Судебная практика по упущенной выгоде

  • автор:

По общему правилу, убытки могут быть выражены в виде:

  • реального ущерба, то есть расходов, которые лицо, чье право было нарушено, произвело или должно будет произвести, либо утраты или повреждения его имущества;
  • упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило, если бы его право не было нарушено (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

И если доказывание суммы реального ущерба обычно не представляет серьезных проблем, то с определением размера упущенной выгоды на практике нередко возникают трудности.

Так, на канале Закупки и госзаказ представили два дела ():

В первом деле обе стороны контракта решили от него отказаться в одностороннем порядке, но в итоге суд подтвердил правомерность отказа только подрядчика, отказ заказчика был признан незаконным. После этого общество потребовало с заказчика упущенную выгоду как прибыль, которую можно было бы получить по контракту.

Суд отказал подрядчику в удовлетворении требований, сославшись на ч. 23 ст. 95 Закона № 44-ФЗ, в силу которой контрагент стороны, расторгнувшей контракт, вправе требовать возмещения только реального ущерба.

«Защита судом бюджета и страх за решение спора, когда закон не содержит детальной инструкции, привели к такому решению,

выразили мнение юристы и продолжили,

Вместе с тем очевидно, что правило ч. 23 ст. 95 не могло применяться в рассмотренном деле, поскольку отказ заказчика от контракта был признан судом незаконным, а контракт в итоге был расторгнут именно по инициативе подрядчика, который и потребовал возмещения упущенной выгоды».

Во втором случае решение заказчика об одностороннем отказе от контракта на оказание услуг суд признал незаконным, исполнитель от контракта не отказался и потребовал возмещения упущенной выгоды.

Суд, рассматривая вопрос допустимости применения к спору ч. 23 ст. 95 Закона № 44-ФЗ, на этот раз верно пришел к выводу о том, что «положения пункта 23 статьи 95 не разрешают вопрос о праве и размере убытков в ситуации, когда отказ заказчика от договора признан незаконным, а восстановление права исполнителя реализацией такого договора невозможно».

В итоге, требование общества о взыскании упущенной выгоды было удовлетворено судом.

1.Что такое конфликт интересов?

Под конфликтом интересов понимается ситуация, при которой личная заинтересованность (прямая или косвенная) государственного гражданского служащего (далее – государственный служащий) влияет или может повлиять на надлежащее исполнение им должностных (служебных) обязанностей и при которой возникает или может возникнуть противоречие между личной заинтересованностью государственного служащего и правами и законными интересами граждан, организаций, общества или государства, способное привести к причинению вреда правам и законным интересам граждан, организаций, общества или государства.

2. Что понимается под личной заинтересованностью?

Под личной заинтересованностью гражданского служащего, которая влияет или может повлиять на объективное исполнение им должностных обязанностей, понимается возможность получения гражданским служащим при исполнении должностных обязанностей доходов (неосновательного обогащения) в денежной либо натуральной форме, доходов в виде материальной выгоды непосредственно для гражданского служащего, членов его семьи или иных лиц (родители, супруги, дети, братья, сестры, а также братья, сестры, родители и дети супругов, супруги детей), а также для граждан или организаций, с которыми гражданский служащий связан финансовыми или иными обязательствами.

Личная заинтересованность государственного служащего может возникать и в тех случаях, когда выгоду получают или могут получить иные лица, например, друзья государственного служащего.

3. Что запрещено государственному служащему?

Перечень ограничений, обязанностей и запретов для государственных гражданских служащих, связанных с гражданской службой, которые могут привести к возникновению конфликта интересов установлен ст.ст. 17, 18 Федерального закона от 27.07.2004 № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», ст. 11 Федерального закона от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», ст. 8-1 Закона Томской области от 09.12.2005 № 231-ОЗ «О государственной гражданской службе Томской области».

4. Наиболее вероятные ситуации, в которых возможно возникновение конфликта интересов.

• выполнение отдельных функций государственного управления в отношении родственников и/или иных лиц, с которыми связана личная заинтересованность государственного служащего;

• выполнение иной оплачиваемой работы;

• владение ценными бумагами, банковскими вкладами;

• получение подарков и услуг;

• имущественные обязательства и судебные разбирательства;

• взаимодействие с бывшим работодателем и трудоустройство после увольнения с государственной службы;

• явное нарушение установленных запретов (например, использование служебной информации, получение наград, почетных и специальных званий (за исключением научных) от иностранных государств и др.).

5. Меры предотвращения и урегулирования конфликта интересов.

Государственный служащий обязан принимать меры по недопущению любой возможности возникновения конфликта интересов.

Государственный служащий обязан в письменной форме уведомить своего непосредственного начальника о возникшем конфликте интересов или о возможности его возникновения, как только ему станет об этом известно.

Представитель нанимателя, если ему стало известно о возникновении у государственного или муниципального служащего личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов, обязан принять меры по предотвращению или урегулированию конфликта интересов.

Предотвращение или урегулирование конфликта интересов может состоять в изменении должностного или служебного положения государственного или муниципального служащего, являющегося стороной конфликта интересов, вплоть до его отстранения от исполнения должностных (служебных) обязанностей в установленном порядке, и (или) в отказе его от выгоды, явившейся причиной возникновения конфликта интересов.

Предотвращение и урегулирование конфликта интересов, стороной которого является государственный или муниципальный служащий, осуществляются путем отвода или самоотвода государственного или муниципального служащего в случаях и порядке, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Применение мер по предотвращению конфликта интересов должно осуществляться, в том числе и по инициативе государственного служащего и не связываться с его обязанностями, установленными законодательством о государственной службе и противодействии коррупции. Например, обращение государственного служащего с ходатайством об установлении соответствующей комиссией, имеются ли или будут ли иметься в конкретной сложившейся или возможной ситуации признаки нарушения им требований об урегулировании конфликта интересов.**

6. Меры ответственности, которые могут быть применены к государственному гражданскому служащему в случае непринятия им мер по предотвращению или урегулированию конфликта интересов.

Непринятие государственным служащим, являющимся стороной конфликта интересов, мер по предотвращению или урегулированию конфликта интересов является правонарушением, влекущим увольнение государственного служащего с государственной службы Томской области в соответствии с законодательством Российской Федерации.

**Рекомендации по правилам поведения государственного служащего в конкретной ситуации даны в Методических рекомендациях по поведению государственных гражданских служащих, проходящих службу в исполнительных органах государственной власти Томской области, при возникновении ситуаций коррупционной направленности и конфликта интересов (направлены гражданским служащим Департамента по электронной почте; размещены на сайте Департамента государственной гражданской службы Администрации Томской области в разделе «Методические материалы»).

г. Казань
16 мая 2018 г. Дело N А57-20256/2017

Резолютивная часть постановления объявлена 15 мая 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 16 мая 2018 года.

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Сабирова М.М.,

судей Хакимова И.А., Гильмановой Э.Г.,

при участии представителей:

истца — Ахметзяновой Г.А. (доверенность от 03.11.2016),

третьего лица — Сорокина А.Н. (доверенность от 28.12.2017),

в отсутствие:

ответчика — извещен надлежащим образом,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу компании «Вульпес Рашн Оппортьюнитиз Фанд», г. Москва,

на решение Арбитражного суда Саратовской области от 09.11.2017 (судья Огнищева Ю.П.) и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.01.2018 (председательствующий судья Жаткина С.А., судьи Антонова О.И., Никитин А.Ю.)

по делу N А57-20256/2017

по исковому заявлению жалобу компании «Вульпес Рашн Оппортьюнитиз Фанд» к Андрееву Олегу Петровичу, г. Саратов, о взыскании убытков, с участием в деле в качестве третьего лица: публичного акционерного общества «ВНИПИгаздобыча», г. Саратов,

УСТАНОВИЛ:

компания «Вульпес Рашн Оппортьюнитиз Фанд» (далее — Акционер) обратилась в Арбитражный суд Саратовской области с исковым заявлением к Андрееву Олегу Петровичу (далее — Руководитель) о взыскании в пользу публичного акционерного общества «ВНИПИгаздобыча» (далее — Общество) 53 008 000 руб. убытков.

Исковое заявление мотивировано неразумным и неэффективным использованием Руководителем как единоличным исполнительным органом Общества свободных денежных средств Общества, причинением Обществу в результате действий Руководителя убытков в виде упущенной выгоды.

В качестве третьего лица по делу Акционером определено Общество.

Участник и Общество в отзывах на исковое заявление просили отказать в удовлетворении требований Акционера, поскольку на стороне Акционера имеется недобросовестное поведение и злоупотребление правом, направленное на дестабилизацию деятельности органов управления Общества и оказания давления с целью понуждения к выкупу акций, Акционером не доказана совокупность оснований доля взыскания убытков с Руководителя, Акционером не доказана возможность размещения свободных средств Общества на более выгодных условиях, в спорный период произошло значительное увеличение чистых активов и прибыли Общества.

Решением Арбитражного суда Саратовской области от 09.11.2017 в удовлетворении исковых требований Акционера отказано.

Решение суда первой инстанции мотивировано следующими обстоятельствами: отсутствием совокупности оснований для привлечения Руководителя к ответственности в виде взыскания убытков, отсутствием доказательств размещения Обществом свободных денежных средств на депозитных счетах в банковских учреждениях, недоказанностью наличия у Общества убытков в виде упущенной выгоды, не доказанность противоправности и виновного бездействия Руководителя, отсутствием обоснования неразумности и недобросовестности действий Руководителя, увеличением в спорный период стоимости чистых активов и прибыли Общества.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.01.2018 решение суда первой инстанции от 09.11.217 оставлено без изменения.

В обоснование принятого по делу судебного акта апелляционный суд указал на правомерность выводов суда первой инстанции.

Не согласившись с выводами судебных инстанций, Акционер обратился в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просит состоявшиеся судебные акты отменить и направить дело на новое рассмотрение.

В обоснование поданной по делу кассационной жалобы Акционер ссылается на неправильное применение судами норм материального права, несоответствие выводов судов обстоятельствам дела.

По мнению заявителя кассационной жалобы, судебными инстанциями неправомерно отказано в удовлетворении ходатайства Акционера об истребовании доказательств, причинение Обществу убытков в виде упущенной выгоды доказано Акционером, Руководитель имел возможность разместить свободные денежные средства Общества на более выгодных условиях.

Руководитель и Общество в отзывах на кассационную жалобу просили оставить судебные акты без изменения, поскольку между Обществом и Акционером имеется корпоративный конфликт, вызванный желанием Акционера заставить Общество выкупить акции, Акционером неоднократно предъявляются к Обществу необоснованные требования, действия направлены на дестабилизацию деятельности Общества, судами правомерно отказано в удовлетворении ходатайства Акционера об истребовании доказательств, у Акционера отсутствует право на получение испрашиваемых документов, Общество не размещало средства на депозитных счетах в спорном периоде, Акционером не доказана совокупность оснований для взыскания убытков.

В силу положений статей 156, 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба рассмотрена судебной коллегией в отсутствие не явившихся в судебное заседание Руководителя, извещённого надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела.

В судебном заседании представитель Акционера поддержала доводы, изложенные в кассационной жалобе. Указала на не совершение Руководителем действий в интересах Общества, не предпринятие мер по размещению средств Общества с целью получения большей прибыли, отсутствие контррасчёта, неправомерность отказа судебных инстанций в истребовании доказательств.

Представитель Общества в судебном заседании просил оставить судебные акты без изменения по мотивам, изложенным в отзыве на кассационную жалобу. Указал на отсутствие доказательств, обосновывающих исковые требования, отсутствие у Общества депозитных договоров и свободных денежных средств, наличие на стороне Акционера злоупотребления правами.

Проверив законность принятых по делу судебных актов, правильность применения норм материального и процессуального права в пределах, установленных статьёй 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, обсудив доводы кассационной жалобы Акционера, отзывов Руководителя и Общества на кассационную жалобу, заслушав представителей Акционера и Общества, судебная коллегия кассационной инстанции не находит правовых оснований для удовлетворения поданной по делу кассационной жалобы.

Из представленных в материалы дела доказательств усматривается следующее.

В соответствии со сведениями о юридическом лице из Единого государственного реестра юридических лиц, Общество в качестве юридического лица зарегистрировано 05.08.1993 и согласно пункту 3.3 Устава является дочерним обществом публичного акционерного общества «Газпром».

Акционер является акционером Общества, владеющим 6075 обыкновенными акциями Общества, что составляет 5,33% обыкновенных акций Общества.

В соответствии с решением Совета директоров Общества от 14.04.2015 Руководитель назначен на должность генерального директора Общества.

Сведения о Руководителе, как о генеральном директоре Общества, внесены в Единый государственный реестр юридических лиц 22.04.2015 и действительны до настоящего времени.

Согласно доводам Акционера, в соответствии с данными ежеквартальной бухгалтерской отчётности Общества за 4 квартал 2015 года, 1, 2, 3, 4 кварталы 2016 года (размещённым на официальном сайте) остатки денежных средств на счетах Общества и проценты, заработанные Обществом в связи с размещением свободных денежных средств на депозитах в банках, составили в тыс. руб.: на 31.12.2015 — 2 171 204, на 31.03.2016 — 439 456, на 30.06.2016 — 631 920, на 30.09.2016 — 1 959 108, на 31.12.2016 — 755 376.

Проценты к получению в тыс. руб. за 2015 год составили 354783, за 1 квартал 2016 года — 25 867, за 2 квартал 2016 года — 2042, за 3 квартал 2016 года — 1275, за 4 квартал 2016 года — 21 433, за 2016 год — 50 617.

На основании указанных сведений, размещённых в свободном доступе, Акционер рассчитал, что размер процентной ставки, под которую Общество размещало денежные средства в указанном периоде, составил от 0,4% до 7,9%.

В то же время, согласно данным Банка России средневзвешенные процентные ставки, по которым юридические лица могли размещать денежные средства в кредитных организациях на срок до 30 дней (в том числе вклады «до востребования») в 2016 году составили 8,66% — 9,73% годовых.

Учитывая данные Банка России, Акционер определил, что потенциальный процентный доход Общества от размещения свободных денежных средств в банках по указанным процентным ставкам в тыс. руб. составил бы за 1 квартал 2016 года — 31 687, за 2 квартал 2016 года — 12 754, за 3 квартал 2016 года — 29 484, за 4 квартал 2016 года — 29 701, всего за 2016 год — 103 625.

Упущенная выгода Общества, по мнению Акционера за указанный период составила в тыс. руб. — 53 008.

Полагая, что виновными действиями (бездействием) Руководителя, при исполнении им обязанностей единоличного исполнительного органа, Обществу причинены убытки в виде упущенной выгоды, Акционер обратился в суд с требованиями по настоящему делу.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, судебные инстанции исходили из следующего.

В силу пункта 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно.

В соответствии с пунктом 1 статьи 71 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО) единоличный исполнительный орган общества при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно.

Пунктом 2 статьи 71 Закона об АО предусмотрено, что единоличный исполнительный орган общества несёт ответственность перед обществом за убытки, причинённые обществу его виновными действиями (бездействием), если иные основания ответственности не установлены федеральными законами.

Согласно статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причинённых ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чьё право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Возмещение убытков является мерой гражданско-правовой ответственности, применение которой возможно при наличии совокупности следующих условий: лицо, требующее возмещения убытков должно доказать сам факт наличия и размер причинённых убытков, противоправность поведения причинителя убытков, а также наличие причинно-следственной связи между противоправным поведением причинителя вреда и возникшими для юридического лица неблагоприятными последствиями. Для удовлетворения требования о взыскании убытков необходима совокупность указанных условий. Недоказанность хотя бы одного из указанных оснований исключает возможность удовлетворения требований.

Согласно пункту 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков.

Исходя из разъяснений, изложенными в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», лицо, входящее в состав органов юридического лица (единоличный исполнительный орган — директор, генеральный директор и т.д.), обязано действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно.

Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор: действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке; знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях.

Добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей заключаются в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо.

Поскольку судебный контроль призван обеспечивать защиту прав юридических лиц и их учредителей (участников), а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых директорами, директор не может быть привлечён к ответственности за причинение юридическому лицу убытков в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска.

Исходя из разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащихся в пункте 1 Постановления от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», в силу пункта 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица. Разумность действий означает, что единоличный исполнительный орган как лицо, которому акционеры доверили руководство текущей деятельностью общества, должен совершать действия, ожидаемые в аналогичной ситуации при аналогичных обстоятельствах от хорошего руководителя. Необходимо иметь в виду, что управление обществом представляет собой сложный процесс, сопряжённый с возможностью того, что решения, принятые органами общества в результате разумного и добросовестного исполнения ими обязанностей, окажутся все же неверными и повлекут негативные последствия для общества. Привлечение единоличного исполнительного органа к ответственности зависит от того, действовал ли он при исполнении своих обязанностей разумно и добросовестно, то есть, проявил ли он заботливость и осмотрительность и принял ли все необходимые меры для надлежащего исполнения своих обязанностей.

Как разъяснено в указанном выше постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации — арбитражным судам следует давать оценку тому, насколько совершение того или иного действия входило или должно было, учитывая обычные условия делового оборота, входить в круг обязанностей директора, в том числе с учётом масштабов деятельности юридического лица, характера соответствующего действия и т.п. Единоличный исполнительный орган общества не может быть признан виновным в причинении обществу убытков, если он при исполнении своих обязанностей действовал разумно и добросовестно.

Оценивая доводы Акционера о наличии в действиях Руководителя недобросовестности и неразумности, судебные инстанции обоснованно указали следующее.

Акционером не представлено доказательств размещения Обществом в спорный период свободных денежных средств на депозитных счетах в банках, как и не представлено доказательств того, что Общество понесло убытки в виде упущенной выгоды, т.е. не представлены доказательства того, что у Общества имелась реальная возможность и необходимость осуществить действия, указанные акционером.

Не представлено акционером и доказательств наличия в действиях Руководителя противоправности и виновного бездействия (действий), а так же наличия причинно-следственной связи между виновным бездействием Руководителя и наступившими неблагоприятными последствиями, как и не доказан сам факт наступления для Общества неблагоприятных последствий.

При этом судебные инстанции обоснованно исходили из того, что согласно Уставу Общество не является финансовой организацией, основным видом деятельности которой является использование всевозможных финансовых инструментов для получения прибыли.

В соответствии с пунктом 6.2 Устава основными видами деятельности, от которых Общество получает прибыль, являются: выполнение научно-исследовательских работ, выполнение инженерных изысканий, выполнение проектных работ, топографо-геодезические и картографические работы, архитектурная деятельность, выполнение строительно-монтажных работ.

Выполнение предусмотренных Уставом Общества видов деятельности требует постоянного наличия у Общества определённого уровня оборотных средств, используемых для приобретения оборудования и материалов, выплаты заработной платы работникам и обеспечения их условий труда, выплат авансов и оплаты работ (услуг) привлекаемых субподрядчиков, уплаты налогов, поддержания кредитного рейтинга, необходимого для выдачи банковских гарантий заказчикам и т.д.

Отвлечение оборотных средств для их размещения на депозитных счетах банков может повлечь для Общества возникновение кассовых разрывов, т.е. нехватку необходимого количества денежных средств в конкретный момент времени, что может привести к неисполнению Обществом своих обязательств в области гражданских, налоговых, трудовых, административных правоотношений и как следствие, привлечение Общества к ответственности (гражданской, налоговой, административной) за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что исходя из специфики деятельности Общества, отсутствуют основания для признания того, что для Общества было бы разумным (с учётом всех рисков) разместить своих оборотные средства на депозитном счёте какого-либо банка в спорный период.

На основании представленных в материалы дела доказательств судебные инстанции обоснованно указали, что Руководитель добросовестно исполнял свои обязанности, организовал систему управления Обществом, не позволяющую оставлять без внимания вопросы, связанные с целесообразностью размещения денежных средств на депозитных счетах банков.

Признавая действия Руководителя добросовестными, разумными и эффективными, судебные инстанции обоснованно учли следующие факты: за 2016 год чистые активы Общества увеличились на 40 932 000 руб., прибыль Общества до налогообложения в 2016 году составила 141 659 000 руб., в 2017 году по результатам годового общего собрания акционеров по итогам 2016 года принято решение о выплате дивидендов в размере 28 991 000 руб.

Указанные выше обстоятельства позволили судебным инстанциями прийти к законному и обоснованному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований.

Доводы Акционера, изложенные в кассационной жалобе, не могут служить основанием к отмене обжалованных по делу судебных актов.

Указаниям Акционера о необоснованности отказа в удовлетворении ходатайства об истребовании доказательств судом первой инстанции дана надлежащая оценка апелляционным судом. По этим же основаниям апелляционный суд сам отказал в удовлетворении ходатайства об истребовании доказательств.

В соответствии с частью 5 статьи 159 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд вправе отказать в удовлетворении ходатайства в случае, если они не были своевременно поданы лицом, участвующим в деле, вследствие злоупотребления своим процессуальным правом и явно направлены на срыв судебного заседания, затягивание судебного процесса.

В силу частей 1 и 4 статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательства представляются лицами, участвующими в деле. Лицо, участвующее в деле и не имеющее возможности самостоятельно получить необходимое доказательство от лица, у которого оно находится, вправе обратиться в арбитражный суд с ходатайством об истребовании данного доказательства. В ходатайстве должно быть обозначено доказательство, указано, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, могут быть установлены этим доказательством, указаны причины, препятствующие получению доказательства, и место его нахождения. При удовлетворении ходатайства суд истребует соответствующее доказательство от лица, у которого оно находится.

В соответствии с положениями статьи 91 Закон об АО общество обязано обеспечить акционерам доступ к документам, предусмотренным частью 1 статьи 89 данного Закона.

К документам бухгалтерского учёта и протоколам заседаний коллегиального исполнительного органа имеют право доступа акционеры (акционер), имеющие в совокупности не менее 25 процентов голосующих акций общества.

Из материалов дела усматривается, что Акционер владеет 5,33% обыкновенных акций Общества, что в силу корпоративного законодательства исключает наличие у Акционера права истребовать заявленные в ходатайстве документы.

При этом требованиям Акционера об истребовании доказательств неоднократно давалась оценка при рассмотрении жалоб Акционера уполномоченным органом и в рамках ранее рассмотренных арбитражных дел.

Доводы Акционера о доказанности наличия в действиях Руководителя недобросовестности и неразумности опровергаются представленными в материалы дела доказательствами.

При этом суд округа находит обоснованными и довода Общества о предъявлении Акционером требований по настоящему делу со злоупотреблением правами в целью получения от Общества документов, предоставление которых акционеру не предусмотрено Законом об АО.

Фактически доводы Акционера повторяют ранее изложенные доводы, не свидетельствуют о неправильном применении судами норм права, основаны на ошибочном толковании требований законодательства и доказательств по делу и направлены на переоценку выводов судебных инстанций, что не отнесено процессуальным законодательством к полномочиям суда кассационной инстанции.

При изложенных выше обстоятельствах выводы судебных инстанций об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований соответствуют нормам права и материалам дела, судами дана надлежащая правовая оценка представленным в материалы дела доказательствам и доводам участвующих в деле лиц, в связи с чем судебной коллегией суда округа правовые основания к отмене обжалованных судебных актов не установлены.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 110, 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Саратовской области от 09.11.2017 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.01.2018 по делу N А57-20256/2017 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке и сроки, установленные статьями 291.1, 291.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий судья М.М. Сабиров
Судьи И.А. Хакимов
Э.Г. Гильманова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *