Ст 718 ГК

  • автор:

1. Заказчик обязан в сроки и в порядке, которые предусмотрены договором подряда, с участием подрядчика осмотреть и принять выполненную работу (ее результат), а при обнаружении отступлений от договора, ухудшающих результат работы, или иных недостатков в работе немедленно заявить об этом подрядчику.

2. Заказчик, обнаруживший недостатки в работе при ее приемке, вправе ссылаться на них в случаях, если в акте либо в ином документе, удостоверяющем приемку, были оговорены эти недостатки либо возможность последующего предъявления требования об их устранении.

3. Если иное не предусмотрено договором подряда, заказчик, принявший работу без проверки, лишается права ссылаться на недостатки работы, которые могли быть установлены при обычном способе ее приемки (явные недостатки).

4. Заказчик, обнаруживший после приемки работы отступления в ней от договора подряда или иные недостатки, которые не могли быть установлены при обычном способе приемки (скрытые недостатки), в том числе такие, которые были умышленно скрыты подрядчиком, обязан известить об этом подрядчика в разумный срок по их обнаружении.

5. При возникновении между заказчиком и подрядчиком спора по поводу недостатков выполненной работы или их причин по требованию любой из сторон должна быть назначена экспертиза. Расходы на экспертизу несет подрядчик, за исключением случаев, когда экспертизой установлено отсутствие нарушений подрядчиком договора подряда или причинной связи между действиями подрядчика и обнаруженными недостатками. В указанных случаях расходы на экспертизу несет сторона, потребовавшая назначения экспертизы, а если она назначена по соглашению между сторонами, обе стороны поровну.

6. Если иное не предусмотрено договором подряда, при уклонении заказчика от принятия выполненной работы подрядчик вправе по истечении месяца со дня, когда согласно договору результат работы должен был быть передан заказчику, и при условии последующего двукратного предупреждения заказчика продать результат работы, а вырученную сумму, за вычетом всех причитающихся подрядчику платежей, внести на имя заказчика в депозит в порядке, предусмотренном статьей 327 настоящего Кодекса.

7. Если уклонение заказчика от принятия выполненной работы повлекло за собой просрочку в сдаче работы, риск случайной гибели изготовленной (переработанной или обработанной) вещи признается перешедшим к заказчику в момент, когда передача вещи должна была состояться.

Комментарий к Ст. 720 ГК РФ

1. Исполнение обязанности заказчика по принятию результата работы, а также обязанности подрядчика сдать заказчику данный результат завершается приемкой выполненной работы. Порядок приемки выполненной работы подробно урегулирован комментируемой статьей, поскольку в равной мере важен для обеих сторон договора подряда.

Согласно п. 1 комментируемой статьи заказчик обязан в сроки и в порядке, предусмотренных договором подряда, с участием подрядчика осмотреть и принять результат выполненной работы. При обнаружении отступлений от договора, ухудшающих результат работы, или иных недостатков в работе он должен немедленно заявить об этом подрядчику.

В данной норме прежде всего представлены общие требования к приемке результата работы по договору подряда, которые сводятся к тому, что с целью приемки результата работы заказчик обязан вместе с подрядчиком осуществить осмотр результата, в результате чего возможны два варианта его дальнейших действий. Если в результате осмотра заказчиком с участием подрядчика результата работы им не будет обнаружено отступлений от договора, ухудшающих результат работы, или иных недостатков в работе, то он обязан принять его. Если же ходе осмотра заказчиком с участием подрядчика результата работы им будут обнаружены отступления от договора, ухудшающие результат работы, или иные недостатки в работе, то он обязан немедленно заявить об этом подрядчику. В связи с этим вместо обязанности принять результат выполненной работы у заказчика возникает право требовать от подрядчика устранения выявленных недостатков или использования иных возможностей, предусмотренных статьей 723 Гражданского кодекса РФ.

Заказчик обязан выполнить указанные действия, связанные с приемкой (осмотр и приемка либо осмотр и заявление о выявленных недостатках подрядчику) результата выполненной работы в сроки и в порядке, предусмотренные договором подряда.

Важно иметь в виду, что в п. 1 комментируемой статьи имеется в виду обнаружение заказчиком таких отступлений от договора, ухудшающих результат работы, или иных недостатков в работе, которые квалифицируются как явные. К категории явных недостатков относятся те, которые могут быть обнаружены при нормальном способе приемки, поскольку являются очевидными и не требуют использования специальных знаний, техники и технологий . Так, в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 22 февраля 2008 г. по делу N А56-48353/2006 обращается внимание на то, что в соответствии с п. 2 комментируемой статьи заказчик, обнаруживший недостатки в работе при ее приемке, вправе ссылаться на них в случаях, если в акте либо в ином документе, удостоверяющем приемку, были оговорены эти недостатки либо возможность последующего предъявления требования об их устранении. Из материалов дела следует, что заказчик имеет претензии относительно отсутствия устройства автоматического включения резервного питания (АВР); выполнения питающей сети кабелем ВВГнг 4 x 16,00 кв. мм; несоответствия количества светильников, установленных на мосту и в портале моста, количеству светильников, указанному в проектной документации; отсутствия устройства защитного заземления. Акты выполненных работ, которыми подтверждается установка всего предусмотренного сметой оборудования, подписаны ответчиком без замечаний. Установка устройства автоматического включения резервного питания (АВР) и устройства заземления сметой не предусмотрена. При таких обстоятельствах ссылки подателя жалобы на недостатки выполненных работ не подтверждаются материалами дела.

———————————
В Постановлении ФАС Московского округа от 11 декабря 2007 г. N КГ-А40/12738-07 прямо указывается на то, что, если иное не предусмотрено договором подряда, заказчик, принявший работу без проверки, лишается права ссылаться на недостатки работы, которые могли быть установлены при обычном способе ее приемки (явные недостатки). Аналогичное решение было дано в Постановлении ФАС Дальневосточного округа от 10 апреля 2009 г. N Ф03-1250/2009 по делу N А24-4823/2008 (акт подписан истцом без замечаний по их качеству, в то же время судом установлено, что недостатки выполненных работ, на наличие которых указывает истец, являются явными и могли быть выявлены при обычном способе их приемки, что в силу п. 3 комментируемой статьи лишает его права на них ссылаться).

В п. 3 комментируемой статьи устанавливается, что заказчик, обнаруживший недостатки в работе в момент ее приемки, имеет право ссылаться на них только в тех случаях, когда в акте либо в ином документе, удостоверяющем приемку, были оговорены эти недостатки либо возможность последующего предъявления требования об их устранении. Заказчик, принявший работу без проверки, лишается права ссылаться на недостатки работы, которые могли быть установлены при обычном способе ее приемки (явные недостатки), если иное не предусмотрено договором подряда.

2. Согласно п. 4 комментируемой статьи при обнаружении после приемки работы отступлений от договора подряда или иных недостатков, которые не могли быть установлены при обычном способе приемки (скрытые недостатки), в том числе таких, которые были умышленно скрыты подрядчиком, заказчик обязан известить об этом подрядчика в разумный срок после их обнаружения. В судебно-арбитражной практике при рассмотрении вопроса о характере выявленных заказчиком недостатков учитываются доказательства того, что недостатки не могли быть обнаружены при приемке в силу характера и содержания выполненных подрядчиком работ.

Так, в Постановлении ФАС Уральского округа от 20 января 2010 г. N Ф09-11110/09-С4 по делу N А60-19297/2009-С1 отмечается, что жилой дом принят в эксплуатацию государственной приемочной комиссией на основании актов о приемке в эксплуатацию законченного строительством объекта. В состав приемочной комиссии входили представители заказчика, эксплуатационной организации, генподрядчика, генпроектировщика, органов государственного санитарного надзора, органов государственного пожарного надзора, инспекции Госархстройнадзора. В данных актах отсутствуют указания на недостатки выполненных работ. Полагая, что сдача жилого дома в эксплуатацию осуществлена ответчиками с нарушением требований Градостроительного кодекса РФ без осуществления благоустройства придомовой территории, товарищество, действующее от имени собственников помещений жилого дома на основании п. 8 ст. 138 Жилищного кодекса РФ, обратилось с иском в суд.

Суд, сославшись на п. 4 комментируемой статьи, обоснованно указал на то, что истцом не представлено доказательств выполнения ответчиками работ с недостатками, поскольку акты приемки жилого дома в эксплуатацию были подписаны без замечаний к их составу и качеству как представителем товарищества, так и представителями уполномоченных государственных органов. Невыполнение (ненадлежащее выполнение) работ по благоустройству придомовой территории нельзя признать скрытым недостатком, который не мог быть обнаружен истцом при приемке жилого дома, в силу характера и содержания данных работ. Иных доказательств невыполнения ответчиками обязанности произвести работы по благоустройству жилого дома товарищество не представило. В связи с этим судом сделан верный вывод об отсутствии оснований для возникновения у ответчиков обязанности по устранению недостатков работ либо возмещению расходов истца на их устранение. Таким образом, в удовлетворении исковых требований отказано правомерно.

В Постановлении ФАС Центрального округа от 20 сентября 2010 г. по делу N А62-656/2010 указывается, что п. 4 комментируемой статьи предоставляет заказчику, обнаружившему после приемки работы скрытые недостатки, право предъявлять к подрядчику соответствующие требования. Таким образом, положения ст. ст. 711 и 720 ГК РФ в их системном толковании со ст. 12 Кодекса о способах защиты гражданских прав предоставляют заказчику право не оплачивать работу, выполненную ненадлежащим образом, и в том случае, если скрытые недостатки работы выявлены им после приемки результата работ. Поскольку вопрос о характере выявленных недостатков (скрытые или явные), объеме и стоимости работ, выполненных ненадлежащим образом, требует специальных знаний, арбитражный суд не имел правовых оснований для отказа в удовлетворении ходатайства о проведении экспертизы для установления обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения настоящего спора, а также неправомерно ограничил ответчика в праве представления доказательств для подтверждения своих возражений. При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции нашел решение суда первой инстанции подлежащим отмене, а дело — направлению в тот же суд для нового рассмотрения.

Указание в п. 4 комментируемой статьи на то, что при обнаружении после приемки работы скрытых недостатков заказчик обязан известить об этом подрядчика в разумный срок после их обнаружения, предназначено для суда и применяется им в случае спора исключительно исходя из конкретных обстоятельств рассматриваемого дела.

3. Норма п. 5 комментируемой статьи является императивной, и исполнение ее требований является обязательным для сторон договора подряда. Это обстоятельство было подчеркнуто в Постановлении ФАС Центрального округа от 14 июля 2006 г. по делу N А54-8221/2005-С10. В нем констатируется, что судом первой инстанции было установлено выполнение по договору пусконаладочных работ, которые приняты заказчиком без замечаний, что подтверждается актом. Согласно комментируемой норме при возникновении между заказчиком и подрядчиком спора по поводу недостатков выполненной работы или их причин по требованию любой из сторон должна быть назначена экспертиза. Как видно из материалов дела, в процессе рассмотрения данного спора в целях установления причин выявленных недостатков, на которые указывает истец, судом было предложено провести судебную экспертизу, однако стороны от проведения экспертизы отказались. В соответствии со ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. В нарушение требований указанной нормы истцом не представлено доказательств того, что недостатки появились в результате ненадлежащего выполнения ответчиком пусконаладочных работ, от проведения судебной экспертизы с целью установления причин выявленных недостатков истец отказался. При таких обстоятельствах арбитражный суд пришел к правильному выводу о том, что истцом не представлено доказательств ненадлежащего исполнения ответчиком своих обязательств по договору.

Бремя несения расходов на проведение экспертизы возлагается на подрядчика, за исключением двух случаев: во-первых, когда экспертизой установлено отсутствие нарушений подрядчиком договора подряда; во-вторых, когда экспертизой установлено отсутствие причинной связи между действиями подрядчика и обнаруженными недостатками. В этих случаях расходы на экспертизу несет сторона, потребовавшая назначения экспертизы, а если она назначена по соглашению сторон, то расходы возлагаются на обе стороны в равных долях.

Однако судебно-арбитражная практика исходит из того, что правила п. 5 комментируемой статьи распространяются только на досудебный порядок распределения расходов по проведению экспертизы при возникновении между сторонами разногласий по объему, стоимости и качеству выполненных работ. Так, в Постановлении ФАС Поволжского округа от 22 сентября 2010 г. по делу N А12-16669/2009 подчеркивается, что при рассмотрении спора об уменьшении цены выполненных ответчиком работ по договору подряда ответчиком в качестве защиты от заявленного требования истца было заявлено ходатайство о проведении по делу судебной строительно-технической экспертизы. Стороны были согласны с необходимостью проведения данной экспертизы. Расходы за проведение экспертизы понес ответчик, перечислив денежные средства на депозит арбитражного суда. Наличие понесенных ответчиком расходов на проведение судебной экспертизы и их размер подтверждаются материалами дела. Ответчиком с учетом результатов экспертизы было заявлено ходатайство о возмещении за счет истца судебных расходов на ее проведение. При этом истец сослался на порядок распределения расходов, установленный п. 5 комментируемой статьи. Однако судом апелляционной инстанции обоснованно была отклонена ссылка истца на комментируемую статью, так как данной нормой регламентируется досудебный порядок распределения расходов на проведение экспертизы при возникновении между сторонами разногласий по объему, стоимости и качеству.

4. В п. 6 комментируемой статьи установлено диспозитивное правило, согласно которому при уклонении заказчика от принятия выполненной работы подрядчик вправе по истечении месяца со дня, когда согласно договору результат работы должен был быть передан заказчику, и при условии последующего двукратного предупреждения заказчика продать результат работы, а вырученную сумму, за вычетом всех причитающихся подрядчику платежей, внести на имя заказчика в депозит в порядке, предусмотренном ст. 327 ГК РФ.

Согласно ст. 327 ГК РФ должник вправе внести причитающиеся с него деньги или ценные бумаги в депозит нотариуса, а в случаях, установленных законом, — в депозит суда, если обязательство не может быть исполнено должником вследствие, в частности, отсутствия кредитора или лица, уполномоченного им принять исполнение, в месте, где обязательство должно быть исполнено. Внесение денежной суммы или ценных бумаг в депозит нотариуса или суда считается надлежащим исполнением обязательства. Нотариус или суд, в депозит которого внесены деньги или ценные бумаги, извещает об этом кредитора.

Учитывая, что в п. 6 комментируемой статьи содержится диспозитивная норма, стороны в договоре подряда могут предусмотреть иные последствия уклонения заказчика от принятия выполненной работы.

Еще одним последствием уклонения заказчика от принятия выполненной работы является установление правила о переходе на заказчика риска случайной гибели изготовленной, переработанной или обработанной вещи в том случае, когда такое уклонение повлекло за собой просрочку в сдаче работы . В данном случае риск переходит на заказчика в момент, когда передача вещи должна была состояться (п. 7 комментируемой статьи).

———————————
Следует согласиться с тем, что в п. 7 комментируемой статьи, повторяющем норму ст. 705 ГК РФ, говорится только о риске случайной гибели вещи и не упоминается риск ее случайного повреждения, упоминаемый в ст. 705 ГК РФ, содержащей общее правило о распределении в подряде рисков между его сторонами, поэтому п. 7 комментируемой статьи следует толковать расширительно, включая в риск случайной гибели вещи также риск ее случайного повреждения (Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Г.Е. Авилов, М.И. Брагинский, В.В. Глянцев и др.; под ред. О.Н. Садикова. 5-е изд., испр. и доп. с использованием судебно-арбитражной практики. М.: КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 2006).

1. Подрядчик обязан немедленно предупредить заказчика и до получения от него указаний приостановить работу при обнаружении:

непригодности или недоброкачественности предоставленных заказчиком материала, оборудования, технической документации или переданной для переработки (обработки) вещи;
возможных неблагоприятных для заказчика последствий выполнения его указаний о способе исполнения работы;
иных не зависящих от подрядчика обстоятельств, которые грозят годности или прочности результатов выполняемой работы либо создают невозможность ее завершения в срок.

2. Подрядчик, не предупредивший заказчика об обстоятельствах, указанных в пункте 1 настоящей статьи, либо продолживший работу, не дожидаясь истечения указанного в договоре срока, а при его отсутствии разумного срока для ответа на предупреждение или несмотря на своевременное указание заказчика о прекращении работы, не вправе при предъявлении к нему или им к заказчику соответствующих требований ссылаться на указанные обстоятельства.

3. Если заказчик, несмотря на своевременное и обоснованное предупреждение со стороны подрядчика об обстоятельствах, указанных в пункте 1 настоящей статьи, в разумный срок не заменит непригодные или недоброкачественные материал, оборудование, техническую документацию или переданную для переработки (обработки) вещь, не изменит указаний о способе выполнения работы или не примет других необходимых мер для устранения обстоятельств, грозящих ее годности, подрядчик вправе отказаться от исполнения договора подряда и потребовать возмещения причиненных его прекращением убытков.

Комментарий к статье 716 Гражданского Кодекса РФ

1. Статья 716 посвящена информационной обязанности подрядчика, суть которой в том, что подрядчик-специалист должен немедленно предупредить заказчика (т.е. так быстро, как это возможно) о следующем. Во-первых, о непригодности или недоброкачественности предоставленных заказчиком материала, оборудования, технической документации или переданной для переработки (обработки) вещи (абз. 2 п. 1 ст. 716). Имеются в виду исключения из общего правила о выполнении работы иждивением подрядчика, когда указанные имущество и документы подрядчик получил от заказчика (п. 1 ст. 704 ГК). Поскольку непригодность возможна в том числе и по причине недоброкачественности, непригодность — объективная невозможность использования указанного имущества и документов ввиду отсутствия у них любых необходимых свойств, в том числе не связанных с вопросами качества (например, невозможность использования материала данного сорта для получения необходимого результата, невозможность использования при выполнении работы двух материалов ввиду их несовместимости, невозможность использования оборудования ввиду отсутствия у него требуемых технических характеристик, неполнота информации в технической документации); недоброкачественность — отсутствие необходимых качественных свойств (например, наличие в материале производственного брака, техническая неисправность оборудования, ошибки в документации). В рамках ст. 716 разница между «непригодностью» и «недоброкачественностью» значения не имеет.

Во-вторых, о возможных неблагоприятных для заказчика последствиях выполнения его указаний о способе выполнения работы (абз. 3 п. 1 ст. 716). Поскольку обычно подрядчик сам определяет способы выполнения задания (п. 3 ст. 703 ГК), он может попросту пренебречь указаниями заказчика, а возможные его предупреждения и разъяснения здесь имеют не правовое, а фактическое значение. Поэтому правило абз. 3 п. 1 ст. 716 опять-таки рассчитано на те исключения, когда согласно ДП заказчик имеет право давать подрядчику указания относительно способов выполнения работы.

Наконец, в-третьих, об иных независящих от подрядчика обстоятельствах, которые грозят годности или прочности результатов выполняемой работы либо создают невозможность ее завершения в срок (абз. 4 п. 1 ст. 716). Список указанных в п. 1 ст. 716 обстоятельств не является исчерпывающим, однако все они одновременно обладают следующими признаками: а) не зависят от подрядчика-специалиста; б) возникают не в момент заключения ДП, а в процессе его исполнения заказчиком; в) способны негативно повлиять на подрядный результат. При обнаружении подобных обстоятельств подрядчик обязан не только немедленно предупредить о них заказчика, но и приостановить работу вплоть до получения от него дальнейших указаний. Срок ожидания подрядчиком таких указаний должен предусматривать ДП, в противном случае следует исходить из разумного срока (п. 2 ст. 716).

2. Подрядчик, не выполнивший предусмотренные п. 1 ст. 716 обязанности: а) не предупредивший заказчика об обнаружении указанных обстоятельств; б) продолживший работу, не дожидаясь истечения срока получения от заказчика дальнейших указаний (договорного или разумного); в) продолживший работу, несмотря на своевременное указание заказчика о необходимости ее прекращения, в последующем лишается права ссылаться на эти обстоятельства. Данное последствие универсально и касается всякого спора, кто бы ни был его инициатором — заказчик или подрядчик (п. 2 ст. 716), поэтому с процессуальной точки зрения данные обстоятельства не входят в предмет исследования, а соответствующие доказательства не могут использоваться при принятии решения ввиду их неотносимости к делу. В то же время подрядчик вправе доказывать наличие в предоставленном заказчиком материале скрытых недостатков (т.е. таких, которые не могли быть обнаружены при надлежащей его приемке) и влияние этого факта на отрицательный результат; эффективность доказывания двух этих обстоятельств дает ему возможность получить оплату за работу (п. 2, 3 ст. 713 ГК).

Если подрядчик своевременно и обоснованно предупредит заказчика об обстоятельствах, предусмотренных п. 1 ст. 716, однако заказчик не примет меры по их устранению (не заменит имущество или документы, не изменит указания о способе выполнения работы и пр.), подрядчик вправе отказаться от исполнения ДП (расторгнуть его во внесудебном порядке) и потребовать возмещения причиненных его прекращением убытков (п. 3 ст. 716). Принципиальность реализации подрядчиком данного права связывается с тем, что именно он как специалист: а) по общему правилу несет риск за случайную гибель (повреждение) результата до его приемки заказчиком (абз. 3 п. 1 ст. 705 ГК); б) несет риск за недостижение результата (и неполучение оплаты — ст. 711 ГК); в) претерпевает санкции за недостатки работы (ст. 723 ГК).

Комментарии к статье 1. В ряде случаев подрядчик может выполнить порученную работу только при условии, что со стороны заказчика ему будет оказано в этом необходимое содействие. Например, при производстве ремонтных работ в квартире заказчика необходимо, чтобы заказчик обеспечил подрядчику доступ на площадку, получил необходимые согласования жилищных органов на переустройство или перепланировку жилого помещения и т. п. Поэтому хотя известного рода сотрудничество сторон присутствует при исполнении всех регулятивных обязательств (ГК 1964 г. рассматривал сотрудничество сторон вообще в качестве одного из принципов исполнения обязательств), правила о договорах подряда содержат на этот счет специальную норму, закрепленную ст. 718.
2. Согласно п. 1 коммент. ст. в договоре подряда должны быть определены объем и порядок оказания заказчиком содействия подрядчику в выполнении работы. Столь категоричная формулировка во многом сводит на нет действительный смысл нормы о содействии заказчика, поскольку понятие «содействие» практически подменяется конкретными обязанностями, предусмотренными договором. По смыслу закона обязанность содействовать не предполагает точного перечисления в договоре всех тех конкретных действий, которые должны быть выполнены в ходе исполнения обязательства, что, кстати, далеко не всегда и возможно. Поэтому при заключении договора подряда целесообразно подходить к понятию «содействие» заказчика более широко.
3. Подрядчик, которому заказчиком отказано в оказании необходимого содействия, может выдвинуть требования: а) о возмещении убытков, включая убытки, вызванные простоем; б) о перенесении сроков исполнения работы; в) об увеличении цены работы (абз. 2 п. 1 ст. 718); г) о расторжении договора, если исполнение работы стало невозможным (п. 2 ст. 718). В отдельных случаях эти требования могут сочетаться друг с другом. Так, хотя в п. 2 ст. 718 говорится лишь о праве заказчика получить цену выполненной работы и не упоминается о праве на возмещение убытков, последние могут быть взысканы с заказчика на основе ст. 393 ГК.

Три года назад я публиковал обзор судебной практики по спорным вопросам цены договора подряда (см. ). Принятое на прошлой неделе определение ВС РФ от 13.12.2018 № 301-ЭС18-13414 стало поводом вновь вернуться к этой теме.

Первой нормой, к которой стоит обратиться при решении вопроса о том, какую сумму заказчик должен заплатить подрядчику за выполненную работу, является пункт 1 статьи 424 ГК РФ, в соответствии с которым исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон. Иными словами, если подрядчик по договору подряда сдал заказчику соответствующий условиям договора результат работ, то заказчик должен заплатить подрядчику ту сумму, о которой стороны договорились при заключении договора.

Если работа выполнена надлежащим образом, то есть ее результат соответствует условиям договора подряда и требованиям статей 721, 754 ГК РФ, заказчик должен заплатить подрядчику оговоренную при заключении договора цену.

Если работа выполнена с недостатками, заказчик вправе потребовать соразмерного уменьшения установленной за нее цены с учетом положений пункта 1 статьи 723 ГК РФ.

Когда при заключении договора стороны согласовали только фиксированную цену за результат работ, проблем с расчетами обычно не возникает. Однако согласование цены таким образом для договоров строительного подряда является большой редкостью. Как правило, в договорах строительного подряда стороны согласовывают не только фиксированную цену за результат работ, но и расчет такой цены в виде сметы. Возможность определения цены договора подряда путем составления сметы прямо предусмотрена пунктом 3 статьи 709 ГК РФ.

При согласовании сметы стороны исходят из объема работ, предусмотренного технической документацией. С учетом этого объема работ определяется количество необходимых для их выполнения материалов, объем трудозатрат и т.п. Однако в действительности фактически выполненный подрядчиком объем строительных работ практически никогда не совпадает с проектным, причем даже в случаях, когда заказчик в процессе строительства не вносил изменений в техническую документацию (статья 744 ГК РФ), а подрядчик не сталкивался с необходимостью выполнения дополнительных работ (статья 743 ГК РФ).

На случай расхождения между проектным и фактически выполненным подрядчиком объемом работ существует пункт 4 статьи 709 ГК РФ, согласно которому цена работы (смета) в договоре подряда может быть приблизительной или твердой.

Если договор подряда заключен на условиях твердой цены, и фактически выполненный подрядчиком объем работ или размер фактически понесенных им затрат оказался больше того, который стороны учитывали при согласовании сметы, подрядчик в соответствии с пунктом 6 статьи 709 ГК РФ не вправе требовать увеличения цены договора (сметы) и может претендовать лишь на оплату твердой договорной цены. То есть риски возможного увеличения объема работ, количества необходимых материалов и их удорожания относятся на подрядчика.

Исключение составляют случаи существенного возрастания стоимости материалов и оборудования, которые нельзя было предусмотреть при заключении договора. Тогда подрядчик вправе требовать увеличения цены, а при отказе заказчика выполнить это требование – расторжения договора в соответствии со статьей 451 ГК РФ (т.е. вследствие существенного изменения обстоятельств). Учитывая, что даже экономические кризисы 1998-го, 2008-го и 2014-го годов не рассматривались судами как основание для изменения или расторжения договоров в соответствии со статьей 451 ГК РФ, норма абз. 2 пункта 6 статьи 709 ГК РФ вряд ли в обозримом будущем будет применена в пользу подрядчика.

Если же фактически выполненный подрядчиком объем работ или размер фактически понесенных им затрат оказался меньше того, который стороны учитывали при согласовании сметы, заказчик в силу того же пункта 6 статьи 709 ГК РФ не вправе требовать уменьшения цены договора (сметы) и обязан уплатить подрядчику твердую цену (конечно, если результат выполненных работ соответствует установленным договором требованиям). Разница между сметными и фактическими объемами работ (затратами) по смыслу статьи 710 ГК РФ будет составлять экономию подрядчика.

Казалось бы, положения статей 709 и 710 ГК РФ являются достаточно гармоничными и позволяют без особого труда разрешить спор об оплате работ в случаях, когда фактически выполненный подрядчиком объем работ отличается от сметного в большую или в меньшую сторону. Однако на практике это далеко не так.

В 2014-м году Президиум ВАС РФ принял сразу два постановления по спорам о твердой цене (постановления № 19371/13 от 13.05.2014 и № 19891/13 от 22.04.2014), в которых пришел к выводу о том, что, поскольку цена договора определяется применительно к согласованному в нем объему работ, уменьшение объема работ влечет соразмерное уменьшение цены договора. Иной подход, по мнению Президиума ВАС РФ, противоречит принципам возмездности гражданско-правовых договоров, нарушая баланс прав и интересов сторон.

Справедливости ради стоит отметить, что оба постановления были приняты по спорам, возникшим из контрактов на выполнение работ (оказание услуг) для государственных (муниципальных) нужд, и позицию Президиума ВАС РФ можно было бы объяснить борьбой со злоупотреблениями и необоснованным расходованием бюджетных денежных средств. Однако никаких оговорок о том, что сформулированные в этих постановлениях правовые позиции применимы только к государственным (муниципальным) контрактам, Президиум ВАС РФ не сделал.

И вот спустя более четырех лет на рассмотрение ВС РФ было передано дело со схожими фактическими обстоятельствами, но по спору, возникшему из договора подряда, заключенного между коммерческими организациями.

По обстоятельствам этого дела подрядчик (ЗАО «Регионстрой») обратился в Арбитражный суд Чувашской Республики с иском о взыскании с заказчика (АО «Ипотечная корпорация Чувашской Республики») в качестве экономии разницы между твердой ценой контракта и стоимостью фактически выполненных работ.

Решением от 08.09.2017 Арбитражный суд Чувашской Республики отказал истцу в удовлетворении иска, отметив, что предусмотренная статьей 710 ГК РФ экономия подрядчика не может образоваться в результате выполнения меньшего объема работ.

Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 16.02.2018 решение суда первой инстанции было отменено, а иск подрядчика был удовлетворен. Удовлетворяя заявленные требования, апелляционный суд исходил из того, что фактическая цель договора подряда достигнута, построенные в соответствии с этим договором объекты введены в эксплуатацию, поэтому в силу пункта 6 статьи 709, пункта 1 статьи 710, статей 309 и 310 ГК РФ заказчик обязан уплатить подрядчику предусмотренную договором твердую цену.

Арбитражный суд Волго-Вятского округа в постановлении от 28.05.2018 поддержал эти выводы и оставил постановление апелляционного суда в силе.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами арбитражных судов первой и апелляционной инстанций, заказчик обратился с жалобой в Верховный Суд, ссылаясь на то, что арифметическая разница между ценой договора и стоимостью фактически выполненных работ, образовавшаяся за счет уменьшения объемов работ по сравнению с объемом, предусмотренным договором, не может рассматриваться как экономия подрядчика. Определением судьи ВС РФ Зарубиной Е.Н. от 01.11.2018 доводы заказчика были признаны заслуживающими внимания, и дело было передано на пересмотр в Судебную коллегию по экономическим спорам.

Определением Экономколлегии ВС РФ от 13.12.2018 судебные акты по делу № А79-9529/2016 были отменены, дело было направлено на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

Однако в отличие от указанных выше постановлений Президиума ВАС РФ в определении ВС РФ от 13.12.2018 не содержится вывода о том, что уменьшение объема фактически выполненных подрядчиком работ по сравнению с объемом, согласованным при заключении договора, влечет соразмерное уменьшение установленной за работу цены. Основанием для отмены принятых по делу судебных актов послужило наличие между сторонами спора о качестве выполненных по договору работ, рассматриваемого в рамках другого дела (№ А79-3063/2018). Указав, что согласно статье 710 ГК РФ подрядчик имеет право на оплату экономии лишь в случаях, когда она не повлияла на качество выполненных работ, Экономколлегия пришла к выводу о том, что разрешение вопроса о наличии (отсутствии) экономии подрядчика невозможно до установления наличия (отсутствия) недостатков работ и негативных последствий от замены материала и изменения способа выполнения работ подрядчиком.

Таким образом, Верховный Суд РФ принципиально не исключил возможности взыскания в пользу подрядчика, надлежащим образом выполнившего работы, предусмотренной договором твердой цены и квалификации разницы между твердой ценой договора и сметной стоимостью фактически выполненных подрядчиком работ в качестве экономии подрядчика по смыслу статьи 710 ГК РФ.

Конечно, было бы намного полезнее для оборота, если бы ВС РФ привел в определении подробный анализ пункта 6 статьи 709 в его взаимосвязи с пунктом 1 статьи 710 ГК РФ, но даже в таком виде это определение может быть расценено как отход от гораздо более жесткой позиции, сформулированной в постановлениях Президиума ВАС РФ № 19371/13 от 13.05.2014 и № 19891/13 от 22.04.2014.

***

Собственно, в случае иного толкования норм ГК о твердой цене договора подряда и экономии подрядчика эти нормы лишаются какого бы то ни было смысла.

Пунктом 1 статьи 710 ГК РФ предусмотрено, что в случаях, когда фактические расходы подрядчика оказались меньше тех, которые учитывались при определении цены работы, подрядчик сохраняет право на оплату работ по цене, предусмотренной договором подряда, если заказчик не докажет, что полученная подрядчиком экономия повлияла на качество выполненных работ.

Согласно пункту 2 статьи 709 ГК РФ цена договора подряда включает компенсацию издержек подрядчика и причитающееся ему вознаграждение. Таким образом, уменьшение фактических издержек подрядчика по сравнению с теми, которые учитывались при согласовании договорной цены, перераспределяет внутреннюю структуру цены договора, увеличивая размер вознаграждения подрядчика. Сама цена при этом остается неизменной. Та же самая ситуация, но с перераспределением структуры цены в сторону уменьшения доли вознаграждения подрядчика, возникает в случаях, когда издержки подрядчика по выполнению работ оказываются выше тех, из которых стороны исходили при согласовании твердой сметы.

К издержкам подрядчика, составляющим часть цены договора подряда, относятся расходы на приобретение материалов и оборудования для строительства и оплату труда (пункт 1 статьи 704, пункт 1 статьи 745 ГК РФ), на страхование строительных рисков (статья 742 ГК РФ), на охрану окружающей среды и соблюдение требований безопасности строительных работ (статья 751 ГК РФ) и т.п. При этом согласно буквальному смыслу пункта 1 статьи 710 ГК РФ экономией подрядчика является фактическое уменьшение любых его издержек, связанных с выполнением работ (никаких изъятий из этого правила данная норма не устанавливает).

Чаще всего фактические расходы подрядчика оказываются меньше тех, которые были согласованы при заключении договора, в следующих случаях:

  1. подрядчик приобрел материалы и (или) оборудование для выполнения работ по более низкой цене;
  2. фактический объем подлежащих выполнению работ оказался меньше в сравнении с тем, из которого стороны исходили при заключении договора;
  3. подрядчик выполнил работу иным способом по сравнению с тем, который учитывался при заключении договора.

Если при заключении договора и согласовании сметы стороны исходили из определенной стоимости материалов, необходимых для выполнения работ, подрядчик несет риски, связанные с возможным удорожанием этих материалов, а также получает выгоды, связанные с приобретением материала по более низкой цене.

Обычно заказчик не контролирует закупку подрядчиком материалов для строительства, и, если подрядчику действительно удалось приобрести материалы дешевле, экономия относится на его счет. Судебные споры о распределении такой экономии – большая редкость (во многом из-за того, что заказчик даже не знает о том, что экономия имела место). Однако это правило действует только в случаях, когда подрядчик выполнил работы именно из тех материалов, которые учитывались при заключении договора и согласовании сметы. Если же подрядчик без согласования с заказчиком заменил предусмотренный сметой материал на более дешевый, вероятность возникновения между сторонами спора достаточно высока.

Как правило, суды исходят из того, что не согласованная с заказчиком замена материала на более дешевый (даже если подрядчик по правилам пункта 1 статьи 710 ГК РФ доказал, что такая замена не повлияла на качество работ), не может считаться экономией подрядчика. В этом случае работы подлежат оплате исходя из фактической, а не сметной стоимости использованных подрядчиком материалов. Но бывали случаи, когда такую замену материала суды считали экономией подрядчика.

Аналогичный подход применяется арбитражными судами и в случаях, когда подрядчик устанавливает на объекте более дешевое оборудование вместо того, которое было согласовано при заключении договора.

Если же заказчик согласовал подрядчику замену материала на более дешевый, разница в сметной и фактической стоимости материала может быть взыскана с заказчика по требованию подрядчика в качестве экономии.

В ситуации, когда фактические расходы подрядчика оказались меньше тех, которые учитывались при заключении договора, из-за уменьшения объема выполненных работ, суды, как правило, не находят оснований для применения пункта 1 статьи 710 ГК РФ об экономии подрядчика, несмотря на то, что пункт 6 статьи 709 ГК РФ, определяющий последствия заключения договора на условиях твердой цены, запрещает заказчику требовать уменьшения цены договора, даже если при его заключении было невозможно точно определить подлежащий выполнению объем работ.

Такой подход согласуется с рассмотренной выше позицией ВАС РФ о твердой цене договора подряда, сформулированной в постановлениях Президиума ВАС РФ от 22.04.2014 № 19891/13 и от 13.05.2014 № 19371/13. Следуя этой позиции, арбитражные суды отмечают, что невыполненные подрядчиком работы экономией не являются, так как экономия связана с усилиями подрядчика по использованию более эффективных методов выполнения работы, либо произошла вследствие изменения на рынке цен на те же материалы и оборудование, которые учитывались при определении цены.

Аналогичный подход используется арбитражными судами в случаях, когда для выполнения работ подрядчиком было использовано меньшее количество материала по сравнению с тем, которое было предусмотрено сторонами при заключении договора.

Впрочем, иногда в судебной практике все-таки встречаются примеры, когда разница между ценой договора и сметной стоимостью фактически выполненных подрядчиком объемов работ при достигнутом результате (сдача заказчику полностью завершенного строительством объекта) квалифицируется как экономия подрядчика.

Применяя положения статьи 710 ГК РФ, арбитражные суды исходят из того, что экономия подрядчика может быть связана с использованием им более эффективных методов работы либо с изменением цен на материалы и оборудование, учтенных при определении цены. Однако в случаях, когда подрядчик, выполнивший работу иным способом по сравнению с тем, как он определен в договоре, требует взыскания с заказчика полученной экономии, результат рассмотрения спора тоже не является очевидным.

Согласно пункту 3 статьи 703 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором, подрядчик самостоятельно определяет способы выполнения задания заказчика. В связи с этим пункт 1 статьи 715 и пункт 1 статьи 748 ГК РФ запрещает заказчику при осуществлении проверки хода и качества выполняемой подрядчиком работы вмешиваться в его оперативно-хозяйственную деятельность. В этой же связи пункт 1 статьи 751 ГК РФ возлагает на подрядчика обязанность при осуществлении строительства и связанных с ним работ соблюдать требования закона и иных правовых актов об охране окружающей среды и о безопасности строительных работ, а также ответственность за нарушение указанных требований.

Норма пункта 3 статьи 703 ГК РФ о самостоятельном выборе подрядчиком способа выполнения работ является диспозитивной, поэтому в договоре подряда стороны могут предусмотреть, что работа должна быть выполнена подрядчиком исключительно тем способом, который согласован при заключении договора, либо право заказчика давать подрядчику указания о конкретном способе выполнения работ. Кроме того, способ выполнения работ может быть предусмотрен технической документацией для строительства, которой подрядчик обязан следовать в силу пункта 1 статьи 743 ГК РФ.

Если указания заказчика о способе выполнения работы могут повлечь неблагоприятные последствия для заказчика, подрядчик как лицо, являющееся профессионалом в соответствующей сфере, согласно пункту 1 статьи 716 ГК РФ обязан немедленно предупредить об этом заказчика и приостановить выполнение работ.

Если цена договора подряда определяется сметой (пункт 3 статьи 709 ГК РФ), то при ее расчете стороны, как правило, исходят из определенного способа выполнения работ, который, в свою очередь, обусловливает их объем. Таким образом, при изменении подрядчиком способа выполнения работ изменяется и их объем – работы, которые изначально были заложены в смету, подрядчиком не выполняются, а вместо них выполняются другие работы. Так, например, если, заключая договор на прокладку водопровода, стороны исходили из того, что подрядчик будет выполнять работы открытым способом (с рытьем, последующей засыпкой траншеи и выполнением благоустройства), а вместо этого подрядчик выполнил работы методом прокола (бестраншейный способ бурения с использованием специального оборудования), очевидно, что изменится объем работ: подрядчик не будет выполнять вскрытие и последующее восстановление асфальтового покрытия, земляные работы, связанные с рытьем и засыпкой траншеи, и т.п.), но зато выполнит работы, изначально не предусмотренные договором (подготовка котлованов, монтаж установки, горизонтальное бурение и т.п.). Однако, как указано выше, суды исходят из того, что невыполненные подрядчиком объемы работ (в данном случае, в первую очередь, земляные работы) не могут составлять его экономию по смыслу пункта 1 статьи 710 ГК РФ. В связи с этим в подобной ситуации велик риск того, что суд откажется взыскивать в пользу подрядчика в качестве экономии разницу в стоимости между подлежавшими выполнению и фактически выполненными работами. Именно таким образом, в частности, поступили суды при рассмотрении дела № А40-34186/11, отказав подрядчику в иске со ссылкой на то, что изменение способа выполнения работ не было согласовано с заказчиком, а невыполненные объемы работ не являются экономией подрядчика, предусмотренной статьей 710 ГК РФ.

Впрочем, в судебной практике встречаются и обратные примеры. Так, например, в Постановлении от 07.06.2016 по делу № А65-20509/2014 АС Поволжского округа признал экономией подрядчика разницу в стоимости между полуавтоматической и ручной электродуговой сваркой, установив, что выполнение сварочных работ методом полуавтоматической сварки не повлияло на качество их результата. Аналогичный подход был применен ФАС Центрального округа при рассмотрении дела № А14-6307/2010, в котором суд пришел к выводу о том, что выполнение работ по удалению аварийных деревьев с использованием телескопической вышки (вместо предусмотренного сметой гидроподъемника) не привело к изменению твердой цены договора.

Если подрядчик понимает, что изменение им способа выполнения работ может повлечь за собой риск неоплаты фактически невыполненных объемов, он вряд ли будет стремиться к поиску более эффективных решений поставленной перед ним задачи. В этой связи при заключении договора сторонам целесообразно оговорить порядок изменения способа выполнения работ, разумно ограничив свободу подрядчика, а также определив порядок распределения полученной в результате этого экономии.

В любом случае, взаимосвязанные положения пункта 6 статьи 709 и пункта 1 статьи 710 ГК РФ нуждаются в обстоятельном толковании на уровне судебных актов Верховного Суда РФ. И крайне важно, чтобы такое толкование не осложнялось публично-правовыми элементами государственного (муниципального) заказа.

Решить проблему завышения объемов работ по государственным (муниципальным) контрактам с юридической точки зрения на самом деле очень просто. Достаточно в законе о госзакупках предусмотреть, что государственные и муниципальные контракты заключаются на условиях максимальной гарантированной цены, когда заказчик платит за фактически выполненные подрядчиком объемы работ, но не свыше определенной договором предельной величины. По такой модели иногда структурируются договоры между коммерческими организациями, что не противоречит положениям статей 709 и 710 ГК РФ о цене договора подряда и экономии подрядчика.

См.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 28.04.2011 по делу № А43-6770/2010.

См., напр.: Постановление АС Волго-Вятского округа от 30.06.2016 по делу № А43-12868/2015.

См.: Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 28.06.2017 по делу № А33-21819/2016.

См,: Постановление АС Волго-Вятского округа от 03.03.2016 по делу № А82-5955/2015, Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 28.06.2017 по делу № А33-21819/2016, Постановление АС Дальневосточного округа от 08.06.2015 Ф03-1912/2015 по делу № А59-1492/2014, Постановление АС Московского округа от 14.04.2016 по делу № А40-49352/14, Постановление АС Северо-Западного округа от 23.05.2017 по делу № А56-24366/2016 и др.

См., напр.: Постановление АС Дальневосточного округа от 22.03.2017 по делу № А59-113/2016.

См., напр.: Постановление АС Центрального округа от 28.01.2015 по делу № А36-518/2014.

Постановление ФАС Московского округа от 22.03.2013 по делу № А40-34186/11.

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 07.06.2016 по делу № А65-20509/2014.

Постановление ФАС Центрального округа от 07.06.2011 по делу N А14-6307/2010/176/36.

. Особое значение в договоре подряда имеет распределение риска случайной гибели (повреждения) имущества (материалов, оборудования, переданной для переработки или обработки вещи, иного используемого для исполнения договора имущества) и самого результата выполненной работы.

Регулированию этих вопросов посвящена ст. 705 ГК. Суть содержащихся в ней правил состоит в следующем*(414).

1. Сущность риска случайной гибели (повреждения) имущества состоит в убытках, равных стоимости погибшего (поврежденного) имущества, которые в силу закона или договора несет та или другая сторона договора (сторона, несущая контрактный риск).

Риск случайной гибели (повреждения) материалов, оборудования, переданной для переработки (обработки) вещи или иного используемого для исполнения договора имущества несет предоставившая данное имущество сторона, если иное не предусмотрено ГК, другими законами или договором (см. абз. 1, 2 п. 1 ст. 705 ГК). Соответственно сторона, освобожденная законом или договором от данного риска, не несет обязанности по возмещению стоимости случайно погибшего (поврежденного) имущества, возврату его аналога, а также иных неблагоприятных имущественных последствий случившегося.

Риск случайной гибели (повреждения) результата выполненной работы до его приемки заказчиком несет подрядчик, если иное не предусмотрено ГК, другими законами или договором (см. абз. 1, 3 п. 1 ст. 705 ГК)*(415). Данный риск, возлагаемый по общему правилу на подрядчика, означает утрату подрядчиком права на оплату выполненной работы, а также возникновение у него обязанности вернуть заказчику сумму полученной предоплаты. Поэтому все затраты подрядчика, произведенные в ходе выполнения работы, превращаются для него в никем не компенсируемые убытки. Если в силу закона или договора риск случайной гибели (повреждения) подрядного результата возлагается на заказчика, это означает его обязанность оплатить стоимость выполненных подрядчиком работ без права требовать от него встречного предоставления в виде сдачи результата.

Оба правила п. 1 ст. 705 ГК имеют ввиду любые риски, поэтому неважно, какой именно случай стал причиной гибели (повреждения) имущества — пожар, взрыв, землетрясение, наводнение, кража и проч.*(416) Риск случайной гибели (повреждения) имущества означает опасность (угрозу) случайной его гибели (повреждения) после заключения договора и возникновения ущерба в результате влияния внешних сил или таких свойств имущества, которые не являются его недостатками (например, случайный взрыв газа или воспламенение имущества при проведении сварочных работ). Под случайной гибелью (повреждением) следует понимать гибель (повреждение) имущества, наступившую при обстоятельствах, которые нельзя вменить в вину сторонам договора. Именно сторона, несущая контрактный риск, — надлежащий истец с неопределенной перспективой удовлетворения требования к третьему лицу, ответственному за гибель (повреждение) имущества, или к страховщику*(417). Гибель (повреждение) имущества будет случайной, если поведение сторон договора безупречно (т.е. не заслуживает осуждения), следовательно, исключается возможность привлечения кого-либо из них к гражданской ответственности. В таких условиях риск выполняет функцию локализации случайных убытков на той стороне договора, которая несет контрактный риск. Напротив, в условиях возможности привлечения какой-либо из сторон к гражданской ответственности вопрос о риске случайной гибели (повреждения) имущества не возникает, а в тех случаях, когда гражданская ответственность наступает независимо от вины, категория риска используется уже не в связи с решением вопроса локализации случайных убытков, а для субъективного обоснования безвиновной ответственности и выступает в качестве альтернативы вине.

Поскольку вина в гражданском праве презюмируется, вопрос об ответственности за убытки исключает вопрос о риске случайной гибели (повреждения) имущества всякий раз и до тех пор, пока ответчик не докажет отсутствие вины (см. п. 2 ст. 401 ГК), а если ответственность не подчинена началу вины — пока не будут доказаны обстоятельства непреодолимой силы (см., в частности, п.

3 ст. 401 ГК). Так, подрядчик несет ответственность за несохранность имущества заказчика, которая по общему правилу подчинена началу вины (см. п. 1 ст. 401, ст. 714 ГК). Для исключения ответственности подрядчику необходимо доказать свою невиновность, и только после этого уместен вопрос о риске заказчика как стороны договора, предоставившей данное имущество. Однако по договору бытового подряда подрядчик несет ответственность не только за виновную, но и за случайную гибель (повреждение) имущества заказчика (ответственность на начале причинения или риска), соответственно риск заказчика здесь ограничивается обстоятельствами непреодолимой силы, которые только и способны исключить ответственность подрядчика (см. п. 3 ст. 401, п. 1 ст. 730, ст. 734 ГК).

3. Оба правила п. 1 ст. 705 ГК сформулированы диспозитивно, что отвечает многообразию жизненных ситуаций и условий выполнения работ, позволяя индивидуализировать интересы конкретных заказчиков и подрядчиков. Так, в тех преимущественных случаях, когда необходимое для выполнения работы имущество предоставлено подрядчиком и в процессе выполнения работы у него же находится, вопрос о причине его гибели (повреждения) лишен практического значения: любые убытки падают здесь на подрядчика. Но ив таких случаях риск случайной гибели (повреждения) имущества можно переложить на заказчика, и уж тем более это имеет смысл, если работа ведется на территории заказчика (на дому, в офисе и проч.). Заказчик, не являясь стороной договора, предоставившей имущество для выполнения работы, тем не менее может принять на себя риск как лицо, в хозяйственной сфере (во владении) которого оно находится. Напротив, если подрядчик выполняет работу своими средствами, но из материалов заказчика, риск случайной гибели (повреждения) материала в обход общего правила абз. 2 п. 1 ст. 705 ГК может быть перенесен с заказчика на подрядчика. Тогда за случайную гибель (повреждение) материала подрядчик должен будет в любом случае возместить заказчику убытки, с той лишь разницей, что при одних обстоятельствах их обоснованием будет п. 1 ст. 705 ГК, при других — ст. 714 ГК (с учетом ст. 401 ГК). В отношении остального имущества (например, оборудования) за отсутствием оговорки об ином будет действовать общее правило абз. 2 п. 1 ст. 705 ГК, согласно которому риск случайной его гибели (повреждения) несет подрядчик, как предоставившая его сторона договора.

Сходные замечания можно сделать и в отношении подрядного результата. Поскольку в п. 1 ст. 705 ГК речь идет о всяких рисках случайной гибели (повреждении) имущества (т.е. риске вообще), постольку диспозитивная редакция того и другого правила позволяет перенести (перераспределить) риски не только полностью, но и частично. Под частичным перераспределением между сторонами договора риска случайной гибели (повреждения) имущества имеется в виду перенос отдельных рисков в отношении одного и того же имущества, а также возложение неблагоприятных последствий случайной гибели (повреждения) имущества на обе стороны договора. Так, договор может предусматривать, что изменение сторонами общего правила абз. 2 или 3 п. 1 ст. 705 ГК касается только случаев гибели (повреждения) имущества от кражи, но не распространяется на иные случаи (например, пожар), или, к примеру, что случайные убытки делятся между подрядчиком и заказчиком поровну (в иной пропорции). Частичное перераспределение риска случайной гибели (повреждения) имущества имеет смысл при необходимости дифференциации неблагоприятных последствий от разных случаев (например, простого и квалифицированного — так называемого форс-мажора, которые, как известно, не имея четких границ, в то же время имеют неодинаковое гражданско-правовое значение). Это может быть целесообразным и тогда, когда требуется провести различие между несколькими простыми (квалифицированными) случаями.

4. Возможен вопрос: насколько принципиально для решения вопроса о риске и рискующей стороне определение момента превращения материала в результат, иначе говоря, как связаны между собой правила о риске, сформулированные в абз. 2 и 3 п. 1 ст. 705 ГК, и исключает ли первое (правило) второе (и наоборот)? Ответ на этот вопрос должен быть следующим. Подрядный материал и подрядный результат — два тесно связанных между собой явления, так как в основе подрядного результата всегда лежит некое количество подрядного материала и (или) труда, а появление результата не исключает тот факт, что для его достижения было затрачено некоторое количество материала. Риски, о которых идет речь в абз. 2 и 3 п. 1 ст. 705 ГК, предполагают разные убытки, а поскольку риск в абз. 2 связан с некомпенсируемыми убытками от гибели (повреждения) имущества, тогда как риск в абз. 3 — с некомпенсируемыми убытками от проделанной работы, соответствующие правила, следовательно, не исключают, а, напротив, дополняют друг друга, а потому при наличии на то предпосылок могут и должны применяться совместно. Так, если случайно погиб готовый к сдаче костюм, сшитый из материала заказчика, подрядчик не обязан компенсировать заказчику его убытки от гибели материала, которые, таким образом, ложатся на заказчика (абз. 2). В свою очередь заказчик не должен оплачивать подрядчику стоимость выполненной работы, из-за чего соответствующий убыток терпит подрядчик (абз. 3).

5. При просрочке передачи (приемки) результата выполненной работы риск случайной гибели (повреждения) имущества падает на сторону, допустившую просрочку (см. п. 2 ст. 705 ГК). Данное правило, которое является императивным, развивает правила о просрочке должника и кредитора (см. ст. 405, 406 ГК), его само, в свою очередь, конкретизирует норма п. 7 ст. 720 ГК, посвященная просрочке, вызванной уклонением заказчика от принятия выполненной работы. Причины просрочки имеют значение при решении вопросов гражданской ответственности (см. п. 1 ст. 405, п. 2 ст. 406 ГК), но они безразличны для целей возложения на просрочившую сторону риска случайной гибели (повреждения) имущества. Правило о локализации риска случайной гибели (повреждения) имущества имеет своей целью не осудить просрочившую сторону, а стимулировать участников договора к своевременному исполнению лежащих на них обязанностей по сдаче (приемке) результата. Поэтому смысл правила п. 2 ст. 705 ГК сводится к следующему:

риск случайной гибели (повреждения) результата выполненной работы, лежащий по общему правилу на подрядчике, сохраняется на нем при просрочке в сдаче результата на весь период просрочки. Однако он переходит к заказчику, допустившему просрочку в приемке результата, в тот момент, когда приемка должна была состояться;

риск случайной гибели (повреждения) результата выполненной работы, который в силу закона или соглашения лежит на заказчике, остается на нем при просрочке в приемке результата. Однако он переходит к подрядчику, допустившему просрочку в сдаче результата, в тот момент, когда сдача должна была состояться;

хотя правило п. 2 ст. 705 ГК говорит о просрочке передачи (приемки) результата работы, оно переносит на просрочившую сторону все риски, предусмотренные в п. 1 этой статьи. Это означает, что просрочившая сторона несет не только риск случайной гибели (повреждения) результата работы, но и риск, указанный в абз. 2 п. 1 ст. 705 ГК. Таким образом, подрядчик, просрочивший сдачу результата работы, при случайной гибели (повреждении) этого результата рискует не получить оплату за свой труд, тогда как заказчик, просрочивший приемку результата работы, при аналогичных обстоятельствах рискует оплатить подрядчику стоимость выполненных работ. Кроме того, как подрядчик, так и заказчик, допустившие просрочку в передаче (приемке) результата, при случайной гибели (повреждении) другого подрядного имущества (например, оборудования) рискуют потерпеть соответствующие убытки вне зависимости от того, кем это имущество было предоставлено.

6. Риски, о которых идет речь в абз. 2 и 3 п. 1 ст. 705 ГК , следует отличать от риска случайной невозможности окончания работы, который лежит на подрядчике и означает, что, если результат не был достигнут, подрядчик не имеет права на возмещение понесенных расходов (см. п. 1 ст. 702 и п. 1 ст. 711 ГК)*(418). Прежде всего риски, о которых идет речь в п. 1 ст. 705 ГК, имеют прямое отношение к гибели (повреждению) имущества, напротив, риск случайной невозможности окончания подрядной работы может быть обусловлен разными причинами, в том числе и случайной гибелью (повреждением) подрядного имущества (материала и проч.). Но это не все.

Риск случайной невозможности окончания работы лежит на подрядчике, что отличает этот риск от риска случайной гибели (повреждения) имущества, переданного для исполнения договора подряда, который обычно несет сторона, предоставившая имущество, а в случаях, предусмотренных законом или договором, — ее контрагент. В то же время между названными рисками возможна связь. Так, гибель юридически незаменимого материала, из которого ведется работа, неизбежно повлечет невозможность ее окончания и прекращение подрядного обязательства (см. п. 1 ст. 416 ГК). Если же подрядный материал юридически заменим, о риске случайной невозможности окончания работы по причине гибели материала и прекращении обязательства говорить не приходится. Поэтому случайная гибель (повреждение) материала — одна из причин случайной невозможности завершения работы, одновременно это далеко не единственная причина случайной невозможности окончания работы.

Риск случайной невозможности окончания работы предполагает случайно неоконченную работу, он лежит на подрядчике и не может быть изменен законом или соглашением сторон, в то же время напрямую зависит от формулировки предмета договора, а также предоставленных или не предоставленных подрядчиком гарантий относительно результата*(419). Напротив, риск случайной гибели (повреждения) результата выполненной работы связан с выполненной (законченной) работой и достигнутым результатом, погибшим до его сдачи заказчику. Хотя этот риск и лежит на подрядчике, указанием закона или соглашением сторон он может быть полностью или в части перенесен на заказчика. Впрочем, даже если следовать общему правилу о том, что риск случайной гибели (повреждения) результата работы лежит на подрядчике, фактическое различие между ним и риском случайной невозможности окончания работы незначительно, если не сказать, что его нет вообще. Дело в том, что заказчику, не получившему от подрядчика результат работы, едва ли интересен и важен вопрос, а был этот результат подрядчиком достигнут или нет. В то же время независимо от того, достиг или нет подрядчик необходимого результата, смысл риска подрядчика состоит в том, что он не получит от заказчика вознаграждения за проделанный труд, если результат не сдан, что и составит его убыток.

7. Известны и другие правила, посвященные подрядным рискам. Так, правила п. 5 и абз. 2 п. 6 ст. 709 ГК регулируют вопросы риска удорожания выполняемой работы, а потому не применяются в тех случаях, когда удорожание вызвано виновными действиями той или другой стороны договора подряда. При наличии вины (точнее, предпосылок для привлечения к гражданской ответственности) убытки от удорожания работы падают на ответственную сторону.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *