Судебная практика по НДС 2018

  • автор:

Споры, связанные с НДС

Пожалуй, НДС является налогом, который чаще всего вызывает споры при исчислении и уплате. Поэтому именно в суде разрешаются вопросы, как исчислять НДС на авансовый платеж и почему в налоговый вычет нельзя включать операции, облагаемые НДС по нулевой ставке, когда и какие нормы НК РФ нужно применить. В следующем году можно ожидать очередную волну споров, которые возникнут в связи с применением новой ставки в 20%.

А в 2018 г. чаще всего возникали вопросы, связанные с порядком предъявления к вычету НДС. Так, Верховный Суд РФ в Определении от 25 июля 2018 г. № 308-КГ18-2949 после отказа трех инстанций встал на сторону налогоплательщика, согласившись, что при наличии неурегулированных разногласий с контрагентом годичный срок на вычет НДС с неотработанного аванса исчисляют не с даты получения уведомления о возврате авансов, а с даты завершения судебного разбирательства между сторонами.

Все налоговые обязательства неразрывно связаны с экономической деятельностью налогоплательщика. Основанием для применения инвесторами налоговых вычетов в отношении объектов, переданных им по окончании строительства, являются счета-фактуры, выставляемые не только подрядными организациями, но и перевыставляемые застройщиками в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 168 НК РФ (Определение ВС РФ от 17 мая 2018 г. № 301-КГ17-22967 по делу № А79-8152/2016).

В ряде дел речь идет не столько о порядке освобождения от уплаты НДС, сколько об очередном акцентировании внимания на необходимости неформального подхода со стороны налоговой инспекции.

В частности, лицам, фактически использовавшим освобождение от исполнения обязанностей плательщика НДС, не может быть отказано в праве на такое освобождение лишь по мотиву непредставления в налоговый орган в установленный срок уведомления и документов. На основании п. 1 и 5 ст. 145 НК РФ предприниматели действительно имеют право на освобождение от исполнения обязанностей плательщиков НДС. Положениями п. 3 ст. 145 НК РФ также предусмотрена обязанность предпринимателей, использующих право на освобождение по НДС, по представлению в налоговый орган по месту их учета письменного уведомления и документов, подтверждающих право на такое освобождение. Однако невыполнение этой обязанности не влечет за собой утрату права на освобождение. Налогоплательщик только информирует налоговый орган о своем намерении использовать право на освобождение. Судебная коллегия по экономическим спорам (далее – СКЭС ВС РФ) посчитала, что возможность освобождения не может быть утрачена в связи с подачей уведомления после выездной проверки, если фактически освобождение применялось (налог не исчислялся) и не истек установленный ст. 78 НК РФ срок возврата (зачета) переплаты по налогу (Определение от 31 января 2018 г. № 306-КГ17-15420 по делу № А57-25507/2016).

Другой спор был спровоцирован тем, что в гл. 21 НК РФ отсутствуют прямые нормы, устанавливающие порядок исчисления налога в случае недействительности сделки и возврата товара, а также действиями налогового органа, отказавшегося предоставить налогоплательщику информацию о порядке исчисления налога применительно к сложившейся у него ситуации. Определением СКЭС ВС РФ от 16 февраля 2018 г. № 302-КГ17-16602 по делу № А33-17038/2015 установлено, что для целей возврата излишне уплаченного НДС при недействительности договора не применяются правила, установленные для возврата товара.

В п. 7 и 6 Обзора правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, принятых во втором квартале 2018 г. по вопросам налогообложения (далее – Обзор за второй квартал 2018 г.), отражены важные выводы, касающиеся:

  • ситуации, когда лицо не обладает сведениями об экспортном характере товара и привлекается к перевозке товаров (организации перевозки) только в границах территории Российской Федерации. На основании п. 3 ст. 164 НК РФ в такой ситуации налог исчисляется по ставке 18% (Определение СКЭС ВС РФ от 25 апреля 2018 г. № 308-КГ17-20263 по делу № А53-30316/2016). Из содержания подп. 2.1 п. 1 ст. 164 НК РФ и разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 мая 2014 г. № 33 СКЭС сделала вывод, что налоговая ставка 0% применяется в тех случаях, когда услуги по международной перевозке товаров (организации перевозки) выступают и оформляются в качестве части единого процесса перевозки экспортного товара за пределы территории Российской Федерации. При этом Судебная коллегия дополнительно к положениям, закрепленным в п. 18 постановления Пленума ВАС РФ, указала в своем определении, что в ином случае, когда оказывающее услуги лицо не обладает сведениями об экспортном характере товара и привлекается к перевозке товаров (организации перевозки) только в границах территории РФ, на основании п. 3 ст. 164 НК РФ налог исчисляется по ставке 18%.

Аналогичный правовой подход был применен ВС РФ в Определении от 27 апреля 2018 г. № 307-КГ18-1802 по делу № А44-9467/2016, разрешенному в пользу налогового органа;

  • реализации товаров, произведенных (приобретенных) организациями-банкротами в ходе их текущей деятельности с 1 января 2015 г., которая в силу подп. 15 п. 2 ст. 146 НК РФ должна осуществляться без выставления счета-фактуры, без налога на добавленную стоимость и без выделения его в продажной стоимости в первичных и платежных документах (Решение ВС РФ от 15 марта 2018 г. по делу № АКПИ17-1162);
  • решения вопроса, имеет ли право организация-банкрот предъявлять НДС при реализации товаров, которые произвела в рамках текущей деятельности. Позиция судов неоднозначна. Хотя с трактовкой норм вроде все ясно. Под реализацией имущества должника понимается продажа имущества, входящего в конкурсную массу, за исключением продукции, изготовленной должником в процессе его текущей хозяйственной деятельности, на основании п. 1 ст. 11 НК РФ в этом же значении понятие «реализация имущества должника» должно толковаться в целях применения подп. 15 п. 2 ст. 146 Налогового кодекса.

Определением от 8 ноября 2018 г. № 309-КГ18-9573 и Определением от 26 октября 2018 г. № 304-КГ18-4849 по делу № А27-11046/2017 Судебная коллегия ВС РФ выразила позицию, что исключение налогоплательщика-банкрота, продолжающего вести производственную деятельность, из числа лиц, участвующих в предъявлении налога при реализации изготовленной продукции, приводит к необоснованному получению государством НДС как с поставщиков сырья, иных товаров (работ, услуг), так и с покупателей, которые не могут предъявить НДС к вычету.

В то же время ВС РФ 15 марта 2018 г. в деле № АКПИ17-1162 признал законным Письмо ФНС России от 17 августа 2016 г. № СД-4-3/15110@ с противоположной позицией: реализация организацией-банкротом любых товаров НДС не облагается. Ведомство довело решение суда до подчиненных инспекций Письмом от 9 июля 2018 г. № СА-4-7/13130 о направлении Обзора за второй квартал 2018 г. Коллегия ВС РФ отметила: упомянутое решение ВС РФ не предрешало вопроса о том, правильно ли ФНС России толкует подп. 15 п. 2 ст. 146 НК РФ;

  • проявлении диспозитивности в регулировании налоговых правоотношений. Речь идет о праве лиц, не являющихся плательщиками НДС, или налогоплательщиков, освобожденных от исполнения обязанностей, связанных с исчислением и уплатой НДС, вступить в правоотношения по уплате данного налога. В силу п. 5 ст. 173 НК РФ на таких лиц возлагается обязанность выставлять покупателю счет-фактуру с выделением в нем суммы налога и, соответственно, исчислять сумму данного налога, подлежащую уплате в бюджет. Общество, приобретавшее у подрядных организаций работы (услуги) по сохранению объекта культурного наследия, его реставрации и приспособлению для современного использования и получившее от этих подрядных организаций счета-фактуры с выделением суммы НДС, вправе было применить налоговые вычеты, а подрядные организации обязаны уплатить НДС в бюджет (Определение ВС РФ от 18 апреля 2018 г. № 307-КГ17-3553 по делу № А26-3613/2015). Аналогичную позицию встречаем в Определении ВС РФ от 3 августа 2018 № 305-КГ18-4557, а также похожая ситуация в Определении от 27 ноября 2017 г. № 307-КГ17-12461.

Споры, связанные с применением ч. 1 НК РФ

Рассмотрен вопрос об освобождении от ответственности по НК РФ налоговых агентов, которые просрочили перечисление в бюджет удержанного НДФЛ.

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 6 февраля 2018 г. № 6-П решил, что спорные нормы ст. 81 и 123 НК РФ налогового законодательства не должны толковаться как лишающие налогового агента, допустившего просрочку в уплате НДФЛ, который был правильно исчислен им в представленном налоговому органу расчете, права на освобождение от налоговой ответственности, если он уплатил недостающую сумму налога и соответствующие ей пени до момента, когда ему стало известно об обнаружении налоговым органом факта несвоевременного перечисления удержанного налога или о назначении выездной налоговой проверки, при том что отсутствуют доказательства, указывающие на то, что несвоевременное перечисление налоговым агентом в бюджет сумм налога носило преднамеренный характер, не было результатом его упущения (технической или иной ошибки).



О налоговой амнистии. Федеральным законом от 28 декабря 2017 г. № 436-ФЗ предусмотрена возможность списания недоимки по некоторым налогам и задолженности по пеням и штрафам, образовавшимся на 1 января 2015 г. Налоговая служба считает, что в случае, если недоимка за прошлые налоговые периоды вследствие недобросовестных действий налогоплательщика по уклонению от уплаты налога выявлена после 1 января 2015 г., то положения указанного федерального закона применению не подлежат. Эту позицию представители ФНС России отстаивали и в ходе судебного заседания в ВС РФ. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ решение кассационной инстанции отменила, оставив в силе решения первой и второй инстанций, которые были приняты в пользу налоговой инспекции (Определение от 22 ноября 2018 г. № 306-КГ18-10607 по делу № А65-26432/2016).

Позиция ВС РФ, которую возможно применить по аналогии к вопросам о сроках (Определение СКЭС ВС РФ от 16 октября 2018 г. № 304-КГ18-7786, дело № А45-14844/2017).

Формулировка срока уплаты земельного налога за первый квартал – до 30 апреля налогового периода, содержащаяся в городском Положении о земельном налоге, не позволяет достоверно и без неустранимых сомнений определить, является ли предельным сроком для исполнения данной обязанности 29 либо 30 апреля налогового периода. В силу п. 7 ст. 3 НК РФ все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сбора, плательщика страховых взносов, налогового агента). На основании данной коллизионной нормы, а также с учетом того, что более поздняя уплата налога для налогоплательщика обычно является предпочтительной, в качестве предельного срока исполнения обязанности по уплате земельного налога за первый квартал в соответствии с городским Положением о земельном налоге следует считать 30 апреля налогового периода.

Выводы, касающиеся применения ч. 1 НК РФ и процессуального законодательства, изложенные в Обзоре правовых позиций, отраженных в судебных актах КС РФ и ВС РФ, принятых в первом и втором квартале 2018 г. по вопросам налогообложения.

Судебная практика исходит из недопустимости избыточного или не ограниченного по продолжительности применения мер налогового контроля в отношении налогоплательщиков. При оценке разумности срока назначения повторной выездной проверки должны учитываться все обстоятельства, имеющие отношение к обеспечению баланса частных и публичных интересов. Бремя доказывания обстоятельств, позволяющих сделать вывод о разумности срока назначения повторной выездной проверки, лежит на налоговом органе (Определение ВС РФ от 16 марта 2018 г. № 305-КГ17-19973 по делу № А40-230080/2016).

Если основанием для отказа налоговому органу в удовлетворении требований о взыскании задолженности по уплате налога с предпринимателя послужил пропуск специального срока для обращения в суд, установленного п. 2 ст. 48 НК РФ, а не отсутствие оснований для привлечения налогоплательщика к ответственности за нарушение налогового законодательства, налоговый орган не лишен права на взыскание ущерба, причиненного преступлением (Определение ВС РФ от 13 февраля 2018 г. № 55-КГпр17-7).

Положения ст. 54.1 НК РФ применяются к камеральным налоговым проверкам налоговых деклараций, представленных в налоговый орган после дня вступления в силу положений данной нормы, а также к выездным налоговым проверкам и проверкам полноты исчисления и уплаты налогов в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами, решения о назначении которых вынесены налоговыми органами после дня вступления в силу положений данной нормы (Определение КС РФ от 17 июля 2018 г. № 1717-О).

Законодательством не предусмотрен иной вид судопроизводства для оспаривания гражданином решений, действий (бездействия) налогового органа и соответствующих должностных лиц, кроме как в порядке, установленном Кодексом административного судопроизводства РФ (Определение ВС РФ от 8 августа 2018 г. по делу № 5-КГ18-140).

О мерах налоговой ответственности в Обзоре правовых позиций за третий квартал 2018 г. Сам по себе пропуск срока подачи первичной декларации и сведений о выполнении условий для применения налоговой ставки 0% не является основанием для лишения налоговой льготы, которая применялась налогоплательщиком в течение истекшего налогового периода.

СК ВС РФ также отметила, что в п. 6 ст. 284.1 НК РФ, на который сослались инспекция и суды, констатируется наличие обязанности по уплате налога, если необходимые сведения к установленному сроку не были представлены налогоплательщиком, но не установлен запрет на использование налоговой ставки 0%, когда допущенное нарушение сводится только к несоблюдению срока представления сведений (документов) и указанное нарушение устранено на момент проведения налоговой проверки, рассмотрения ее материалов (Определение от 18 сентября 2018 г. № 304-КГ18-5513 по делу № А81-813/2017).

Споры, связанные с особенностями субъекта налогообложения

Дело № А40-108591/17 дошло только до кассационной инстанции, участником в нем выступила компания «Нестле Россия» (далее – Общество), но оно наглядно иллюстрирует, что любые реструктуризации в рамках международных групп компаний находятся под особым контролем российских налоговых органов.

Суд поддержал предложенную налоговым органом корректировку величины затрат на приобретение проданной впоследствии доли в уставном капитале российской организации, в связи с чем вместо убытка у Общества возникла облагаемая налогом прибыль.

Вопрос о вычете расходов на приобретение доли участия в российской организации, впоследствии реализованной иностранному покупателю, был рассмотрен в пользу налогового органа в первой инстанции, и затем позиция изменений не претерпела.

Суды пришли к выводу, что принятие Обществом решения о реализации акций их дочерних компаний через подконтрольную дочернюю организацию, зарегистрированную в Республике Кипр, свидетельствует о занижении налоговой базы по налогу на прибыль самим Обществом, поскольку сделка фактически была осуществлена в интересах самого Общества (Определение ВС РФ от 25 июня 2018 г. № 306-КГ18-7689 по делу № А55-11332/2016 – содержится в п. 3 Обзора правовых позиций во втором квартале 2018 г.).

Обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах КС РФ и ВС РФ, принятых в третьем квартале 2018 г. по вопросам налогообложения, содержит подборку судебных актов, также касающихся международных структур.

Представление документов об исполнении обязанности по уплате налога с дивидендов в полном объеме в иностранном государстве не освобождает налогового агента от обязанности удержания и перечисления налога в соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 309 НК РФ. Данные выводы содержатся в постановлении Арбитражного суда Центрального округа от 23 мая 2018 г., поддержанном Определением ВС РФ от 14 сентября 2018 г. № 310-КГ18-13643 по делу № А62-6588/2017. Налоговый орган представил доказательства того, что истинным смыслом серии совершенных сделок (купля-продажа, новация обязательства, заключение кредитных соглашений) являлось перечисление через техническую организацию сгенерированной на территории Российской Федерации прибыли от операционной деятельности в адрес материнской структуры, находящейся в иностранном государстве (данные выводы содержатся в судебных актах, поддержанных Определением ВС РФ от 12 июля 2018 г. № 301-КГ18-8935 по делу № А11-6203/2016).

В судебной практике 2018 г. часто можно встретить дела, в которых фигурантом выступали товарищества собственников жилья (далее – ТСЖ). Неудивительно, что в Обзоре правовых позиций во втором квартале 2018 г. нашел свое отражение важный момент, связанный с порядком налогообложения их деятельности. Если фактическая деятельность ТСЖ соответствует его предназначению, установленному жилищным законодательством, и, в частности, ТСЖ не получает какую-либо выгоду в связи с передачей от собственников помещений платы за коммунальные работы (услуги) их поставщикам, то, в отсутствие иных на то указаний в налоговом законодательстве, денежные средства, поступившие от собственников жилых помещений на оплату работ (услуг), не являются доходом в смысле, придаваемом этому понятию п. 1 ст. 41 НК РФ (Определение ВС РФ от 11 мая 2018 г. № 305-КГ17-22109 по делу № А41-86032/2016). В то же время в случае, если управляющая организация является исполнителем услуг, а не агентом (посредником) между ресурсоснабжающими организациями и собственниками помещений, то полученные от собственников помещений денежные средства включаются в состав доходов такой организации. Данные выводы содержатся в судебных актах, поддержанных Определением ВС РФ от 28 июня 2018 г. № 304-КГ18-8109 по делу № А70-7080/2017).

Выплачиваемая военнослужащим, участвующим в мероприятиях, которые проводятся при необходимости без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени, денежная компенсация вместо предоставления дополнительных суток отдыха до внесения изменений в ст. 217 НК РФ налогом на доходы физических лиц не облагалась (Постановление КС РФ от 31 мая 2018 г. № 22-П – п. 2 Обзора правовых позиций во втором квартале 2018 г.).

Изменение срока возврата займа по договору, заключенному с взаимозависимым иностранным лицом до 1 января 2012 г., для целей ч. 5.1 ст. 4 Федерального закона от 18 июля 2011 г. № 227-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием принципов определения цен для целей налогообложения» влечет необходимость уведомления налогового органа о контролируемой сделке (Определение ВС РФ от 17 января 2018 г. № 310-КГ17-13413).

О пониженной ставке налога. Из содержания подп. «а» п. 2 ст. 10 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Кипр об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал от 5 декабря 1998 г. (далее – Соглашение) право на применение пониженной ставки налога зависит не только от достигнутой суммы вложения в капитал, но также от осуществления указанного вложения лицом, имеющим фактическое право на доходы в виде дивидендов. Данные выводы содержатся в Определении ВС РФ от 6 марта 2018 г. № 304-КГ17-8961 по делу № А27-25564/2015. К аналогичным выводам пришла СКЭС ВС РФ в Определении от 5 апреля 2018 г. № 305-КГ17-20231 по делу № А40-176513/2016 (п. 6 Обзора правовых позиций, отраженных в судебных актах КС РФ и ВС РФ, принятых в первом квартале 2018 г. по вопросам налогообложения).

Споры, связанные с особенностями объекта налогообложения

Само по себе наличие в государственном кадастровом учете сведений об объекте недвижимости и его принадлежности налогоплательщику не может служить основанием для взимания налога при отсутствии облагаемого имущества в действительности (Определение ВС РФ от 20 сентября 2018 г. № 305-КГ18-9064 по делу № А40-154449/2017).

В данном деле ИФНС доначислила организации налог на имущество до даты снятия объекта с учета. При этом налоговый орган не учел, что объект физически прекратил свое существование (был снесен) ранее снятия его с учета. Коллегия ВС РФ отметила, что «в случае сноса объекта недвижимости право собственности на него прекращается по факту уничтожения (утраты физических свойств) имущества». Соответственно, прекращаются и основания для начисления налога.

Споры, связанные с налогообложением при дроблении бизнеса

В 2018 г. нередко встречались судебные акты, которые добавляют и развивают новые критерии, указывающие на незаконное дробление бизнеса.

Чтобы сохранить льготу, бизнесмены делят площади, принадлежавшие им на праве собственности, между зависимыми предпринимателями, которые также применяли единый налог на вмененный доход (далее – ЕНВД). Но они все вели одну и ту же деятельность, использовали одно помещение. Торговый зал не был разделен на отдельные магазины, расчеты с покупателями ИП вели через одну кассу на всех. Определением ВС РФ от 27 августа 2018 г. № 304-КГ18-12160 указано, что получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды в виде применения ЕНВД является использованием незаконной схемы минимизации налоговых обязательств путем «дробления».

Дробление бизнеса возможно и при оказании коммунальных услуг (Определение ВС РФ от 28 мая 2018 г. № 304-КГ18-5489, 304-КГ18-5488).

Между Обществом и индивидуальным предпринимателем фактически отсутствует разделение деятельности, субъекты организационно не обособлены в отношении как сотрудников организаций, так и населения; деятельность субъектов является частью единого производственного процесса, направленного на достижение общего экономического результата; при этом Общество, выполняя функции управляющей организации, не осуществляло посреднической деятельности, его правовое положение в части предоставления коммунальных услуг жильца соответствует правовому положению исполнителя коммунальных услуг.

Выводы о наличии дробления бизнеса содержатся в судебных актах, поддержанных Определением ВС РФ от 5 сентября 2018 г. № 308-КГ18-12753 по делу № А32-44581/2017. Общество не подтвердило, что регистрация самостоятельных юридических лиц связана исключительно с внутренними хозяйственными целями и не было намерения сохранить специальные налоговые режимы. Управление группой компаний осуществляется центральным офисом, учредителем всех организаций является одно лицо, а имущество и ресурсы перемещались внутри группы компаний.

Споры, связанные с субъектами малого предпринимательства и специальными налоговыми режимами

Определение ВС РФ от 13 сентября 2018 г. № 309-КГ18-7790 по делу № А71-8418/2017. Норма п. 6 ст. 346.25 НК РФ предусматривает возможность для лиц, применявших упрощенную систему налогообложения, при переходе на общий режим налогообложения принять к вычету суммы НДС, предъявленные им контрагентами, в случае если эти суммы в соответствии с НК РФ не были отнесены к расходам, вычитаемым из налоговой базы при применении упрощенной системы налогообложения. Изложенное соответствует позиции, выраженной в п. 16 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с применением гл. 26.2 и 26.5 Налогового кодекса Российской Федерации в отношении субъектов малого и среднего предпринимательства, утвержденного Президиумом ВС РФ 4 апреля 2018 г.

Необходимо отметить важные выводы, применяемые как в деятельности субъектов малого предпринимательства, так и лиц, находящихся на специальных режимах налогообложения (далее – СРН).

  • Налоговый орган не вправе ссылаться на несвоевременность уведомления вновь созданным субъектом предпринимательства о применении упрощенной системы налогообложения (далее – УСН), если ранее им фактически признана обоснованность применения налогоплательщиком СРН.
  • Организация, созданная в результате преобразования юридического лица, применявшего УСН, и продолжившая использовать данный СРН, не может быть переведена на общую систему налогообложения вопреки ее волеизъявлению.
  • Ведение деятельности через обособленное подразделение не является препятствием для применения УСН, если подразделению не придан статус филиала.
  • Выбор объекта налогообложения, сделанный в уведомлении о применении УСН, является обязательным для налогоплательщика и не может быть изменен после начала налогового периода.
  • Денежные средства, поступившие налогоплательщику в качестве обеспечения исполнения обязательства, учитываются при определении налоговой базы по УСН, если они выполняют функцию аванса.
  • Перечень расходов, установленный п. 1 ст. 346.16 НК РФ, носит закрытый характер и не подлежит расширительному толкованию. Расходы, не поименованные в данной норме, не учитываются при определении налоговой базы.
  • Утрата налогоплательщиком права на применение патентной системы налогообложения не влечет одновременную утрату им права на применение УСН.
  • Субъекты предпринимательства не вправе применять патентную систему налогообложения в отношении деятельности по ремонту построек, не связанных с проживанием граждан.

Пока одна часть юридической общественности тревожно хватается за лицо, когда слышит об уровне нагрузки на судей в столичных судах, а другая часть хватается примерно за ту же часть организма, когда слышит о способах преодоления первой проблемы, предложенных различными инициативными группами разной степени официальности, некоторые авторы пытаются представить second opinion, пытаясь сохранить серьезное выражение захватанного лица.

Примерно два года назад мы предлагали обсудить один из способов решения проблемы неравномерности нагрузки (привет героическим столичным судам) — Нивелирование судебной нагрузки за счет передачи дел в другой суд. А совсем недавно и вовсе предлагали снять с натруженных судейских плеч тяжелейший груз огромного объема бесспорных дел — Сокращение компетенции судов по разрешению бесспорных дел как фактор снижения нагрузки.

Как вы уже, наверное, поняли, автора нисколько не смущает, что ответработники не замечают его активности, поэтому он (я, мы…) предлагает обратит внимание на пустые иски. Давайте называть пустыми иски, которые не имеют целью защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод или законных интересов или даже оных, утративших определенность.

Это вам не импортные small claims, которыми в наших палестинах промышляют госорганы и сутяги, но которые имеют хотя бы некоторый смысл (к слову, запрет госорганам предъявлять малые иски – неоднозначное и совсем неизящное решение). Это и не буржуинские frivolous clams, из которых хотя бы иногда рождается совершеннейшее волшебство.

Пустыми исками балуются некоторые российские «профессиональные истцы». Поскольку в силу профессиональной необходимости я вынужден изучать практику работы прокуратуры, а также в связи с тем, что Генеральный прокурор и его заместитель уже обращали внимание на феномен непонимания прокурорами афоризма aquila non captat muscas, я приведу пример пустых исков, предъявляемых в суд российскими прокурорами.

Во-первых, это очаровательные в своей пейзанской хитрости иски прокурора по обращению налоговой инспекции.

Заместитель прокурора Центрального района г.Читы обратился в суд с вышеназванным иском в интересах субъекта Российской Федерации-Забайкальского края, муниципального образования городского округа «город Чита» ссылаясь на следующее. Прокуратурой Центрального района г. Читы рассмотрено обращение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России № по г. Чите о неисполнении Соломянной О.В. требований налогового законодательства в части непредставления в налоговый орган деклараций по форме 2-НДФЛ за 2015 год. Установлено, что ответчик состоит на налоговом учете в Межрайонной ИФНС России № по г. Чите и является плательщиком налога на доходы физических лиц.

Согласно ч.1 ст. 229 НК РФ физическими лицами налоговая декларация по налогу на доходы физических лиц должна быть предоставлена не позднее 30 апреля года, следующего за истекшим налоговым периодом. Однако в нарушение приведенной нормы закона, ответчиком налоговая декларация по налогу на доходы физических лиц за 2015 год не предоставлена до настоящего времени, срок предоставления истек 05.05.2016 года. В адрес налогоплательщика неоднократно направлялись уведомления о необходимости предоставления налоговой отчетности по доходам физических лиц, однако требования закона Соломянной О.В. не исполнены.

Просят суд обязать Соломянную О.В. в течение 10 дней с момента вступления решения суда в законную силу представить в Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы России № по г. Чите декларацию по налогу на доходы физических лиц за 2015 год.

И таких исков за два дня прокурор Центрального района Читы предъявил около двадцати пяти. А суд не смог отказать прокурору и удовлетворил его требования:

Исковые требования заместителя прокурора Центрального района г. Читы в интересах субъекта Российской Федерации Забайкальского края, муниципального образования городского округа «Город Чита» к Соломянной О.В, о возложении обязанности представить в налоговый орган налоговую декларацию, удовлетворить.

Возложить на Соломянную О.В. <данные изъяты>) обязанность в течение 10 дней с момента вступления решения суда в законную силу представить в Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы России № по г. Чите декларацию по налогу на доходы физических лиц за 2015 год.

В деле прекрасно еще и то, что рассматривается оно в соответствии с ГПК, а не КАС. Пруф .

Во-вторых, это восхитительные в незамысловатости требования о прекращении продажи алкоголя во внеурочное время. Как вы, наверное, догадались, дело опять рассматривалось в соответствии с ГПК.

Прокурор Засвияжского района города Ульяновска в интересах неопределенного круга лиц обратился в суд с иском к индивидуальному предпринимателю Мухутдинову Ф.Г. о признании действий по продаже алкогольной продукции с 23 часов до 8 часов по местному времени незаконными и обязании прекратить продажу алкогольной продукции с 23 часов до 8 часов по местному времени.

В обоснование иска указано, что проведенной прокуратурой Засвияжского района проверкой установлено, что 16.01.2014 в 00-01 ч. в торговом киоске, расположенном по адресу: г. Ульяновск, ул. ***, принадлежащем индивидуальному предпринимателю Мухутдинову Ф.Г., продавцом была реализована алкогольная продукция, а именно пиво «Балтика-7» объемом 1 л, крепостью 5,4 %, по цене *** руб. за банку.

Постановлением мирового судьи судебного участка № 10 Засвияжского района г.Ульяновска от 13.02.2014 г. индивидуальный предприниматель Мухутдинов Ф.Г. привлечен к административной ответственности по ч.3 ст.14.16 КоАП Российской Федерации.

Продажа алкоголя гражданам с 23 часов до 8 часов по местному времени нарушает право каждого гражданина РФ на охрану здоровья, гарантированное ч.1 ст. 7 Конституции РФ. Игнорирование индивидуальными предпринимателями требований законодательства в названной сфере значительно влияет на криминогенную обстановку на улицах, в общественных местах. С учетом изложенного, данное заявление подано в защиту государственных интересов Российской Федерации, а также в интересах неопределенного круга лиц, поскольку индивидуализировать круг лиц, чьи права нарушены в результате продажи пива, а также напитков, изготавливаемых на его основе, после 23-00 ч. и до 08-00 ч. не представляется возможным.

В соответствии с ч.1 ст.45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, муниципальных образований.

Просит признать действия индивидуального предпринимателя Мухутдинова Ф.Г. по продаже алкогольной продукции в торговой точке, расположенной по адресу: г.Ульяновск, ул.***, с 23 часов до 8 часов по местному времени незаконными, обязать индивидуального предпринимателя Мухутдинова Ф.Г. прекратить продажу алкогольной продукции с 23 часов до 8 часов по местному времени в торговой точке, расположенной по адресу: г.Ульяновск, ул.***, расходы по уплате государственной пошлины возложить на ответчика.

Дело дошло до Ульяновского областного суда, который сказал, как отрезал:

Как верно указано судом, в силу п.1 ст.1065 ГК РФ, опасность причинения вреда в будущем может явиться основанием к иску о запрещении деятельности, создающей такую опасность.

То обстоятельство, что Мухутдинов Ф.Г. в связи с продажей пива в 00-01 ч., произведенной продавцом в принадлежащем ИП Мухутдинову Ф.Г. киоске, расположенном по адресу: г.Ульяновск, ул. ***, постановлением мирового судьи привлечен к административной ответственности по п.3 ст.14.16 КоАП РФ, не является препятствием к применению к нему других мер в соответствии с действующим законодательством.

Довод апелляционной жалобы о том, что производство по делу подлежит прекращению ввиду того, что запрет на продажу алкогольной продукции в ночное время установлен законом, судебной коллегией отклоняется как основанный на неверном толковании закона.

Пункт 1 ст.1065 ГК РФ предоставляет заинтересованному лицу возможность обращения в суд с иском о запрещении деятельности, создающей опасность причинения вреда в будущем. Правило данной статьи имеет предупредительное значение и является специальным по отношению к норме, содержащейся в ст.12 ГК РФ, предусматривающей такой способ защиты гражданских прав, как пресечение действий, создающих угрозу нарушения права.

Пруф .

В общем так пойдет и дальше, то скоро мы увидим иски о запрете воровства, а тема пустых исков, как чистой формы, найдет своих приверженцев среди невзыскательной публики, претендующей на научность взглядов.

А судьи, наверное, просто настолько заняты, что не находят время объяснить прокурорам, что суд — он для защиты, а не чтоб зимой зайти и погреться.

Статья 105.27. Порядок представления заявления о проведении налогового мониторинга, принятия решения о проведении (об отказе в проведении) налогового мониторинга

1. Заявление о проведении налогового мониторинга представляется организацией, в отношении которой не проводится налоговый мониторинг, в налоговый орган по месту нахождения данной организации не позднее 1 июля года, предшествующего периоду, за который проводится налоговый мониторинг.

Организация, в соответствии со статьей 83 настоящего Кодекса отнесенная к категории крупнейших налогоплательщиков, представляет заявление о проведении налогового мониторинга в налоговый орган по месту ее учета в качестве крупнейшего налогоплательщика.

Форма заявления о проведении налогового мониторинга утверждается федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов.

1.1. В ходе проведения налогового мониторинга организация вправе представить заявление о проведении налогового мониторинга за следующий период не позднее 1 сентября последнего периода проведения налогового мониторинга, в отношении которого налоговым органом может быть принято решение в соответствии с пунктом 7 настоящей статьи.

2. С заявлением о проведении налогового мониторинга представляются:

1) регламент информационного взаимодействия;

2) информация об организациях, о физических лицах, которые прямо и (или) косвенно участвуют в организации, представляющей заявление о проведении налогового мониторинга, и при этом доля такого участия составляет более 25 процентов;

3) учетная политика для целей налогообложения организации, действующая в календарном году, в котором представлено заявление о проведении налогового мониторинга;

4) внутренние документы, регламентирующие систему внутреннего контроля организации.

3. Организация, представившая заявление о проведении налогового мониторинга, до принятия налоговым органом решения о проведении налогового мониторинга или решения об отказе в проведении налогового мониторинга может отозвать его на основании письменного заявления.

В случае отзыва заявления о проведении налогового мониторинга такое заявление не считается поданным.

3.1. Если в представленном регламенте информационного взаимодействия не полностью указана информация, предусмотренная пунктом 6 статьи 105.26 настоящего Кодекса, налоговый орган не позднее одного месяца со дня получения заявления о проведении налогового мониторинга сообщает об этом организации с требованием представить в течение 10 дней необходимые пояснения (дополнительные документы, информацию) и (или) внести соответствующие изменения (дополнения) в регламент информационного взаимодействия.

4. По результатам рассмотрения заявления о проведении налогового мониторинга и документов (информации), представленных организацией в соответствии с пунктами 2 и 3.1 настоящей статьи, руководитель (заместитель руководителя) налогового органа до 1 ноября года, в котором представлено заявление о проведении налогового мониторинга, принимает одно из следующих решений:

1) решение о проведении налогового мониторинга;

2) решение об отказе в проведении налогового мониторинга.

5. Решение об отказе в проведении налогового мониторинга должно быть мотивированным. Основанием для принятия решения об отказе в проведении налогового мониторинга является:

1) непредставление или представление не в полном объеме организацией документов (информации) в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи;

2) несоблюдение организацией условий, предусмотренных пунктом 3 статьи 105.26 настоящего Кодекса;

3) несоответствие регламента информационного взаимодействия установленным форме и требованиям к регламенту информационного взаимодействия;

4) несоответствие применяемой организацией системы внутреннего контроля установленным требованиям к организации системы внутреннего контроля.

6. Решение о проведении налогового мониторинга (решение об отказе в проведении налогового мониторинга) направляется организации в течение пяти дней со дня его принятия.

7. В течение двух периодов, следующих за периодом проведения налогового мониторинга на основании решения, принятого в соответствии с пунктом 4 настоящей статьи, налоговый мониторинг проводится на основании решения налогового органа, принятого в отношении каждого из указанных периодов. Такое решение принимается налоговым органом в случае, если организация до 1 декабря года, предшествующего следующему периоду проведения налогового мониторинга, не обратилась с заявлением об отказе в проведении налогового мониторинга.

Решение о проведении налогового мониторинга за следующий период направляется организации до начала указанного периода.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *