в пространстве и во времени, и становится возможным через эмоциональный контакт с героями, действующими в этой среде. Идентификация с одним из героев сюжета и проживание в его образе различных перипетий обогащает человека новыми эмоциональными переживаниями.

Кроме того, реклама осуществляет культурный диалог между представителями различных цивилизаций. Речь идет об обмене картинами мира, системами представлений и ценностей, образцами поведения. Реклама показывает, что представители разных культурных систем воспринимают мир по-разному и ценят то, что в рамках иной культуры ценности не представляет.

Внимание! Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Реклама как система формирования потребительской идеологии

Для того чтобы продать товар или услугу, необходимо подготовить потребителя к осознанию их необходимости. Реклама навязывает представление о потреблении рыночного товара как об определяющем элементе социальной идентификации личности. В этом смысле главной задачей рекламы становится воспитание сознания, не имеющего возможности противостоять технологиям «погружения» в новую реальность, воспринимающего культурный продукт как обладающий исключительно потребительскими свойствами. Таким образом, одной из основных функций рекламы в современном обществе является ее способность формировать потребительскую идеологию, которая становится средством манипуляции массовым сознанием. Речь идет о насаждении ценностей потребительства, за счет чего уходят на периферию массовых интересов ценности более высокого, духовного уровня. Формирование потребительской идеологии и человека-приобретателя является одним из способов идеологизации. При этом мышление, сформированное средствами массовой коммуникации, проявляет устойчивый иммунитет к способности рационального критического осмысления реальности.

Суггестивная функция рекламы

«Суггестия (внушение) – это процесс воздействия на психику человека, связанный со снижением сознательности и критичности при восприятии внушаемого содержания, не требующий ни развернутого логического анализа, ни оценки. Внушение осуществляется с целью создания определенных состояний или побуждения к определенным действиям. Суть внушения состоит в воздействии на чувства человека, а через них на его разум и волю. Предполагается, что процесс этот зависит от степени ослабления сознательного контроля, осуществляемого по отношению к воспринимаемой информации. Воздействие содержания, воспринятого на основе внушения, отличается навязчивостью: оно с трудом поддается осмыслению и коррекции, став совокупностью внушенных установок. Внушение возможно в форме гетеросуггестии (внушение со стороны), и аутосуггестии (самовнушения). Объектом могут быть и большие группы людей – массовое внушение. Сила воздействия во многом зависит от наглядности, доступности, образности и лаконичности информации. Эффект особенно силен тогда, когда внушаемое в общем соответствует потребностям и интересам индивидов.

Суггестивная функция рекламы тесно сопрягается с манипулятивной, однако между ними есть и принципиальное различие. Если манипулятивный потенциал рекламы раскрывается в ее способности достаточно агрессивно воздействовать на сознание потребителя, погружая его в определенные состояния сознания, навязывая ему конкретные стили поведения, руководя его поступками и стремлениями, вынуждая его приобретать то, в чем он не нуждается, то суггестивная ее функция проявляется более мягко. Изначально суггестия искусства связана с воздействием на подсознание единообразием ритма (колыбельная), ритма-интонации (плач- причитание, заговор, заклинание), монотонностью пульсации и интонации (плясы). А поскольку эта малодифференцированная повторность воспроизводит основные биологические ритмы дыхания и пульса, а также бытовые, связанные с моторикой – ходьбой, работой, пляской и т. п., то, регулируя темп, ритм и акустику звучания, можно манипулировать практически всеми физиологическими функциями объекта воздействия.

Точно так же на подсознательном уровне воспринимаются орнамент, форма и окраска предметов, одежда, прическа, особенности головного убора и обуви, украшения. Аналогичным образом внушающая функция выражается в музыке, живописи с ритмическими особенностями ее композиции и в поэзии, где есть единообразие метра и ритма, повтор ключевых фраз или слов.

Однако если в искусстве указанные функции являются подчиненными, то для рекламы они выступают в качестве ведущих. Убеждающая интенция требуется рекламе в целях реализации ее основополагающей стратегии – представить товар или услугу таким образом, чтобы их потребительские качества предстали как уникальные, а владение ими воспринималось бы как актуальная потребность. Для реализации этой цели используется множество риторических приемов, среди которых особое место занимает повелительная форма глагола: «Пролетарка и пролетарий! Посещайте планетарий!»; «Кооператор! Торгуй книгой! Свет и знание в деревню двигай!». Подобные формы были выработаны народной практикой в течение многих веков и сконцентрированы в народных ярмарочных выкриках: «Берите на ходу, покупайте на лету!», «Давай подходи и других подводи, у дядьки Ивана торговля без обмана!». Те же внушающие формулы «гипнотического» характера присутствуют и в современной рекламе: «Заплати и спи спокойно», «Слушайте Авторадио!» и пр.

Определенное совпадение функций рекламы и искусства не позволяет, тем не менее, отождествить эти области художественной деятельности. Основной функцией искусства как средства продуцирования духовных ценностей является эстетическая, функциональность рекламы утилитарна, прагматична и пребывает в области ее социальных и экономических интересов.

Защитные и адаптационные функции рекламы. Появление рекламы непосредственно связано с формированием индустриального массового общества, где огромное количество однотипных товаров нуждается в соответственном представлении. Однако эта революция в промышленности следствием имела не только изменение характера производства, но и изменение привычных для человека форм его трудовой активности и способов восстановления жизненной энергии. В современном обществе высока скоростью протекания социальных процессов и человек нуждается в более интенсивных, чем в традиционном обществе, способах психологической защиты и рекреации (восстановления). В этих условиях одним из механизмов компенсации затраченной психической энергии выступает реклама, связанная со сферой досуга, развлечения. Основным ее содержанием становится создание иллюзорной, мифологизированной, псевдореалистической картины мира. Сам мир при этом не воспринимается объективно и служит только для осуществления желаний и иллюзий, оторванных от действительности. Одной из ее важнейших особенностей становится стремление к эскапизму (от англ. «escape» «бежать», «спасаться») – бегству от реальности в мир грезы и вымысла, который вытесняет и компенсирует агрессию и негативизм физического и социального мира. В этом смысле реклама является своеобразной сублимацией желаний, инстинктов, стремлений.

Но подобное стремление к развлечению не является абсолютно безобидным: индивид как бы перемещается в мир, предложенный ему рекламой, и лишь здесь он чувствует себя комфортно и безопасно, действительность же начинает восприниматься по законам массового зрелища. Субъект в процессе общения с фактами рекламы получает совокупность переживаний, которые не только сопровождают, но и мотивируют его деятельность, побуждая к дальнейшему ее продолжению и углублению. Реклама создает иллюзорный мир, нейтрализующий социальную напряженность, индивидуальные комплексы, физиологические расстройства, ощущения нереализованности и неудовлетворенности культурой.

С другой стороны, просмотр рекламы, содержащей элементы агрессии и насилия, рекламы престижных товаров вызывает у некоторых индивидов и категорий населения обратную реакцию. Желание получить в реальном мире те товары и блага, которые демонстрируются на телеэкране, подталкивает людей к совершению противоправных действий. Современные исследования воздействия рекламы и экранного насилия на детей, подростков, молодежь убедительно доказывают опасный характер определенных видов рекламной и телевизионной продукции.

Эстетические функции рекламы в обществе

Реклама способствует эстетическому осмыслению предметного мира, повышая чувствительность к красоте, воспитывая и развивая культуру восприятия, вкус, в чем проявляется дидактическая ее направленность. Реклама, так же, как и искусство, обращается к эмоциональной сфере человека, воздействуя на него посредством чувственных образов и удовлетворяя потребности эмоциональной жизни. Такие функции, как эстетическая и гедонистическая (способность доставлять наслаждение), присущи рекламе постольку, поскольку она сама является одним из видов художественной деятельности и неизбежно использует модели отображения эстетических свойств явлений действительности и предметного мира, а также приемы их художественного постижения, которые выработаны искусством.

Однако областью интересов искусства оказывается действительность в совокупности всех ее проявлений, воспринимаемая эстетически, реклама же эстетическое освоение сопрягает с утилитарно-прагматическим, что неизбежно влечет переконструирование самой жизни, отражаемой рекламой. Образцы рекламы и искусства роднят апелляция к ассоциативной стороне мышления, оперирование символами и знаками-индексами. Это многообразие ассоциативных связей является неотъемлемым признаком целостности художественного образа, придающим ему способность эмоционального и интеллектуального взаимодействия с реципиентом. Однако, если искусство, прежде всего, одухотворяет человека через возвышение его над нуждами и проблемами биофизического свойства, то реклама часто обращается именно к этому уровню восприятия, эксплуатируя первичные потребности человека, а воспроизводство рекламой стереотипизированного сознания вступает в противоречие со стремлением человека обретать и утверждать себя как неповторимую индивидуальность.

Реклама заимствует приемы высокого искусства, адаптируя их к собственным особенностям и расширяя сферу функционирования предметов, бывших некогда элитарными. Тесно взаимодействуя с искусством, реклама сохраняет собственную специфику, которая определяется ее основным назначением – выступать в качестве средства продвижения товаров и услуг на рынке массовой продукции. В тех же случаях, когда в рекламе преобладает не прагматическая, а эстетическая, художественная информация, рекламное произведение по широте ассоциативного поля, самой структуре и средствам выразительности тяготеет к художественному.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

  • Реферат

    Функции рекламы в обществе.

    От 250 руб

  • Контрольная работа

    Функции рекламы в обществе.

    От 250 руб

  • Курсовая работа

    Функции рекламы в обществе.

    От 700 руб

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *