Строгость закона компенсируется необязательностью его исполнения

  • автор:

Истина где-то рядом
© «Секретные материалы»,
если я не ошибаюсь, конечно.
Я давно заметил, что когда начинаешь искать оригинал расхожей цитаты, то часто оказывается, что автор ее совсем не тот человек, которому ее приписывают, что изначальный смысл цитаты при многочисленных повторениях искажается, ну и т.д. и т.п.
На этот раз меня заинтересовал афоризм «Строгость российских законов компенсируется необязательностью их выполнения». Считается, что это высказывание Салтыкова-Щедрина. Зная, что этот писатель человек крайне язвительный и остроумный, в авторстве я фактически не сомневался, желая лишь уточнить формулировку. Как оказалось — зря не сомневался !
Во-первых, цитата, которая приписывается Салтыкову-Щедрину, звучит, вроде как, следующим образом: «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения». Видимо, слово «компенсируется» пролезло в нее в более поздние времена.
Во-вторых, сразу нашлись ссылки, указывающие на то, что автор — на самом деле П.А. Вяземский — известный в пушкинское время поэт, литературный критик и отчаянный либерал (впоследствии, правда, ставший главным цензором Российской Империи). В варианте, приписываемом Петру Андреевичу, афоризм звучит уже несколько по-другому: «В России суровость законов умеряется их неисполнением».
В третьих, найти источник, в котором бы четко определялось авторство Вяземского или Салтыкова-Щедрина мне лично не удалось, так что если кто-то подскажет — когда и где они это говорили — буду крайне благодарен.
В итоге, в записках все того же Вяземского, нашлась следующая запись: «Кажется, Полетика сказал: В России от дурных мер, принимаемых правительством, есть спасение: дурное исполнение». Там же примечание, что «Вероятно, речь идет о Петре Ивановиче Полетике, члене «Арзамаса», чиновнике Министерства иностранных дел».
Очень забавно звучит в записках Вяземского слово «кажется», которое позволяет несколько усомниться в авторстве Полетики, да и наличие в примечании слова «вероятно» еще больше мешает точной идентификации истинного автора.
В общем, как водится — и не выиграл, а проиграл, и не в преферанс, а в очко, и не сто тысяч рублей, а тридцать пять копеек.
P.S. А началось все с любви Черчилля к армянскому коньяку и его высказываний про Сталина.
Tags: Вяземский, Полетика, Салтыков-Щедрин, Суровость российких законов, Цитаты.

Сильный инфорсмент при жестком трудовом законодательстве негативно влияет на показатели занятости и безработицы — таковы выводы исследования, проведенного в ЦеТИ Владимиром Гимпельсоном, Ростиславом Капелюшниковым и Анной Лукьяновой о влиянии строгого администрирования трудового законодательства на функционирование региональных рынков труда

Формальная сторона

Фразу «строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения» приписывают перу Салтыкова-Щедрина, Вяземского и даже Карамзина (есть такая версия), хотя, похоже, эту мысль в той или иной форме выражали многие российские интеллигенты в разные периоды истории. Истинна ли она сегодня, и к каким последствиям ведет? Значит ли, что плохой закон разрушает сам себя?

Одна из сторон этой общероссийской, да и не только российской проблемы — ее преломление в плоскости рынка труда: соблюдается или не соблюдается Трудовой кодекс в России; как законопослушность и отклонение от нее отражается на механизмах функционирования российского рынка труда, какова реальная степень жесткости российского законодательства в этой области?

Один из ключевых инструментов рынка труда — нормы национального законодательства о рынке труда или еmployment protection legislation (EPL), то есть нормы, защищающие работников от утраты рабочих мест. В России это законодательство, в других странах эту роль могут играть судебные решения, договоренности, записанные в коллективные соглашения и т.д.

В какой бы форме правила защиты занятости ни существовали, они не могут быть нейтральными к механизмам функционирования рынка труда. Эти правила непременно влияют почти на все показатели рынка, включая уровень занятости и безработицы, особенно хронической, динамику создания новых рабочих мест и заработной платы.

Но защищая одних, такие правила ущемляют других — безработных, неактивных, занятых в неформальном секторе, но желающих укрепить свой статус, перейдя в легальный, которые вынуждены как-то устраиваться в системе жестких законов, например, с помощью обмана. Двуликость защитных норм свидетельствует о том, что рынок труда реально не так просто жестко регулировать.

Как выглядит Россия на фоне других стран по степени жесткости EPL? Однозначных оценок нет: обследование Всемирного Банка дает отечественному законодательству 44 балла против 30,8 в среднем для стран ОЭСР. Хотя ОЭСР более мягко оценивает жесткость нашего EPL, она признает, что издержки расторжения постоянных контрактов в России заметно выше, чем в большинстве других европейских стран. Еще одна особенность отечественного законодательства состоит в отсутствии связи между издержками увольнения, которые несет работодатель, и стажем работника.

Российская практика

Фактический режим регулирования может существенно отличаться от существующего на «бумаге». Более того, степень соблюдения законов может варьироваться между регионами, секторами, предприятиями и даже меняться во времени. Скажем, во время кризиса государство может действовать административными методами более жестко, чем это предусмотрено законодательством. В подобных случаях возникает дифференциация в социальной защищенности работников и в преимуществах для работодателей. Таким образом, различия в инфорсменте создают различия в институциональной среде.

Представители гострудинспекций, служб занятости, работодателей, профсоюзов, а также руководители судов в российских регионах — практически все убеждены в том, что нормы трудового законодательства соблюдаются плохо и это является серьезной проблемой (см. Табл. 1).

Таблица 1. В какой мере соблюдаются следующие нормы? (полное соблюдение = 7 баллов)

Источник: Презентация к докладу Владимира Гимпельсона

Однако полное соблюдение норм Трудового кодекса работодателями, согласно обследованию ЦеТИ, проведенному в 2002–2003 гг., если бы оно было достигнуто на практике, привело бы к увеличению затрат на рабочую силу на 15–30%. В то же время работодатели в России не придают жесткости EPL слишком большого значения. По их мнению, другие ограничители (например, налоговое администрирование) куда весомее, да и обойти трудовое законодательство не так и затратно, как показало обследование 1000 предприятий, проведенное ВБ и ВШЭ в 2006.

Исследование ЦеТИ подтвердило, что инфорсмент в нашей стране варьируется по регионам, отражая как вариацию в предложении таких услуг, так и в спросе на них (см. Диаграммы 1 и 2). Предложение определяется институциональной мощностью локальной системы (судов и гострудинспекции). Спрос же на него слабее там, где шире альтернативные возможности для занятости и, соответственно, у работников меньше заинтересованности в буквальном соблюдении законодательства.

Диаграмма 1. Рынок труда и инфорсмент (суды)

Диаграмма 2. Рынок труда и инфорсмент (ГТИ)

Источник: Презентация к докладу Владимира Гимпельсона

Объективная статистика деятельности гострудинспекций и судебная статистика свидетельствуют о значительной межрегиональной вариации любых применяемых здесь показателей. Это означает, что инфорсмент законов о труде может существенно различаться внутри нашей страны, превращая единые для всех федеральные нормы в локальные правоприменительные практики. Именно последние и влияют на функционирование рынков.

Проблемы обратной связи и местных различий

Центральная часть исследования — анализ влияния интенсивности инфорсмента трудового законодательства в регионах на функционирование региональных рынков труда. Авторы искали ответ на вопрос: вызывает ли ужесточение (ослабление) инфорсмента в регионах увеличение (снижение) уровня безработицы и снижение (увеличение) уровня занятости в этих регионах?

Одна из наиболее сложных проблем в такого рода исследованиях — учет так называемой эндогенности, то есть направления причинности. Предположительно, в условиях высокой безработицы работники будут чаще обращаться с жалобами в суды, а гострудинспекция чаще и жестче проверять работодателей. В этом случае также будет фиксироваться связь между инфорсментом и положением на рынке труда, но ее направление будет обратным. Задача — в «расщеплении» этой связи и выделении влияния инфорсмента на рынок труда в «чистом виде».

Применяемая эконометрическая методология была призвана решать несколько проблем: учитывать возможную эндогенность инфорсмента в регионах, максимально использовать вариацию значений переменных как во времени, так и в пространстве. Эконометрическое оценивание проводилось с помощью трех основных методов: панельной регрессии с фиксированными эффектами (FE), со случайными эффектами (RE) и обобщенного метода моментов (GMM). Каждый из них имеет свои преимущества и недостатки, но вместе они дают относительно целостную картину. При этом метод GMM специально учитывает возможную эндогенность инфорсмента по отношению к положению на рынке труда и дает несмещенные оценки интересующего влияния.

Для характеристики функционирования рынка труда (в качестве зависимых переменных) авторы использовали три показателя занятости (уровень занятости для всего населения, для женщин и для молодежи) и три показателя безработицы (уровень безработицы для всего населения, для женщин, и для молодежи). Показатели рассчитаны по данным Росстата для каждого субъекта Федерации, за каждый год с 2000 по 2005. Поскольку женщины и молодежь более чувствительны к ситуации на рынке труда, то соответствующие связи могут оказаться относительно сильнее, чем для населения в целом.

Основные независимые переменные — характеристики инфорсмента, рассчитанные для каждого года и каждого субъекта федерации. Это показатели, характеризующие деятельность гострудинспекции (ГТИ) и судов в регионах (число инспекторов и судей, количество проверок, количество обнаруженных нарушений, количество обращений в суды по трудовым спорам, количество принятых судебных решений), и они нормированы на численность занятых на крупных и средних предприятиях. Кроме того, во всех расчетах контролировались показатели ВРП на душу населения, годовой темп роста ВРП, структура населения, административный статус регионов.

Полученные оценки дают эмпирическое подтверждение теоретическим представлениям о том, что жесткое трудовое законодательство имеет перераспределительный характер. Защищая уже имеющих работу, оно подавляет создание новых рабочих мест и увеличивает безработицу. Другими словами, дополнительные усилия по инфорсменту — при прочих равных — оборачиваются снижением уровня занятости и ростом уровня безработицы. Молодежь оказывается наиболее чувствительной к этому эффекту и в первую очередь страдает от роста безработицы и снижения занятости.

Практический вывод из исследования заключается в том, что принимаемые законы не должны содержать нормы, допускающие значительную вариацию в их соблюдении. Кроме того, популистские законы, на бумаге защищающие людей, могут на практике оборачиваться совсем другой стороной. Тогда одна надежда, что поможет «правило Салтыкова-Щедрина».

Подготовила Ирина Ильинская

по материалам доклада Владимира Гимпельсона и статьи В. Гимпельсона, Р. Капелюшникова и А. Лукьяновой «Employment Protection Legislation in Russia: Regional Enforcement and Labor Market Outcomes»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *