Субсидиарная ответственность после банкротства

  • автор:

Привлечение к субсидиарной ответственности учредителя и директора без банкротства компании

В ситуации, когда есть неисполненное решение суда, перед генеральным директором и юристом истца сегодня уже не стоит вопрос подавать или не подавать заявление о банкротстве ответчика. Конечно подавать! Ведь для этого есть две взаимосвязанные причины.

Причина 1 – если у компании-должника есть активы или ведется реальная хозяйственная деятельности, то заявление о банкротстве может ускорить процедуру возврата долга. Ведь собственник такого бизнеса не собирается его закрывать из-за долга Вам (конечно если сумма долга не превышает стоимость бизнеса должника). Впрочем, даже если бизнес должник уже не ведет, его собственник все равно может начать рассчитываться с Вами по долгам, так как перед ним «маячит» Причина 2- угроза привлечения к субсидиарной ответственности.

Причина 2 – даже если Причина 1 «не сработала» и должник все еще не спешит рассчитаться по своим долгам, существует реальная возможность привлечь к субсидиарной ответственности не только саму компанию, но и ее участников (учредителей), директоров и иных контролирующих лиц как и в уже инициированной процедуре банкротства, так и не проходя длительный и затратный процесс банкротства.

Кого можно привлечь к субсидиарной ответственности

В статье 61.10 Закона о банкротстве вы не найдете исчерпывающего списка контролирующих должника лиц (далее – КДЛ). В части первой этой статьи содержится лишь определение КДЛ — физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника.

Здесь же указаны сроки в течение которых лицо может считаться КДЛ – три года до возникновения признаков банкротства, а также время после возникновения признаков банкротство до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Список лиц, которые точно являются КДЛ и могут быть привлечены к субсидиарной ответственности приведен в части четвертой это же статьи:

— руководитель должника (включая ликвидатора), член исполнительного органа (включая ликвидационную комиссию);

— участник или акционер Общества-должника, имеющий во владении более 50% акций (долей в уставном капитале);

— бенефициар общества (реальный владелец бизнеса).

При этом, в силу части 5 этой же статьи иные лица также могут быть признаны судом контролирующими должника.

Основания привлечения к субсидиарной ответственности

Два основания наступления субсидиарной ответственности указанных лиц установлены статьей 61.11 — Субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов и статьей 61.12 — Субсидиарная ответственность за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника Закона о банкротстве.

Первое основание. Согласно статье 61.11 Закона о банкротстве субсидиарная ответственность наступает, если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица. При этом пункт 12 этой же статьи предусматривает возможность привлечь к ответственности контролирующее должника лицо также в случае, если производство по делу о банкротстве прекращено в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве.

Второе основание. Согласно статье 61.12 Закона о банкротстве наступает субсидиарная ответственность за неисполнение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд (созыву заседания для принятия решения об обращении в арбитражный суд с заявлением должника или принятию такого решения) в случаях и в срок, установленные статьей 9 Закона о банкротстве. При этом ответственным является лицо, на которое возложена обязанность по созыву заседания для принятия решения о подаче заявления должника в арбитражный суд, и (или) принятию такого решения, и (или) подаче данного заявления в арбитражный суд.

Право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве

Статья 61.19 Закона о банкротстве устанавливает порядок рассмотрения заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве.

Часть 1 указанной статьи предусматривает, что правом на подачу заявления по первому основанию (ст. 61.11 — субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов) Закона о банкротстве обладают те же лица, которые имеют право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности в деле о банкротстве, то есть:

-кредиторы по текущим обязательствам,

— кредиторы, чьи требования были включены в реестр требований кредиторов,

— кредиторы, чьи требования были признаны обоснованными, но подлежащими погашению после требований, включенных в реестр требований кредиторов,

-заявитель по делу о банкротстве в случае прекращения производства по делу о банкротстве (по основанию отсутствия финансирования) до введения процедуры, применяемой в деле о банкротстве,

— уполномоченный орган в случае возвращения заявления о признании должника банкротом.

Часть 5 этой же статьи предусматривает, что заявление о привлечении к субсидиарной ответственности по второму основанию (ст. 61.12 — субсидиарная ответственность за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника) также может быть подано после прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве. Однако в этой норме не содержится перечень лиц, которые могут обратиться в суд с таким заявлением.

Системное толкование норм Закона о банкротстве позволяет сделать вывод, что перечень является аналогичным указанному выше. То есть, заявитель по делу о банкротстве, прекращенному в связи с отсутствием финансирования, также имеет такое право, что подтверждается пунктом 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее – Постановление Пленума)

Наибольший интерес для нас представляет закрепленное в статье 61.19 Закона о банкротстве право заявителя по делу о банкротстве, подать заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, в случае прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве (до введения процедуры, применяемой в деле о банкротстве).

Ведь наиболее безнадежное положение при взыскании долга (до введения в Закон о банкротстве в 2017г. разбираемых нами поправок) было у взыскателя, долг перед которым был единственным у компании -должника. В таком случае при подаче заявления о банкротстве и последующем прекращении дела о банкротстве в связи с отсутствием у должника каких-либо активов и средств на финансирование процедуры, взыскатель оставался ни с чем.

Теперь ситуация меняется кардинальным образом. Если суд прекратил производство на стадии проверки обоснованности заявления о банкротстве на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве, то есть в силу отсутствия средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему (ну нет у должника активов и средств!), то у взыскателя появляется право подать заявление о привлечении к субсидиарной ответственности участника (учредителя), директора и других КДЛ вне рамок дела о банкротстве. Иными словами, появляется реальная возможность «переложить» долг компании-пустышки, на физических лиц (учредителей, директора) или на юридических лиц (материнские компании), учредителей компании-должника.

Такое заявление подается в тот же суд, который рассматривал заявление о банкротстве и будет рассмотрено как обычный иск в силу прямого указания части 5 ст. 61.12 Закона о банкротстве. Более того, в рассматриваемом случае наш взыскатель обладает эксклюзивным правом на подачу заявления, то есть иные лица, у которых есть требования к должнику (даже подтвержденные судебным решением) не привлекаются к участию в деле, поскольку не обладают таким правом. Об этом говорит все тот же пункт 31 Постановления Пленума, который также указывает и единственное условие для подачи заявления — задолженность должна быть подтверждена вступившим в законную силу судебным актом.

Итоги и практическое применение

Согласно проанализированным нормам Закона о банкротстве, основными условиями привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве являются:

  • наличие судебного решения о присуждении сумм;
  • наличие прекращенного производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения расходов на проведение процедур банкротства;
  • статус первого заявителя по делу о банкротстве.

Практическое применение механизма субсидиарной ответственности вне дела о банкротстве может быть реализовано в несколько этапов в сроки от 6 месяцев до 1,5 лет.

Этап 1 (срок от 1 до 3 мес. после вступления решения в законную силу)

У взыскателя на руках есть судебное решение, вступившее в законную силу, и (или) исполнительный лист.

При этом Должник:

а) уклоняется от исполнения решения и не платит, при этом активно противодействует службе судебных приставов в принудительном взыскании и продолжает вести хозяйственную деятельность;
б) уклоняется от исполнения решения и не платит, при этом не ведет хозяйственную деятельность, но имеет активы, которые передал в пользование свои аффилированным структурам и продолжает извлекать из них доход (возможно через подставных лиц);

в) является компанией-пустышкой, то есть фактически прекратил хозяйственную деятельность, обороты по счетам отсутствуют, не имеет активов, а служба судебных приставов вернула исполнительный лист в связи с невозможностью найти должника (его имущество) или в связи с отсутствием у должника имущества (подпункты 2 и 3 пункта 1 статьи 46 Закона об исполнительном производстве). А собственник компании-должника, возможно, продолжает вести бизнес, через другие подконтрольные ему структуры.

Этап 2 (срок рассмотрения заявления от 1 до 3 мес)

Взыскатель обращается в арбитражный с заявлением о банкротстве. На этапе проверки заявления суд устанавливает невозможность финансирования расходов на проведение процедуры банкротства и прекращает производство по заявлению.

Этап 3 (от 3 мес. до 1,5 лет)

Взыскатель обращается в арбитражный суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности КДЛ. Суд рассматривает заявление и выносит решение об удовлетворении или об отказе в удовлетворении заявления. В случае успешного разрешения дела в пользу взыскателя суд выдает исполнительный лист.

Также, надо учитывать, что на любом этапе должник может найти возможность рассчитаться с взыскателем или предложить мировое соглашение, не дожидаясь подачи заявления о привлечении к субсидиарной ответственности, с целью этой самой ответственности избежать.

Раскрываю повседневную жизнь банкротчика на телеграм-канале «Банкротный волк» — подписывайтесь!

«Внебанкротная» субсидиарная ответственность

Тема субсидиарной ответственности у многих ассоциируется с банкротством, но на практике также возможно привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих лиц вне рамок банкротного процесса. Если процент удовлетворения требований о привлечении к субсидиарной ответственности в рамках процедур банкротства достаточно велик и при этом суды уже перестали бояться удовлетворять подобные требования, то с привлечением контролирующих лиц к субсидиарной ответственности вне банкротства, ситуация немного сложнее.

Рассмотрим вопрос привлечения к субсидиарной ответственности вне рамок банкротного процесса с учетом действующего законодательства и актуальной судебной практики.

На практике может быть ситуация, когда вы получили решение суда, а ответчик уже «мертвый». Что дальше? Подавать заявление о банкротстве нашего «мертвого» должника или заявление в полицию о мошенничестве. Второй вариант мягко говоря сомнителен, так как стопроцентный отказ гарантирован.

Как может показаться, остается только первый вариант, но это не так, есть еще один вариант, и оба варианта могут быть очень эффективными при взыскании причитающегося.

Итак, рассмотрим данные варианты более детально.

ВАРИАНТ ПЕРВЫЙ – «КВАЗИБАНКРОТСТВО» ДОЛЖНИКА.

Почему «квази»? «Квази» — словообразовательная единица, образующая имена существительные со значением ложности, мнимости того, что названо мотивирующим именем существительным. Потому, что в нашем случае процедура банкротства, как процесс требующей особой инициации и соблюдения специальной процедуры его сопровождения, будет прекращена по основанию, предусмотренному ст. 57 Закона о несостоятельности (банкротстве), а именно из-за «отсутствия средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему».

Так, согласно п.1 ст. 61.19 Закона о несостоятельности (банкротстве), если после завершения конкурсного производства или прекращения производства по делу о банкротстве лицу, которое имеет право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности в соответствии с пунктом 3 статьи 61.14 настоящего Федерального закона и требования которого не были удовлетворены в полном объеме, станет известно о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, предусмотренной статьей 61.11 настоящего Федерального закона, оно вправе обратиться в арбитражный суд с иском вне рамок дела о банкротстве.

Простыми словами, положения данной статьи закрепляют право заявителя по делу о банкротстве, подать заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности, в случае прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием финансирования в деле о банкротстве.

Что мы имеем в итоге? А имеем мы некую последовательность действий, которая позволяет нам обратиться на соответствующим заявлением в суд. Процесс взыскания задолженности данным путем по приблизительным расчетам может составить от 2-х лет (от получения судебного акта до привлечения к субсидиарной ответственности).

Как это работает на практике?

ООО «ТИТАН – СЕРВИС» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением о привлечении генерального директора ООО «Руспростройсервис» Берга Александра Олеговича к субсидиарной ответственности. Дело о банкротстве в отношении ООО «Руспростройсервис» было ранее прекращено по основании, предусмотренному абз.8 п.1 ст. 57 Закона о несостоятельности (банкротстве) из-за отсутствия финансирования.

Судами первой и апелляционной инстанции по делу № А40-230837/2018 в удовлетворении заявления было отказано. Суды первой и апелляционной инстанции указали, что в данной ситуации ООО «ТИТАН – СЕРВИС» было не вправе обращаться с заявлением о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности.

Арбитражный суд Московского округа не согласился с выводами нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение.

Суды первой и апелляционной инстанции посчитали, что подлежит применению положения п. 3.1 ст. 3 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, а именно, «исключение общества из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации для отказа основного должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в пунктах 1 — 3 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества».

Также судами первой и апелляционной инстанции было указано, «поскольку пунктом 3.1 статьи 3 Закона №14-ФЗ установлены новые основания привлечения лица к субсидиарной ответственности по обязательствам юридического лица, ранее не предусмотренные законодательством Российской Федерации, суды посчитали, что положения пункта 3.1 статьи 3 Закона №14-ФЗ могут быть применены лишь в отношении действия (бездействия), являющегося основанием для привлечения лица к субсидиарной ответственности, которое было совершено после введения данной нормы закона в действие, то есть после 30.07.2017». Каких-либо доказательств в подтверждение того, что невозможность погашения задолженности перед истцом возникла вследствие действий (бездействия) ответчика, не представлено.

Отправляя дело на новое рассмотрение, суда кассационной инстанции указал, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене, поскольку, устанавливая фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, суды не в полной мере исследовали имеющиеся в деле доказательства, не дали оценку всем доводам истца, не учли положения статьи 61.11 Закона о банкротстве, по сути не рассмотрели заявленные истцом основания для привлечения к субсидиарной ответственности.

Краткая ремарка: Суд кассационной инстанции в своем решении акцентировал внимание на порядок привлечения лица к субсидиарной ответственности и необходимости правильного применения норм Закона о несостоятельности (банкротстве) с учетом фактических обстоятельств дела, что как раз-таки и укладывается в концепцию «квазибанкротства» должника для целей взыскания.

Краткий вывод: Данный способ работает.

ВАРИАНТ ВТОРОЙ – ПРИВЛЕЧЕНИЕ К СУБСИДИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ КОНТРОЛИРУЮЩЕГО ЛИЦА УЖЕ ЛИКВИДИРОВАННОГО ДОЛЖНИКА.

Ответ на поверхности и он содержится в п. 3.1 ст.3 Закона об ООО, на который ошибочно сослались суды первой и второй инстанции по делу А40-230837/2018 (о чем указал АС МО) (См. в первом варианте).

Так, согласно п. 3.1 ст.3 Закона об ООО, «исключение общества из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации для отказа основного должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в пунктах 1 — 3 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества».

Стоит сразу оговориться, что в данном случает речь идет о процедуре исключения юридического лица из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа, порядок которая определен в ст. 21.1 Закона о госрегистрации юридических лиц, так как это является ключевым моментом для целей последующего привлечении к субсидиарной ответственности контролирующего лица.

При этом, стоит иметь ввиду, что основным условием для привлечения учредителя (участника) и/или руководителя к субсидиарной ответственности по долгам ликвидированного юридического лица является недобросовестность и неразумность его/их поведения.

Никакой последовательности в данном случае мы не имеем. Имеем обоснование и правовую основу для обращения с заявлением о привлечении контролирующего лица должника, который фактически просто «испарился», к субсидиарной ответственности.

П.С.: Раньше нечто подобное встречал в кейсах по «снятию корпоративного покрова (вуали)». Достаточно редкое явление в нашей правовой действительности, но имеет место быть.

Небольшой подытог: Если так сложилось, и вы ждали до тех пор когда Ваш должник все-таки исполнит свои обязательства, но дождались того, что его просто исключили из ЕГРЮЛ, то знайте еще не все потеряно. На практике подобные успешные кейсы по привлечению контролирующего лица, ликвидированного должника, встречаются не часто, но они есть.

Как это работает на практике?

ООО «Уралснаб» обратилось в суд с заявлением о привлечении Мугаллимова Д.А. к субсидиарной ответственности по обязательствам исключенного из ЕГРЮЛ ООО «Стройлюкс».

Решением суда первой инстанции исковые требования ООО «Уралснаб» удовлетворены. Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции изменено в части размера, взысканных убытков. Учитывая, деликтный характер заявленных требований апелляционный суд отказал в части взыскания с ответчика процентов за незаконное пользование чужими денежными средствами.

Мугаллимова Д.А. (он же ответчик) не согласился с решениями судов первой и апелляционной инстанции обратился с кассационной жалобой.

Суд первой инстанции, исходя из положений п. 3 ст. 64.2, ст. 399 Гражданского кодекса РФ, п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО требования истца удовлетворил в полном объеме.

Стоит напомнить, что «исключение общества из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации для отказа основного должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в пунктах 1 — 3 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества» (п. 3.1 ст. 3 Закона об ООО).

Суд кассационной инстанции по результатам рассмотрения кассационной жалобы посчитал, что судом апелляционной инстанции правильно установлены фактические обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора, им дана надлежащая правовая оценка, приведенные сторонами доводы и возражения исследованы в полном объеме с указанием в судебных актах мотивов, по которым они были приняты или отклонены, выводы суда соответствуют установленным фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, нормы права, регулирующие спорные правоотношения, применены правильно.

Позиция суда апелляционной инстанции состояла в том, что в соответствии с п. 3 ст. 53 Гражданского кодекса РФ лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно.

Суд апелляционной инстанции также указал, что лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, несет ответственность, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей оно действовало недобросовестно или неразумно, в том числе если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску.

П. 12 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» установлено, что по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действия (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Небольшая ремарка: В общем-то суд апелляционной инстанции фактически переквалифицировал требование о привлечение к субсидиарной ответственности в требование о взыскании убытков. На мой взгляд это не критично, так правовая аргументация и доказывание причинно-следственной связи в данном случае не меняется, так как действия ответчика и последующее исключение контролируемого им лица из ЕГРЮЛ стали основанием для взыскания с него убытков.

Краткий вывод: По сути данный способ работает, пусть и немного в усеченном формате.

Подводя общий итог стоит отметить, что действующее законодательство и правоприменительная практика дает куда больше возможностей для маневров в борьбе с недобросовестными должниками нежели классическое банкротство, которое пока в большинстве случаев напоминает старый добрый афоризм — «В руках было, да по пальцам сплыло».

За последнее время слово «банкротство» стало нарицательным в арбитражных судах. Количество рассматриваемых дел выросло в разы. Какие-то фирмы действительно банкротятся, а какие-то таким образом «санируют» бизнес, списывая долги. И это, конечно, не остается без внимания контролирующих органов.

Самой распространенной организационно-правовой формой на сегодня остается общество с ограниченной ответственностью. И такая ограниченная ответственность очень воодушевляет учредителей, т.к. все их страхи ограничиваются размером уставного капитала. Однако при банкротстве компании — это не всегда так.

Но в каждой компании есть и другие лица, которые могут быть привлечены к субсидиарной ответственности в деле о банкротстве. Это единоличные исполнительные органы (ЕИО) компаний, которые имеют возможность давать обязательные для юридического лица указания. Единоличный исполнительный орган входит в понятие «контролирующие лица». При этом стоит отметить, что действует презумпция виновности контролирующих лиц. А если есть несколько претендентов, то их могут привлечь к субсидиарной ответственности солидарно.

📌 Реклама Отключить

Когда на горизонте появляется тень приближающего банкротства, то все чаще директоры стали задавать вопросом об ответственности контролирующих лиц, т.к. сегодня судами довольно часто реализуется такая опция, предусмотренная ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Для оценки риска привлечения к субсидиарной ответственности ЕИО необходимо иметь в виду следующее. ГК РФ предусмотрены такие общие принципы работы ЕИО, как добросовестность и разумность (ст. 53). А вот ст. 53.1 ГК РФ уже говорит о том, что ЕСЛИ будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей ЕИО действовал недобросовестно и неразумно, или действия не укладываются в обычные условия гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску, то ЕИО несут за все это ответственность. Это общие вводные, которые могут сыграть в судебном процессе решающую роль, т.к. оценить неоценимые категории можно как угодно.

📌 Реклама Отключить

В ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» закреплены конкретные случаи, когда ЕИО может быть привлечен к субсидиарной ответственности (ст. 9 и 10):

  1. Несвоевременная подача заявления о признании организации банкротом в арбитражный суд. Тот случай, когда ЕИО при наличии требований кредиторов, которые невозможно удовлетворить в связи с отрицательными финансовыми показателями, должен подать заявление в отношении своей компании. Срок для подачи заявления составляет 1 месяц.
  2. Совершение ЕИО действия (бездействия), которые стали причиной банкротства компании.

И один важный нюанс: при наличии обстоятельств, которых коснемся ниже, предполагается, что компания признана банкротом, т.к. ЕИО своими действиями мог:

  • Совершить в пользу одного или нескольких лиц такие сделки, которые причинили вред имущественным правам кредиторов, в т.ч. подозрительные сделки, или сделки с предпочтением (ст. 61.2 и 62.3 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»); 📌 Реклама Отключить
  • На момент вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом документы бухучета отсутствуют вовсе, либо не содержат в себе обязательной информации, либо информация искажена, что затрудняет проведению процедур банкротства, в т.ч. формирование и реализации конкурсной массы.

Заявление о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности может быть подано в течение одного года со дня, когда подавшее это заявление лицо узнало или должно было узнать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом (п. 5 ст. 10 «О несостоятельности (банкротстве)»).

Теперь к сути вопроса о доказуемости тех или иных обстоятельств.

Несмотря на презумпцию вины, истцы должны будут доказать недобросовестность или неразумность ЕИО (п. 5 ст. 10 ГК РФ).

📌 Реклама Отключить

Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда ЕИО:

1) действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке;

2) скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов юридического лица не были включены в отчетность юридического лица) либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;

📌 Реклама Отключить

3) совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;

4) после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;

5) знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом (Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»).

Это важное замечание, т.к. фактически истцы должны будут доказать наличие цели у ЕИО при совершении им тех или иных действий или бездействий — это банкротство. Т.е. ЕИО должен умышленно и осознанно действовать или бездействовать с одной единственной целью – обанкротить компанию (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.06.2016 N 09АП-23244/2016 по делу N А40-154397/14). Доказать это довольно непросто.

📌 Реклама Отключить

Для применения субсидиарной ответственности, предусмотренной п. 4 ст. 10 ФЗ о банкротстве, необходимо доказательство совокупности следующих обстоятельств: 1. совершение виновных действий в виде дачи обязательных указаний Обществу 2. и причинно-следственной связи между указанными действиями и последствиями в виде несостоятельности (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.03.2014 по делу N А56-52790/2011; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13.03.2014 по делу N А32-42429/2011).

Применение указанных норм права допустимо при доказанности следующих обстоятельств:

  • надлежащего субъекта ответственности, которым является собственник, учредитель, руководитель должника, иные лица, которые имеют право давать обязательные для должника указания либо иным образом имеют возможность определять его действия; 📌 Реклама Отключить
  • факта несостоятельности (банкротства) должника, то есть признания арбитражным судом или объявления должника о своей неспособности в полном объеме удовлетворять требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей;
  • наличия причинной связи между обязательными указаниями и действиями указанных лиц и фактом банкротства должника, поскольку они могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями, при этом следует учитывать, что возложение на них ответственности за бездействие исключается.

Отсутствие доказательства хотя бы одного из указанных оснований не дает права требовать возмещения убытков. 📌 Реклама Отключить

Доказыванию подлежит факт того, что своими действиями учредитель или руководитель намеренно довел должника до банкротства, до финансовой неплатежеспособности, до состояния, не позволяющего ему удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены (п. 2 ст. 3, ст. 224 ФЗ о банкротстве).

Но и здесь снова нюанс. Суды все, как один, напоминают о том, что негативные последствия, наступившие для юридического лица, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности. Поскольку судебный контроль призван обеспечивать защиту прав юридических лиц и их учредителей (участников), а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых директорами, директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытков в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска (п. 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»).

📌 Реклама Отключить

Т.е. не любая сделка, которая имела негативные финансовые последствия для юридического лица может повлечь за собой банкротство, а если повлекла, то это не означает, что учредителя или ЕИО намеренно такую сделку заключили. Истцам не только нужно будет доказать недобросовестность ЕИО, но и доказать фактически прямой умысел ЕИО в доведении компании до банкротства.

Автор статьи – Акимова Александра, юрист компании «Лемчик, Крупский и Партнеры. Структурный и налоговый консалтинг».

Привлечение директора к субсидиарной ответственности без банкротства

Ответил адвокат — Королева С.О.:

Здравствуйте Ольга!
Действительно, закон дает возможность кредитору обратится в суд с заявлением о привлечении генерального директора должника к субсидиарной ответственности, например, при неисполнении им обязанности, возложенной на него Законом о банкротстве в связи с необращением в течение 1 месяца в арбитражный суд с момента выявления им признаков неплатежеспособности его организации с заявлением о признании ее банкротом.
Согласно Обзору судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2013 года, утвержденному Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 04 июня 2014 года, в случае если ко времени рассмотрения судом дел, производство по делу о банкротстве в отношении должника не возбуждалось требования взыскателя о привлечении должника к субсидиарной ответственности на основании пункта 2 статьи 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» по обязательствам должника по уплате обязательных платежей руководителя должника, не исполнившего установленную статьей 9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» обязанность по подаче заявления должника в арбитражный суд, подлежат рассмотрению судом общей юрисдикции.
Ниже я привожу пример из судебной практики по делу со схожими обстоятельствами, из которого вы увидите, чем руководствуются суды рассматривая подобного рода иски.
если вам потребуется помощь опытных адвокатов в решении данного вопроса, обращайтесь, беду рады помочь.

Р Е Ш Е Н И Е
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

05 декабря 2017 года г.Москва

Головинский районный суд города Москвы
в составе председательствующего судьи Жилкиной Т.Г.,
при секретаре Пугачеве М.С.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-4811/17
по иску Общества с ограниченной ответственностью «Технодиггер» к Алешину Николаю Евгеньевичу о взыскании в порядке субсидиарной ответственности,
У С Т А Н О В И Л

ООО «Технодиггер» в лице генерального директора Князева Д.А. обратилось в суд с иском к Алешину Н.Е. о взыскании в порядке субсидиарной ответственности задолженности в размере 3453819 руб., мотивируя свои требования тем, что решением Арбитражного суда города Москвы от 25 декабря 2015 года по делу № А40-169485/2015 с ООО «Фортуна О» (ОГРН 1127746236408, юридический адрес: 119019, г. Москва, пер.Б.Саввинский, д.9, стр.2) в пользу ООО «Технодиггер» взыскана задолженность в размере 3453819 руб. Постановлением судебного пристава-исполнителя ОСП по ЦАО УФССП России по Москве ХХХ от 27 февраля 2017 года исполнительное производство № 67956/16/77057-ИП в отношении должника ООО «Фортуна О» было окончено в связи с невозможностью исполнения (п.п. 4 п. 1 ст. 46 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»). Поскольку Алешин Н.Е. являясь генеральным директором и участником ООО «Фортуна О», начиная с момента возникновения задолженности (26 января 2016 года) до момента подачи настоящего иска в суд, зная об ухудшении финансового состояния общества и, учитывая, что убыточная деятельность, а равно деятельность, в результате которой общество не способно выполнять свои обязательства перед участниками и третьими лицами и реально нести имущественную ответственность в случае их невыполнения, не соответствует его предназначению как коммерческой организации, преследующий в качестве основной задачи извлечение прибыли, мог принять меры, направленные на восстановлением финансового состояния, либо принять решение о его добровольной ликвидации, поскольку на тот момент имеющегося имущества было достаточно для удовлетворения требований всех кредиторов, он как руководитель ООО «Фортуна О» обязан был направить в суд заявление должника о признании его несостоятельным (банкротом) в сроки, установленные ст. 9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и обеспечить финансирование процедуры банкротства, поскольку продолжение деятельности без принятия мер по улучшению финансового состояния при отрицательных чистых активах создает возможность злоупотреблений, введения контрагентов в заблуждение относительно финансовой устойчивости общества, ведет к нарушению прав и законных интересов других лиц. Учитывая то, что у ООО «Фортуна О» имеются признаки неплатежеспособности и недостаточности имущества, должник, будучи генеральным директором и участником Общества нарушил обязанность по подаче в месячный срок с момента наступления данных обстоятельств заявления в арбитражный суд о признании его несостоятельным (банкротом), истец полагает, что к руководителю должника (единоличному исполнительному органу должника) должна быть применена субсидиарная ответственность за нарушение законодательства о банкротстве и возложена обязанность по уплате этой задолженности.
В судебном заседании представитель истца по доверенности Засимов Р.С. исковые требования поддержал в полном объеме. Суду пояснил, что до настоящего времени сумма задолженности ООО «Фортуна О» не погашена, исполнительное производство прекращено в связи с невозможностью исполнения, оригинал исполнительного листа находится у истца, руководитель ООО «Фортуна О» Алешин Н.Е. в срок, установленный ст. 9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» не исполнил обязанность по подаче заявления в Арбитражный суд о признании ООО «Фортуна О» банкротом.
Ответчик Алешин Н.Е. в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела судом извещался неоднократно, уведомления вернулись с отметкой почтового отделения: «истек срок хранения». Как следует из части первой статьи 3 Закона Российской Федерации «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» регистрационный учет граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации вводится в целях обеспечения необходимых условий для реализации гражданином Российской Федерации его прав и свобод, а также исполнения им обязанностей перед другими гражданами, государством и обществом.
Как разъяснено Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» бремя доказывания факта направления (осуществления) сообщения и его доставки адресату лежит на лице, направившем сообщение.
Юридически значимое сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено, но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним (пункт 1 статьи 165.1 ГК РФ). Например, сообщение считается доставленным, если адресат уклонился от получения корреспонденции в отделении связи, в связи с чем она была возвращена по истечении срока хранения.
Риск неполучения поступившей корреспонденции несет адресат. Если в юридически значимом сообщении содержится информация об односторонней сделке, то при невручении сообщения по обстоятельствам, зависящим от адресата, считается, что содержание сообщения было им воспринято, и сделка повлекла соответствующие последствия (например, договор считается расторгнутым вследствие одностороннего отказа от его исполнения) (п.67). Статья 165.1 ГК РФ подлежит применению также к судебным извещениям и вызовам, если гражданским процессуальным или арбитражным процессуальным законодательством не предусмотрено иное (п.68).
Согласно правовой позиции Конституционного суда РФ, изложенной в Определении от 22.03.2011 № 435-0-0, статья 167 ГПК Российской Федерации предусматривает обязанность суда отложить судебное разбирательство дела в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле, в отношении которых отсутствуют сведения об их извещении, а также в случае неявки лиц, извещенных о времени и месте судебного заседания, при признании причин их неявки уважительными. Уважительность причин неявки определяется судом на основании анализа фактических обстоятельств, поскольку предусмотреть все причины неявки, которые могут быть отнесены к числу уважительных, в виде исчерпывающего перечня в законе не представляется возможным. Данное полномочие суда, как и закрепленное статье 118 ГПК Российской Федерации право суда считать лицо в упомянутом в ней случае надлежаще извещенным вытекают из принципа самостоятельности и независимости судебное власти; лишение суда этих полномочий приводило бы к невозможности выполнения стоящих перед ним задач по руководству процессом.
В соответствии со ст. 119 ГПК РФ при неизвестности места пребывания ответчика суд приступает к рассмотрению дела после поступления в суд сведений об этом с последнего известного места жительства.
Третье лицо ООО «Фортуна О» о времени и месте рассмотрения дела судом извещалось неоднократно, судебные извещения вернулись с отметкой почтового отделения: «истек срок хранения». По смыслу ст. ст. 1, 54 ГК РФ именно по месту своего нахождения юридическое лицо обязано обеспечить возможность сообщения с ним, возможность получения адресованных ему юридически значимых сообщений, а также несет риск непринятия необходимой степени заботливости, исключающей возможность неполучения адресованной ему корреспонденции. Как следует из части в судебное заседание не явилось, своего представителя в суд не направило, о дате, времени и месте слушания дела извещено надлежащим образом.
Третье лицо ОСП по Центральному АО № 1 УФССП России по г.Москве о времени и месте рассмотрения дела судом извещено, представитель в судебное заседание не явился.
Суд, выслушав представителя истца, проверив материалы дела, считает исковые требования подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.
В соответствии с п. 1 ст. 399 ГК РФ до предъявления требований к лицу, которое в соответствии с законом, иными правовыми актами или условиями обязательства несет ответственность дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником (субсидиарную ответственность), кредитор должен предъявить требование к основному должнику.
Если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность.
В соответствии со ст. 9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ 1. Руководитель должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд в случае, если:
удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами;
органом должника, уполномоченным в соответствии с его учредительными документами на принятие решения о ликвидации должника, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника;
органом, уполномоченным собственником имущества должника — унитарного предприятия, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника;
обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника;
должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества;
имеется не погашенная в течение более чем трех месяцев по причине недостаточности денежных средств задолженность по выплате выходных пособий, оплате труда и другим причитающимся работнику, бывшему работнику выплатам в размере и в порядке, которые устанавливаются в соответствии с трудовым законодательством;
настоящим Федеральным законом предусмотрены иные случаи.
2. Заявление должника должно быть направлено в арбитражный суд в случаях, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, в кратчайший срок, но не позднее чем через месяц с даты возникновения соответствующих обстоятельств.
В соответствии с п. 2 ст. 33 указанного Федерального закона заявление о признании должника банкротом принимается арбитражным судом, если требования к должнику — юридическому лицу в совокупности составляют не менее чем триста тысяч рублей, к должнику — гражданину — не менее чем пятьсот тысяч рублей и указанные требования не исполнены в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом.
Согласно ст. 61.12 указанного Федерального закона 1. Неисполнение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд (созыву заседания для принятия решения об обращении в арбитражный суд с заявлением должника или принятию такого решения) в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 настоящего Федерального закона, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых настоящим Федеральным законом возложена обязанность по созыву заседания для принятия решения о подаче заявления должника в арбитражный суд, и (или) принятию такого решения, и (или) подаче данного заявления в арбитражный суд.
При нарушении указанной обязанности несколькими лицами эти лица отвечают солидарно.
2. Размер ответственности в соответствии с настоящим пунктом равен размеру обязательств должника (в том числе по обязательным платежам), возникших после истечения срока, предусмотренного пунктами 2 — 4 статьи 9 настоящего Федерального закона, и до возбуждения дела о банкротстве должника (возврата заявления уполномоченного органа о признания должника банкротом).
Бремя доказывания отсутствия причинной связи между невозможностью удовлетворения требований кредитора и нарушением обязанности, предусмотренной пунктом 1 настоящей статьи, лежит на привлекаемом к ответственности лице (лицах).
Согласно ст. 2 указанного Федерального закона — недостаточность имущества — превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью имущества (активов) должника;
неплатежеспособность — прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное.
Согласно статье 40 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» 1. Единоличный исполнительный орган общества (генеральный директор, президент и другие) избирается общим собранием участников общества на срок, определенный уставом общества, если уставом общества решение этих вопросов не отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества. Единоличный исполнительный орган общества может быть избран также не из числа его участников.
2. В качестве единоличного исполнительного органа общества может выступать только физическое лицо, за исключением случая, предусмотренного статьей 42 настоящего Федерального закона.
3. Единоличный исполнительный орган общества:
1) без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки;
2) выдает доверенности на право представительства от имени общества, в том числе доверенности с правом передоверия;
3) издает приказы о назначении на должности работников общества, об их переводе и увольнении, применяет меры поощрения и налагает дисциплинарные взыскания;
4) осуществляет иные полномочия, не отнесенные настоящим Федеральным законом или уставом общества к компетенции общего собрания участников общества, совета директоров (наблюдательного совета) общества и коллегиального исполнительного органа общества.
Согласно ст. 3 указанного Федерального закона в случае несостоятельности (банкротства) общества по вине его участников или по вине других лиц, которые имеют право давать обязательные для общества указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на указанных участников или других лиц в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.
Судом установлено, что генеральным директором и участником (доля 50 %) ООО «Фортуна О» является Алешин Н.Е. Решением Арбитражного суда города Москвы от 25 декабря 2015 года по делу № А40-169485/2015 с ООО «Фортуна О» в пользу ООО «Технодиггер» взыскана задолженность в размере 3453819 руб. В связи с неисполнением ООО «Фортуна О» требований судебного акта истцом был получен исполнительный лист ФС № 007195923 от 12 февраля 2016 года на принудительное исполнение Решения Арбитражного суда города Москвы от 25 декабря 2015 года по делу № А40-169485/2015. В связи с неисполнением должником требований судебного акта и неуплатой задолженности вышеуказанный исполнительный лист был предъявлен взыскателем на принудительное исполнение в Отдел судебных приставов по Центральному административному округу УФССП России по Москве. 10 июня 2016 года судебным приставом-исполнителем ОСП по ЦАО УФССП России по Москве Плотниковым А.А. в отношении должника было возбуждено исполнительное производство № 49738/16/77053-ИП, в соответствии с которым должнику было предложено в течение 5 (пяти) дней исполнить требования исполнительного документа. В связи с неисполнением должником в установленный срок требований исполнительного документа, судебным приставом-исполнителем ОСП по ЦАО УФССП России по Москве Плотниковым А.А. были приняты необходимые меры по розыску должника и его имущества. По результатам проведенных исполнительных действий имущество на которое, можно обратить взыскание у должника не обнаружено, все меры, принятые судебным приставом, оказались безрезультативными, определить фактическое местонахождение должника не представляется возможным. Постановлением судебного пристава-исполнителя ОСП по ЦАО УФССП России по Москве ХХХ от 27 февраля 2017 года исполнительное производство № 67956/16/77057-ИП в отношении должника было окончено в связи с невозможностью исполнения (п.п. 4 п. 1 ст. 46 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»).
26 сентября 2017 года в адрес генерального директора ООО «Фортуна О» Алешина Н.Е. истцом было направлено требование об исполнении обязательств по исполнению судебного акта (исх. № 1 от 25.09.2017), которое Алешиным Н.Е. не было исполнено.
Согласно Обзору судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2013 года, утвержденному Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 04 июня 2014 года, в случае если ко времени рассмотрения судом дел, производство по делу о банкротстве в отношении должника не возбуждалось, либо было прекращено в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, требования взыскателя о привлечении должника к субсидиарной ответственности на основании пункта 2 статьи 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» по обязательствам должника по уплате обязательных платежей руководителя должника, не исполнившего установленную статьей 9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» обязанность по подаче заявления должника в арбитражный суд, подлежат рассмотрению судом общей юрисдикции.
Дата возникновения обязательства по возврату задолженности ООО «Фортуна О» перед ООО «Технодиггер» — 26 января 2016 года, что подтверждается вступившим в силу решением Арбитражного суда города Москвы от 25 декабря 2015 года по делу № А40-169485/2015. Таким образом, начиная с момента возникновения задолженности (26 января 2016 года) до момента подачи настоящего иска генеральный директор, являющийся также участником ООО «Фортуна О», зная об ухудшении финансового состояния и учитывая, что убыточная деятельность, а равно деятельность, в результате которой общество не способно выполнять свои обязательства перед участниками и третьими лицами и реально нести имущественную ответственность в случае их невыполнения, не соответствует его предназначению как коммерческой организации, преследующей в качестве основной цели извлечение прибыли (пункт 1 статьи 50 ГК РФ), мог принять меры, направленные на восстановление финансового состояния, либо принять решение о его добровольной ликвидации, поскольку на тот момент имеющегося имущества было достаточно для удовлетворения требований всех кредиторов.
Учитывая взаимосвязанные положения пп. 2 п. 4 ст. 61 и ст. 65 ГК РФ, предусматривающие, что если стоимость имущества юридического лица недостаточна для удовлетворения требований кредиторов, оно может быть ликвидировано только в результате признания его банкротом, а также положения ст. 9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» Алешин Н.Е. как руководитель ООО «Фортуна О» обязан был направить в суд заявление должника о признании его несостоятельным (банкротом) в сроки, установленные п. 2 ст. 9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и обеспечить финансирование процедуры банкротства, поскольку продолжение деятельности без принятия мер по улучшению финансового состояния при отрицательных чистых активах создает возможность злоупотреблений, введения контрагентов в заблуждение относительно финансовой устойчивости общества, ведет к нарушению прав и законных интересов других лиц (в том числе кредиторов и потребителей). Эта обязанность руководителем ООО «Фортуна О» Алешиным Н.Е. не была исполнена, дело о банкротстве на момент рассмотрения данного дела не возбуждено. Исходя из положений ст. 10 ГК РФ, руководитель хозяйственного общества обязан действовать добросовестно не только по отношению к возглавляемому им юридическому лицу, но и по отношению к такой группе лиц как кредиторы. Это означает, что он должен учитывать права и законные интересы последних, содействовать им, в том числе в получении необходимой информации. Применительно к гражданским договорным отношениям, невыполнения требований Федерального закона о несостоятельности (банкротстве) об обращении в арбитражный суд с заявлением должника о его собственном банкротстве свидетельствует, по сути, о недобросовестном сокрытии от кредиторов информации о неудовлетворительном имущественном положении юридического лица. Подобное поведение руководителя влечет за собой принятие несостоятельным должником дополнительных долговых реестров обязательств в ситуации, когда не могут быть исполнены существующие, заведомую невозможность удовлетворения требований новых кредиторов, от которых были скрыты действительные факты, и как следствие, возникновение убытков на стороне новых кредиторов, введенных в заблуждение в момент предоставления должнику исполнения. Одним из правовых механизмов, обеспечивающих защиту кредиторов, не осведомленных по вине руководителя должника о возникшей существенной диспропорции между объемом обязательств должника и размером его активов, является возложение на такого руководителя субсидиарной ответственности.
При применении субсидиарной ответственности при несостоятельности (банкротстве) организаций противоправное поведение руководителей этих организаций проявляется в том, что в результате их действий (бездействия) часть требований кредиторов остается неудовлетворенной. Противоправность поведения руководителей здесь определяется с помощью общего критерия — неисполнение обязанностей, которое повлекло убытки для организации и ее кредиторов. Спор о взыскании убытков в рамках субсидиарной ответственности относится к имущественному спору, а положения ст. 9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» являются специальными по отношению к статье 399 ГК РФ.
Оценивая доказательства в их относимости, допустимости, достоверности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, учитывая вышеизложенные нормы материального права, суд приходит к выводу о том, что ООО «Фортуна О» имеет неисполненную задолженность перед ООО «Технодиггер» в размере 3453819 руб.; отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества; в срок, установленный ст. 9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» не исполнило обязанность по подаче заявления в Арбитражный суд о признании должника банкротом, поэтому к руководителю должника (единоличному исполнительному органу должника) должна быть применена субсидиарная ответственность за нарушение законодательства о банкротстве и возложена обязанность по уплате этой задолженности с Алешина Н.Е. в пользу ООО «Технодиггер» подлежит взысканию в порядке субсидиарной ответственности задолженность в размере 3453819 руб.
Также с ответчика в пользу истца в соответствии с 88, 94, 98 ГПК РФ подлежат взысканию расходы по оплате госпошлины в сумме 25469 руб. 10 коп.
На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ,

Р Е Ш И Л

Исковые требования Общества с ограниченной ответственностью «Технодиггер» — удовлетворить.
Взыскать с Алешина Николая Евгеньевича в пользу Общества с ограниченной ответственностью «Технодиггер» в порядке субсидиарной ответственности задолженность в размере 3453819 руб. и расходы по оплате государственной пошлины в размере 25469 руб. 10 коп.
Решение может быть обжаловано в Московский городской суд в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме путем подачи апелляционной жалобы через Головинский районный суд г.Москвы.

Судья

Тема субсидиарной ответственности руководителей и собственников при наступлении банкротства организации не нова. Специалистами по этому вопросу написано множество статей, судами сформирована многочисленная и многообразная практика. Можно сказать, что большинство руководителей о субсидиарной ответственности при банкротстве знают и в случае введения в отношении их организации этой неприятной процедуры заранее к «субсидиарке» готовятся морально и материально. Однако многие не подозревают, что в последние годы суды привлекают руководителей к субсидиарной ответственности даже в тех случаях, когда процедура банкротства прекращена или вообще не инициировалась. Причем решения о привлечении к субсидиарной ответственности в таких случаях принимаются судами общей юрисдикции.

Вопросы правомерности принятия подобных решений, а также правомерности рассмотрения подобных споров судами общей юрисдикции являются предметом рассмотрения в данной статье.

Для начала напомним, какие случаи и основания привлечения к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника, предусмотрены Федеральным законом от 26.10.2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – «Закон»).

Статья 9 Закона обязывает руководителя организации – должника самостоятельно обратиться в суд о признании организации банкротом в ряде ситуаций, например, если удовлетворение требований одного или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником своих денежных обязательств в полном объеме, обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной его хозяйственную деятельность, а также в других случаях. При этом статья 9 Закона ограничивает срок обращения в Арбитражный суд в перечисленных случаях одним месяцем с даты возникновения соответствующих обстоятельств.

Схожие нормы содержатся в статье 224 Закона, предусматривающей обязанность руководителя, собственника или ликвидатора инициировать процедуру банкротства, когда в процессе ликвидации выясняется, что имущества ликвидируемого лица недостаточно для удовлетворения требований кредиторов.

Разумеется, далеко не каждый руководитель готов и хочет пойти на столь радикальный шаг, как банкротство. Особенно, если речь идет о его собственном бизнесе, который не планируется «сворачивать». Однако следует понимать, что статьи 9 и 224 Закона предусматривают не право, а обязанность руководителя на осуществление соответствующих действий. Более того, законодатель усилил правило, закрепленное в статье 9, нормой статьи 10, а правила статьи 224 – нормой статьи 226, в которых предусмотрел возможность привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности за нарушение обязанности по подаче заявления о несостоятельности в Арбитражный суд.

При этом если прочитать Закон внимательно, можно понять, что привлечь руководителя/учредителя к субсидиарной ответственности по статье 10 (и соответственно по статье 226) можно только в рамках процедуры банкротства. Так, в абзаце 3 пункта 5 статьи 10 Закона указано:

«Заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности может быть подано в ходе конкурсного производства».

Таким образом, из приведенной формулировки видно, что подать заявление о привлечении ответственного лица к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным статьей 10 Закона, возможно именно в ходе конкурсного производства в рамках процедуры банкротства, но не до него и не вместо него. Кроме того, в абзаце 5 пункта 5 статьи 10 Закона устанавливается запрет на привлечение к субсидиарной ответственности лица, принимающего решения, после завершения конкурсного производства.

Также отмечу, что абзацем 1 пункта 5 статьи 10 Закона установлено, что дела о привлечении к субсидиарной ответственности подведомственны именно Арбитражному суду и рассматриваются в рамках дел о банкротстве.

Итак, все описанные выше нормы, на наш взгляд, вполне логичные, недвусмысленные и достаточно просты в понимании.

Тем не менее в судебной практике по рассматриваемому вопросу в настоящее время царит настоящий «творческий беспорядок».

В последние годы, как уже упоминалось в начале данной статьи, участились случаи, когда заявления о привлечении к субсидиарной ответственности подаются и рассматриваются в судах общей юрисдикции (СОЮ), а суды эти заявления рассматривают и удовлетворяют.

При этом, вынося решения по делам о привлечении к субсидиарной ответственности лиц, принимающих решения, СОЮ закрывают глаза сразу на несколько упомянутых выше норм законодательства.

Начнем с того, что нарушается правило, закрепленное абзацем 1 пункта 5 статьи 10 Закона о подведомственности дел о субсидиарной ответственности арбитражному суду.

Сразу оговорюсь, что иногда суды общей юрисдикции отказывают в удовлетворении требований кредиторов о привлечении к субсидиарной ответственности в связи с неподведомственностью. Например, Ставропольский районный суд Самарской области в Решении от 10.06.2013 года по делу № 2-790/13 указал: «Обстоятельство (совершение руководителем действий, повлекших банкротство) подлежит доказыванию и оценке именно в деле о несостоятельности должника, так же, как и факт уклонения учредителя от обращения в Арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом». Аналогичную позицию изложил Ленинградский областной суд в своем определении от 28.06.2012 года № 33а-2928/2012.

Однако, к сожалению, это не системная ситуация, большинство судей СОЮ при поступлении к ним заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности берутся такие заявления не только рассматривать, но и выносят по ним положительные решения. Более того, встречаются решения, где судьи обосновывают подведомственность споров о привлечении руководителей к субсидиарной ответственности именно судам общей юрисдикции.

Так, Домодедовский городской суд Московской области, удовлетворяя Решением от 21.01.2016 года по делу № 2-286/2016 требования о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя компании, основывался на следующем выводе: в случае, если производство по делу о банкротстве прекращено, Законом не предусмотрена возможность привлечения руководителя к субсидиарной ответственности в рамках арбитражного процесса, но, исходя из субъектного состава сторон, вопрос о субсидиарной ответственности подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции. При этом судья предпочел проигнорировать тот факт, что руководитель как субъект процесса в рамках процедуры привлечения к субсидиарной ответственности выступает не просто как физическое лицо, а как исполнительный орган юридического лица, а в отношении дел о субсидиарной ответственности Законом установлена специальная подведомственность.

Теперь рассмотрим случаи, в которых судьи предпочитают игнорировать другие положения Закона, а именно:

  • заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности может быть подано только в ходе конкурсного производства (абзац 3 п. 5 ст. 10 Закона);
  • заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности не может быть подано после завершения конкурсного производства (абзац 5 п. 5 ст. 10 Закона).

Судебные решения, противоречащие указанным нормам Закона, можно условно разделить на две группы:

  1. решения о привлечении к субсидиарной ответственности в случаях, когда заявление о введении процедуры банкротства подавалось, но дело о банкротстве прекращено в связи с недостаточностью у должника средств на оплату процедуры банкротства;
  2. заявление о банкротстве не подавалось вообще.

В качестве примера решений первой группы можно привести уже упоминавшееся решение Домодедовского городского суда Московской области от 21.01.2016 года по делу № 2-286/2016, а также Апелляционное определение Верховного суда Республики Хакасия от 02.03.2016 года по делу № 33-562/2016. Обоснование привлечения к субсидиарной ответственности по этим делам было изложено выше.

Но особое внимание, на наш взгляд, заслуживают случаи привлечения к субсидиарной ответственности при условии, что заявление о банкротстве даже не подавалось в Арбитражный суд. В качестве наиболее показательного примера можно привести Решение Оричевского районного суда Кировской области от 03.03.2016 года № 2-94/2016. В данном документе суд для начала утверждает, что «должник отвечает установленным законом о банкротстве признакам банкротства». И, сделав этот вывод, практически утвердив факт банкротства должника (что в соответствии со статьей 2 Закона отнесено к полномочиям Арбитражного суда), определяет, в какой период у руководителя должника возникла обязанность по подаче заявления о банкротстве в Арбитражный суд, и далее применяет положения статей 9 и 10 Закона о субсидиарной ответственности. При этом в Решении суд ссылается на ст. 399 ГК РФ и делает вывод, что «субсидиарная ответственность руководителя … непосредственно следует из вышеприведенной нормы», игнорируя пункт 4 той же статьи 399 ГК РФ, в которой указано: «Правила настоящей статьи применяются, если настоящим Кодексом или иными законами не установлен другой порядок привлечения к субсидиарной ответственности».

Аналогичные выводы содержатся в Решении Орджоникидзевского районного суда города Уфы от 05.09.2013 года по делу № 2-2820/2013 и в Решении Гагаринского районного суда г. Москвы от 04.03.2013 года по делу № 2-1079/2013.

Нельзя, однако, говорить, что все судьи готовы воспринимать ситуацию именно таким неоднозначным образом. Так, Архангельский областной суд в Апелляционном определении от 23.07.2015 года по делу № 33-3804 указал:

«Привлечение к субсидиарной ответственности руководителя организации-должника возможно только в случае, если банкротство должника установлено вступившим в законную силу решением Арбитражного суда … Бездействие ответчика, выразившееся в неподаче заявления в Арбитражный суд, само по себе не является безусловным основанием для привлечения его к субсидиарной ответственности».

Следует оговориться, что есть одна ситуация, при которой взыскание сумм в пользу истца в суде общей юрисдикции после завершения Арбитражным судом дела о банкротстве за недостаточностью средств для покрытия расходов на процедуру является вполне законным и обоснованным.

Напомним, что в соответствии с п. 3 ст. 59 Закона в случае отсутствия у должника средств, достаточных для погашения расходов, предусмотренных п. 1 ст. 59 Закона, заявитель обязан возместить указанные расходы в части, не погашенной за счет имущества должника. В настоящее время в связи с реализацией указанной нормы сложилась устойчивая практика, подтвержденная определением Верховного суда РФ № 83-КГ14-13 от 13.01.2015 года. Так, суды принимают во внимание, что в соответствии со ст. 9 Закона у руководителя организации в определенных случаях возникает обязанность обратиться в суд с заявлением о банкротстве, и если руководитель эту обязанность не исполняет, то убытки иного заявителя о банкротстве, понесенные им в связи с погашением расходов на услуги управляющего, могут быть взысканы именно за счет руководителя. Применение статей 399, 401 ГК РФ при разрешении дел в таких случаях вполне оправдано, поскольку речь идет именно о погашении убытков в связи с неисполнением обязательств, а не о субсидиарной ответственности. При этом, хотя некоторые суды в своих решениях и называют взыскание этих убытков «субсидиарной ответственностью» (см., например, Решение Галичского районного суда Костромской области от 28.10.2015 года по делу № 2-908/2015), сути дела это не меняет.

Выше приведенный анализ практики судов общей юрисдикции по разрешению споров о субсидиарной ответственности контролирующих лиц в связи с банкротством организаций наглядно показывает, как плачевно обстоит дело с решением судьями вопросов, далеких от их компетенции.

Наверное, не стоит осуждать налоговые органы (а заявителями по рассмотренным делам в подавляющем большинстве являются именно ИФНС) за то, что они пытаются всеми возможными способами вернуть в бюджет средства, которые, по их мнению, были незаконно не уплачены налогоплательщиками. Так же, как можно лишь посочувствовать судьям, которые, учитывая объем и безграничное многообразие дел, подведомственных им и рассматриваемых ими, вынуждены вникать еще и в очень непростые нормы о банкротстве и субсидиарной ответственности. Но нельзя не удивляться тому, что ответчики по рассмотренным делам не привлекают для защиты собственных интересов профессиональных юристов, способных разобраться в ситуации, подготовить обоснованный отзыв, представить в судебное заседание тщательно проработанные, основанные на нормах закона и судебной практике пояснения и в дальнейшем, если районный судья не внемлет доводам и примет решение в пользу истца, представлять интересы в вышестоящих инстанциях. Тем более, как показывает практика и как упоминалось выше, встречаются судьи, готовые воспринимать доводы защищающейся стороны, при условии, что эти доводы должным образом до сознания судьи донесены.

В качестве вывода можем порекомендовать собственникам и руководителям юридических лиц, которые неожиданно (или ожидаемо) оказались ответчиками по делу о субсидиарной ответственности (не важно – рассматриваемому в суде общей юрисдикции или Арбитражном суде), привлекать для защиты своих интересов опытных юристов. Как показывает практика, без надлежащей правовой экспертной поддержки защитить свои права очень непросто.

КСК групп, консалтинговая компания с более чем двадцатилетним стажем, в штате которой состоит более 50 профессиональных юристов, в том числе специализирующихся в вопросах банкротства, предлагает клиентам услуги по защите их интересов в делах о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. Указанные услуги могут быть оказаны в форме судебного представительства по конкретному делу либо в рамках сопровождения процедуры банкротства со стороны должника в целом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *