Судебные реформы России

  • автор:

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

Б.Б. Сулейманов*

Судебная реформа в России (исторические и теоретические аспекты)

Аннотация. Судебная реформа, проводимая в современной России, носит незавершенный и в какой-то степени противоречивый характер, что подтверждается различными экспертными оценками. Отдельные исследователи указывают на 2020 г. как на ориентировочный срок ее окончания. Однако для этого отсутствуют четкие и системные критерии, в соответствии с которыми можно было определенно обозначить период окончания таких масштабных судебных преобразований. Достаточно много обстоятельств и факторов, которые порождают сомнения в том, что нынешняя судебная реформа может быть завершена и в 2020 г. К числу обстоятельств, отрицательно влияющих на ход и результаты нынешней судебной реформы, можно отнести низкий уровень правосознания российского общества, коррупцию в сфере публичной власти и крайне низкий авторитет судебной власти. Основой формирования эффективной судебной власти может стать судебно-правовая политика.

Ключевые слова: суд, судебная власть, судебная реформа, судебная система, правосудие, судопроизводство, судебно-правовая политика, эффективность судебной власти, правовая политика, правовая реформа.

Независимая и самостоятельная судебная власть является не только признаком правовой государственности, но и надежным гарантом прав, свобод, законных интересов граждан и атрибутом гражданского общества. Поэтому стремление к созданию независимой и эффективной судебной власти — это стремление к цивилизованному обществу и обеспечению реальных прав и свобод как личности, так и социальных групп. Как правильно пишет В.Д. Зорькин: «по сути дела, в истории России государство никогда не выдвигало концепции или программы правовой реформы. Все, что делалось в разные исторические периоды, сводилось в основном к судебной реформе, которая хотя и является сердцевиной реформы правовой, но не охватывает всех ее сторон, связанных с регулированием социальной, политической и экономической жизни»1. Безусловно, судебная реформа — это ядро и базовая часть всей правовой реформы. Но следует

1 Зорькин В.Д. Тезисы о правовой реформе в России // Законодательство и экономика. 2004. № 2. С. 5.

иметь в виду и то, что суд в действительности охватывает реализацию правовых норм во всех сферах социальной жизни. При этом очевидно и то, что институциональность судебной власти и её значимость для общества делают судоустройство и судопроизводство наиболее определенными, наглядными среди государственно-правовых явлений. Поэтому преобразования в правовой сфере невозможно представить без качественных изменений в системе судебной власти, и попытки изменить судебную систему, улучшить качество правосудия на протяжении всей истории представляются естественными.

По мнению ряда экспертов, судебная реформа, которая длится уже более 20 лет, еще не завершена и имеет противоречивые результаты. На наш взгляд, следует системно проанализировать все направления проводимой судебной реформы, попытаться раскрыть как явные, так и скрытые факторы, влияющие на ход и результаты различных преобразований в сфере судоустройства и судопроизводства, высказать определенные рекомендации. Однако необходимо отметить, что осу-

© Сулейманов Б.Б., 2014

* Сулейманов Бигрузи Бухаринович — кандидат исторических наук, доцент, заведующий кафедрой теории государства и права Северо-Кавказского (г. Махачкала) филиала Российской правовой академии Министерства юстиции России, заслуженный юрист Республики Дагестан.

367026, Россия, г. Махачкала, пр. Шамиля, д. 22 «А», кв. 32.

ществляемая судебная реформа не является единственной попыткой создания независимого (хотя бы относительно!) суда. Таких реформ в истории нашего государства было как минимум несколько. Первую попытку создания судебной власти по западному образцу предпринял Петр Великий. В 1711 г. он учредил Сенат, по образцу парижского парламента, который, впрочем, в первое время был, скорее, высшим административным, нежели судебным органом2. Юстиц-коллегии принадлежал надзор за вновь образованными местными судами. Последние были отделены от административных органов и поручены воеводам с дворянами, в них также участвовали выборные лица от сословий, а в ряде городов были созданы надворные суды и нижние городовые суды, для иноземцев же и купцов функционировали магистраты3. Для исключения злоупотреблений монарх упразднил состязательный процесс, оставив лишь инквизиционный. Об этом было заявлено в Именном указе от 21 февраля 1697 г. «Об отмене в судных делах очных ставок, о бытии вместо оных расспросу и розыску, о свидетелях, об отводе оных, о присяге, о наказании лжесвидетелей и о пошлинных деньгах»4. Судебные преобразования приобрели не очень цивилизованный характер. Сам царь также осуществлял правосудие: при подавлении стрелецких бунтов протоколы розысков докладывались царю, и Петр лично выносил смертные приговоры. Да и позже Сенат должен был при рассмотрении особо важных дел представлять их на окончательное решение царю5. Другим пороком судопроизводства являлась мед-лительность6.

В целом же судебные преобразования Петра представляются непоследовательными: судебная власть оставалась по-прежнему зависимой от административной, что являлось, по мнению исследователей, решающим препятствием для вынесения судом правосудных решений7.

Новые масштабные преобразования в сфере судоустройства и судопроизводства были предприняты Екатериной II. Основным законодательным актом, определившим структуру и по-

2 См.: Памятники российского права: учеб.-науч. пособие / под общ. ред. проф. Р.Л. Хачатурова: в 35 т. М., 2014. Т. IV. С. 461-462.

3 См.: Люблинский П. Общее судоустройство // Энциклопедический словарь Гранат. М.: Изд. тов. А. Гранат и К°, 1915. Т. 30. С. 414.

4 См.: Памятники русского права / под ред. К.А. Сафро-ненко. Вып. 8. М., 1961. С. 571-573.

5 См.: Чельцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовного права: очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. М.: Госюриздат, 1957. С. 689.

6 См.: Смыкалин А.С. История судебной системы России. М.: Закон и право, 2010. С. 56.

7 См.: Коротких М.Г. Судебная реформа 1864 г. в России

(сущность и социально-правовой механизм формирова-

ния). Воронеж: Изд-во ВГУ, 1994. С. 24.

рядок создания дореформенных судебных органов, было екатерининское «Учреждение для управлении губерний» от 7 ноября 1775 г.8 Суды, созданные Екатериной, были заимствованы из Прибалтики, с некоторой примесью английского влияния. Они базировались на сословном начале. Но Екатерина, будучи ученицей Монтескье, стремилась провести разделение в губерниях административных и судебных органов; для каждого дела она создала суд трех инстанции9. Созданная на основе Учреждения 1775 г. система административных органов обозначила вопрос об отделении от административных органов. Но на этом процесс остановился. Провозглашенная идея о реализации принципа разделения властей осталась нереализованной. Одним из препятствий стала необычайная сложность губернского правительственного механизма, о котором пишут иссле-дователи10. Поэтому представляется правильным мнение, согласно которому не только отделение суда от административного, но даже и более скромная задача отделения суда от губернского правления не была достигнута Екатериной. В частности, губернаторы имели право на приостановление судебных решений11.

Суд, получивший в общем свое особое устройство, так и не вышел из-под опеки администрации. Не состоялось и его отделение от полиции12.

Приведенные нами выше попытки создания независимой судебной власти потерпели неудачу прежде всего из-за объективных факторов. Думается, при абсолютной монархии вряд ли возможно формирование независимого и беспристрастного суда: ведь верховная власть всегда сохраняет зависимость суда как средство выражения своей воли. Также, на наш взгляд, отсутствовали социальные и иные предпосылки для формирования независимого суда. В частности, правосознание российского общества было на низком уровне; право не стало ценностью; в России не сложились городской образ жизни и традиции городской цивилизации, в числе которых внесословное, независимое судопроизводство, основанное на принципах равенства и состязательности. И самое главное, не утвердились буржуазные отношения с многочисленным третьим сословием.

Более удачной была судебная реформа, проведенная во второй половине XIX в. Именно к

8 См.: Полное собрание законов Российской империи. 1830. Т. ХХ. № 14392.

9 См.: Люблинский П. Указ. соч. С. 415.

10 См.: Ключевский В.О. Курс русской истории // Ключевский В.О. Соч.: в 9 т. М.: Мысль, 1989. Ч. 5. С. 106-108.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

этому времени обнажились все язвы существовавшей судебной системы: поголовное взяточничество, множественность судебных инстанций, отсутствие четкого разграничения подсудности их и большое количество специальных судов, в ряде случаев заменявших обычные судебные органы13. Существенными недостатками страдало и предварительное следствие, которое осуществлялось полицией.

Поэтому представляется правильным утверждение известного исследователя судебной реформы 1864 г. Б.В. Виленского, что судебной реформы желали, кажется, больше, чем крестьянской14.

Что же дала реформа, названная «Великой»? Судебная реформа в корне изменила судопроизводство, процессуальное, и отчасти материальное право Российской империи. Она отделила судебные органы от административных и законодательных. Был введен суд присяжных; о демократичности этого института говорит то, что на практике присяжными становились в основном крестьяне15. Была реорганизована и прокуратура, освободившаяся от функции общего надзора. По мнению исследователей, за 50 лет не было отмечено ни одного прокурорского протеста по гражданским делам16.

Определенные особенности имело проведение судебной реформы на национальных окраинах империи. Многие положения реформы были применены в измененном, упрощенном варианте, исходя из местных особенностей и политической стратегии правительства. В некоторой степени такой подход был оправдан. Конечно же, судебная реформа 1864 г. имела и некоторые недостатки. Но в целом в России сформировалась полноценная судебная власть, которая пользовалась заслуженным авторитетом. И это несмотря на последующие изменения и изъятия, которым были подвернуты Судебные уставы 1864 г.

Однако после Октябрьской революции независимость суда, да и в целом теория разделения властей были отвергнуты как сугубо буржуазные явления, противоречащие учению марксизма. Суд превратился в придаток партийных структур. Такие установки были характерны и для научного сообщества. В частности, известный правовед И.Л. Петрухин отмечал, что «рассмотрение и разрешение в судах дел об административных правонарушениях граждан вряд ли согласуется с

функцией осуществления правосудия. Административные правонарушения граждан возникают в сфере общественных отношений, контролируемыми органами государственного управления, и должны быть разрешены этими органами»17. Из этих утверждений видно, что значимость суда была не очень высокой.

В доперестроечные годы многие по природе присущие суду полномочия принадлежали не судам, а партийным, административным структурам, а также органам прокуратуры.

Кризис идеологии, неэффективность системы власти, набиравшая обороты демократизация общества предопределили вопрос о формировании независимой и самостоятельной судебной власти. Приобрела популярность идея правового государства. Многие политики, ученые и общественные деятели начали говорить о преобразованиях и, прежде всего, путем проведения экономической и политической реформ. Почти по инерции говорили и о правовой реформе, хотя и вскользь, что объясняется отношением к праву идеологии того времени (вторичность права по сравнению с экономикой и т.п.). Лишь в конце 80-х гг. XX в. начали появляться публичные рассуждения о правовой реформе. Только в числе многих направлений правовой реформы указывались и элементы судебных преобразований. В частности, И. Потеруже писал: «При формировании правового государства надо, прежде всего, провести правовую реформу, которая призвана обеспечить верховенство закона во всех сферах общества, усилить механизмы поддержания правопорядка на основе развития народовластия в процессе правовой реформы. Осуществить кардинальный пересмотр, кодификацию и систематизацию законодательства, первостепенное внимание уделить правовой защите личности, углубить гарантии осуществления, экономических, социальных прав и свобод граждан, повысить роль в системе демократии, укрепить авторитет суда, обеспечить… независимость судей и подчинение их закону»18. Далее автор продолжает: «Объективное следствие, сильная защита и независимый суд вот триединая формула правосудия»19. Но и в его высказываниях имеются некоторые стереотипы, в частности, отмечается, что правосудие осуществляется только коллегиально и направлено на разрешение наиболее серьезных и опасных для государства и общества конфликтных ситуаций20.

13 См.: Виленский Б.В. Подготовка судебной реформы 20 ноября 1864 г. в России. Саратов: Сарат. гос. ун-т, 1963. С. 17.

14 См.: Он же. Введение // Российское законодательство Х-ХХ вв.: в 9 т. М.: Юрид. лит., 1991. Т. 8. М., 1991. С. 7.

15 См.: Кони А.Ф. О суде присяжных и о суде с сословными представителями // Кони А.Ф. Собр. соч.: в 8 т. М.: Юрид. лит., 1967. Т. 4. С. 264.

17 Петрухин И.Л., Батуров Г.И., Морщакова Т.Г. Теоретические проблемы эффективности правосудия. М.: Наука, 1979. С. 24.

19 Там же. С. 122.

20 См.: Там же. С. 127-129.

24 октября 1991 г. в России была принята Концепция судебной реформы21. В научной литературе по-разному относятся к этому программному документу. Для многих это, безусловно, положительный акт, соответствующий духу времени. Однако существуют и другие точки зрения. По мнению Е.В. Бурдиной, в рамках утвержденной Концепции отсутствуют теоретические основы формирования судейского сообщества и его органов, а единственным признаком судейской корпорации названо наличие особой профессиональной морали22.

Концепция так определяла цели судебной реформы: создание независимой судебной власти, построение судейского процесса на основе принципов состязательности и равноправия сторон, совершенствование процессуальных механизмов осуществления правосудия, обеспечение доступа к правосудию на всех стадиях его осуществления, обеспечение граждан юридической помощью, повышение уровня исполнения судебных актов и др.

Прошло достаточно времени для подведения хотя бы первичных или промежуточных итогов. Безусловно, реформа еще не завершена. Но основными достижениями стали следующие: признание человека, его прав и свобод высшей ценностью, легализация теории разделения властей и самостоятельного места суда в государственном механизме, четкое выделение главной правозащитной функции суда, который к тому же получил статус власти23.

Между тем перед продолжающейся судебной реформой стоят новые цели и задачи. Прежде всего необходимо дальнейшее укрепление независимости судебной власти. При этом основной упор делается на обеспечение финансовой независимости судов. Определенные опасения вызывает введение апелляционных инстанций в системе судов общей юрисдикции. Безусловно, введение указанной инстанции усилит гарантии защиты прав, свобод и законных интересов субъектов права. Одновременно исполняется требование со стороны международных организаций. Однако некоторые специалисты справедливо указывают на возможные неблагоприятные последствия. В частности, вызывает опасение «механическое вмонтирование» апелляции вместо кассации, что может существенно замедлить рассмотрение дел, усилить волокиту и увеличить финансовые издержки. В.А. Терехин предлагает использовать вариант, прошедший апробацию в системе арби-

тражных судов24. Думается, такое предложение необходимо изучить на уровне экспертов.

Важным элементом судебной реформы, хотя и далеким от полной реализации, является институт административной юстиции, который связан с рассмотрением спора об административном праве, вследствие этого обязательным его участником выступает орган исполнительной власти; он нацелен, прежде всего, на защиту прав и свобод граждан25.

Между тем только лишь первые шаги в этом направлении предприняты. Думается, что административные суды являются необходимостью в условиях чиновничьего беспредела.

Некоторые ученые и представители судебной власти высказывают мнение, согласно которому независимость судебной власти находится под угрозой. В частности, по мнению Т.Г. Морщако-вой, независимость суда ограничивается со всех сторон26. Прежде всего судьи находятся в зависимости от своего руководства и квалификационных коллегий судей. Возможные последствия для председателей судей очевидны. Поэтому отдельные правоведы предлагают установить выборность председателя самими судьями на срок не более 3 лет и наделить их только организационными полномочиями. Другие авторы предлагают ограничить пребывание председателей судей одним сроком продолжительностью 5 лет, а также распространить полномочия квалификационной коллеги на председателей судей27. Это, в свою очередь, снизит зависимость председателя от администрации Президента РФ.

Имеются претензии и к деятельности органов судейского сообщества. Так, отмечается, что он наделены беспрецедентными полномочиями, которые отсутствуют у аналогичных органов других государств28; являются наиболее закрытыми корпорациями, которые «при наличии политической воли могут легко получить положительную рекомендацию на должность судьи «нужному» кандидату и лишить полномочий неугодного судью»29 и др.

На этом фоне в литературе указывается на слабую подготовку судейского корпуса. Известный ученый и судья в отставке Владимир Туманов

21 Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1991. № 44. Ст. 1435.

23 См.: Терехин В.А. Об итогах и перспективах реформирование суда в современной России // Там же. С. 14.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

24 См.: Там же. С. 21.

25 Кряжков В., Старилов Ю. Административные суды -какими им быть? // Российская юстиция. 2001. № 1. С. 18.

26 См.: Интервью с Т.Г. Морщаковой. URL: http:www.poHt. ru (дата обращения — 25 июня 2014 г.).

28 См.: Клеандров М.И. Экономическое правосудие в России: прошлое, настоящее, будущее. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 499-501.

29 Селезнева Н.М. Нерешенные задачи судебной реформы // Судебная реформа в современной России: итоги и перспективы… С. 220.

отмечает, что «судей у нас никто не готовит. В других странах, например, во Франции и США, есть специальные правовые школы. У нас набирают в судьи тех, кто подвернется под руку, когда есть вакансия»30. Однако еще в дореволюционной России существовал институт подготовки и отбора лиц на судейские должности. Обучение претендентов проходило 3—4 года. По истечении первого года пребывания лица в должности «младшего кандидата» окружной суд подвергал его письменному испытанию, в ходе которого ему следовало продемонстрировать знание уголовного и гражданского права и умение грамотно составлять судебно-след-ственную документацию. Звание «старшего кандидата на судебные должности, а потом и место помощника судебного секретаря или участкового следователя он мог получить, лишь проработав в судебных органах в течение некоторого времени»31. По мнению некоторых специалистов, сложности наблюдаются и при переподготовке действующих судей. Р.И. Галимов отмечает, что остро стоит вопрос о повышении квалификации: им занимаются только два вуза: Российская академия правосудия и Российская академия государственной службы при Президенте РФ. Он предлагает внести в бюджет отдельную строку на осуществление мероприятий по повышению квалификации судей в размере 1—1,5 % от общих расходов бюджета32.

Серьезной проблемой на пути реализации судебной реформы является низкий авторитет судебной власти. Мнение населения о деятельности судей неудовлетворительное. По опросам общественного мнения, 80 % граждан не верят в справедливость суда. По данным Левада-центра, в 2010 г. большинство россиян полагало, что российские суды (суды общей юрисдикции) значительно коррумпированы. 51 % опрошенных уверен, что служащие этих судов берут взятки «очень часто» и «довольно часто»33. Думается, с таким багажом судебной власти будет трудно осуществлять свои функции.

Кстати, надо заметить, что судебная реформа 1864 г. пользовалась широкой поддержкой со стороны самых разнообразных слоев российского общества34.

Подводя итог проведенному выше истори-ко-теоретическому анализу, хотелось бы сделать определенные выводы.

Судебная реформа, проводимая в современной России, носит незавершенный и в какой-то степени противоречивый характер. Одни эксперты (например, В.А. Терехин) признают ее поло-

жительные результаты, а другие — оценивают их более чем скромно. В частности, А.В. Малько, отмечает, что «попытки провести судебную реформу в жизнь не увенчались успехом»35.

Судебная реформа, официально объявленная в 1991 г., еще далека до завершения. Отдельные исследователи (В.Д. Зорькин, А.В. Малько и др.) указывают как ориентировочный срок ее завершения — 2020 г. При этом нет полного обоснования того, почему именно 2020 г. и что же будет потом? Может, нужен будет еще какой-то промежуток времени? Уместно вспомнить, что судебная реформа 1864 г. продолжалась до 1 июля 1899 г. И даже после этого принимались программные правовые акты, в которых предусматривались изменения правил судоустройства и судопроизвод-ства36. На наш взгляд, нынешняя судебная реформа не может быть завершена и в 2020 г. На такой вывод наталкивает состояние российского общества и судебной власти.

К числу обстоятельств, отрицательно влияющих на ход и результаты нынешней судебной реформы, можно отнести низкий уровень правосознания российского общества, коррупцию в сфере публичной власти и крайне низкий авторитет судебной власти. Помимо этих, имеются и другие факторы такого же рода. Из них можно указать на один, который действовал и действует на всех исторических периодах осуществления судебных реформ в нашей стране, — это характер системы публичной власти. В период проведения судебных реформ в дореволюционной России господствовала форма правления в виде абсолютной монархии, при которой верховная власть полностью принадлежала императору. В такой ситуации создать независимый суд было почти невозможно. В какой-то степени исключением являлась судебная реформа 1864 г., в период проведения которой верховная власть сознательно пошла на существенное ограничение своих полномочий в сфере судоустройства и судопроизводства. Система власти современной России, по мнению ряда ученых (В.С. Нерсесянц, С.А. Авакьян), разба-лансирована, а исполнительная власть доминирует и имеет тенденцию к усилению.

Дальнейшим ориентиром судебной реформы может и должна стать судебно-правовая политика, которая является частью крупнейшего доктриналь-ного направления в отечественной юридической науке. Думается, что прав А.В. Малько, указывающий, что судебная реформа выступает лишь составным компонентом судебной политики. Последняя,

30 См.: URL: http:// www.pravo.ru (дата обращения — 25 марта 2014 г.).

31 Пейсиков В.В. Судья в России и за рубежом. М.: Элит, 2008. С. 28.

32 См.: Галимов Р.И. Указ. соч. С. 4, 5.

33 См.: Селезнева Н.М. Указ. соч. С. 219.

34 См.: Виленский Б.В. Введение. С. 19.

35 Малько А.В. От концепции судебной реформы в РСФСР к концепции российской судебной политики // Судебная реформа в современной России: итоги и перспективы… С. 26.

в отличие от судебной реформы, должна осуществляться постоянно, регулярно, она обозначает их характер, пределы, сроки, эффективность, создает им определенную основу37. Очевидно, что общетеоретические моменты судебной реформы могут

быть разработаны в рамках Концепции судебной политики. Указанная Концепция становится реальностью. В частности, это подтверждается существенным увеличением научных исследований по данной проблеме38.

Библиография:

1. Виленский Б.В. Подготовка судебной реформы 20 ноября 1864 г. в России. Саратов: Сарат. гос. ун-т, 1963. 447 с.

2. Виленский Б.В. Введение // Российское законодательство X—XX вв.: в 9 т. М.: Юрид. лит., 1991. Т 8. С. 5—28.

3. Галимов Р.И. Правовые проблемы судебной реформы в России // Российский судья. 2005. № 4. С. 4—7.

4. Зорькин В.Д. Тезисы о правовой реформе в России // Законодательство и экономика. 2004. № 2. С. 5—10.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Клеандров М.И. Экономическое правосудие в России: прошлое, настоящее, будущее. М.: Волтерс Клувер, 2006. 600 с.

7. Кони А.Ф. О суде присяжных и о суде с сословными представителями // Кони А.Ф. Собр. соч.: в 8 т. М.: Юрид. лит., 1967. Т. 4. С. 262-292.

9. Кряжков В., Старилов Ю. Административные суды — какими им быть? // Российская юстиция. 2001. № 1. С. 18-20.

10. Ключевский В.О. Соч.: в 9 т. М.: Мысль, 1989. Ч. 5. 486 с.

11. Люблинский П. Общее судоустройство // Энциклопедический словарь Гранат. М.: Изд. тов. А. Гранат и К°, 1915. Т. 30. С. 407-419.

12. Малько А.В., Семикин Д.С., Люкина О.В. Судебная политика и судебно-правовой прогресс: монография. М.: Юрлитинформ, 2013. 208 с.

13. Мами К. Судебные реформы в Казахстане и России. Сравнительный анализ // Российская юстиция. 2001. №.1. С. 36-38.

15. Орешкин С.И. Введение в судебную политику. Элиста: НПП Джангар, 2007. 152 с.

16. Пейсиков В.В. Судья в России и за рубежом. М.: Элит, 2008. 357 с.

18. Петрухин И.Л., Батуров Г.И., Морщакова Т.Г. Теоретические проблемы эффективности правосудия. М.: Наука, 1979. 392 с.

20. Смыкалин А.С. История судебной системы России. М.: Закон и право, 2010. 231 с.

21. Суд как субъект правовой политики: монография / под ред. А.В. Малько. М.: Юрлитинформ, 2014. 232 с.

24. Чельцов-Бебутов М.А. Курс советского уголовного права: очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. М.: Госюриздат, 1957. 846 с.

References (transliteration):

1. Vilenskii B.V. Podgotovka sudebnoi reformy 20 noyabrya 1864 g. v Rossii. Saratov: Sarat. gos. un-t, 1963. 447 s.

2. Vilenskii B.V. Vvedenie // Rossiiskoe zakonodatel’stvo X-XX vv.: v 9 t. M.: Yurid. lit., 1991. T 8 S. 5-28.

3. Galimov R.I. Pravovye problemy sudebnoi reformy v Rossii // Rossiiskii sud’ya. 2005. № 4. S. 4-7.

4. Zor’kin V.D. Tezisy o pravovoi reforme v Rossii // Zakonodatel’stvo i ekonomika. 2004. № 2. S. 5-10.

6. Kleandrov M.I. Ekonomicheskoe pravosudie v Rossii: proshloe, nastoyashchee, budushchee. M.: Volters Kluver, 2006. 600 s.

7. Koni A.F. O sude prisyazhnykh i o sude s soslovnymi predstavitelyami // Koni A.F. Sobr. soch.: v 8 t. M.: Yurid. lit., 1967. T. 4. S. 262-292.

37 См.: Малько А.В. От концепции судебной реформы в РСФСР к концепции российской судебной политики // Судебная реформа в современной России. С. 27.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Kryazhkov V., Starilov Yu. Administrativnye sudy — kakimi im byt’? // Rossiiskaya yustitsiya. 2001. № 1. S. 18—20.

10. Klyuchevskii V.O. Soch.: v 9 t. M.: Mysl’, 1989. Ch. V. 486 s.

11. Lyublinskii P. Obshchee sudoustroistvo // Entsiklopedicheskii slovar’ Granat. M.: Izd-vo tov. A. Granat i Co, 1915. Т. 30. S. 407-419.

12. Mal’ko A.V., Semikin D.S., Lyukina O.V. Sudebnaya politika i sudebno-pravovoi progress: monografiya. M.: Yurlitin-form, 2013. 208 s.

13. Mami K. Sudebnye reformy v Kazakhstane i Rossii. Sravnitel’nyi analiz // Rossiiskaya yustitsiya. 2001. №. 1. S. 36-38.

15. Oreshkin S.I. Vvedenie v sudebnuyu politiku. Elista: NPP Dzhangar, 2007. 152 s.

16. Peisikov V.V. Sud’ya v Rossii i za rubezhom. M.: Elit, 2008. 357 s.

18. Petrukhin I.L., Baturov G.I., Morshchakova TG. Teoreticheskie problemy effektivnosti pravosudiya. M.: Nauka, 1979. 392 s.

20. Smykalin A.S. Istoriya sudebnoi sistemy Rossii. M.: Zakon i pravo, 2010. 231 s.

21. Sud kak sub»ekt pravovoi politiki: monografiya / pod red. A.V. Mal’ko. M.: Yurlitinform, 2014. 232 s.

Судебная реформа в России началась вместе с третьим президентским сроком Владимира Путина. Тогда началось обсуждение инициативы по объединению Верховного и Высшего арбитражного судов. Спустя семь лет состоящая из трех элементов реформа завершилась.

Объединение Верховного суда и Высшего арбитражного суда (2014 год).Создание новых апелляционных и кассационных судов общей юрисдикции (2019 год).Реформа процессуального законодательства (2019 год).

В Верховном суде отмечали, что основная задача реформы — это создание той модели судебной системы, «которая будет отвечать современным запросам гражданского общества, пользоваться доверием у этого общества и обеспечивать высочайший уровень правовой защищенности».

Поправки в процессуальное законодательство вступили в силу 1 октября 2019 года. В этот же день начали работать четырнадцать новых апелляционных и кассационных судов общей юрисдикции и два новых военных суда. В связи с изменившимися порядками обжалования, можно сказать, что «в полную силу» суды начнут работать лишь в 2020 году. Поэтому, предлагаем в последний раз вспомнить — кто будет судить, кого и по каким правилам.

Дела для новых судов

Новые апелляционные суды пересматривают дела, которые по первой инстанции разрешают суды субъектов — верховные суды республик, областные, краевые суды. В их же ведении оказались споры по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. Новые апелляционные суды стали вышестоящими судебными инстанциями по отношению к действующим на территории верховным судам республик, областным судам и прочим.

Кассационные суды общей юрисдикции по аналогии рассматривают дела в качестве суда кассационной инстанции и по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. Они станут вышестоящей судебной инстанцией по отношению к действующим на территории соответствующего судебного кассационного округа федеральным судам общей юрисдикции и мировым судьям.

Например, Второй кассационный суд общей юрисдикции находится в новой иерархии выше, чем Московский городской суд. Новый суд напомнил об этом и вынес частное определение в отношении Ольги Егоровой, в котором поставил вопрос о принятии ею мер, направленных на предупреждение нарушений при рассмотрении московскими судами вопросов об ограничении конституционного права на свободу и личную неприкосновенность (см. «Главе Мосгорсуда вынесли частное определение за продление арестов»).

Правила для новых судов

«Процессуальная революция» затронула все основные кодексы — АПК, ГПК, УПК и КАС.

Больше всего изменений досталось Гражданскому процессуальному кодексу. Главное изменение — представителями в суде общей юрисдикции, за исключением дел, рассматриваемых мировыми судьями и районными судами, отныне могут быть только адвокаты и лица с высшим юридическим образованием или ученой степенью. Кроме того, теперь заявителю иска необходимо указывать дополнительные сведения об ответчике. Если ответчиком выступает гражданин, то в иске нужно указать один из его идентификаторов: СНИЛС, ИНН, серию и номер удостоверяющего личность документа, регистрационный номер ИП, серию и номер водительского удостоверения или свидетельства о регистрации транспортного средства. Подробный разбор самых значимых изменений мы сделали в материалах «Изменения в ГПК. Что нового?», «Как это работает: новые сроки, преюдиции и другие изменения в АПК и ГПК».

Кодекс административного судопроизводства получил меньше всего изменений. В нем дополнили перечень дел, подлежащих рассмотрению в порядке административного судопроизводства — делами о признании запрещенной информации, размещенной в интернете и делами о признании информационных материалов экстремистскими. Поскольку административные и гражданские дела рассматриваются в одних и тех же судах общей юрисдикции, в КАС прописали новое правило для судов: когда заявлен иск с административными и гражданскими требованиями, если разделение требований невозможно, судья должен перейти к рассмотрению дела в порядке гражданского судопроизводства. Такое же право предусмотрено и для случаев, когда заявитель ошибся, и его административный иск на самом деле был гражданским — тогда судья выносит определение о переходе к рассмотрению дела по правилам ГПК.

Главное изменение для уголовного процесса и Уголовно-процессуального кодекса — сплошная кассация. Если раньше кассационные суды могли отказаться передать дело на рассмотрение суда, то теперь такой возможности у них нет — если соблюдены все процессуальные нормы, то будет рассмотрена каждая кассационная жалоба. При этом процесс апелляционного обжалования решений по уголовным делам практически не изменился. Все промежуточные судебные решения и приговоры мировых судей нужно обжаловать в районном или равном ему суде, а решения и приговоры районных или приравненных к ним судов – в городской/областной или равный им суд.

Дипломы для юристов

1 октября в новых судах было скучно — тогда они не рассмотрели ни одного дела и ни одной жалобы (они просто не успели поступить на рассмотрение). Зато весело было в судах «старых» — арбитражных. Все дело в том, что арбитражный процесс, как и административный, стал профессиональным: для участия в процессе в качестве представителя теперь нужно предъявлять диплом о высшем юридическом образовании или подтверждать ученую степень по юридической специальности (см. «Поправки в АПК. Что нового?»).

В итоге многие юристы просто не смогли попасть в заседание. Они совершенно разные картины. Так, несколько человек упомянули, что после возражений оппонента о допуске в заседание без диплома судья представителя не допустил, несмотря на то что этот представитель ранее уже участвовал в этом процессе и ссылался на постановление Пленума ВС. Другие отмечали, что во многих судах в разных частях России судьи дипломы не просили, так как дела, которые приняли к производству 1 октября, ещё не начали слушаться. Многие юристы решили заверить у нотариуса копию диплома, хотя некоторым хватало фотографии документа, а другие, наоборот, перестраховывались и приносили оригинал документа. На несколько дней эта тема стала самой обсуждаемой в юридическом сообществе, а мы подробно писали об этом в материале «А с дипломом человек: как юристы ходили в суд по новым правилам»).

Судьи для судов

Для того, чтобы новые суды вообще заработали, Высшей квалификационной коллегии судей (ВККС) пришлось провести множество заседаний — всю первую половину года коллегия отбирала подходящих для работы в новой инстанции судей. Сотни кандидатов пытались получить рекомендацию, нолучилось не у всех — многим не хватило опыта работы, а кого-то от рекомендации отдалили проблемы с конфликтом интересов, уголовными делами родственников и неоплаченными административными штрафами.

Подробно о том, как проходил набор в новые суды, можно узнать из наших многочисленных репортажей с каждого из заседаний ВККС (их легко найти по тегу «Судьи»), а также из обзорных материалов. Например:

Жалобы, назначения и выбор главы Верховного суда: итоги ВККСИтоги сессии ВККС: назначения, отставки и возвращение потерянной должностиПятое заседание ВККС: итогиБольшое заседание ВККС: главные итоги

Тем не менее, к октябрю новые кассационные суды получили 65% судей от штатной численности, а апелляции — 60%. Такие цифры приводил Вячеслав Лебедев. Этого было достаточно, чтобы новые суды могли беспрепятственно начать работу, потому что по закону суд считается укомплектованным, когда в нем занята половина судейских мест.

Но назначения продолжились и после этого, и уже к декабрю судейский состав апелляций и кассаций выглядит следующим образом:

13.03.2011 00:24:11

«Надо сделать так, чтобы суд был максимально независим от властей и в то же время абсолютно зависим от общества». /Д.А.Медведев – Президент РФ/ Судебная власть должна быть подконтрольна Обществу И нести ответственность за результаты своей работы Корпоративная закрытость полная 20 января 2011 года в выступлении на встрече с членами Общественной палаты РФ, Президент РФ Д.Медведев уделил существенное внимание судебной системе в России. Он, в частности, отметил: «…проводили какой-то блиц-опрос, он свидетельствует: 80% людей, которые приняли участие в этом опросе, не верят в справедливость решений суда. Вообще-то это тяжелейший симптом, даже если реальные цифры несколько иные, потому что я не знаю, насколько выборка, которая там представлена, отражает реальную ситуацию. И тому есть масса причин, о них я говорил неоднократно, включая нашу очень тяжёлую историю. Я считаю, что в таком отношении к суду в конечном счёте виноваты все: и государство, и общество, и сам суд. …Корпоративная закрытость полная. Мы сами когда-то за это боролись, потому что советские судьи не обладали ни одним из необходимых иммунитетов. Но мы создали железобетонную корпорацию. И, к сожалению, эта корпорация не способна до полной степени к самоочищению. Если бы она могла сама изгонять тех, кто нарушил закон, то, может быть, это было бы нормально, но, к сожалению, она сегодня это делать не может. Надо сделать так, чтобы суд был максимально независим от властей и в то же время абсолютно зависим от общества. Я продумаю механизмы, позволяющие корректными, конституционными способами контролировать ситуацию внутри судебной корпорации». Справедливость – основа стабильности Справедливость всегда и во все времена была, есть и будет основой, прочным фундаментом добрых взаимоотношений как между гражданами, так и взаимоотношений между гражданами и государством, властью его (государство) представляющим. И, напротив, несправедливость во все времена была в основе нестабильности взаимоотношений между гражданами и властью, становилась причиной раздоров и воин, приводивших к бедам и даже к распаду государств. Справедливый суд, предназначение которого именно в справедливом разрешении споров, раздоров как во взаимоотношениях между гражданами, так и между гражданами и властью, государством, призван стать опорой государства в создании такой стабильности. И для того, чтобы суд мог разрешать споры именно справедливо и никто(в т.ч. и власть с ее возможностями…) в этом суду не мешал и была выделена в отдельную ветвь – независимая судебная власть. Но, не независимость как таковая была и есть при этом самоцелью , а независимость для того, чтобы суд мог (независимо ни от кого и не от чего, кроме Закона) выносить справедливое Решение. К сожалению, как показывает практика, во многом происходит все опять по ставшему уже притчей во языцех «принципу» — «хотели как лучше, а получается как всегда…» «Независимость» стала самодовлеющей Да, именно «независимость» как таковая, понятая многими служителями Фемиды как независимость и от Закона, и от Общества – как это не парадоксально – стала сегодня не помогать справедливому разрешению споров, а , напротив, мешать этому. «Независимость» судебной власти и отдельно взятого судьи – целью которой как раз и было повышение ответственности суда так такового за принимаемое решение(от «имени РФ», от имени Закона и независимо более ни от кого и ничего) – по сути дела превратилась в свою противоположность – в безответственность, в то, что даже за незаконное и несправедливое решение судья практически не несет ответственности, защищен от этой ответственности этой самой «независимостью». Защищен «независимостью» судебной власти. Эта «независимость» судебной власти, превратив последнюю в самодостаточную силу, стала в той же мере и самодовлеющей». Превратилась в надежный «щит» как раз не от попыток «раскрыть суду глаза» с целью «повлиять на суд и склонить его к вынесению того или иного решения», а в надежный «щит» по защите «внутрикорпоративного интереса» судейского корпуса, в надежный «щит» по защите «чести мундира»(не в лучшем понимании этого), в надежный «щит» по защите от ответственности за принимаемое решение от «имени РФ»(от имени Российского государства) , от ответственности перед этим самым государством, его гражданами и обществом в целом. Судебная власть, как и другие ветви власти, должна нести ответственность за результаты своей работы и быть подконтрольна Закону и Обществу, интересы которого она и призвана защищать. На сегодняшний день судебная власть подконтрольна только самой себе. Прав Президент РФ: «боролись за то, чтобы создать необходимые иммунитеты», а «создали железобетонную корпорацию»… А «корпорация», как известно, во имя защиты «внутрикорпоративных интересов» готова идти на все… А раз так, то произвол и беззаконие неизбежны. И именно в силу всех этих обстоятельств, мы считаем, что вопрос об ответственности судьи за принимаемое незаконное и несправедливое решение заслуживает того, чтобы вынести и рассмотреть его на уровне Главы государства – как гаранта прав и свобод человека и гражданина. Рассмотреть – как вопрос общественной и государственной значимости, ибо речь идет о том, что каждое решение суда ( в том числе и незаконное и несправедливое) принимается — ни много, ни мало… «от имени РФ»!? Беспристрастный суд Озабоченность данной проблемой звучит все в более и более острой форме. Звучит как из уст представителей власти, так и граждан, общества. Звучит уже давно… Так, к примеру, еще 5 лет назад («Российская газета» — 25.04.06г.), прозвучало Заявление Уполномоченного по правам человека в РФ В.П.Лукина, в котором утверждается, что: «Основой защиты конституционных прав Человека является наличие независимого и беспристрастного суда! Именно формирование подобного органа власти является основной целью судебной реформы в России, и для достижения данной цели нам всем предстоит преодолеть множество стереотипов и соблазнов. В их числе отнюдь не последнее место занимает тяга административных органов дать установку судам на ожидаемый результат разрешения дел, а со стороны судей – попытки угодить высоким интересам, отчитаться перед властью о проделанной работе…Подобные явления грозят уходом от справедливого судебного разбирательства, заменой профессионализма и убежденности духом чиновничьей угодливости, превращением суда в орган «исполнения поручений». Цена Решения от «имени РФ» Данное заявление является реакцией Уполномоченного по правам человека в РФ В.П.Лукина на попытку руководства одного из регионов РФ( Кемеровской области) «раскрыть суду глаза»… Сам факт появления столь жесткого по содержанию заявления Уполномоченного по правам человека в РФ, говорит о том, что с наличием независимого и беспристрастного суда в целом в РФ (а не только в Кемеровской области) не все еще в порядке и такие попытки чиновников разного ранга «раскрыть суду глаза», а судей – «попытки угодить высокому начальству…» встречаются и в других регионах РФ сплошь и рядом. И рассмотрение этой проблемы на самом высоком государственном уровне давно назрело и откладывать это рассмотрение дальше нельзя – слишком велика цена каждого решения, принимаемого от «имени Российской Федерации». Во-первых, как справедливо утверждает В.П.Лукин «Беспристрастный суд – важнейшее условие Демократии и Правового государства» и «Основа защиты конституционных прав человека.» Во-вторых, судья выносит Решение от «имени Российской Федерации» и каждое незаконное и не справедливое Решение – это попрание этих самых конституционных прав и свобод человека и гражданина от «имени Российской Федерации». Это и прямая дискредитация Главы государства — гаранта этих прав и свобод, Конституции и самого государства. Да, именно так! И именно такова цена каждого решения суда. И такой и должна быть и ответственность судьи за каждое свое решение от имени Российской Федерации». И пока мы все этого не осознаем и не добьемся такого же осознания ответственности судьи за каждое свое решение «от имени Российской Федерации», попрание конституционных прав и свобод человека и гражданина «от имени Российской Федерации» будет продолжаться. Будет продолжаться и прямая дискредитация и Главы государства — гаранта этих прав и свобод, и Конституции, и самого государства. А судьи, принимая незаконное и несправедливое решение, будут продолжать дискредитировать государство, не неся при этом практически никакой ответственности. Прикрываясь и защищаясь при этом независимостью суда. Да, такой ответственности сегодня нет и свидетельством этого является и приведенные выше высказывания Д. А.Медведева. Ее нет, не будет (и не может быть в принципе) до тех пор, пока «цена решения» судьи и ответственность судьи за каждое свое решение от «имени Российской Федерации» будут (как сегодня) «жить сами по себе», независимо друг от друга. Подконтрольность Обществу То, что на сегодня все обстоит именно так, подтверждает не только пример Кемеровской области, таких примеров великое множество по всем другим регионам РФ. И об этом же говорил в своем выступлении на встрече с членами Общественной палаты РФ 20 января 2011 года и Президент РФ. А раз пока на сегодня все обстоит именно так, то мы считали бы целесообразным, более того, необходимым, чтобы Глава государства внес в Законодательный орган предложение: 1/. законодательно установить следующий порядок вынесения Решения Суда: а/.Решение от «имени Российской Федерации» выносит только Верховный суд РФ – как высшая и последняя судебная инстанция государства; б/. все остальные Решения всех судов (районных, окружных, городских ,областных, краевых и республиканских) выносятся «именем Закона РФ»; в/. все Решения Конституционного суда РФ выносятся «именем Конституции РФ» или «именем РФ» (ибо это так же, как и Верховный суд РФ – высшая судебная инстанция); г/. все Решения Арбитражного суда могут выноситься «именем Закона РФ». Или (по аналогии с Верховным судом РФ) только на высшем уровне: Арбитражным судом РФ — «именем РФ», все остальные — «именем Закона РФ». Мы считаем данный вопрос вопросом принципиальной важности и полагаем вполне оправданным его рассмотрение на уровне главы государства. Одно дело, когда наши конституционные права и свободы судья попирает «именем Закона РФ» и совсем другое дело, когда эти права и свободы попираются «именем Российской Федерации». Несправедливость судьи ( и даже Закона РФ…) – это одно и принципиально совсем иное: несправедливость к тебе твоего государства, то бишь РФ! 2/. законодательно определить меры реальной ответственности судьи за принимаемое им Решение от «имени Закона РФ» (от имени Российского государства), ответственности перед этим самым государством, его гражданами и обществом в целом. Меры, способствующие созданию независимого и справедливого Суда. Судебная власть не обременена ответственностью Повторимся, мы считаем вполне оправданным рассмотрение данного вопроса на уровне Главы государства. И откладывать это рассмотрение дальше нельзя – слишком велика цена каждого решения, принимаемого от «имени Российской Федерации». В пользу этого говорит и тот факт, что с наличием независимого и беспристрастного суда в целом в РФ (а не только в Кемеровской области), не все еще в порядке и попытки чиновников разного ранга «раскрыть суду глаза», а судей — попытки угодить высокому начальству…встречаются и в других регионах РФ сплошь и рядом. Не является исключением, к сожалению, и Северная Осетия. Так совпало, что в силу обстоятельств и нам пришлось (напрямую «соприкоснувшись» с «независимостью» суда…) высказывать свою озабоченность данной проблемой публично уже тогда (в том же 2006 году) и обратить внимание на некоторые данные по РСО-А, которые являются красноречивым подтверждением вышеназванным озабоченностям о том, что «независимость» превратилась в надежный «щит» по защите «внутрикорпоративного интереса» судейского корпуса, в надежный «щит» по защите «чести мундира». И в самом деле, разве не является подтверждением этим озабоченностям такое вот признание одного из председателей Квалификационной коллегии судей РСО-А: «И если откровенно, председатели райсудов не проявляют инициативу по направлению в Квалификационную коллегию материалов в отношении судей-бракоделов». Разве может не удивлять, более того — не настораживать, такая вот «статистика»: а/. всего 7 отмененных и измененных приговоров на… 2379 уголовных дел, рассмотренных с вынесением приговора. б/. отменены решения по гражданским делам только у 4-х судей… за целый год на всю республику из … 29082 рассмотренных гражданских дел. Мы не располагаем необходимой должной информацией о деятельности Квалификационной коллегии судей РСО-А и ввиду этого не можем судить в полной мере о эффективности ее работы. Но даже тот факт, что ее состав (21человек) в течении нескольких лет не был на тот период до конца не сформирован (Парламентом РСО-А были назначены не все представители общественности, не было в ее составе и представителя Президента РФ, который назначается его Указом), уже говорит о том, что этот единственный орган, призванный осуществлять хоть какие-то контролирующие функции за деятельностью судебного корпуса республики, так и не заработал в полную силу. Исходя из этого, трудно утверждать, что судебная власть обременена должной ответственностью. И, судя по нынешним высказываниям Главы государства( «эта корпорация не способна до полной степени к самоочищению»), это положение дел изменилось мало. Потенциальные жертвы судебного произвола и беззакония А это означает только одно — до тех пор, пока судебная власть не будет нести должную (соразмерную принятию Решения от «имени Российской Федерации» ) ответственность , каждый из нас обречен на на то, что может стать жертвой судебного произвола и беззакония! И у автора этих строк, увы, есть и свой собственный «опыт» знакомства с тем, как «творится» такой судебный произвол и беззаконие… «Опыт», когда «именем РФ» выносится решение районного суда прямо противоречащее представленным в суд неопровержимым доказательствам. Выносится вопреки тому, что в ходе судебных разбирательств на фактах было неопровержимо доказано обратное. Да, несмотря на это, судья: 1/.намеренно игнорируя (и оставив вообще без внимания) представленные суду многочисленные неопровержимые доказательства, 2/. неправильно определяя обстоятельства (замалчивая и не принимая во внимание те из них, которые на самом деле имеют существенное, более того – решающее значение, и, ссылаясь на другие, не имеющие (по своей сути) значения для дела, 3/. ссылаясь на голословные, ничем не подтвержденные утверждения представителей одной из сторон, 4/. ссылаясь на обстоятельства, не доказанные судом, и, исходя из этого, взятые, по сути дела, им на «на веру», 5/. неправильно применяя нормы материального права и процессуального права, 6/.сделав выводы, не соответствующие обстоятельствам дела, принимает абсолютно незаконное решение. Принимает вопреки представленным доказательствам, вопреки логике и здравому смыслу! Да, такое Решение не может быть названо иначе, как незаконным, ибо оно называет белое – черным, а черное – белым! Ложь — правдой, а Правду – ложью! Такое Решение (в духе 37г.) — является РАСАПРАВОЙ над ПРАВДОЙ и ТОРЖЕСТВОМ ЛЖИ и ОБМАНА! То есть вместо справедливого и законного Решения – судебный произвол и торжество несправедливости. Решение основано не на фактах, а предположениях Суд по указанному делу с самого начала и до конца проходил по «заранее разработанному сценарию» и к «заранее известному решению». И, исходя из этого, суд вместо установления ИСТИНЫ и вынесения СПРАВЕДЛИВОГО Решения, на всем протяжении всего процесса( 4-х месяцев) делал все возможное, чтобы помочь одной из сторон «вытащить» заведомо проигранное дело, помочь собрать «задним числом» хоть какое-то подобие «оснований» (которые напрочь отсутствовали у нее) и таким образом( с «помощью» этих «оснований») не отменять заведомо незаконный акт. И, несмотря на представленные тому доказательства, суд обходит эти обстоятельства и замалчивает их… Задача суда в том и заключалась, чтобы установить: располагала ли на самом деле достоверными сведениями сторона ответчика и какие из представленных сведений на самом деле являются реальными и достоверными и соответствуют действительности. И лишь установив и доказав это на фактах, суд мог утверждать, а не предполагать. Но суд этого не сделал, и , как результат — все утверждения в Решении суда абсолютно не состоятельны, так как не соответствуют действительности, а Решение основано не на фактах, а предположениях. Квалификационная коллегия судей действует формально Pазумеется, нам не известно об истинных «причинах» того, почему вообще стало возможным принятие «такого» решения, являющегося верхом беззакония. Можно только предполагать, что сделано это было ( как и во многих других подобных случаях) по указанию или по «просьбе»… Или из желания угодить… Или же сделано это было (ввиду явной абсурдности…) по коррупционным мотивам? Но это всего лишь предположения… Однозначно одно — это решение результат: а/. непрофессионализма б/. беззакония и в/. безответственности судьи. Выяснить же истинную причину этой явной абсурдности могла и обязана была квалификационная коллегия судей, призванная стоять на страже этих норм. В соответствии с Законодательством РФ, мы вынуждены были обратиться в Квалификационную коллегию судей РСО-А с просьбой «рассмотреть вопрос о досрочном прекращении полномочий судьи… в связи с изложенными в жалобе обстоятельствами не профессионального и не объективного исследования и рассмотрения материалов по иску и принятия не законного и не справедливого решения. Увы, к огромному сожалению, данная просьба практически ( формальности не в счет) осталась без должного реагирования… И абсолютно прав Президент РФ, заявляя о необходимости «продумать механизмы, позволяющие корректными, конституционными способами контролировать ситуацию внутри судебной корпорации». Без справедливого суда борьба с коррупцией невозможна! Самым наглядным показателем того, что в том числе и в «судебном королевстве» не все обстоит «как должно», является ситуация в стране с коррупцией. Именно несправедливость является сегодня как источником, так и благоприятной средой для такого опасного для самого существования государства (разъедающего его изнутри и способного привести его к распаду) явления – как коррупция. Увы, к сожалению, красноречивым показателем того, что справедливость еще в большом дефиците, а несправедливость пока во многих случаях «правит балл», является тотальная коррупция, проникшая во все эшелоны власти, в т.ч.( по признанию самих властей) во все правоохранительные органы. Об этом неоднократно заявлено уже и в ежегодных Докладах–посланиях Президента РФ Парламенту и народу России. И, по нашему мнению, именно справедливый суд может и должен стать трудно преодолимым барьером и основой реальной, а не декларируемой борьбы с коррупцией. Суд должен перестать быть «закрытой корпорацией» Да, только искоренив безответственность, произвол и беззаконие в своей среде, судебная власть сможет стать той последней инстанцией, куда граждане будут по праву обращаться в поисках справедливости и находить ее там. И лишь по мере того, как неотвратимость справедливого наказания (из исключения ) начнет становиться правилом — станет реальной, а не декларируемой и борьба с коррупцией. А без этого, без того, чтобы в должной мере минимизировать уровень этого зла(которое уже угрожает распадом самого государства), не возможны никакие реформы, не возможна модернизация государства и общества , о необходимости которой говорит Глава государства. Да, без справедливого суда борьба с коррупцией невозможна! Да – это почти аксиома. Такой же аксиомой является и то, что именно справедливый суд может и должен стать опорой стабильности государства, опорой в становлении Российской Федерации как Демократического и Правового государства! А суд, в свою очередь, может быть и будет справедливым только будучи подконтрольным Обществу. Нужна политическая конкуренция Да, и в судебной сфере, так же, как и в других( борьба с коррупцией, работа региональных властей и т.д.) главная причина «несрабатывания» задуманного (реформ) одна и та же – безответственность! А причиной и основанием этой безответственности (ставшей уже так же, как и коррупция, тотальной, чему свидетельством и «Кущевская», и » Гусь-Хрустальный», и «Ставрополье», и «Манежная», и «Домодедово»…), в свою очередь, является бесконтрольность властей. Да, все «это» – результат именно абсолютной бесконтрольности властей со стороны гражданского общества. Это сейчас уже очевидно. для всех и каждого.И без кардинального изменения места и роли гражданского общества, изменения значимости голоса народа в происходящем в стране, не решить проблему усугубляющегося процесса взаимного отчуждения власти и общества! Не решить проблему бесконтрольности властей. А решается эта проблема только одним «способом» : созданием условий для наличия в стране настоящей политической конкуренции. Именно таким «способом» эта проблема решалась всегда! Решается и сегодня во всех демократических государствах. Решается вполне успешно и тому свидетельством качество жизни народа в этих странах и их позиции на мировой арене. И абсолютно прав Президент РФ Д.Медведев, утверждая, что: «политическую конкуренцию нельзя заменить ни чем». Именно так — ее и в самом деле нельзя заменить ни чем! Дело «за малым»: за возвращением в Россию политической конкуренции и реанимацией публичной политики. В отсутствие этих неотъемлемых составляющих политики как таковой, говорить о полноценной политической жизни в стране, увы, не приходится… И ни о каком контроле властей со стороны общества, разумеется, не может быть и речи. Астемир Цомаев, Исполнительный директор Северо-Осетинского республиканского общественного Фонда поддержки плана В.В.Путина – Д.А.Медведева «Стратегия развития России до 2020 года» г.Владикавказ, 1.02.2011 года

Ответить

СУДЕБНАЯ РЕФОРМА 2014 ГОДА (ОБЪЕДИНЕНИЕ ВЫСШИХ СУДОВ)

Е.А. Александрова,
юрист, советник государственной
гражданской службы 2 класса

В нашей статье мы поговорим о судебной реформе 2014 года, суть которой сводится к ликвидации Высшего Арбитражного РФ (ВАС РФ) и передаче его функций Верховному Суду РФ (ВС РФ) с сохранением при этом системы нижестоящих арбитражных судов, а также о том, что в связи с этим нужно знать руководителям, бухгалтерам и другим специалистам учреждений.

Судный день

Начало реформы судебной системы было положено принятием Закона РФ от 05.02.2014 № 2-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации и Прокуратуре Российской Федерации» (далее — Закон № 2-ФКЗ). Согласно данному закону из Конституции РФ исключены все упоминания о ВАС РФ. Например, в ч. 1 ст. 104 Конституции РФ внесена поправка о том, что право законодательной инициативы из судебных органов принадлежит только Конституционному Суду РФ и Верховному Суду РФ по вопросам их ведения (ранее право законодательной инициативы принадлежало и Высшему Арбитражному Суду РФ).
Кроме того, в статье 71 Конституции РФ, определяющей, что находится в ведении Российской Федерации, вместо гражданско-процессуального, уголовно-процессуального и арбитражно-процессуального законодательства теперь идет речь только о процессуальном законодательстве.
Полномочия ВАС РФ переданы ВС РФ, который теперь является высшим судебным органом по гражданским делам, разрешению экономических споров, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам, образованным в соответствии с федеральным конституционным законом, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью этих судов и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Данная норма содержится в статье 126 Конституции РФ, посвященной ВС РФ, а статья 127, посвященная ВАС РФ, исключена.
Закон № 2-ФКЗ вступил в силу 6 февраля 2014 года. С этого дня был установлен переходный период сроком на шесть месяцев, то есть до 6 августа 2014 года, в течение которого ВАС РФ упраздняется, а вопросы осуществления правосудия, отнесенные к его ведению, передаются в юрисдикцию ВС РФ.
Судьи обоих судов, назначенные до 6 февраля 2014 года, продолжают осуществлять свои полномочия до начала работы «обновленного» ВС РФ. В целях формирования его первоначального состава создается Специальная квалификационная коллегия по отбору кандидатов на должности его судей (далее — Коллегия), а принимать квалификационные экзамены на указанные должности будет Специальная экзаменационная комиссия (далее — Комиссия).
В развитие норм Закона о поправке к Конституции приняты:
— Федеральный конституционный закон от 05.02.2014 № 4-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» (далее также — Закон № 4-ФКЗ, Закон № 4-ФКЗ о внесении изменений в Закон о судебной системе);
— Федеральный конституционный закон от 05.02.2014 № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации» (далее — Закон о Верховном Суде РФ);
— Федеральный конституционный закон от 04.06.2014 № 8-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации» и статью 2 Федерального конституционного закона «О Верховном Суде Российской Федерации» (далее — Закон № 8-ФКЗ);
— Федеральный закон от 05.02.2014 № 16-ФЗ «О порядке отбора кандидатов в первоначальный состав Верховного Суда Российской Федерации, образованного в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации «О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации» (далее — Закон о порядке отбора кандидатов).

Арбитражные суды

Согласно поправкам, внесенным Законом № 8-ФКЗ в Федеральный конституционный закон от 28.04.1995 № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» (далее — Закон об арбитражных судах), полномочия, порядок образования и деятельности арбитражных судов в России устанавливаются:
— федеральным конституционным законом о судебной системе;
— федеральным конституционным законом об арбитражных судах в Российской Федерации;
— другими федеральными конституционными законами.

ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС, АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕСС

УДК 347.9

Б01: 10.19073/2306-1340-2018-15-4-492-496

СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ РЕФОРМЫ ГРАЖДАНСКОГО _ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

ПЕТЕРС Алла Владимировна*

И z13z@rambler.ru

Ул. Короленко, 12, Омск, 644010, Россия

Аннотация. В статье проведен анализ законодательных инициатив процессуального законодательства, направленных на оптимизацию судебного процесса при разрешении споров по гражданским делам. Исследуется внесенный Верховным Судом Российской Федерации законопроект, предлагающий изменения в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации, а также поправки к этому законопроекту. Автор выражает свое мнение относительно исключения термина «подведомственность» из процессуальных законов, введения требования о наличии высшего образования к представителю, введения нового участника процессуальных отношений — поверенного, отказа от составления мотивированной части решения суда в качестве общего правила, а также ограничения договорной подсудности и некоторых других вопросов. Анализ законопроекта охватывает поправки к нему, сделанные в первом чтении, а также различные обоснования и итоги обсуждений.

Ключевые слова: процессуальная революция, судебная система, реформа, мотивированное решение, представительство, надлежащее извещение, компетенция.

Disputable Issues of Civil Procedure Legislation Reform

Peters Alla V.**

El z13z@rambler.ru

12 Korolenko st., Omsk, 644010, Russia

* Старший преподаватель кафедры гражданского права Омской юридической академии.

** Senior Lecturer of the Department of Civil Law at Omsk Law Academy.

Процессуальное законодательство в настоящее время является объектом пристального внимания юристов. Это обусловлено планируемой масштабной «процессуальной революцией». Предметом обсуждения являются и будущее системы судов, и порядок их работы. Причем обсуждение этих тем в напряженной дискуссии показывает не только их важность для всей системы в целом, но и совершенно разные подходы к отдельным вопросам со стороны судебной власти, правительства, юридического сообщества.

Так, Верховным Судом Российской Федерации 3 октября 2017 г. внесен законопроект № 383208-7 «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»1 (далее — законопроект). Законопроект изначально предлагал изменения столь новационные, что их в совокупности стали называть «процессуальной революцией». Однако при рассмотрении его в первом чтении в Государственной Думе Российской Федерации сразу же обнаружились разногласия по всем ключевым вопросам.

Самым обсуждаемым в юридической среде стало предложение Верховного Суда Российской Федерации отказаться от мотивировочной части при составлении решения в связи с тем, что большинство решений не обжалуются, а те, которые обжалуются, оставляются в силе судами вышестоящих инстанций. Конечно, понятно желание судейского корпуса снизить свою нагрузку путем отказа от самой трудоемкой и затратной по времени работы по составлению мотивировочной части судебного решения, однако общественность выразила несогласие с таким предложением, указав на необходимость обоснованности судебного решения, а также на дисциплинирующее влияние на деятельность судьи необходимости составления мотивировочной части решения. Комитет Государственной Думы по государственному строительству и законодательству в своем заключении заметил, что «подход, предполагающий отказ от составления мотивированной части решения суда в качестве общего правила, может привести к фактическо-

му ограничению права на доступ к правосудию, к усилению закрытости судебной власти»2.

Верховный Суд скорректировал свою позицию и предлагает существенно расширить перечень дел, по которым нужно будет составлять мотивированное решение. Предлагается включить в этот перечень трудовые дела, дела о разделе совместно нажитого имущества, о защите нематериальных благ и компенсации морального вреда, дела о наследовании, дела особого производства и др.

Низкий процент обжалования мотивированных судебных решений можно объяснить и тем, что лица, участвующие в деле, ознакомившись с доводами суда, изложенными в мотивировочной части, принимают эти аргументы и не видят перспектив в дальнейшем обжаловании .

Вместе с отказом от мотивированного решения было предложено также увеличить цену иска по делам, рассматриваемым в упрощенном порядке, до 500 тысяч рублей в гражданском процессе и до 1 млн рублей в арбитражном. Однако рабочая группа отметила, что предложенная в законопроекте максимальная цена иска является необоснованно завышенной с учетом доходов населения. Чтобы не допустить ущемления прав граждан на судебную защиту на основе состязательности при открытом судебном разбирательстве, рекомендовано исключить эти положения из законопроекта3.

Представляется правильным такое решение о поэтапном упрощении дел и необходимости на данный момент наличия мотивированного решения по делам, рассматриваемым федеральными судами, исключая упрощенное производство.

Другим предложением, вызвавшим споры и вопросы, стало положение о представителе и поверенном. Законопроект в целях обеспечения права на квалифицированную юридическую помощь и повышения качества такой помощи предлагал сократить круг лиц, которые могут быть представителями в суде, оставив только адвокатов и лиц, имеющих высшее юридическое образование.

Критика данного нововведения в основном сводилась к неизбежности удорожания юридических услуг, а также отсутствию лиц, имеющих юридическое образование, в удаленных частях нашей страны . В первоначальное

1 Офиц. сайт Гос. Думы Рос. Федерации. URL: http://duma.gov.ru

2 Там же.

3 Вараксин М. «Процессуальная революция» прошла поправки. URL: https://pravo.ru/news/204163/

Вестник Омской юридической академии. 2018. Том 15, № 4

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

положение были внесены значительные изменения и требования об обязательности высшего юридического образования оставили только для представителей по делам, рассматриваемым Верховным Судом и в судах кассационной инстанции. Была также внесена поправка относительно необходимости государственной аккредитации и лицензии у вуза, в котором получено юридическое образование, и возможности замены такого образования наличием ученой степени.

К сожалению, поправки свели до минимума положительный эффект предложения. Для стороны по делу, лишенной возможности представления своих интересов в суде лицом, имеющим высшее юридическое образование, часто личное участие предпочтительней, чем наличие неквалифицированного представителя. В настоящее время есть возможность участвовать в процессе различного рода «правозащитникам», имеющим весьма поверхностные представления по юридическим вопросам и часто низкий уровень морально-нравственных характеристик. Конечно, наличие юридического образования не гарантирует честность и наличие знаний, но введение такого положения могло бы стать первым шагом к повышению требований к представителю в суде. По нашему мнению, в этом есть необходимость.

Кроме профессионального представителя, законопроект предложил нового участника процессуальных отношений — поверенного. В юридической литературе такое нововведение вызвало не столько критику, сколько вопросы, пока не имеющие ответа. Суть этих вопросов сводится к неясности правового положения поверенного и цели его участия в суде. Законопроект предусматривает участие поверенного только вместе с представителем лица и только для дачи объяснений суду и получения адресованных лицу судебных извещений и копий судебных актов. Но если лицу нужен помощник только в получении документации, то в этом качестве поверенный бесполезен, так как может функционировать лишь при наличии представителя, а если у лица есть представитель, то он обычно и получает все судебные документы и может справиться с этим без поверенного. Столь узкий круг полномочий поверенного ставит под сомнение необходимость участия такого лица в процессе, где уже имеется представитель.

Вызывает вопросы и значение объяснений поверенного. Если поверенный не свидетель и не представитель лица, то как должен суд оценивать его объяснения? Будут ли они иметь доказательственное значение, и если да, то необходимо ли вводить новое средство доказывания, которое сейчас отсутствует в процессуальных законах?

Тесно связанным с вопросом представительства является вопрос извещений лиц, участвующих в деле. Ненадлежащее извещение является основанием отмены судебного решения, поэтому Верховным Судом была сделана попытка расширить случаи надлежащего извещения, в том числе путем вручения судебного извещения представителю лица, участвующего в деле.

Следующим новационным шагом стало предложение обязать лиц, участвующих в деле, после получения первого судебного акта по рассматриваемому делу самостоятельно предпринимать меры по получению информации о движении дела с использованием любых источников такой информации и средств связи, и возложить на них риск наступления неблагоприятных последствий в результате непринятия мер по получению информации о движении дела. К сожалению, столь ожидаемые изменения не были одобрены Правительством в силу возможности ограничения доступа граждан к правосудию ввиду удаленности некоторых населенных пунктов и отсутствия подключения их к информационно-телекоммуникационной сети Интернет4.

Верховным Судом была также сделана попытка стабилизировать порядок рассмотрения дел в судах общей юрисдикции, выразившаяся в проекте нормы, закрепляющей обязанность лиц, участвующих в деле, раскрыть свои доказательства перед другими участниками в пределах срока, установленного судом.

Данная норма существует в арбитражном процессе, но здесь она обеспечивается риском наступления неблагоприятных последствий. Так, ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), в ч. 3 предусматривающая такую обязанность, в ч. 5 устанавливает, что «если доказательства представлены с нарушением порядка представления доказательств… арбитражный суд вправе отнести на лицо, участвующее в деле и допустившее такое нарушение, судебные рас-

4 Офиц. сайт Гос. Думы Рос. Федерации. URL: http://duma.gov.ru

ходы независимо от результатов рассмотрения дела», а ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ предусматривает, что «обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований или возражений, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены……

Высший Арбитражный Суд РФ в период своего существования неоднократно в своих постановлениях оценивал молчание стороны как риск наступления последствий несовершения ими процессуальных действий.

ГПК РФ не имеет ни норм, ни обширной практики, подобной положениям арбитражного процесса, и потому получается, что предлагаемая норма в гражданском процессе ничем обеспечиваться не будет, следовательно, при всей желательности такого положения, его жизнеспособность сомнительна.

Следующий блок изменений коснулся подведомственности и подсудности дел. В целях предотвращения нарушения права на судебную защиту и споров о подведомственности законопроект исключает из кодексов, а также из некоторых федеральных законов термин «подведомственность» применительно к разграничению полномочий судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Одновременно законопроектом предлагается порядок, в соответствии с которым суд общей юрисдикции или арбитражный суд, выяснив, что дело не относится к их компетенции, в зависимости от стадии рассмотрения дела или возвращают заявление лицу, его подавшему, или направляют дело для рассмотрения в суд другой судебной подсистемы.

На наш взгляд, наличие у Верховного Суда Российской Федерации объединенной компетенции формирования предметов ведения судов общей юрисдикции и арбитражных судов недостаточно для отмены термина «подведомственность». Для такого положения необходима унификация системы судов общей юрисдикции и арбитражных судов, детальная проработка понятийного аппарата. Законопроект, исключая термин «подведомственность», по сути разбивает его на два понятия — «подсудность» и «компетенция» — без определения этих понятий. И если

определение термину «подсудность» наука гражданского и арбитражного процессуального права уже выработала, как и его отличия от подведомственности, то в чем будет отличие новой «компетенции» от старой «подведомственности» кроме того, что в ст. 5 ГПК РФ выражение «подведомственным судам» будет заменено словосочетанием «относящихся к компетенции судов», законопроект объяснения не дает.

Устранение в законодательном лексиконе термина «подведомственность» не приведет к принципиальному изменению устоявшегося понимания предметной компетенции судебной юрисдикции и ее разграничению внутри судебной системы , а потому следует согласиться, что в настоящее время изменения ГПК РФ, направленные на отказ от устоявшегося понятия, «не обусловлены никакими объективными факторами и создадут трудности как для суда, так и для нуждающихся в судебной защите лиц. Возникнут проблемы в использовании понятийного аппарата в научной, а также в учебной и учебно-методической литературе» .

Законопроектом была сделана попытка ограничить право граждан на договорную подсудность с целью избежать необоснованного возрастания нагрузки на суды Москвы и Санкт-Петербурга, однако рабочая группа сочла недостаточно обоснованными эти изменения и решила от них отказаться. Это объясняется и тем, что причины договорной подсудности лежат вне сферы права, а коренятся в экономике (высокая степень ее централизации и расположение офисов всех ключевых компаний нашей страны в этих регионах России) .

Рассматривая основные предложения законопроекта, мы видим желание Верховного Суда Российской Федерации в корне изменить порядок осуществления правосудия и в целом это вызывает одобрение, однако поправки к законопроекту обнажают неготовность к этому общества и правительства. И хотя законопроект прошел первое чтение в Государственной Думе, поправки в него отменили «революционность» готовящихся изменений.

Список литературы

1. Бараданченкова Н. Е. Новеллы института подведомственности // Арбитражный и гражданский процесс. 2017. № 12. С. 24-26.

3. Интервью с Борисовой Е. А. // Законодательство. 2017. № 11. С. 5-13.

4. Русинова Е. Р. Некоторые размышления о реформе процессуального законодательства с точки зрения принципа доступности судебной защиты // Арбитражный и гражданский процесс. 2017. № 12. С. 16-18.

5. Ярков В. В. Проект процессуальной реформы: quo vadis? // Арбитражный и гражданский процесс. 2017. № 12. С. 10-15.

3. Interv’yu s Borisovoi E. A. . Zakonodatel’stvo — Legislation, 2017, no. 11, pp. 5-13.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *