Список крупнейших налогоплательщиков 2017

  • автор:

Основными источниками налоговых поступлений в региональные бюджеты являются налоги на прибыль организаций и на доходы физических лиц. Доля каждого в общем объеме поступлений в консолидированные бюджеты РФ достигает трети (35,8% и 36,7% соответственно, по данным ФНС за январь—август 2019 года). Данные о заработках физлиц закрыты, зато финансовая отчетность компаний подлежит публикации. Это позволяет выяснить, какие компании вносят наибольший вклад в региональную казну.

Первую оценку крупнейших налогоплательщиков регионов «Ъ” проводил на основе данных за 2015 год. В текущем проекте сменились лидеры в каждом втором регионе (в 46 из 85). В том числе в Москве, где вместо «Роснефти» крупнейшим налогоплательщиком стал «Газпром», и Санкт-Петербурге, где группа «Илим» обошла «Газпром нефть».

В 26 из 85 регионов крупнейший налогоплательщик занят в нефтегазовой отрасли, основным видом его деятельности значатся добыча, хранение, транспортировка по трубопроводам нефти и газа, производство нефтепродуктов, торговля топливом, оказание сопутствующих услуг. Ситуация практически не изменилась с 2015 года (27 регионов). Среди других прибыльных видов деятельности — добыча железных руд открытым способом и производство бумаги, картона целлюлозы (по пять компаний—крупнейших налогоплательщиков), производство удобрений и азотных соединений (четыре компании).

Крупнейшим налогоплательщиком остается «Сургутнефтегаз». По данным СПАРК, в 2018 году он выплатил по налогу на прибыль 161,2 млрд руб. Крупнейшего налогоплательщика своего региона вы можете найти на нашей карте.

Многие жители России воспринимают выплаты Чечне на восстановление ее экономики как позорную дань по итогам чеченской войны. На фоне небоскребов в Грозном и недавно отстроенной мечети, самой большой в Европе, как гордятся в Чечне, сами российские регионы, оплачивающие это восстановление, смотрятся весьма невзрачно. Что только добавляет ощущение несправедливости и неправильности происходящего. И вот глава российского Минфина Антон Силуанов предложил изменить финансирование Чечни, уравняв ее с другими российскими регионами.

Вообще-то финансирование всех регионов из федерального бюджета рассчитывается исходя из их доходов и расходов. А Чечне, начиная с 2000 года, деньги выделяются по прямому инвестированию в объекты социального значения. Федеральный Минфин предложил включить в расчеты собираемые в Чечне налоги. Причем, принять официальное решение об этом уже до конца года. Между тем, правительство Чеченской республики обратилось с просьбой не только сохранить особый режим межбюджетных отношений, но и открыть прямое финансирование производственных объектов на ее территории за счет федеральной казны. Чтобы, дескать, за 5-8 лет создать массовые источники дохода и лишь после этого начать собирать налоги.

Насколько в действительности экономика Чечни готова к самостоятельному обеспечению доходной части своего бюджета? С этим вопросом «СП» обратилась к директору Института национальной стратегии Станиславу Белковскому.

«СП»: — Экономически оправдан сегодня переход к общим правилам финансирования в отношении Чечни?

— Экономически, конечно, оправдан. Кроме того, в рамках российской Конституции все субъекты федерации равны. Чечня является дотационным регионом, и в качестве такого должна отчитываться о своих доходах и расходах.

«СП»: — Есть ли сегодня достаточный политический ресурс у федерального Центра, чтобы перевести Чечню на равные правила игры с другими субъектами федерации?

— Такого политического ресурса, конечно, нет. После Кавказской войны, начавшейся в 1817 году и формально закончившейся в 1864 году, а по факту растянувшейся до середины 2000 годов, Чечня считает себя победителем. Чечня обложила Россию данью и будет ее собирать, пока находится в ее составе. Это подтверждается высоким реальным влиянием чеченских лидеров в России. Например, Рамзан Кадыров является арбитром во многих спорах в других субъектах Федерации. В том числе — в экономических и бизнес-конфликтах с участием крупных собственников и корпораций. Его решение – последнее и пересмотру не подлежит.

«СП»: — Но разве Антон Силуанов не знает всего этого? Если глава Минфина пошел на такой шаг, значит, он сверил его с президентом России?

— Силуанов является представителем той команды, которая привела его на этот пост, и во главе которой стоит Алексей Кудрин. Для него смешно меряться влиянием с Кадыровым. Было много военных и политиков, начиная с Виктора Казанцева и заканчивая Хлопониным, которые были уверены, что справятся с Чечней очень быстро. Однако во всех этих схватках Кадыров очень быстро оказался победителем. Он гораздо более силен, чем чистый аппаратчик Силуанов. Сегодня, по моему мнению, Кадыров считает себя вторым после Путина федеральным политиком в России, если не первым.

«СП»: — То есть, начинание Минфина заранее обречено на поражение?

— Кадыров очень хитер. Этот не тот рубаха-парень, которым он был еще лет пять назад. Он стал очень опытным аппаратным игроком. До тонкостей изучил византийские правила игры. Я допускаю, что он может принять формальное соответствие Чечни общим правилам финансирования, но при этом обязательно будет какой-то обходной маневр, боковая схема, по которой деньги из Центра будут идти в Грозный.

Директор Института проблем глобализации (ИПРОГ) Михаил Делягин считает, что Москва не настроена решительно добиваться того, чтобы Чечня стала обычным российским регионом.

«СП»: — Федеральный и чеченский минфины имеют совершенно различные представления о том, как дальше обеспечивать доходы этой республике…

— В этом споре я на стороне чеченского минфина. Это спор о том, нормальный это регион или не нормальный. Я читаю, что этот регион живет не как другие. И будет жить по-другому. Чечня не является обычным регионом. В Пермской области, в Москве, почти в каждом субъекте Федерации есть личный представитель чеченского президента. Фактически это его послы, причем в любом субъекте гарантирована личная неприкосновенность всем членам семьи представителей Кадырова. После событий в Сагре мы знаем, о чем идет речь…

«СП»: — Но господин Силуанов – человек умный. Неужели он вот просто так решил разворотить этот пучок проблем, не получив «добро» сверху?

— У федерального Минфина бюрократический подход. Режим контртеррористической операции отменен. Международный аэропорт в Грозном функционирует без охраны. Формально работают суды, российская правоохранительная система, проходят выборы. Ну, значит, должны быть и обычные межбюджетные отношения.

«СП»: — Есть ли сегодня у Москвы возможность решить чеченские проблемы, чтобы это стал нормальный субъект федерации?

— Я считаю, что возможностей – сколько угодно. Нет желания. Просто такая задача не ставится. Но, если ее решать, начинать надо было не с бюджетных трансфертов.

«СП»: — А с чего?

— С судов шариата. С того, как вообще там работает судебная, правоохранительная система. С равенства прав граждан перед законом независимо от национальности. Поищите ролик в Интернете, как жена полпреда чеченского президента в Москве паркует машину. К ней подходят молодые люди, просят сделать это поаккуратнее. Тут же приезжают люди и начинают рассказывать этим парковщикам, как им головы отрежут и все остальное. Во времена Лужкова в Москве был паритет сил лужковской команды и представителей чеченских деловых кругов. С приходом Собянина, похоже, произошел явный крен во влиянии выходцев из Чечни.

«СП»: — Это связано с тем, что Кадыров считает себя самым влиятельным после Путина?

— Я не знаю, кем считает себя Кадыров. Спросите это у него. Но знаю, что многие люди, изгнанные из России окружением Путина, вернулись в страну через Кадырова. И про то, что он арбитр во многих экономических спорах – тоже правда. Хотя я не могу называть фамилии этих бизнесменов – это личная информация. Отнеситесь с пониманием.

«СП»: — То есть, Россия так и будет платить дань?

— Московские князья в Золотой орде налогов не собирали, они сами платили. И радовались, когда им головы не резали.

«СП»: — То есть ответ про налогооблагаемую базу – это такой вежливый посыл подальше?

— Невежливый. После того, как нам показали по телевизору отлакированный Грозный, это явный посыл подальше. Не можете сделать Чечню нормальной республикой – не нарывайтесь! Нет желания решать серьезные проблемы и делать ее нормальным регионом – не нарывайтесь! Я посмотрел бы на другого политика, хотя бы и федерального уровня, который пришел бы на официальный прием к президенту в трениках под видеокамеры!

«СП»: — Почему же Путин позволяет это?

— Возможно, ему хватило той чеченской войны. Возможно, он не считает Кадырова оппозицией, а считает его опорой против всякого рода «оранжевых» революций. Такой козырь в рукаве на случай политических волнений.

«СП»: — Когда короли в беде вспоминают про гасконца?

— Если вы о книжке «Три мушкетера», то там у гасконцев было другое понятие об обращении со стариками, женщинами, детьми и представителями бизнеса.

Самый значимый налоговый источник бюджета, лидеры по налоговой нагрузке, лидерство ТЭК и другие главные выводы рейтинга юридических лиц — крупнейших налогоплательщиков России, подготовленного РБК Читать в полной версии

Средняя налоговая нагрузка в 2016 году, рассчитываемая как отношение уплаченных налогов к выручке, по данным ФНС, составила 9,6%, снизившись на 0,1 п.п. относительно 2015 года.

Самая высокая налоговая нагрузка в России приходится на компании топливно-энергетического комплекса: по данным ФНС, они в среднем выплачивают 35,6% от своей выручки в качестве налогов.

Компании, попавшие в рейтинг РБК, обеспечили в 2016 году 47,0% налоговых поступлений консолидированного бюджета России без учета социальных взносов и НДФЛ (снижение по сравнению с 2015 годом на 0,2 п.п.).

Налоговые отчисления 50 крупнейших плательщиков без учета социальных отчислений и НДФЛ составили 5,3 трлн руб., что превышает расходы федерального бюджета по крупнейшей статье «Социальная политика» — 4,6 трлн руб. в 2016 году.

Девять компаний нефтегазового сектора, вошедших в рейтинг, обеспечили до 25% налоговых поступлений консолидированного бюджета. При этом в топ-10 рейтинга вошли семь компаний ТЭК.

Доминирующее по количеству положение в рейтинге заняли компании из отрасли «Металлы и горная добыча» — 10 из 50, но ни одна из них не попала в топ-10.

Компании, занявшие первые три места, представляют нефтегазовый сектор. На них приходится 58% налоговых платежей всех участников рейтинга.

Четвертый год подряд «Роснефть» остается крупнейшим налогоплательщиком России. Разрыв по платежам в 2016 году между нею и идущим вторым «Газпромом» составил 194 млрд руб. «Газпром» по-прежнему остается крупнейшей компанией России по размеру выручки.

32 компании из числа участников рейтинга, в том числе четыре нефтегазовые, заплатили налогов больше, чем в 2015 году. В значительной степени это связано с ростом уровня налогооблагаемой прибыли.

Нефтегазовый локомотив

Еще один вывод исследования, достаточно очевидный для российской экономики, подтверждает сохранение высокой степени доминирования нефтегазового сектора в налоговых сборах.

Пятьдесят крупнейших российских налогоплательщиков платят 47% всего объема корпоративных налогов в России. Десять крупнейших налогоплательщиков, из которых семь представляют сектор нефтегазодобычи, перечисляют в казну 37,8% всех корпоративных налогов. Три крупнейших налогоплательщика — 27,2%, а одна «Роснефть» — 12%. Это минимум, который нужно знать о концентрации капитала в России, нефтегазовой составляющей в государственных доходах и практически незаметной роли малого и среднего бизнеса, при том что во многих развитых странах он является основным плательщиком налогов.

Больше всего налогов в 2016 году — 1,362 трлн руб. — заплатила «Роснефть», вторым с 1,168 трлн руб. идет «Газпром», за ними с серьезным отставанием и суммой 564 млрд руб. — ЛУКОЙЛ.

Заметно, что нефтегазовый сектор «оккупировал» только верхние строчки рейтинга. Во многом это связано с концентрацией капитала — она такова, что в России почти нет нефтегазового бизнеса, который можно назвать средним или даже просто крупным — остались только супергиганты. Впрочем, есть и еще одна причина почти полного отсутствия нефтяников в середине списка, за исключением Независимой нефтегазовой компании, это дефицит актуальной отчетности у целого ряда игроков. «Сахалин Энерджи», «Томскнефть», ТАИФ, «Форте Инвест», «Северэнергия» вполне могли бы войти в топ-50. Но на запросы РБК в указанных компаниях не ответили.

Лидерство предприятий нефтегазового сектора в налоговых платежах отнюдь не является особенностью только ресурсно ориентированных экономик типа российской. Из-за высокой степени закрытости отношений между налогоплательщиком и государством исследования, аналогичные этому, в других странах выходят редко и нерегулярно, но там, где рэнкинги иногда публикуются, чаще всего в них лидируют именно углеводородные компании — даже в странах, бедных полезными ископаемыми. На Украине это «Нафтогаз» (2015), в США — ExxonMobil (2011), в Белоруссии — «Газпром Трансгаз Беларусь» (2015), в Мексике — Pemex (2014).

В относительно бедных развивающихся экономиках крупнейшими налогоплательщиками часто являются компании с иностранным участием. В Армении, например, больше всего платил в казну контролируемый немецкими акционерами Зангезурский медно-молибденовый комбинат, а в Греции до 2011 года крупнейшим налогоплательщиком называли Coca-Cola Hellenic, что в итоге обернулось большими потерями для бюджета, когда компания перерегистрировалась в Швейцарии.

Впрочем, транснациональные корпорации активно пользуются своей разветвленной мировой сетью, чтобы оптимизировать налоги, и потому среди налогоплательщиков лидируют не очень часто. В связи с этим можно вспомнить скандал с Apple, которую сенат США в 2013 году обвинил в неуплате налогов на миллиарды долларов с полученной от продаж iPhone выручки в $74 млрд, или прошлогодние обыски в парижских штаб-квартирах Google и McDonalds, заподозренных в том же.

В России проблемы ухода крупнейших налогоплательщиков нет: все они контролируются государством, и бежать если и смогут, то только в Санкт-Петербург, как это сделали «Газпром» и ВТБ.

«Роснефть» удерживает первое место среди налогоплательщиков уже четыре года: она впервые обошла «Газпром» в 2013 году с показателем 1,105 трлн руб. против 950 млрд руб. у газовой монополии. Это удалось за счет впечатляющего скачка: «Роснефть» тогда увеличила налоговые отчисления почти на 350 млрд руб. — как раз в марте 2013 года она приобрела 100% ТНК-BP, что позволило ей стать крупнейшей публичной нефтегазовой компанией в мире.

Но в 2016 году разрыв в налоговых платежах между двумя лидерами сократился — с 248 млрд до 194 млрд руб.

Высокая степень концентрации капитала, заинтересованность в создании вертикально интегрированных производств с полным циклом переработки, а также бюджетная политика государства, при которой налоговая нагрузка на углеводородный сектор является одной из самых высоких в мире, предопределили доминирование нефтегазовых компаний в топ-10. Состязаться в объеме налоговых платежей с нефтегазодобычей по силам только традиционным отечественным монополиям в лице Сбербанка, РЖД и «Росатома».

Молчание табачников

Есть еще отрасль, чьи представители за счет акцизов могли бы побороться за высокие места. Это крупнейшие мировые табачные компании, представленные в России рядом производств и дистрибьюторами. В рамках борьбы с курением государство в последние годы активно повышало акцизы на сигареты, что сделало табачные компании одними из крупнейших налогоплательщиков. Но в рейтинге они не представлены, так как табачные компании в России не публикуют свою отчетность, а на соответствующие запросы большинство из них не ответили. Только «Бритиш Американ Табакко» (БАТ) и «Дж.Т.И. Россия» подтвердили РБК величину уплаченных налогов: БАТ в 2016 году заплатили в России налогов на сумму 130,5 млрд руб, «Дж.Т.И. Россия» — 206,2 млрд.

Кто, если не нефтегаз?

В топ-50 крупнейших налогоплательщиков верхние строчки оккупировали нефтяники и газовики. Но, зная изменчивость конъюнктуры, интересно посмотреть, кто подставит плечо в случае возможного падения цен на углеводороды.

Вторым по объему собираемых налогов стал финансовый сектор, крупнейшие представители которого заплатили в бюджет в 2016 году 330,7 млрд руб. Здесь учитывались результаты не только банков, но и небанковских организаций, в частности страховых компаний. Но основным донором являются все-таки банки, среди которых Сбербанк является крупнейшим «неуглеводородным» участником топ-10 с суммой налогов 245,4 млрд руб.

Доля Сбербанка в уплаченных налогах финансового сектора, рассчитываемых ФНС, составляет 38,5%. Это заметно выше его доли в активах финансового сектора — 30%, по данным ЦБ на начало 2016 года (более свежих регулятор не публиковал). И это подтверждает правило, что госкомпаниям приходится больше платить не только дивидендов.

Статистика ФНС по начислению и поступлению налогов и сборов в консолидированный бюджет (форма 1-НОМ) за 2016 год тоже отдает твердое второе место финансовому сектору, который заплатил 636,8 млрд руб. за вычетом НДФЛ и социальных взносов. Для сравнения: не представленные в рейтинге производители и дистрибьюторы табачных изделий заплатили 576,5 млрд руб.

Сектор металлов и горной добычи стал третьим: в топ-50 попали десять его представителей, которые перечислили в прошлом году 279,7 млрд руб. налогов. Крупнейший в этой группе налогоплательщиков — «Норникель» — обогатил бюджет на 66,5 млрд руб. налогов.

Четвертым сектором по объему налоговых платежей оказался транспорт (254,4 млрд руб.), главным образом благодаря РЖД и «Транснефти». Еще один транспортный участник рейтинга, «Аэрофлот», может похвастаться только тем, что стал едва ли не единственным авиаперевозчиком, который обеспечил положительный баланс налоговых платежей. В целом же, как следует из данных ФНС, налоговая нагрузка на авиакомпании в прошлом году была отрицательной — результат убыточности отрасли. Иными словами, компании больше получали налоговых возмещений, чем платили в бюджет. Не в последнюю очередь это стало возможным из-за антикризисного снижения НДС на внутренние перевозки до 10% (с 18%).

Расширенный сектор энергетики, в который РБК включил и атомную отрасль, занял пятое место — во многом благодаря «Росатому», заплатившему в 2016 году 125,3 млрд руб. налогов. Крупнейшие «осколки» РАО «ЕЭС» — «РусГидро», «Интер РАО», «Россети» и частная энергетическая компания «Т Плюс» — совокупно принесли в бюджет гораздо меньше, 94 млрд руб.

Высокотехнологичные секторы связи, химии и машиностроения заняли скромные места, что довольно точно характеризует «сырьевой» уклон российской экономики. Интересно, что «Ростех», который собрал лучшие активы российской машиностроительной промышленности и ОПК, смог занять по налоговым отчислениям только 13-е место.

Самой скромной по величине уплаченных налогов оказалась сфера торговли (34,7 млрд руб.), представленная всего тремя компаниями («Магнит», X5 и «Лента»). Здесь сыграла свою роль особенность отрасли, в которой многие компании являются «дочками» нерезидентов — их российские показатели просто не выделяются в составе консолидированной отчетности глобальной группы. По этой причине в рейтинг не вошли такие крупные представители ретейла, как «Метро Кэш энд Керри», или дилерские подразделения автопроизводителей — «Тойота Мотор», «Фольксваген Груп Рус», «Мерседес Груп Рус».

Очень интимные отношения

Для налоговиков показатель налоговой нагрузки является скорее статистическим инструментом, а не реальным ориентиром в работе. Специалисты ФБК в аналитической оценке налоговой нагрузки в российской экономике 2015 года указывали, что она «так до сих пор и не стала важнейшим механизмом обеспечения эффективности налоговой политики через установление оптимального налогового бремени». Директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев тем не менее уверен, что государство «не может совсем уж игнорировать очень значительно различающиеся показатели по налоговой нагрузке» — поэтому ФНС России использует показатель при планировании своих камеральных проверок.

Сами участники рейтинга отнеслись к идее публикации индивидуальных показателей весьма чувствительно. Комментировать их никто не захотел. Неофициально же представители финансовых департаментов нескольких компаний сообщили РБК, что нагрузка на их бизнес слишком высока, однако они оставят свое мнение при себе, чтобы не привлекать ненужного внимания налоговиков. «Общение с налоговиками — очень интимный процесс, поэтому любая публичность может отразиться негативно на дальнейших отношениях с государством», — пояснила нежелание давать комментарии представитель одной из металлургических компаний.

Что же касается лидеров рейтинга — нефтяников, то их консолидированное мнение, пожалуй, выразил год назад глава «Роснефти» Игорь Сечин в интервью «Вести 24»: «Снижать надо налоги. Нам НДПИ подняли в два раза, экспортные пошлины обещали снизить — не снизили, а цены упали при этом. Надо просто объективно относиться к этим процессам ко всем и не допускать провалов в инвестиционных процессах. Если начнутся интервалы по инвестициям, к сожалению, это может привести потом к тяжелым последствиям, к необходимости восстанавливать добычу, восстанавливать переработку».

Но заменить нефтяников налоговикам некем: мода на предпринимательство давно прошла, и количество субъектов малого бизнеса снижается, налоговая база не растет, а социальные расходы уменьшать нельзя — даже несмотря на объявленную трехлетку бюджетной экономии.

Для государства между тем потребительский подход к экономическим субъектам несет только краткосрочную выгоду. «Возможности взять больше налогов есть всегда. Будут ли при этом отрицательные последствия — зависит от того, в каком состоянии находится экономика в целом и та или иная компания в отдельности», — отмечает Игорь Николаев.

В ФНС от комментариев и каких-либо оценок рейтинга воздержались.

Как мы считали

Рейтинг составлен на основании анализа консолидированной отчетности 100 крупнейших компаний России по объему выручки (по версии РБК 500 за 2016 год). Исследование исходит из добросовестности крупнейших налоговых резидентов в части уплаты обязательных платежей. Были отобраны и ранжированы компании, раскрывающие налоговые платежи за отчетный период (без учета социальных платежей во внебюджетные фонды и НДФЛ).

Социальные взносы исключены из исследования по причине того, что некоторые компании самостоятельно «очищают» налоговые данные в своей бухгалтерской отчетности от социальных платежей и НДФЛ, не называя объем последних. Соответственно, даже если кто-то и показывает такие платежи, в целях сопоставимости их пришлось исключить.

Именно раскрытие отчетности и повышение налоговой прозрачности сделали возможным составление этого рейтинга, хотя еще несколько лет назад для этого, скорее всего, не хватило бы данных. С другой стороны, рейтинги налогоплательщиков очень редки даже в развитых странах из-за налоговой тайны. Например, в Германии все строго придерживаются этого постулата, из-за чего консолидированные данные с платежами конкретных налогоплательщиков не публикуются. Тем не менее интерес к таким исследованиям высок. Как отметила в комментарии РБК Татьяна Сафонова, доцент кафедры финансовых рынков и финансового инжиниринга в РАНХиГС, советник налоговой службы I ранга, «с одной стороны, существует расхожее мнение о чрезмерной налоговой нагрузке в России, что неверно, а с другой стороны, широкая общественность не представляет, сколько бизнес реально платит налогов в доходную часть бюджета».

Больше всего вопросов у участников рейтинга вызвал расчет налоговой нагрузки по выручке. РБК руководствовался методологией ФНС, по которой ведется расчет секторальных нагрузок (приложение №3 к приказу ФНС России от 30.05.07 №ММ-3-06/333@). При этом ввиду разницы в профилях бизнеса было бы неправильно линейно сравнивать между собой нагрузку даже компаний одного сектора. «Компании работают с разной прибыльностью, обладают разным имуществом, работают в отличающихся по налоговым условиям регионах и т.п. Следовательно, они уплачивают разные по объему налоги», — поясняет Игорь Николаев. Поэтому нужно держать в уме еще и различия компаний, например по затратам на производство и реализацию продукции, которые «сидят» в знаменателе коэффициента. «Получается, что компании вроде как схожие, ставки налогов одни и те же, а налоговая нагрузка у них различная», — говорит эксперт.

Полученные данные сверялись с компаниями и при необходимости корректировались. В расчет брались только налоги, уплаченные в России. В том случае, если налоговые платежи компании, которая могла бы потенциально войти в рейтинг, входят в состав консолидированных показателей группы, учитывались показатели группы. Именно по этой причине, например, в рейтинг отдельно не вошла компания МТС, но показаны налоги ее материнского холдинга АФК «Система».

При анализе исключались компании, у которых нет публичной годовой отчетности (консолидированной по МСФО или бухгалтерской по РСБУ), а также те, что не указывают произведенные расходы по налогу на прибыль и прочим налогам. При наличии обоих вариантов предпочтение отдавалось отчетности по МСФО. Итоговые суммы налоговых платежей включают НДПИ, НДС (в том числе полученное возмещение), налог на имущество, прочие налоги и отчисления и исключают социальные платежи и НДФЛ. При указании суммы выручки, использовавшейся для расчета налоговой нагрузки, обращалось внимание на необходимость очищения итоговых цифр от экспортных пошлин.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *