Сталинский орган

  • автор:

«Орган Сталина»: мифы, окружающие первый залп «Катюши»

В протоколе допроса немецких военнопленных было отмечено, что «взятые в плен два солдата в деревне Попково сошли с ума от огня реактивных установок», а пленный ефрейтор заявил, что «случаев сумасшествия в деревне Попково было много от артиллерийской канонады советских войск». Таким был психологический эффект применения советской боевой машины залпового огня БМ-13 в июле 1941 года.

Когда же произошёл первый залп «Катюши», как её ласково называли советские солдаты? И каковы были цели этого залпа?

Рассмотрим это в нашем материале, посвящённом двум реактивным системам залпового огня: одной из самых эффективных систем прошлого и новейшей системе «Полонез» белорусско-китайского производства, которая может изменить расстановку сил на европейском театре действий.

Материал состоит из двух статей:

  • первая — посвящена боевой машине БМ-13 и тому, когда, где и при каких обстоятельствах состоялся первый залп «Катюши»,
  • вторая — посвящена новой белорусско-китайской реактивной системе залпового огня (РСЗО), которая по некоторым сведениям является «квазибаллистической», а значит — может изменить расклад сил в Европе.

ПЕРВЫЙ ЗАЛП «КАТЮШИ»

БМ-13 — советская боевая машина реактивной артиллерии периода Великой Отечественной войны, наиболее массовая и знаменитая советская боевая машина (БМ) этого класса. Наиболее широко известна под народным прозвищем «Катюша», солдаты Третьего рейха называли её «орга́н Сталина» из-за звука, издаваемого оперением ракет.

Первый залп «Катюши» — первое боевое применение боевой машины БМ-13 состоялось 14 июля 1941 года под Оршей. Первые залпы произвела первая отдельная экспериментальная батарея полевой реактивной артиллерии Красной Армии под командованием капитана И.А. Флёрова.

Капитан Иван Андреевич Флёров arms-expo.ru

Батарея была сформирована в конце июня 1941 года и укомплектована семью боевыми установками РНИИ (Реактивного Научно-Исследовательского Института) РККА и одной 122-мм пристрелочной гаубицей.

После трёх пристрелочных выстрелов из гаубицы 14 июля в 15 часов 14 минут батарея открыла огонь по железнодорожному узлу Орша, где по донесению войсковой разведки сосредоточилось много вражеской техники. Было выпущено 112 РС (реактивных снарядов).

Конструктор Алексей Попов arms-expo.ru

По воспоминаниям А.С. Попова, одного из создателей «Катюш»:

«железнодорожный узел был стёрт с лица земли». Фашисты были буквально ошеломлены этим огневым смерчем из непонятного для них оружия и в панике стали спасаться бегством. Противнику потребовалось значительное время, чтобы собрать деморализованные подразделения».

В тот же день огневой удар из нового оружия был произведен по немецкой переправе через реку Оршицу. Результат был такой же.

В этот день в своем дневнике начальник немецкого Генерального штаба Гальдер записал:

«14 июля под Оршей русские применили неизвестное до этого времени оружие. Огненный шквал снарядов сжег железнодорожную станцию Орша, все эшелоны с личным составом и боевой техникой приехавших военных частей. Плавился металл, горела земля».

«Сегодня на рассвете на киевском УРе были использованы известные Вам новые средства. Били по противнику на глубину до 8 километров. Установка чрезвычайно эффективная. Командование участка, где стояла установка, доложило, что после нескольких поворотов круга противник совершенно прекратил нажим на участок, откуда действовала установка. Наша пехота смело и уверенно пошла вперед».

В том же документе указывается, что применение нового оружия вызвало первоначально неоднозначную реакцию советских солдат, ранее не видавших ничего подобного.

«Передаю так, как рассказывали красноармейцы: «Слышим рокот, потом пронзительный вой и большой огненный след. Среди некоторых наших красноармейцев поднялась паника, а потом командиры разъяснили, откуда и куда бьют… это вызвало в буквальном смысле ликование бойцов. Очень хороший отзыв дают артиллеристы…»

Таким были первые боевые применения «Катюш».

КОГДА БЫЛИ РАЗРАБОТАНЫ РЕАКТИВНЫЕ УСТАНОВКИ ЗАЛПОВОГО ОГНЯ?

Часто о рождении «Катюши» утверждается, что советское высшее военное командование впервые увидело её за несколько дней, а правительство постановило принять на вооружение за несколько часов до начала войны. И это верно в отношении конкретной модели БМ-13, но разработка установок залпового огня началась раньше.

Ещё за два с половиной года до начала войны — с 8 декабря 1938 года по 4 февраля 1939 года — на полигоне ГАУ в Казахстане были успешно проведены полигонные и государственные испытания механизированных установок залпового огня на автомашине ЗИС-5: 24-зарядной МУ-1 и 16-зарядной МУ-2 для стрельбы ракетными снарядами РС-132.

У МУ-1 был отмечен ряд недостатков, а МУ-2 (чертеж № 199910) на трёхосной автомашине ЗИС-6 было запланировано принять на вооружение в 1939 году. Госкомиссию возглавлял зам начальника ГАУ и начальник Арткома комкор (c мая 1940 года генерал-полковник артиллерии) В.Д. Грендаль.

Пред самым началом Финской войны с 26 октября по 9 ноября 1940 года на Ржевском полигоне под Ленинградом были проведены показательные стрельбовые испытания ракетной техники, в числе которых была пусковая механизированная установка БМ-13-16 на шасси ЗИС-6.

Комиссию возглавлял начальник артиллерии РККА комкор (c мая 1940 года генерал-полковник артиллерии) Н.Н. Воронов. На основании положительных результатов испытаний НИИ-3 обязали внедрить в 1940 году в промышленности серийное производство механизированных установок БМ-13-16, названных «объектом 233» (интересно, что выпуск РС-132 на НИИ-3 не возлагался, так весь этот год осуществлялся серийными заводами наркомата боеприпасов).

Известно, что несколько типов ракетных установок на танках использовались при прорыве «Линии Маннергейма». О том, что именно «Катюши» серийно выпускались ещё до начала войны, свидетельствуют ещё ряд фактов:

  • из 7 пусковых установок флёровской батареи лишь 3 были изготовлены НИИ-3, а остальные 4 где-то ещё
  • уже 3 июля был сформирован первый дивизион «Катюш» (43 установки, включая 7 флёровских)
  • уже к середине августа 1941 года было сформировано 9 четырёхдивизионных полков «Катюш» (по 12 установок в каждом), 45 дивизионов, а в сентябре ещё 6 трехдивизионных полков вооружённых боевыми установками БМ-8 и БМ-13. Полк состоял из трёх дивизионов трёхбатарейного состава. Каждая батарея имела четыре боевые машины. Формируемые полки получили наименование «гвардейских минометных полков (ГМП) артиллерии Резерва ВГК».

БОИ В ИНФОРМАЦИОННОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЗА ПЕРВЫЙ ЗАЛП «КАТЮШИ»

В сети довольно много публикаций о том, что первый залп «Катюши» был осуществлён по захваченным немцами советским эшелонам, в составе которых, некоторые предполагают даже наличие установок «Катюш», какое предположение позволяет им писать красивые заголовки, вроде:

Начало таким публикациям положила статья Андрея Александровича Петрова, которого всегда представляют как инженера и полковник запаса, видимо, чтобы придать словам бывшего военного больший вес:

  • 2008 год — Загадка первого залпа «катюш» http://nvo.ng.ru/history/2008-06-20/12_katusha.html

Эта статья, как можно заметить, была опубликована в известной либеральной газете «Независимая газета» и была скопирована другими ресурсами, иногда с творческими дополнениями:

В статье Андрея Петрова, изобилующей натяжками, ничем необоснованными предположениями и просто откровенными выдумками, которая и лежит в основе прочих статей, затрагивающих эту тему, утверждается «с точностью досланного патрона в патронник» следующее:

«Первое. Немцы внезапно захватили Оршу.
Второе. Железнодорожный узел оказался забит нашими воинскими эшелонами.
Третье. Среди них были особо важные. Нельзя было допустить, чтобы именно эти эшелоны достались противнику.
Четвёртое. Генерал Кариофилли точно знал, что на станции Орша скопление эшелонов (при этом обычно не уточняется, что это были наши эшелоны).
Пятое. Боевое применение БМ-13 позволило успешно решить возникшую проблему. Немцы мало что смогли заполучить».

Основным аргументом, на который упирает автор, делая такие выводы является то, что немцы просто не могли успеть ко времени, когда был осуществлён первый залп «Катюши», забить Оршу своими эшелонами. Всё остальное — крутится вокруг этого. Разберёмся с этим аргументом поподробнее, проверив смелое утверждение автора о нерасторопности гитлеровцев.

9 июля 1941 года немцы уже находятся в Борисове (от которого до Орши — 130 км), а к 10 июля — стоят практически под Оршей всего в 40—50 км. А теперь найдём, с какой скоростью немцы осуществляли перешивку колеи.

По словам генерал-майора Гереке, начальника главного транспортного управления, солдаты-железнодорожники обеспечивают 20 км в день перешивки на немецкую колею. Немецкая колея пролегла до самого Смоленска, однако выйти на мощности, необходимые для бесперебойной подготовки к наступлению, так и не удалось (https://history.wikireading.ru/2600).

Также Роберт Форчик пишет, что два железнодорожных полка, приданных ГА «Центр», перешивали до 20 км путей в день (Robert Forczyk ‘Moscow 1941. Hitler’s first defeat’, 2006. P. 23)

Простые вычисления: 5 дней на 20 км — 100 км перешитых дорог.

К тому же добавим, что потребность армий группы «Центр» в перешивке дорог была очень высокой:

«Согласно расчетам группа армий «Центр» ежедневно нуждалась в 34 железнодорожных составах (каждый по 450 т) для решения всех поставленных ей задач. Однако она получала максимум 18, да и то в лучшем случае. 9-я армия (группа армий «Центр») в начале июля жаловалась на недопоставку двух третей ежедневных грузов (https://history.wikireading.ru/2600)».

Поэтому немцы были очень мотивированы в скорейшем использовании узла Орша, по какой причине утверждение о том, что на станции были советские эшелоны — основано лишь на предположении о том, что немцы не успели бы, по личному мнению автора статьи, осуществить операцию перешивки, что не соответствует действительным возможностям техники и потребностям немцев. А потребности эти не удовлетворялись и в августе 1941, что можно понять из дневника Гальдера Франца (Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба Сухопутных войск 1939—1942 гг.— М.: Воениздат, 1968—1971). Запись от 3 августа 1941 года:

«Положение с боеприпасами улучшилось также и в войсках группы армий «Север», где железнодорожная колея перешита на немецкий эталон {425} до Пскова».

Запись от 11 августа:

«В полосу группы армий «Центр» ежедневно прибывает только 13 эшелонов. Причиной этого является перешивка железнодорожной колеи и выход из строя части подвижного состава» (http://militera.lib.ru/db/halder/1941_08.html).

Причём мы делаем бо-о-ольшую скидку, указывая 100 км, когда линия фронта на 10 июля проходит уже под Оршей, а значит с 10 числа у немцев в этом районе — устойчивый тыл и у них есть время на перешивку дороги.

Но другие авторы с упоением и даже художественным приукрашиванием копируют текст этой статьи (яркий пример — http://www.geocaching.su/?pn=101&cid=7254). А некоторые идут дальше и, пытаясь подкрепить свои измышления о сговоре Сталина и Гитлера, пишут:

«Как ни странно, оказалось, что, скорее всего, первый залп флёровских «Катюш» был сделан по составу (или по составам) других «Катюш», которые двинулись к западной границе еще до начала войны, чтобы по тайной договоренности Сталина и Гитлера о Великой транспортной антибританской операции через Германию перебросить к берегам Ла-Манша (такую гипотезу начала войны один из авторов этой публикации впервые опубликовал в 2004 году)».

  • Владимир Грызун «Как Виктор Суворов сочинял историю» — отличная стёбная книга, написана легко и с изрядной долей здорового юмора.
  • Алексей Исаев «Антисуворов. Большая ложь маленького человека» — намного более «академичная», но от этого не менее интересная книга. Для особо интересующихся — другая книга того же автора «Антисуворов. Десять мифов Второй мировой».
  • Арсен Мартиросян «Сталин и Великая Отечественная война» — книга о наиболее известных мифах о ВОВ, связанных с И. В. Сталиным, в том числе о якобы планах Сталина о нападении на Германию.

Отметим только смелость авторов в отношении цели первого залпа «Катюш». И сомнительность «главного аргумента».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Боевая машина БМ-13 «Катюша» была оружием массовым и сыграла большую роль во всех ключевых военных событиях Великой Отечественной войны. В заключение хотелось бы отметить, что история советской реактивной артиллерии в годы войны остаётся одной из очень непростых и даже можно сказать «скользких» тем, которая ещё ждет своего исследователя.

Что же говорить о современных системах вооружения, о которых информация многократно искажается в целях сокрытия их реальных возможностей?

Во второй статье мы рассмотрим новую белорусско-китайскую военную разработку, названную «Полонез», перспективы оснащения ею белорусской армии и связанные с этим возможные изменения соотношения сил на европейском театре военных действий.

Иван Долбай

Постановление Горкома от 23 мая 1942 г.
Об организации производства мин МТВ-280 и МТВ-320 на ленинградских заводах
Бюро Горкома ВКП(б) постановляет:
1. Организовать на ленинградских заводах производство реактивных мин трофейного образца МТВ-280 и МТВ-320 и установок к ним с выпуском в мае и июне месяце следующего количества:
МТВ-280 – 1000 шт.
МТВ-320 – 350 шт.
Установки (рамы) – 125 шт.
2. Возложить изготовление корпусов реактивных мин МТВ-280, МТВ-320 и установок к ним на завод: им. Ленина, №371 им. Сталина, завод «Большевик», со сдачей их на снаряжательные заводы в мае и июне месяце, согласно прилагаемого графика (приложение 1).
3. Директорам заводов №7 Евдокимову и им. 2-й Пятилетки т. Стрельникову организовать в порядке кооперации производство камор для МТВ-280 и МТВ-320 с подачей их на сборку заводам им. Ленина и №371 им. Сталина по графикам последних.
4. Директору завода «Большевик» т. Захарьину организовать производство заготовок в количестве 1500 шт. камор и 1500 шт. сопел для МТВ-280 и МТВ-320 с подачей их заводам Ленина, №371 им. Сталина, № 7 и заводу им. 2-й Пятилетки в сроки, предусмотренные прилагаемым графиком.
5. Директору Охтенского химкомбината т. Николаеву произвести в мае и июне месяце 1350 штук реактивных пороховых зарядов для МТВ-280 и МТВ-320 и поставить их на снаряжение заводу №522 до 4 июня – 250 штук, остальные равномерными партиями в июне месяце.
6. Директору завода №522 НКБ т. Николаеву произвести в мае и июне месяце снаряжение 1000 шт мин МТВ-280 и 350 шт. МТВ-320 в первоочередном порядке перед остальными номенклатурами и не позднее, чем через двое суток после доставки этих мин на завод.
7. Директору 3-й мебельной фабрики т. Коновалову:
изготовить в течение мая и июня месяца 1350 деревянных ящиков-тары к минам МТВ по чертежам АНИОПа и сдать заводам им. Ленина, №371 им. Сталина и заводу «Большевик» по их заявкам;
изготовить к 4 июня сего года 50 шт. деревянных установок (рам) по чертежам завода им. Сталина и сдать Артиллерийскому управлению Ленинградского фронта. <…>
9. Обязать управляющего Ленэнерго т. Карась выделить, начиная с 23 мая сего года для изготовления мин МТВ следующее количество электроэнергии <…>
12. В обеспечении быстрейшего выполнения задания по выпуску мин МТВ-280 и МТВ-320 просить Военный Совет Ленинградского фронта возвратить мастеров, бригадиров и высококвалифицированных рабочих 6, 7 и 8 разрядов, призванных в последнюю мобилизацию в Красную армию»…

«Лука» и «Катюша» против «Ванюши»

Залп гвардейских реактивных минометов БМ-13 «Катюша», на шасси американских грузовиков «Стедебеккер» (Studebaker US6). Район Карпат, западная Украина
или рассказ о том, как «Катюша» стала «Катюшей» и вытеснила из истории немаловажного героя «Луку» с неприличной, но вполне фронтовой «фамилией»
О «КАТЮШАХ» — реактивных установках залпового огня, написано у нас, пожалуй, больше, чем о любом другом виде оружия. Тем не менее, поскольку до сих пор, несмотря на все законы и указы, архивные документы периода Великой Отечественной войны недоступны независимому исследователю, вместе с объективной информацией читатель получает изрядную дозу полуправды, откровенного вранья и сенсаций, высосанных из пальцев недобросовестных журналистов. Тут и поиски отца «Катюши», и разоблачение «лжеотца», бесконечные рассказы о массовом расстреле из «Катюш» немецких танков, и мутанты на постаментах — пусковые установки реактивных снарядов, кой-как смонтированные на автомобилях ЗИС-5, на которых они никогда не воевали, или вообще на послевоенных автомобилях, выдаваемых за боевые реликвии.
На самом деле в Великой Отечественной войне использовались десятки типов неуправляемых ракет и пусковых установок. Название «Катюша» в официальных документах не использовалось, а было придумано солдатами. Обычно «Катюшами» называли 132-мм снаряды М-13, но часто это название распространялось на все PC. Но и снаряды М-13 имели несколько разновидностей и несколько десятков типов пусковых установок. Так что здесь не тот случай, чтобы искать «гениального прародителя».
С X века китайцы применяли в боевых действиях ракеты с пороховыми двигателями. В первой половине XIX века ракеты довольно широко использовались в Европейских армиях (ракеты В. Конгрева, А. Д. Засядько, К. К. Константинова и другие). Но к концу века снимаются с вооружения (в Австрии в 1866 г., в Англии в 1885 г., в России в 1879 г.). Это было связано с успехами в развитии нарезной артиллерии и господством доктрины, по которой все задачи полевой войны вполне может решать 75—80-мм дивизионная пушка. В конце XIX — начале XX века на вооружении русской армии осталась только осветительная ракета.
Принципиально новым было использование в ракетах бездымного медленно горящего пороха. 3 марта 1928 г. произведен первый в мире пуск такой 82-мм ракеты конструкции Тихомирова-Артемьева.
Дальность полета составила 1300 м, а в качестве пусковой установки использован миномет.
Калибр наших ракет периода Великой Отечественной войны 82 мм и 132 мм был определен ни чем иным, как диаметром пороховых шашек двигателя. Семь 24-мм пороховых шашек, плотно уложенных в камеру сгорания, дают диаметр 72 мм, толщина стенок камеры — 5 мм, отсюда диаметр (калибр) ракеты 82 мм. Семь более толстых (40-мм) шашек таким же образом дают калибр 132 мм.
Важнейшим вопросом при конструировании PC является способ стабилизации. Советские конструкторы предпочли оперенные PC и придерживались этого принципа до конца войны.
В 30-е годы были испытаны ракеты с кольцевым стабилизатором, не выходящим за габариты снаряда. Такими можно было стрелять из трубчатых направляющих. Но испытания показали, что с помощью кольцевого стабилизатора добиться устойчивого полета невозможно. Затем отстреляли 82-мм ракеты с размахом четырехлопастного оперения в 200, 180, 160, 140 и 120 мм. Результаты были вполне определенные — с уменьшением размаха оперения уменьшались устойчивость полета и кучность. Оперение же с размахом более 200 мм смещало центр тяжести снаряда назад, что также ухудшало устойчивость полета. Облегчение оперения за счет уменьшения толщины лопастей стабилизатора вызывало сильные колебания лопастей вплоть до их разрушения.

В качестве пусковых для оперенных ракет были приняты желобковые направляющие. Опыты показали, что чем они длиннее, тем выше кучность снарядов. Длина для PC-132 являлась максимальной — 5 м из-за ограничений по железнодорожным габаритам.
В декабре 1937 г. 82-м реактивные снаряды (PC) поступили на вооружение истребителей И-15 и И-16, а в июле 1938 г. PC-132 приняли на вооружение бомбардировщиков.
Принятие на вооружение этих же снарядов для наземных войск затянулось по многим причинам, важнейшей из которых была их низкая кучность. По опыту Великой Отечественной войны мы рассматриваем 82-мм и 132-мм реактивные снаряды как осколочно-фугасные, хотя первоначально начинкой являлись зажигательные и отравляющие вещества. Так, в 1938 г. был принят на вооружение 132-мм реактивный химический снаряд РСХ-132. Другой вопрос, что зажигательные снаряды оказались неэффективными, а химические не применялись по политическим соображениям.
Основным направлением совершенствования ракет в ходе Великой Отечественной войны было улучшение кучности, а также — увеличение веса боевой части и дальности полета.
Реактивные снаряды были неэффективны при стрельбе по малоразмерным целям вследствие огромного рассеивания. Поэтому использование PC для стрельбы по танкам практически невозможно. Так, даже по таблицам стрельбы 1942 г. при дальности стрельбы 3000 м отклонение по дальности составляло 257 м, а боковое — 51 м. Для меньших расстояний отклонение по дальности вообще не приводилось, т. к. рассеивание снарядов не поддавалось расчету. Нетрудно представить вероятность попадания PC в танк на такой дистанции. Если же теоретически представить, что боевая машина как-то ухитрится выстрелить в танк в упор, то и тут начальная скорость 132-мм снаряда составляет всего 70 м/с, что явно недостаточно, чтобы пробить броню «тигра» или «пантеры». Здесь недаром оговорен год издания таблиц стрельбы.
По таблицам стрельбы ТС-13 одного и того же PC М-13 среднее отклонение по дальности в 1944 г. составляет 105 м, а в 1957 г. — 135 м, боковое соответственно — 200 и 300 метров. Очевидно, что вернее таблицы 1957 г., в которых рассеивание увеличилось почти в 1,5 раза.
В ходе войны отечественные конструкторы непрерывно работали над улучшением кучности PC с крыльевыми стабилизаторами. Так, например, был создан снаряд М-13 уменьшенной дальности с баллистическим индексом ТС-14, который отличался от классического М-13 (ТС-13) только меньшим весом порохового двигателя, дальностью, но несколько большими кучностью и крутизной траектории (гаубичностью).
Основной причиной низкой кучности PC типа М-13 (ТС-13) был эксцентриситет тяги ракетного двигателя, т. е. смещение вектора тяги от оси ракеты из-за неравномерного горения пороха в шашках. Это явление легко устраняется при вращении ракеты, тогда импульс силы тяги будет всегда совпадать с осью ракеты. Вращение, придаваемое оперенной ракете с целью улучшения кучности, называется проворотом. Ракеты с проворотом не следует путать с турбореактивными.
Скорость проворота оперенных ракет составляла несколько десятков, в лучшем случае — сотен оборотов в минуту, что недостаточно для стабилизации снаряда вращением (причем вращение происходит на активном участке полета (пока работает двигатель), а затем постепенно прекращается. Угловая скорость турбореактивных снарядов, не имеющих оперения, составляет несколько тысяч оборотов в минуту, чем создается гироскопический эффект, и соответственно более высокая точность попадания, чем у оперенных снарядов, как невращающихся, так и с проворотом. В обоих типах снарядов вращение происходит за счет истечения пороховых газов основного двигателя через маленькие (несколько мм в диаметре) сопла, направленные под углом к оси снаряда.

Реактивные снаряды с проворотом за счет энергии пороховых газов у нас называли УК — улучшенной кучности, например М-13УК и М-31УК. Кроме того проворот снаряда мог быть создан и другими способами. Так, например, в 1944 г. на вооружение поступили снаряды М-13 (ТС-46) и М-31 (ТС-47), отличавшиеся от обычных невращающихся ТС-13 и ТС-31 только изогнутым косопоставленным оперением, за счет которого происходил проворот снаряда в полете. Эффективным средством для проворота любых оперенных снарядов стали спиральные направляющие.
Испытания опытных образцов спиральных направляющих начались в середине 1944 г. Помимо вращения снарядов спиральные направляющие обладали большей живучестью по сравнению с прямолинейными направляющими, т. к. были менее подвержены действию пороховых газов.
К апрелю 1945 г. изготовили 100 боевых машин Б-13-СН (СН — спиральные направляющие), сформированы первые подразделения, вооруженные ими. При стрельбе из БМ-13-СН кучность снарядов М-13 и М-13УК была практически одинакова.
Вторым направлением развития отечественных PC было создание мощных фугасных снарядов, поскольку фугасное действие PC М-13 невелико. В июне 1942 г на вооружение приняли фугасный 132-мм снаряд М-20, который отличался от М-13 более тяжелой головной частью и, соответственно, меньшей дальностью стрельбы. Тем не менее фугасное действие М-20 вскоре тоже сочли недостаточным, и в середине 1944 г. его производство было прекращено.
Немецкий солдат осматривает захваченную советскую установку БМ-13-16 («Катюша») на шасси трактора СТЗ-5
Более удачным оказался снаряд М-30, в котором к ракетному двигателю от М-13 присоединялась мощная надкалиберная головная часть, выполненная в форме эллипсоида. Она имела максимальный диаметр 300 мм, За характерную форму головной части М-30 фронтовики называли Лукой М…вым (герой известной одноименной «эротической» поэмы). Естественно, что это прозвище, в отличие от растиражированной «Катюши», официальная пресса предпочитала не упоминать. «Лука», подобно германским 28-см и 30-см снарядам, запускался из деревянного упаковочного ящика, в котором он доставлялся с завода. Четыре, а позже восемь таких ящиков ставили на специальную раму, в результате чего получалась простейшая пусковая установка. Мощная головная часть М-30 имела неудачную аэродинамическую форму, и кучность стрельбы была в 2,5 раза хуже, чем у М-13. Поэтому снаряды М-30 применялись только массированно, на 1 км фронта прорыва было положено сосредотачивать не менее трех дивизионов М-30. Таким образом, на 1000 м линии обороны противника обрушивалось не менее 576 снарядов. По рассказам фронтовиков, часть снарядов М-30 застревала в укупорках и летела вместе с ними. Интересно, что думали немцы, наблюдая летящие на них кувыркающиеся деревянные ящики.
Существенным недостатком снаряда М-30 была малая дальность его полета. Этот недостаток частично устранили в конце 1942 г., когда создали новый 300-мм фугасный PC М-31 с дальностью стрельбы в 1,5 раза больше. В М-31 головная часть была взята от М-30, а ракетную — разработали заново, причем в основу ее конструкции положили двигатель экспериментального PC М-14.
В октябре 1944 г. принимается на вооружение дальнобойный PC М-13-ДД. Это был первый снаряд с двухкамерным ракетным двигателем. Обе камеры являлись штатными камерами снаряда М-13 и были последовательно соединены промежуточным соплом, которое имело восемь косонаклонных отверстий. Ракетные двигатели работали одновременно.
Первые установки для стрельбы М-13 имели индекс БМ-13-16 и монтировались на шасси автомобиля ЗИС-6. На этом же шасси монтировали и 82-мм ПУ БМ-8-36.
Автомобилей ЗИС-6 было всего несколько сотен, в начале 1942 г. их выпуск прекратили.
Установка для ракет М-13 (ранний вариант)
Пусковые установки ракет М-8 и М-13 в 1941—1942 гг. монтировали на чем угодно. Так, 6 направляющих снарядов М-8 устанавливали (на станки от пулемета Максим, 12 направляющих М-8 на мотоцикле, санях и аэросанях (М-8 и М-13), танках Т-40 и Т-60, бронированных железнодорожных платформах (БМ-8-48, БМ-8-72, БМ-13-16), речных и морских катерах и т. д. Но в основном ПУ в 1942— 1944 гг. монтировались на автомобилях, полученных по ленд-лизу — «Остин», «Додж», «Форд-Мармон», «Бедфорд» и т. д. За 5 лет войны из 3374 использованных под боевые машины шасси на ЗИС-6 приходится 372 (11%), на «Студебеккер» — 1845 (54,7%), на остальные 17 типов шасси (кроме «Виллиса» с горными ПУ) — 1157 (34,3%). Наконец было решено стандартизировать боевые машины на базе автомобиля «Студебеккер». В апреле 1943 г. такую систему приняли на вооружение под индексом БМ-13Н (нормализованная). В марте 1944 г. принимается самоходная ПУ для снарядов М-31 на шасси «Студебеккера» БМ-31-12.
Но в послевоенные годы о «Студебеккере» велено было забыть, хотя боевые машины на его шасси состояли на вооружении до начала 60-х годов. В секретных наставлениях «Студебеккер» именовался «машиной повышенной проходимости». На многочисленных постаментах вознеслись «Катюши»-мутанты на шасси ЗИС-5 или автомобилей послевоенных типов, которые упорно выдаются экскурсоводами за подлинные боевые реликвии, но подлинная БМ-13-16 на шасси ЗИС-6 сохранилась только в Артиллерийском музее в Санкт-Петербурге.
Тактика применения реактивных снарядов в значительной мере изменилась к началу 1945 г., когда боевые действия перешли с бескрайних русских полей на улицы немецких городов. Бить по малоразмерным целям реактивными снарядами стало почти бесполезно, но они оказывались очень эффективными при стрельбе по каменным строениям. Почти повсеместно боевые машины вводились на улицы городов и в упор расстреливали дома, занятые противником. Появилось огромное количество кустарно изготовленных самодельных одиночных пусковых установок, переносимых солдатами на руках. Такие и стандартные упаковки со снарядами бойцы затаскивали на верхние этажи домов, устанавливали их на подоконниках и стреляли в упор по соседним домам. Двух-трех было достаточно, чтобы полностью разрушить несколько этажей, а то и целый дом.
М-13УК
Снаряд М-31
Советские реактивные минометы — «Катюши» БМ-13 на шасси грузовика ЗИС-12, потерянные в районе Можайска
Ремонт советской машины реактивной артиллерии БМ-13 на шасси американского грузового автомобиля «Студебекер» (Studebaker US6)

БМ-13 на базе грузовика «GMC»
Непосредственно для штурма рейхстага выделили два дивизиона БМ-31-12 (288 пусковых) и два дивизиона БМ-13Н (256 пусковых). Кроме того, на подоконниках второго этажа «дома Гиммлера» было установлено множество одиночных снарядов М-30.
В ходе войны в войска поступило 2,4 тысячи установок БМ-8 (потеряно 1,4 тысячи), соответствующие цифры составляют для БМ-13 — 6,8 и 3,4 тысячи, а для БМ-З1-12 — 1,8 и 0,1 тысячи.
Немецкие конструкторы принципиально иначе решили проблему стабилизации реактивных снарядов.
Все германские PC были турбореактивными. Пусковые установки систем залпового огня были сотового типа (28 и 32-см PC), или трубчатого (15, 21 и 30-см).
Первой немецкой реактивной системой залпового огня стал шестиствольный химический 15-см миномет типа «Д», поступивший на вооружение химических полков вермахта в конце 30-х годов. Основным его назначением была стрельба химическими минами (в германской армии реактивные снаряды именовались минами, а трубчатые пусковые установки для них — минометами) весом от 39 до 43 кг. Внешне химические мины отличались от фугасных или дымовых только наличием зеленого или желтого колец. С 1942 г. миномет «Д» немцы начали именовать 15-см Nb.W 41, т. е. дымовой миномет (пусковая) обр. 1941 г. Наши солдаты миномет такого типа называли «Иваном» или «Ванюшей».
В ходе войны химические боеприпасы не применялись и миномет стрелял только осколочно-фугасными и дымовыми минами. Разлет осколков осколочно-фугасной мины составлял 40 м в бок и 13 м вперед. Дымовая мина давала облако диаметром 80—100 м, которое сохраняло достаточную плотность в течение 40 секунд.
Шесть стволов миномета были объединены в один блок с помощью передней и задней обойм. Лафет имел секторный подъемный механизм с максимальным углом возвышения до +45° и поворотный механизм, допускавший поворот ±12°. Боевая ось лафета коленчатая, при стрельбе она поворачивается, колеса вывешиваются, а лафет опирается на сошники развернутых станин и откидной передний упор. Огонь велся залпами по 6 выстрелов за 5 секунд, время перезарядки 1,5 минуты. Вес ПУ составлял 540 кг без боеприпасов.
С апреля 1943 г. немцы стали изготавливать 10-ствольные ПУ на базе полугусеничной бронемашины «Мультир» для стрельбы 15-см минами. Называли их бронированными пусковыми установками 15 см PW. 43. Вес системы около 7,1 тонны, возимых боекомплектов 20 мин, а максимальная скорость по шоссе составляла 40 км/час.
По типу «Ивана» немцы создали две более мощные ПУ («дымовых минометов») на колесных лафетах. Это пятиствольный 21-см миномет 21. см. Nb.W. 42 и шестиствольный миномет 30 см. Nb.W.42. Вес первого составлял 550, а второго 1100 кг.
В 1940 г. началось производство 28-см фугасных и 32 см зажигательных мин (28-см. WK. и 30-см.WK.). Обе имели одинаковый двигатель, но различались весом, размерами и начинкой головной части.
32-см мины в упаковочных ящиках на огневой позиции (Германия)
Зона поражения осколками фугасной мины достигала 800 м. При прямом попадании одной в дом он полностью разрушался.
32-см зажигательные мины снаряжались 50 литрами нефти. При стрельбе по сухому лугу или лесу одна вызывала пожар на площади 200 кв. м с пламенем высотой до двух-трех метров. Взрыв килограммового разрывного снаряда мины создавал добавочное осколочное действие.
Минимальная табличная дальность стрельбы для обеих мин составляла 700 м, но стрелять на дальность менее 1200 м не рекомендовалось из условий собственной безопасности.
Наиболее простой ПУ для 28 и 32-см мин являлся тяжелый метательный прибор обр. 40 г. и обр. 41 г., который представлял собой деревянную или железную раму, на которой в ящиках находились четыре мины. Рама могла устанавливаться под разными углами, что позволяло придавать ПУ углы наведения от +5° до +42°. Укупорочные ящики 28 и 32-см мин представляли собой деревянные рамы с одинаковыми наружными размерами.
Для повышения мобильности шесть метательных приборов обр. 1940 или 41 гг. монтировали на полугусеничных бронеавтомобилях (спецмашина 251).
С 1941 г. в войска стала поступать в больших количествах тяжелая метательная установка обр. 41 г. (28/32 см Nb.W. 41) сотового типа, имевшая в отличие от рамных установок обр. 40 и 41 гг. неотделяемый колесный ход. Установка имела ствольную ферму с 6 направляющими, в которых могли помещаться как 28-см, так и 32-см мины. Ствольная ферма представляла собой двухъярусную конструкцию из прутковой и уголковой стали. Вес ПУ был 500 кг, что позволяло расчету легко перекатывать ее по полю боя.
Особняком стоит 8-см реактивный снаряд, созданный немцами на основе 82-мм советского снаряда М-8. Это был единственный немецкий оперенный снаряд, стрелявший с ПУ балочного типа. Такие ПУ с 48 направляющими устанавливали на трофейных французских танках «Сомуа» (немецкое название 303). Кроме того, ПУ с 24 направляющими устанавливали на уже упомянутых бронемашинах «Мультир».
8-см снаряды использовались в основном войсками СС.
15-см «Иван» на «Мультире»
«Мультир» в момент пуска 15 см мины
Реактивная установка образца 1942 г. на базе бронетранспортера «Мультир»
«Мультир» — трофей Советской Армии
Тяжелая метательная установка калибра 28 см образца 1941 г. (Германия). Захвачена союзниками в Нормандии
Немецкая реактивная установка под оперенный 8-см снаряд — копию советского М-8
И, наконец, принципиально новой системой была 38-см реактивная установка RW. 61 на специальном танке «Штурмтигр». В отличие от всех предыдущих реактивных установок она рассчитана не на залповый огонь по площадям, а на стрельбу одиночными снарядами по конкретной цели. Турбореактивный фугасный снаряд 38 см R. Sprgr. 4581 выстреливался из нарезного ствола длиной 2054 мм с начальной скоростью всего 45 м/с. Затем реактивный двигатель разгонял снаряд до скорости 250 м/ с. Заряжание производилось с казенной части, для чего ПУ (немцы ее иногда называли мортирой) имела горизонтальный клиновой затвор. Подъемный механизм ПУ допускал угол возвышения до +85°.
Вес установки составлял 65 тонн, лобовая броня 150—200 мм. Возимый боекомплект 14 снарядов. Максимальная скорость передвижения до 40 км/час.

В 1944-1945 г. фирма «Хеншель» выпустила 18 установок «Штурмтигр».
В самом конце войны немцы создали 38-см гаубицу на колесном ходу, стрелявшую 680-мм реактивным снарядом.
В начале февраля 1944 г. фирма Круппа начала проектирование сверхдальней ракетной системы R. Wa. 100. Она должна была иметь тонкостенный нарезной ствол, из которого небольшой вышибной заряд выбрасывал турбореактивный снаряд. На расстоянии около 100 м начинал работать маршевый двигатель, разгонявший его до 1000 м/с. Основным назначением системы была стрельба через пролив Ла-Манш. Прорабатывались варианты с 540 и 600-мм стволами, вес взрывчатого вещества в снаряде должен был быть около 200 кг. В качестве ПУ предусматривалось использование переделанного железнодорожного транспортера 24-см пушки «Теодор» или усиленного шасси 60-см САУ «Карл». Немцам удалось довести работы до стадии макетирования. После окончания войны эти проработки были использованы при проектировании в 1945—1946 гг. аналогичной системы 56 см. РАК в советской зоне оккупации Германии.

Данные немецких реактивных снарядов (мин)

Производство германских пусковых установок

Производство реактивных снарядов (мин)

Германский шестиствольный миномет Nebelwerfer 41 «Иван»
Залп батареи немецких реактивных миномётов Nebelwerfer 41 под Демянском
Советские солдаты с трофейным немецким реактивным 150-мм миномётом «Nebelwerfer 41»
Снаряды М-31 в упаковочных ящиках на огневой позиции
Ближе к окончанию войны немецкие конструкторы создали 80-мм реактивную систему залпового огня на базе трофейных французских средних полугусеничных БТРов S303(f) и S307(f) на 48 ракет Raketensprenggranate (8см RSprgr.). Эти машины состояли на вооружении войск СС. Ракеты были почти точной копией советской ракеты М-8, известной как «Катюша». Всего немцами было создано 6 машин для запуска этих ракет. Поначалу эти машины проходили испытания в составе Ваффен СС, а затем были перемещены в Schnelle бригаду Запад (21.PzDiv.).
Гвардейский реактивный миномет БМ-31-12 в Берлине. Это — модификация знаменитой реактивной установки «Катюша» (по аналогии получила название «Андрюша»). Вела огонь снарядами калибра 310 мм (в отличие от 132-мм снарядов «Катюши»), запускавшимися с 12 направляющих сотового типа (2 яруса по 6 ячеек в каждом). Система размещена на шасси американского грузовика «Студебеккер» (Studebaker US6), который поставлялся в СССР по ленд-лизу.

Военное дело

14 июля 1941 года впервые было задействовано нагоняющее ужас ракетное оружие Красной Армии. «Катюша» оказалась невероятно эффективной — за счет поражающей силы и психологического фактора.

Шум не убивает, по крайней мере, не напрямую. И, несмотря на это, он может быть невероятно эффективным оружием, а именно — психологическим. Тому во Второй мировой войне есть как минимум два точных примера.

В первые два года войны сирены немецких штурмовиков вселяли панику в противника. Их визг обещал прямое попадание. Никто не знает, сколько поляков, французов или британцев, югославов и греков от страха покинули свои позиции — и именно из-за этого погибли.

До середины июля 1941 года на стороне противников Германии не было сопоставимого психологического оружия. Но потом появились капитан Иван Флеров и БМ-13.

За данной аббревиатурой скрывалась простая конструкция: грузовик с пусковыми установками для средних ракетных орудий калибра 82 или 132 мм. Топливо из специального порошка оружейный инженер Иван Граве, в принципе, разработал еще во время Первой мировой войны. В 30-х годах из всего этого возникли прототипы ракет типа «воздух-земля».

Но быстрей готовыми к применению стали наземные пусковые установки, монтируемые на грузовиках или тракторах. Первое испытание нового оружия на временных стартовых направляющих состоялось 7 июня 1939 года; присутствующий народный комиссар обороны, Климент Ворошилов, был под сильным впечатлением от эффективности оружия. В конце 1940 года первые готовые пусковые установки поступили на апробацию в войска. Пусковые установки монтировались только по ходу движения грузовиков, что делало излишним затратный монтаж установок в боковом направлении. После внесения незначительных изменений советский генеральный штаб в мае 1941 года одобрил начало массового производства установок.

В первые три недели германо-советской войны ракетные установки, правда, еще не применялись — непонятно, почему. Все изменилось лишь 14 июля 1941 года. Неделей раньше Флеров, 36-летний выпускник советской артиллерийской академии, получил полдюжины грузовиков с пусковыми установками, а также первые 3000 ракет калибра 132 мм.

В то время как у промышленного города Орши, на Днепре, в Белоруссии, бушевало сражение, советские разведчики обнаружили подходящую мишень для нового оружия, получившего наименование БМ-13: в их зоне поражения остановились на отдых немецкие грузовики подразделений снабжения, перевозившие в основном топливо и боеприпасы. Сравнительно крупная цель, отлично подходящая для не отличавшихся большой точностью попадания, но зато большим радиусом поражения осколочных боевых частей ракетных боеголовок.

Флеров дал приказ «Огонь!», и через несколько секунд более 100 ракет устроили германскому противнику «кровавую баню». Эффект отличался от такового при обычном артобстреле: сопоставимой батарее средних полевых орудий для того же количества выстрелов требовалось несколько минут — время, за которое противник мог уйти в укрытие, уехать или открыть ответный огонь. Массированный залп выпущенных в течение нескольких секунд ракет, напротив, не давал времени на реагирование.

Правда, эффективность отдельных боеголовок в силу малой скорости по сравнению со ствольной артиллерией была меньше, но объем выпускаемых снарядов в течение краткого времени компенсировал этот недостаток. Для борьбы с танками и бункерами осколки названных по аналогии с русским шлягером «Катюша» ракет не годились (разве что речь шла о прямом попадании), но ничем не защищенные грузовики и, конечно, пехота оказывались в крайней опасности.

После первой атаки Флеров перегруппировал свою батарею и вторым залпом разрушил мост через Днепр. Немецкая 17-я танковая дивизия три дня подряд не могла продвигаться дальше; из-за шока от действия нового оружия или нехватки топлива — неясно.

Реактивные установки залпового огня «Катюши», октябрь 1942 г.

В любом случае, в течение следующих недель оказалось, что Красная Армия благодаря БМ-13 и облегченному варианту БМ-8 стала располагать необычайно эффективным новым оружием. Наряду с непосредственным эффектом, речь шла и о страхе немецких солдат, возникавшем, как только раздавалось характерное завывание быстро выпускавшихся друг за другом ракет.

Снаряды достигали сначала возрастающей, а затем убывающей скорости полета максимум 355 метров в секунду, так что звук в среднем шел быстрее самих снарядов. Таким образом, в зависимости от дистанции выстрела (от 5,5 до 8,5 км) между звуками выстрелов и первым попаданием проходило несколько секунд — время, достаточное для массированной панической атаки у солдат, даже если стреляли не по ним или их позициям.

В немецкой армии быстро распространилось уважительное наименование оружия противника: «сталинский орган». Это было связано с похожим на звуки органа звуком выстрела, а также с пусковыми установками на грузовиках, напоминавшими органные трубы. Поздней осенью советские заводы прислали на фронт большое количество материального подкрепления, до 1000 грузовиков со стартовыми установками и полмиллиона снарядов; отныне ракетная артиллерия занимала чрезвычайно важное место при составлении планов Красной Армии.

Правда, капитан Иван Флеров не дожил до успеха нового оружия: 7 октября 1941 года немецкие минометы обстреляли его позицию. Из-за топкой почвы уйти из-под обстрела он не мог. Капитан расстрелял все свои боеприпасы и отдал приказ подорвать БМ-13. Затем он погиб, вместе с тремя четвертями своего отряда. Но «сталинский орган» — наряду с танком Т-34 — стал самым грозным оружием Красной Армии: смертельным для десятков тысяч немецких солдат и одновременно психологически разрушительным для миллионов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

По следам победы. Часть 5. История в деталях.

Сначало факты:
Катюшами называли в народе все системы гвардейских реактивных миномётов.
А это БМ-8, БМ-13, БМ-31 и другие.
Но мы разберем самую так сказать распространенную систему БМ-13
Реактивная Система Залпового Огня БМ-13 «Катюша» — советская боевая машина реактивной артиллерии периода Великой Отечественной войны, наиболее массовая и знаменитая советская машина этого класса.
Имеет модификацию БМ-13Н
Модификация гвардейских реактивных минометов типа «Катюша». Индекс «Н» — нормализованная. Выпускалась с 1943 года. Отличалась тем, что в роли шасси использовались американские грузовики Студебекер US6, поставляемые в СССР по Ленд-лизу.
Характеристики боевой машины БМ-13
Шасси ЗиС-6
Количество направлящих 16
Вес в походном положении без снарядов, кг 7200
Время перевода из походного положения в боевое, мин 2-3
[Время заряжания, мин 5-8
Время полного залпа, с 8-10
История создания
Ещё в 1921 году сотрудники Газодинамической лаборатории Н. И. Тихомиров и В. А. Артемьев приступили к разработке реактивных снарядов для самолётов.
В 1937—1938 годах реактивные снаряды разработанные РНИИ (ГДЛ вместе с ГИРД в октябре 1933 года составили вновь организованный РНИИ) под руководством Г. Э. Лангемака приняты на вооружение РККВФ. Реактивные снаряды РС-82 (реактивный снаряд калибром 82 мм) устанавливали на истребителях И-15, И-16, И-153, во время войны — на штурмовиках Ил-2, с разработкой РС-132 — на бомбардировщиках СБ и штурмовиках Ил-2.
Летом 1939 года РС-82 на И-16 и И-153 успешно применялись в боях с японскими войсками на реке Халхин-Гол.
В 1939—1941 годах сотрудники РНИИ И. И. Гвай, В. Н. Галковский, А. П. Павленко, А. С. Попов и другие создали многозарядную пусковую установку, смонтированную на грузовом автомобиле.
В марте 1941 года были успешно проведены полигонные испытания установок БМ-13 (боевая машина со снарядами калибра 132 мм).
Знаменитая «катюша» оставила свой незабываемый след в истории Великой Отечественной войны с тех самых пор, как 14 июля 1941 года это секретное оружие под командованием капитана И. А. Флерова буквально стерло с лица земли вокзал в городе Орше вместе с находившимися на нем немецкими эшелонами с войсками и техникой. Первые образцы реактивных снарядов, запускаемых с передвижного носителя (машины на базе грузового автомобиля «ЗИС-5»), испытывали на советских полигонах с конца 1938 г.
21 июня 1941 года их продемонстрировали руководителям Советского правительства, и буквально за несколько часов до начала Великой Отечественной войны было принято решение о срочном развертывании серийного производства реактивных снарядов и пусковой установки, получившей официальное название «БМ-13».
Это было воистину оружие небывалой силы — дальность полета снаряда достигала восьми с половиной километров, а температура в эпицентре взрыва — полутора тысяч градусов. Немцы неоднократно пытались захватить образец русской чудо-техники, но экипажи «катюш» строжайше выдерживали правило — попасть в руки врага им было нельзя. На критический случай машины были снабжены механизмом самоликвидации. От тех легендарных установок идет, по сути, вся история российской ракетной техники. А реактивные снаряды для «катюш» разработал Владимир Андреевич Артемьев.
Судьба разработчиков
2 ноября 1937 года в результате «войны доносов» внутри института, директор РНИИ-3 И. Т. Клеймёнов и главный инженер Г. Э. Лангемак были арестованы. 10 и 11 января 1938 года, соответственно, они были расстреляны на полигоне НКВД «Коммунарка».
Реабилитированы в 1955 году.
Указом Президента СССР М. С. Горбачёва от 21 июня 1991 года И. Т. Клеймёнову, Г. Э. Лангемаку, В. Н. Лужину, Б. С. Петропавловскому, Б. М. Слонимеру и Н. И. Тихомирову посмертно было присвоено звание Героев Социалистического Труда.
Устройство
Оружие относительно простое, состоящее из рельсовых направляющих и устройства их наведения. Для наводки были предусмотрены поворотный и подъёмный механизмы и артиллерийский прицел. В задней части машины находились два домкрата, обеспечивающие бо́льшую устойчивость при стрельбе. На одной машине могло размещаться от 14 до 48 направляющих.
Из за секретности на каждую машину было установлено 30 кг взрывчатки.
Экипаж (расчёт) состоял из 5 — 7-ми человек,
Командир орудия — 1.
Наводчик — 1.
Водитель — 1.
Заряжающий — 2 — 4.
Экипаж давал клятву уничтожить машину, даже ценой жизни, но не отдать машину врагу.
В состав БМ-13″Катюша» входят следующие боевые средства:
Боевая машина (БМ) МУ-2 (МУ-1) ;
Реактивные снаряды .
Реактивные снаряды Катюши
Неуправляемый реактивный снаряд «земля — земля» — простейшая ракета, оснащённая двигателем, боевой частью со взрывателем и аэродинамическим стабилизатором (оперением). Прицеливание осуществляется заданием первоначального угла запуска, обычно с помощью направляющей балки или трубы, а также иногда с помощью задания времени работы двигателя.
Разберем самый распространенный снаряд М-13
Характеристики реактивного снаряда М-13
Калибр, мм 132
Размах лопастей стабилизатора, мм 300
Длина, мм 1465
Вес, кг:
окончательно снаряженного снаряда 42,36
снаряженной головной части 21,3
разрывного заряда 4,9
снаряженного реактивного двигателя 20,8
Скорость снаряда, м/с:
дульная (при сходе с направляющей) 70
максимальная 355
Длина активного участка траектории, м 125
Максимальная дальность стрельбы, м 8470
Происхождение названия
Известно, почему установки БМ-13 стали в одно время именоваться «гвардейскими миномётами». Установки БМ-13 в действительности не являлись миномётами, но командование стремилось как можно дольше сохранять их конструкцию в секрете:
Когда на полигонных стрельбах бойцы и командиры попросили представителя ГАУ назвать «подлинное» имя боевой установки, тот посоветовал: «Называйте установку как обычное артиллерийское орудие. Это важно для сохранения секретности».
Нет единой версии, почему БМ-13 стали именоваться «катюшами». Существует несколько предположений:
По названию ставшей популярной перед войной песни Блантера на слова Исаковского «Катюша». Версия убедительная, поскольку впервые батарея стреляла 14 июля 1941 года (на 23-й день войны) 14 июля в 15.15 по прямому приказу заместителя начальника артиллерии Западного фронта генерала Г. С. Кариофилли батарея Флёрова произвела залп по железнодорожному узлу Орша. Это было первое боевое применение «Катюш». Стреляла с высокой крутой горы — ассоциация с высоким крутым берегом в песне тут же возникла у бойцов. Наконец, жив бывший сержант штабной роты 217-го отдельного батальона связи 144-й стрелковой дивизии 20-й армии Андрей Сапронов, ныне — военный историк, который и дал ей это имя. Красноармеец Каширин, прибыв с ним вместе после обстрела Рудни на батарею, удивлённо воскликнул: «Вот это песенка!» «Катюша», — ответил Андрей Сапронов (из воспоминаний А. Сапронова в газете «Россия» № 23 от 21-27 июня 2001 года и в «Парламентской газете» № 80 от 5 мая 2005 года). Через узел связи штабной роты новость о чудо-оружии по имени «Катюша» в течение суток стала достоянием всей 20-й армии, а через её командование — и всей страны. 13 июля 2011 года ветерану и «крёстному отцу» «Катюши» исполнилось 90 лет.
Ещё есть версия, что название связано с индексом «К» на корпусе миномёта — установки выпускались заводом имени Калинина (по другому источнику — заводом имени Коминтерна). А фронтовики любили давать прозвища оружию. Например, гаубицу М-30 прозвали «Матушкой», пушку-гаубицу МЛ-20 — «Емелькой». Да и БМ-13 поначалу иногда именовали «Раисой Сергеевной», таким образом расшифровывая сокращение РС (реактивный снаряд).
Третья версия предполагает, что именно так окрестили эти машины девушки с московского завода «Компрессор», работавшие на сборке.
Немцы о Катюше
В немецких войсках эти машины получили название «сталинские орга́ны» из-за внешнего сходства реактивной установки с системой труб этого музыкального инструмента и мощного ошеломляющего рёва, который производился при запуске ракет.
Во время боёв за Познань и Берлин установки для одиночного пуска М-30 и М-31 получили от немцев прозвище «русский фаустпатрон», хотя эти снаряды использовались не как противотанковое средство. «Кинжальными» (с дистанции 100—200 метров) пусками этих снарядов гвардейцы проламывали любые стены.
Зарубежные «аналоги»
Германия
«Nebelwerfer» — германский буксируемый реактивный миномёт времён Второй мировой войны. За характерный звук, издаваемый снарядами, получил у советских солдат прозвище «ишак»
Максимальная дальность, м: 6 км
Wurfrahmen 40 — германская тяжелая самоходная реактивная система залпового огня периода Второй мировой войны.
28/32 cm Nebelwerfer 41 — немецкая буксируемая реактивная система залпового огня времён Второй мировой войны. Состояла на вооружении Nebeltruppen (буквально — «дымовые войска») — аналога войск РХБЗ, эти подразделения изначально предназначались для постановки дымовых завес, а также, в случае необходимости, для использования реактивных снарядов, снаряженных отравляющими веществами.
Максимальная дальность, м: 1925 (280-мм) 2200 (320-мм)
Америка
Танк M4A1 или M4A3, оборудованный смонтированной на башне реактивной системой залпового огня Т34 Calliope, с 60 трубчатыми направляющими для 114-мм ракет M8.
Ну как вы уже поняли, ничего похожего на «Катюшу» не было и в помине.
ВидеоРЯД
нашел интересное видео из цикла «Оружие победы»
ВСЕ! Серия «По следам победы закрыта»
По следам победы. Часть 1.Герои Войны
По следам победы. Часть 2. Снайперы
По следам победы. Часть 3. Забытый парад
По следам победы. Часть 4. Форма парада

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *