Статус юриста

  • автор:

Отсутствие статуса адвоката у представителя стороны, выигравшей спор в суде, является одним из самых любимых доводов юристов в попытке минимизировать сумму судебных расходов, подлежащих возмещению с проигравшей стороны. Так ли обоснован и эффективен этот аргумент?

Действительно, согласно ст. 1 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатская деятельность представляет собой квалифицированную юридическую помощь. При этом законодатель усиливает эту дефиницию, дополняя, что оказывается эта помощь на профессиональной основе. Получение статуса адвоката возможно только при наличии определенных условий и после успешной сдачи экзамена. Однако даже сами юристы, получившие статус адвоката, понимают и открыто говорят о том, что при наличии на экзамене большого количества вопросов требования к глубине и качеству ответов на них весьма условны. Безусловно, наличие статуса адвоката связывает последнего требованиями Кодекса профессиональной этики адвоката. Но насколько часто об этих правилах помнят сами адвокаты? Порой непосредственно в судебных заседаниях они демонстрируют обратное. Тем не менее, аргумент об отсутствии статуса адвоката у юриста, успешно отстоявшего интересы своего доверителя в суде, раз за разом озвучивается оппонентами и очень благосклонно принимается судами.

В то время как, если прибегнуть к буквальному толкованию норм права (так любимому в российской правовой действительности), станет очевидным, что в основу разрешения данного вопроса положен принцип разумности. И этот принцип никоим образом не апеллирует к статусу представителя. Статус адвоката на сегодняшний день не является обязательным для участия в арбитражном споре в качестве представителя. Кроме того, ни в одном нормативно-правовом акте нет указания на то, что размер возмещаемых судебных расходов зависит от факта наличия или отсутствия данного статуса.

Согласно ч.2 ст. 110 АПК РФ расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 21.01.2016 №1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» разъяснил, что разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги.

То есть основным критерием определения, разумна ли та сумма судебных расходов, которая предъявляется к возмещению, является содержание и качество самой юридической услуги. Технически для оценки разумности необходимо определиться с тем, что из себя представляла услуга. Здесь большое значение имеют навыки представителя, помимо всего прочего, предоставить суду анализ оказания юридической услуги как бизнес-процесса. То есть способность юриста чётко определить и показать, из каких конкретно стадий состояло оказание услуг и какие действия каждая из них включала. В качестве иллюстрации и доказательства разумности, я считаю, наиболее целесообразным использовать отчёт об оказанных услугах. Как правило, самым удобным вариантом является сводный отчёт по итогам завершения судебного процесса со ссылками на реквизиты подготовленных документов, даты совершения тех или иных действий.

Такой отчёт позволяет наглядно продемонстрировать суду объём оказанных представителем услуг.

В качестве критериев разумности судебных расходов Верховный Суд РФ называет объем заявленных требований, цену иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства. То есть этот перечень является открытым.

Цена иска. Аргумент о высокой цене иска самый распространённый и казалось бы самый понятный. Хотя оценочный характер здесь так же не исключён. Та сумма, которую один судья сочтёт значительной, другому — может показаться заурядной. Самым простым способом аргументировать значимость величины исковых требований можно считать градацию, предложенную самим законодателем в ст. 333.21 НК РФ для определения размера государственной пошлины, подлежащей уплате. То есть иски с ценой более 2 млн. рублей можно отнести к крупным.

Сложнее выглядит ситуация, когда требование носит неимущественный характер. Тут необходимо обосновывать значимость защищаемых интересов для той или иной компании. Насколько нарушение прав могло повлиять на судьбу хозяйствующего субъекта и его функционирование. Самый эффективный вариант — представить это в цифрах.

Продолжительность рассмотрения дела. Безусловно, когда речь идет о комплексном судебном представительстве, большое значение для оценки разумности судебных расходов имеет длительность процесса (количество лет), количество пройденных судебных инстанций, факт возврата дела на новое рассмотрение.

В моей практике есть корпоративный спор, который рассматривался более 2 лет, решение по делу дважды рассматривалось в апелляционной и кассационной инстанциях. Дело было возвращено на новое рассмотрение с целым рядом замечаний суда кассационной инстанции. После завершения рассмотрения дела в пользу моего доверителя при взыскании судебных расходов оппоненты заявили, что дело было простое.

Конечно, этот довод опровергался самими материалами дела. Длительность разрешения спора, отмена при первом рассмотрении дела судебных актов первой и апелляционной инстанции, направление дела на новое рассмотрение, привлечение при повторном рассмотрении дела 9 свидетелей и проведение 5 дополнительных судебных заседаний, большая часть которых длилась по несколько часов, — сами по себе свидетельствуют о том, что спор можно однозначно отнести к числу особо сложных.

Указанные выше доводы оппонентов о простоте спора, безусловно, раздражают, но иногда играют на руку. Поскольку если оппонент считает дело простым, но продолжал в своё время оспаривать решение суда в вышестоящих инстанциях, то он подтверждает тем самым своё недобросовестное процессуальное поведение, стремление затягивать процесс и намеренное создание условий для увеличения судебных расходов, как на стороне своего доверителя, так и на стороне выигравшей спор стороны.

Время, необходимое на подготовку процессуальных документов. В данном случае этот критерий, я считаю, необходимо рассматривать с двух сторон: 1.) Насколько срочно представителю пришлось готовить те или иные процессуальные документы. Когда процессуальный противник предоставляет все свои документы в последний момент, это увеличивает нагрузку на другого представителя. Такое процессуальное поведение оппонента(ов) требует оперативной реакции, и такие услуги не могут стоить дёшево. 2.) Каков в целом объём и содержание процессуальных документов, и какое минимальное время необходимо для качественной подготовки этих процессуальных документов. Данный критерий тесно связан с тематикой спора. При наличии в деле большого объема бухгалтерской документации, её анализ может занимать от нескольких дней до нескольких недель. Что не может не увеличивать стоимость оказываемых юридических услуг.

Сложность дела. Более оценочного критерия в этом списке нет. По сути он предполагает синтез всех остальных критериев. Однако опираться в этом вопросе на что-то систематизированное и признанное судейским сообществом всё же необходимо. Так, например, существует Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 01.07.2014 №167 «Рекомендации по применению критериев сложности споров, рассматриваемых в арбитражных судах Российской Федерации». В данном документе обозначены категории дел от менее сложных дел до дел особо сложных (исходя из правовой природы экономического спора). Сложно отрицать, что корпоративный спор или спор, связанный с защитой права собственности, относится к категории дел особой сложности, учитывая, что именно таковым он признаётся при оценке работы самих судей.

В качестве аргумента в пользу сложности дела также целесообразно указать большой объём применяемых к спорным правоотношениям правовых норм, а также их отношение к различным отраслям права. То есть когда отстаивание интересов доверителя в судебном процессе требует от представителя глубоких знаний в разных отраслях права.

При определении разумности могут учитываться и другие обстоятельства. К ним я отнесла бы:

  1. наличие большого количества свидетелей в арбитражном процессе, продолжительность их допроса и развернутость списка вопросов, подготовленных представителем выигравшей спор стороны.
  2. количество участвующих в деле лиц, а также степень их участия (заявлялись ими самостоятельные требования или нет, активно участвовали в процессе или нет). Значение имеет также, кто именно был привлечён в процесс (были ли это коммерческие организации, органы государственной или муниципальной власти, правоохранительные органы).
  3. проведение в рамках судебного разбирательства экспертиз, их содержание и сложность (комплексность). Объем и содержание подготовленных для экспертов представителем вопросов, их качество. Степень вовлечения юриста в проведение экспертизы (выезды на место, участие в осмотре и т.д.).
  4. наличие у юриста дополнительных навыков, которые потребовались для полноценного представления интересов доверителя в данном споре, объем их применения.
  5. сложность и время, необходимое для поиска и предоставления суду доказательств. Такие ситуации возникают, когда ряд обстоятельств дела могут быть подтверждены материалами иных судебных дел, материалами проверок, проведённых правоохранительными органами, когда требуется сбор доказательств в виде официальных справок и ответов от третьих лиц, сбор большого объема сведений из общедоступных источников, их анализ, структурирование и т.п.
  6. соотношение количества представителей на одной и на другой стороне спора.

В моей практике были случаи, когда оппонент нанимал сразу нескольких юристов (адвокатов) для представления своих интересов. Это, безусловно, право оппонента так усиливать свою позицию, но в таком случае доводы об отсутствии у единственного представителя выигравшей стороны статуса адвоката будут выглядеть совсем несуразно. Как впрочем и доводы о простоте судебного дела.

  1. наличие в деле нескольких однородных требований или многоэпизодность дела.
  2. отсутствие сложившейся правоприменительной арбитражной практики по вопросу, рассматриваемому в рамках дела.

В пункте 20 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 №82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» указано, что при определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя могут приниматься во внимание, в частности: сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов; имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг.

Это любопытно, поскольку возникает вопрос: применимы ли рекомендации о порядке определения размера вознаграждения адвокатов соответствующего региона в качестве доказательства (или некоего ориентира), когда речь идёт о юристе, не обладающем статусом адвоката? Я знаю один такой пример, но это скорее исключение из правил. В той ситуации, помимо всего прочего, в материалах дела было письмо официального органа о том, что стоимость услуг адвокатов и юристов, не обладающих соответствующим статусом, отличаются несущественно.

Поэтому, я считаю, что при обосновании разумности предъявляемых к возмещению судебных расходов лицам, не являющимся адвокатами, лучше прибегать к иным доказательствам.

Органы статистики, к сожалению, не обладают достаточным объемом данных для того, чтобы предоставить их в качестве справки в судебные органы. При сложившихся обстоятельствах в качестве доказательства разумности взыскиваемых судебных расходов можно использовать заключения экспертов (самый достоверный, доказательственно сильный, но дорогостоящий вариант), можно запросить официальные справки у коллег (с указанием всех параметров дела и периода рассмотрения спора), а также воспользоваться сведениями из общедоступных источников (сайты юридических компаний, если на них размещаются прайс-листы). Последний вариант наименее достоверный и подходит для случаев, когда дело не носило экстраординарный характер. В то время как предоставление справок или официальных ответов юристов-коллег о стоимости аналогичных услуг является оптимальным способом решения этого вопроса.

Как видно из анализа основных критериев разумности судебных расходов, ни один из них напрямую не имеет отношения к наличию или отсутствию статуса адвоката. Более того, Верховный Суд РФ разъяснил, что разумность судебных издержек на оплату услуг представителя не может быть обоснована известностью представителя лица, участвующего в деле. Я считаю, что эту рекомендацию можно толковать расширительно и рассматривать её в целом, как указание на то, что основополагающим критерием оценки должно быть только качество оказываемой услуги/услуг, а не статус представителя.

Таким образом, если убедительно и детально аргументировать разумность судебных расходов, довод об отсутствии у представителя стороны, выигравшей спор в суде, статуса адвоката не будет иметь доказательственной силы.

Нельзя не отметить, что одной из проблем развития практики по вопросам возмещения судебных расходов, на мой взгляд, является то, что суды при вынесении определений о взыскании судебных расходов, даже если учитывают все доводы представителя, полноценный анализ им в судебном акте не дают или делают это очень скупо. Аналогичным образом выглядит ситуация с мотивами, по которым суд отвергает те или иные доводы сторон. Существуют редкие исключения из этого правила, благодаря которым в рассматриваемом вопросе всё же иногда случаются принципиальные сдвиги.

Обозначу сразу, что я за то, чтобы квалификация юристов была высокой и требовала получения время от времени определённого подтверждения. Этому вопросу я даже в своё время посвятила отдельную главу в своей дипломной работе «Правовые проблемы возмездного оказания юридических услуг», но я не согласна с тем, что наличие или отсутствие статуса адвоката в нашей сегодняшней правовой реальности может и имеет право предопределять разрешение вопроса о том, разумна заявленная к возмещению сумма судебных расходов или нет.

Есть ли разница между адвокатом и «просто» юристом, если и тот, и другой выполняют, по сути, одну и ту же работу?

Конституцией Российской Федерации каждому гарантировано право на квалифицированную юридическую помощь. Какую же юридическая помощь можно считать квалифицированной?

Юрист – это специальность. Многие ВУЗы, даже колледжи, а также учреждения дополнительного образования в настоящее время выпускают юристов. Нередко юридический диплом можно получить, прослушав за 2 года несколько лекций. И любой выпускник такого учреждения с гордостью именует себя юристом и начинает предлагать различного рода юридические услуги, в рамках какой-нибудь консалтинговой фирмы или индивидуально.

Как же выбрать действительно компетентного, грамотного юриста, который максимально эффективным образом защитит Ваши права и интересы?

Для этого существует институт адвокатуры. Далеко не каждый юрист вправе называть себя адвокатом. Статус адвоката можно получить лишь в установленном законом порядке. Для этого лицо должно обладать высшим юридическим образованием, иметь достаточный стаж работы по юридической специальности, сдать экзамен на право заниматься адвокатской деятельностью, стать членом адвокатской палаты. Как показывает практика, более 50% претендентов на право заниматься адвокатской деятельностью не могут сдать экзамен, потому что предъявляются требования даже более жесткие, чем для экзамена на право занять вакантную должность судьи. В последнем случае допускается при подготовке ответов на экзаменационные вопросы пользоваться нормативными актами – кодексами, законами, тогда как на экзамене в Адвокатской палате это недопустимо. «Просто» юристов в Новосибирске море, а имеющих статус адвоката – чуть более тысячи.

Несмотря на то, что некоторые юридические услуги могут быть оказаны «просто» юристом, существует целый ряд правовых проблем, в которых помочь человеку может только адвокат. Так, например, только адвокат имеет право представлять интересы задержанного, подозреваемого, обвиняемого на предварительном следствии, «просто» юрист не может быть защитником по уголовному делу.

Но и по другим категориям дел и правовых конфликтов именно адвокат может оказать наиболее квалифицированную юридическую помощь своему клиенту.

В отличие от «просто» юриста, адвокат имеет определенные обязанности перед клиентом и Адвокатской палатой. В своей деятельности он обязан руководствоваться не только общими законами, но и законом об адвокатуре, и Кодексом профессиональной этики адвоката. Он может быть привлечен к дисциплинарной ответственности за невыполнение их норм. Немаловажным может оказаться и то обстоятельство, что, в отличие от «просто» юриста, на адвоката законом возложена обязанность хранить тайну клиента. Штатный юрист предприятия или юрист консалтинговой фирмы таким обязательством не связаны. Кроме того, уголовным законодательством введен запрет на допрос адвоката по тем обстоятельствам, которые ему стали известны в отношении своего клиента, тогда как другой юрист вполне может быть допрошен сотрудниками правоохранительных органов и будет обязан дать правдивые показания против своего клиента, в том числе если это касается денежных средств или хозяйственных операций компании.

Адвокат отвечает своим статусом за качество юридической помощи, которую он оказывает. Если клиент считает, что адвокат оказал ему некачественные, неквалифицированные юридические услуги, он может обратиться с жалобой в Адвокатскую палату, и там будет возбуждено дисциплинарное производство по этому случаю, в результате чего адвокат может лишиться своего статуса. Если же клиент неудовлетворен работой «просто» юриста, ему остается только отказаться от его дальнейших услуг и обратиться к другому профессионалу.

Порой можно отметить существенную разницу в ценах на различного рода юридическую помощь, оказываемую адвокатом и юристом консалтинговой фирмы. Однако клиент должен понимать, что качественные услуги компетентного специалиста всегда оцениваются выше, чем аналогичные начинающего юриста, который ничем не может гарантировать качество своих услуг и свой профессионализм. В юридических фирмах стоимость юридической консультации и других услуг никак не зависит от личности того лица, который непосредственно выполняет эту работу – юрист ли это с высшим образованием и большим стажем работы или студент-практикант. Возможно в некоторых случаях, что и в таких фирмах клиенту будет оказана помощь самого высшего уровня, но всегда следует помнить о возможных рисках, обращаясь в непроверенную фирму к неизвестному юристу. Конечно, если клиенту рекомендуют проверенного конкретного специалиста, то в таком случае, обращение к юристу будет обоснованным, даже если у него нет статуса адвоката. Рекомендации составляют важнейшую часть привлечения клиентской базы адвоката или любого другого уважающего себя юриста или юридической фирмы. Никакая реклама не дает такого количества новых клиентов, как рекомендации людей, однажды воспользовавшихся услугами конкретного человека.

Деятельность юридических фирм и юристов, в них работающих, в настоящее время неподконтрольна ни государству, ни общественным организациям. Так, не требуется абсолютно никакого образования (не говоря уже о юридическом) для оказания юридических услуг и работы в юридических фирмах. Таким образом, на данный момент государство не требует даже минимально необходимых юридических знаний для частнопрактикующих юристов.

Однако, эта ситуация в скором времени должна измениться. В ближайшее время в Государственную думу РФ будет внесен законопроект, который подготавливался с 2007 г. и обсуждался представителями Администрации Президента РФ, Правительства РФ, Министерства юстиции РФ, Федеральной палаты адвокатов и авторитетными юристами. 23 сентября 2008 г. была рассмотрена последняя редакция законопроекта, которая после подготовки всех необходимых документов будет внесена в парламент первым заместителем председателя Совета федерации А.Торшиным. Суть проекта Федерального закона «Об оказании квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации» состоит в том, что лишь физические лица, имеющие статус адвоката, нотариуса, патентного поверенного, а также в некоторых случаях их профессиональные образования получат право оказывать квалифицированную юридическую помощь по всем возможным направлениям, от представления интересов юридических и физических лиц в судах, иных органах власти и различных организациях, предоставления устных консультаций, до подготовки любых юридически значимых документов – договоров, претензий, исковых заявлений и тому подобное. Данное правило не будет распространяться лишь на юристов организаций, которые оказывают юридическую помощь своему непосредственному работодателю в рамках своих должностных обязанностей.

Думается, что принятие такого Федерального закона положительно скажется на общем качестве юридической помощи, оказываемой физическим и юридическим лицам, и повысит авторитет статуса адвоката на существующем сегодня рынке юридических услуг.

УТВЕРЖДЕН
Советом Федеральной палаты
адвокатов Российской Федерации
«04» декабря 2017 г.
(протокол № 8 )

I. Изготовление бланков ордеров
1.1. Ордером является документ, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием, который адвокат должен иметь на исполнение поручений в случаях, предусмотренных федеральным законом.
В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности.
1.2. Форма ордера в соответствии с п. 2 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» утверждается приказом Министерства юстиции Российской Федерации.
1.3. Бланки ордеров (рекомендуемый формат А-5) изготавливаются типографским способом или с использованием множительной техники, нумеруются арабскими цифрами, брошюруются в ордерные книжки, прошиваются, концы прошивочных нитей заклеиваются бумагой, на которой указываются номера ордеров в ордерной книжке, скрепляются подписью руководителя адвокатского образования или уполномоченного им лица и печатью соответствующего адвокатского образования.
Ордер и корешок к нему должны иметь одинаковые номера и другие реквизиты.
Ордерные книжки подлежат учету адвокатским образованием в журнале учета ордерных книжек.
1.4. Порядок обеспечения адвокатских образований бланками ордеров устанавливаются адвокатскими палатами субъектов Российской Федерации.
1.5. Пронумерованные бланки ордеров являются документами строгой отчетности.
II. Порядок заполнения и выдачи ордеров
2.1. Основаниями для выдачи ордера адвокату являются: соглашение адвоката с доверителем или поручение в порядке назначения на оказание юридической помощи, подлежащие регистрации в документации адвокатского образования.
Строки: «поручается» и «Основание выдачи ордера» заполняются только после заключения адвокатом соглашения с доверителем или получения поручения в порядке назначения на оказание юридической помощи.
2.2. При заполнении ордеров на защиту в уголовном судопроизводстве, либо на свидание адвоката с обвиняемым (подозреваемым) в абзаце «поручается» следует указывать:
— в строке «сущность поручения» после даты принятия поручения и перед фамилией, именем и отчеством (при наличии) физического лица, чьи интересы представляются, необходимо указывать: «участие в уголовном деле в качестве защитника», либо «свидание с подзащитным», либо «свидание с обвиняемым (подозреваемым) для получения его согласия на участие в уголовном деле в качестве защитника».
— в строке «наименование органа, учреждения, организации», кроме соответствующего органа следствия (дознания) необходимо указать номер следственного изолятора, где содержится лицо, с которым адвокат намерен встретиться.
2.3. Нумерация и другие реквизиты ордера и корешка к нему могут заполняться от руки чернильной или шариковой ручками с использованием красителя фиолетового, синего или черного цвета.
Помарки, подчистки и не оговоренные исправления в ордерах и корешках к ним не допускаются.
2.4. Ордер и корешок к нему подписываются руководителем адвокатского образования или иным уполномоченным лицом и скрепляются печатью адвокатского образования (филиала).
Корешки ордеров в ордерной книжке обеспечивают контроль выдачи и использования ордеров.
2.5. Адвокат не вправе использовать не полностью заполненный ордер.
2.6. Порядок выдачи ордеров адвокатам и отчетности по ним устанавливают совет адвокатской палаты субъекта Российской Федерации или руководитель адвокатского образования.
III. Порядок хранения ордеров
3.1. Ордера (ордерные книжки) должны храниться в условиях, исключающих их бесконтрольное использование, порчу или хищение.
3.2. Ответственность за организацию хранения, выдачи ордеров и ведение журнала учета ордерных книжек несет руководитель адвокатского образования или иные уполномоченные лица.
Ответственность за полное и правильное заполнение ордеров и корешков к ним несет адвокат, которому выдан ордер.
3.3. Неиспользованные и испорченные ордера подлежат сдаче выдавшему их лицу, перечеркиваются и хранятся вместе с корешками.
3.4. Корешки ордеров, неиспользованные и испорченные ордера, журнал учета ордеров хранятся в адвокатских образованиях, их филиалах или иных структурных подразделениях не менее трех лет, после чего могут быть уничтожены по акту.
IV. Заключительные положения
Методические рекомендации о порядке изготовления, хранения и выдачи ордеров адвокатам, принятые Советом ФПА РФ 10 декабря 2003 г. (протокол № 4) с изменениями и дополнениями от 27 сентября 2013 г. (протокол № 1) считать утратившими силу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *