Специалист в арбитражном процессе

  • автор:

В появлении в арбитражном процессе процессуальной фигуры специалиста уже давно назрела необходимость. О введении специалиста в число субъектов процесса, а также об определении консультации специалиста в качестве доказательства писали многие ученые. Так, по мнению А.Т. Боннера, необходимо единое правовое регулирование участия специалиста в судопроизводстве, при этом следует включить консультации, заключения и пояснения специалиста в число предусмотренных процессуальными кодексами средств доказывания. Аргументировав введение специалиста в арбитражный процесс, А.В. Ванярхо указала, что специалист мог бы оказывать арбитражному суду техническую помощь (фотографирование, проведение аудио- и видеозаписей, использование иной аппаратуры для исследования доказательств), а также содействовать при исследовании доказательств путем предоставления пояснений, консультаций (в том числе по вопросам иностранного права), научных сведений по темам, интересующим суд, помощи в формулировании вопросов при назначении экспертизы.

Необходимость единообразного регулирования участия специалиста в судопроизводстве независимо от его вида неоднократно подчеркивалась и нами.

В 2011 году в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (далее — АПК РФ) были внесены долгожданные изменения, которые в целом можно оценить положительно. Однако стоит обратить внимание на неполную, а учитывая некоторые положения, и не совсем корректную формулировку ст. 55.1 АПК РФ.

Так, определение специалиста, приведенное в указанной статье, не отражает всей сущности его участия в судопроизводстве. Более того, не совсем ясно, в чем отличие эксперта от специалиста в арбитражном процессе. Так, ч. 1 ст. 55 АПК РФ определяет, что экспертом в арбитражном суде является лицо, обладающее специальными знаниями по касающимся рассматриваемого дела вопросам и назначенное судом для дачи заключения в случаях и в порядке, которые предусмотрены АПК РФ. Специалиста законодатель определяет как лицо, обладающее необходимыми знаниями по соответствующей специальности, осуществляющее консультации по касающимся рассматриваемого дела вопросам. В вопросе о том, в каком порядке должен представлять консультацию специалист, что понимается под консультацией, в чем ее отличие от заключения эксперта, отсутствует конкретика даже в ст. 87.1 АПК РФ.

С другой стороны, в ст. 58 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) указано, что специалистом выступает лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК РФ, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Так же сформулирована и норма ч. 1 ст. 188 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ). Таким образом, гражданское процессуальное и уголовно-процессуальное законодательство в отличие от АПК РФ определяет несколько форм участия специалиста в судебном процессе. Как верно отмечает А.М. Зинин, специалист в отличие от эксперта не проводит специальных исследований самостоятельного характера (ч. 3 ст. 188 ГПК РФ). Его задача наряду с непосредственной технической помощью в получении новых знаний о фактических обстоятельствах дела состоит в обеспечении справочно-консультативной помощи при изучении данных, имеющихся в суде.

Полагаем, что и в арбитражном процессе следует установить такую форму участия специалиста — оказание технической помощи. Приведение положений процессуальных законов к единообразию поможет в устранении практических сложностей в использовании специальных знаний.

Следует отметить, что справочно-консультационная деятельность специалиста также может осуществляться в непроцессуальной форме, например, до начала производства по делу. Специалист может оказывать помощь в подготовке процессуальных действий и материалов для экспертизы суду, а также адвокатам-представителям. Лица, участвующие в деле, могут обращаться к суду с ходатайством о привлечении специалиста. На основании

ст. 87.1 АПК РФ арбитражный суд может удовлетворить это ходатайство, кроме того, арбитражный суд может по собственной инициативе вызвать специалиста. Так, с целью проверки доводов истца о том, что элементы тепловой сети ООО «ЖКХ поселка Селенгинск» являются энергопотребляющими установками, что подтверждает его статус как абонента по отношению к ответчику, учитывая разногласия истца и ответчика при согласовании схемы теплоснабжения поселка, представленной в материалах дела сторонами в трех вариантах, судом апелляционной инстанции по ходатайству ответчика к участию в деле в качестве специалиста привлечен заместитель руководителя Забайкальского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору Х.С. Он должен был дать консультацию по разрешению вопросов и установлению обстоятельств наличия и характера правоотношений, сложившихся между истцом и ответчиком, связанных с поставкой тепловой энергии, а также по наличию у истца статуса энергоснабжающей организации по отношению к ответчику. Руководствуясь пояснениями специалиста, данными на основании исследования представленных в материалах дела документов, свидетельствующих об отсутствии в элементах схемы тепловых сетей, эксплуатируемых ответчиком, устройств, предназначенных для использования тепловой энергии для собственных нужд, суд апелляционной инстанции обоснованно пришел к выводу, что ответчик не может быть признан абонентом (потребителем тепловой энергии) по смыслу ст. 539 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как не осуществляет потребление тепловой энергии, поставляемой истцом, а лишь передает по сетям, находящимся у него во владении, энергию, которая в дальнейшем поставляется в жилые дома поселка Селенгинск.

Правовой статус специалиста весьма скупо обозначен в АПК РФ и вызывает ряд вопросов. Прежде всего, лицо, вызванное арбитражным судом в качестве специалиста, обязано явиться в суд, отвечать на поставленные вопросы, давать в устной форме консультации и пояснения.

Итак, закон возлагает на специалиста следующие обязанности:

— явиться в суд по требованию арбитражного суда;

— отвечать на поставленные вопросы (так, суд кассационной инстанции указал на необходимость непосредственного исследования вещественного доказательства — электросчетчика. В то же время из пояснений специалиста, допрошенного при рассмотрении дела, следует, что установить причины возгорания по имеющимся фотографиям невозможно. Иных доказательств ответчик в материалы дела не представил. В связи с этим решения судов оставлены без изменения, кассационная жалоба ООО — без удовлетворения);

— давать в устной форме консультации и пояснения. Суды постепенно начинают привлекать специалистов, избегая необоснованного назначения судебной экспертизы. Так, судебная коллегия суда кассационной инстанции поддерживает вывод судов о признании обоснованным отказа ответчика от подписания актов, поскольку мотивы отказа нашли свое подтверждение в выводах специалиста, содержащихся в консультационном техническом заключении о причине протечек плоской кровли, составленном ООО во исполнение заключенного с ответчиком договора на проведение обследования кровли, принятого судом в качестве надлежащего доказательства. В частности, специалист пришел к выводу о нарушении требований СНиП в части устройства примыкания кровельного полотна к конструкциям здания и отсутствия герметизации примыкания водоприемных воронок и раструбов внутренней дождевой канализации.

Как указывает А.М. Зинин, на практике предусмотрены следующие обязанности специалиста, участвующего в производстве следственного действия в уголовном процессе:

— являться по вызову следователя для участия в следственном действии;

— содействовать следователю в изучении и фиксации обстановки происшедшего события, обнаружении следов и вещественных доказательств;

— применять научно-технические средства для обнаружения, фиксации и изъятия следов и вещественных доказательств, исходя из конкретных задач, поставленных перед ним следователем;

— обращать внимание следователя на обстоятельства, связанные с обнаружением, закреплением и изъятием следов и вещественных доказательств;

— давать пояснения по поводу выполнения своих действий и других специальных вопросов, применяемых технических средств в рамках своих познаний;

— оказывать содействие следователю и заинтересованным лицам в выявлении причин и условий, способствовавших совершению преступлений, и выработке мер по их устранению, используя свои специальные знания и результаты их применения в данном следственном действии.

Полагаем, применительно к арбитражному процессу было бы полезно закрепить за специалистом указанные обязанности.

В то же время в ч. 2 ст. 188 «Консультация специалиста» ГПК РФ указано, что лицо, вызванное в качестве специалиста, обязано явиться в суд, отвечать на поставленные судом вопросы, давать в устной или письменной форме консультации и пояснения, при необходимости оказывать суду техническую помощь. А в ч. 2 ст. 25.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ) вполне определенно перечислены обязанности специалиста:

1) явиться по вызову судьи, органа, должностного лица, в производстве которых находится дело об административном правонарушении;

2) участвовать в проведении действий, требующих специальных познаний, в целях обнаружения, закрепления и изъятия документов, давать пояснения по поводу совершаемых им действий;

3) по завершении действий удостоверить своей подписью факт их совершения, их содержание и результаты.

Уместен вопрос: почему законодатель, регулируя участие специалиста в арбитражном процессе, не взял за основу проверенные временем правовые конструкции, существующие в других процессуальных отраслях?

Специалист практически в любом виде процесса привлекается для дачи показаний. В арбитражном процессе эта функция выполняется за счет привлечения специалиста для дачи устной консультации и пояснений. Сущностью пояснений являются показания специалиста, т. е. сведения, сообщенные им в ходе такого процессуального действия, как допрос. Судом и лицами, участвующими в деле, могут быть заданы вопросы специалисту. Как пишет Е.Р. Россинская, вопросы, требующие разъяснений специалиста в его заключении или показаниях, могут быть связаны с назначением судебной экспертизы и разъяснением возможностей использования специальных знаний при исследовании доказательств. Если специалист привлекается судом для консультации по уже произведенной судебной экспертизе, он может также пояснить достаточность объектов и образцов для сравнительного исследования для дачи заключения, которая определяется с точки зрения используемых экспертных методик.

Следует подчеркнуть, что, если правом назначения судебной экспертизы в уголовном процессе обладают только следователь и суд, инициировать получение заключения специалиста может также защитник. Согласно п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК РФ защитник вправе привлекать специалиста для дачи консультаций. Это же право предоставляется защитнику, в качестве которого выступает адвокат (подп. 4 п. 3 ст. 6 Федерального закона от 31.05. 2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). В арбитражном процессе такой нормы нет, поэтому консультация специалиста, полученная лицом, участвующим в деле, без ходатайства к суду о привлечении специалиста, может быть приобщена к делу в качестве письменного доказательства, что противоречит ее природе и усложняет оценку.

В ГПК РФ и УПК РФ показания специалиста являются доказательством. Совместное прочтение ст. 55.1 и 87.1 АПК РФ также позволяет сделать такой вывод. Пояснения, т. е. фактически показания, специалиста могут быть даны как до, так и после дачи консультации.

Весьма интересно в АПК РФ решается вопрос об отводе специалиста. На основании ст. 23 и 21 АПК РФ специалист может быть подвергнут отводу при наличии следующих оснований:

1) наличие родственных отношений с лицами, участвующими в деле, или с их представителями;

2) личная, прямая или косвенная заинтересованность, т.е. желание получить выгоду, в исходе дела либо наличие иных обстоятельств, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности;

3) нахождение в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя. Отдельно в ст.23 АПК РФ указывается, что участие специалиста в предыдущем рассмотрении арбитражным судом данного дела в качестве специалиста не является основанием для его отвода.

Ответственность специалиста за дачу заведомо ложной консультации, как, например, ответственность эксперта за дачу заведомо ложного заключения, до сих пор не определена законом. Тем не менее в некоторых актах есть положения, предусматривающие ответственность специалиста. Так, в ч. 5 ст. 25.8 КоАП РФ указано, что за отказ или уклонение от исполнения обязанностей, предусмотренных ч. 2 ст. 25.8, специалист несет административную ответственность, предусмотренную кодексом. В статье 17.9 КоАП РФ указано, что заведомо ложные пояснения специалиста при производстве по делу об административном правонарушении влекут наложение административного штрафа в размере от одной тысячи до одной тысячи пятисот рублей. В статье 310 УК РФ предусмотрена ответственность специалиста за разглашение данных предварительного расследования.

Ответственность специалиста за дачу при консультации заведомо ложной информации (данных) в арбитражном процессе не установлена.

АПК РФ определяет некоторые права специалиста. Так, при участии в арбитражном процессе специалист имеет право знакомиться с материалами дела, участвовать в судебных заседаниях, заявлять ходатайство о представлении ему дополнительных материалов. Помимо этого ч. 4 ст. 55.1 АПК РФ предоставляет специалисту право отказаться от дачи консультаций по вопросам, выходящим за пределы его специальных знаний, а также если представленные ему материалы недостаточны для дачи консультации, что фактически можно расценивать как основание для самоотвода специалиста. Этим правом специалист может воспользоваться только в том случае, когда он заявил ходатайство о представлении дополнительных материалов, в котором арбитражным судом было отказано.

Для сравнения: в соответствии с ч. 3 ст. 58 УПК РФ специалист имеет право:

1) отказаться от участия в производстве по уголовному делу, если он не обладает соответствующими специальными знаниями;

2) задавать вопросы участникам следственного действия с разрешения дознавателя, следователя и суда;

3) знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он участвовал, и делать заявления и замечания, которые подлежат занесению в протокол;

4) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права.

Таким образом, напрашивается вывод, что, к сожалению, АПК РФ не в полной мере определяет правовой статус специалиста. Следует более конкретно определить формы участия специалиста, исключив необдуманные ограничения. Кроме того, необходимо закрепить обязанности специалиста, связанные с реализацией им своих процессуальных функций, а также определить его ответственность за дачу заведомо ложной консультации. Полагаем существенным предоставить специалисту право на заявление отказа от участия в производстве по арбитражному делу, если он не обладает соответствующими специальными знаниями, право задавать вопросы лицам, участвующим в деле, в рамках судебного заседания, а также обжаловать действия (бездействие) суда, ограничивающие его права.

Библиография

4 СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3012.

5 Федеральный закон от 08.12.2011 № 422-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам»// СЗ РФ. 2011. № 50. Ст. 7364.

6 СЗ РФ. 2001. № 52 (Ч. I). Ст. 4921.

7 СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.

8 См. подроб.: Зинин А.М. Участие специалиста в процессуальных действиях: учеб. — М., 2011.

9 См.: Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. — М., 2010. С. 165.

10 Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 20.09.2012 по делу № А10-2616/2011.

11 Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 06.11.2012 по делу № А31-5232/2011.

12 Постановление ФАС Московского округа от 22.03.2012 по делу № А40-142268/10-160-1197.

13 См. подроб.: Зинин А.М. Указ. соч.

14 СЗ РФ. 2002. № 1 (Ч. I). Ст. 1.

Гражданский процессуальный кодекс России (ГПК РФ) различает две категории: лица, участвующие в деле (ст. 34), и лица, принимающие участие в судебном разбирательстве (ст. 164).

К категории лиц, участвующих в деле, относятся стороны, третьи лица, прокурор, лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод, законных интересов, иные заинтересованные лица (ст. 34-38). К данной категории лиц не может принадлежать эксперт, поскольку эти лица являются принципиально заинтересованными в рассмотрении дела.

Статья 164 ГПК именует эксперта лицом, участвующем в судебном заседании (Председательствующий … сообщает, кто участвует в судебном заседании в … эксперта). Поэтому процессуальный статус эксперта — участник гражданского процесса.

Определяющим в процессуальном статусе эксперта является то, что его заключения являются доказательствами по делу. Доказательствами в ГПК являются «сведения о фактах”, полученные в предусмотренном законом порядке (ст. 55).

Отношение к сведениям должно быть аналитико-критическим, требующим проверки надежности источника сведений, точности формирования, их фиксации, и т.п. Ст. 55 ГПК устанавливает «эти сведения могут быть получены из … заключений экспертов … «. Формулировка предельно ясная: доказательства сведения (информация) о фактах, на основе которых устанавливаются обстоятельства, имеющие значение для дела, а заключение эксперта — один из источников получения этих сведений (информации).

Также правильному пониманию статуса эксперта способствует и норма ГПК, определяющая сущность судебной экспертизы в гражданском судопроизводстве. В ст. 79 содержится указание на то, что экспертиза назначается в тех случаях, когда при рассмотрении дела возникают вопросы, требующие специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла. Таким образом, эксперт косвенно трактуется в процессе как лицо, сведущее в какой-либо из перечисленных областей знаний. Это означает, что эксперт лицо заменяемое.

Эксперт может быть заменен в процессе (в отличие от свидетеля) на любое иное лицо (эксперта), обладающее такими же специальными знаниями. Наряду с этим, указание, что эксперт сведущее лицо, согласуется со статьями ГПК, предоставляющими право сторонам просить суд поручить экспертизу конкретному эксперту или назначить ее проведение в конкретном судебно-экспертном учреждении (ч. 2 ст. 79).

Важными для правильной трактовки статуса судебного эксперта, независимо от того в каком судопроизводстве он выступает в этом качестве, являются положения ст. 7 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (№ 73-ФЗ от 31.05.01).

В соответствии с первой частью статьи, эксперт при производстве судебной экспертизы независим, он не может (и не должен) находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела. Эксперт дает заключение, основываясь на результатах проведенных исследований в соответствии со своими специальными знаниями.

Во второй части ст. 7 содержится указание на то, что не допускается воздействие на эксперта со стороны судов, судей, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей и прокуроров, а также иных государственных органов, организаций, объединений и отдельных лиц в целях получения заключения в пользу какого-либо из участников процесса или в интересах других лиц.

В третьей части ст. 7 отмечается, что лица, виновные в оказании воздействия на эксперта, подлежат ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Статья 7 закрепляет важный принцип, гарантирующий эффективность судебно-экспертной деятельности — независимость судебного эксперта. Никто не вправе оказывать на него давление с целью получения определенного заключения. Принцип независимости вытекает из принципа процессуальной самостоятельности эксперта. Эксперт в гражданском процессе обладает статусом, отличным от процессуального статуса других участников процесса, в частности, он дает заключение от своего имени и лично отвечает за проведенное исследование и сделанные им выводы.

Судебный эксперт как сотрудник судебно-экспертного учреждения административно зависим от руководителя этого учреждения (структурного подразделения). Однако эта зависимость не распространяется на производство экспертизы и дачу заключения.

В законе (№ 73-ФЗ) в ст. 14 об обязанностях руководителя государственного судебно-экспертного учреждения содержится указание на то, что руководитель не вправе давать эксперту указания, предрешающие содержание выводов по конкретной судебной экспертизе.

Однако независимость эксперта при производстве экспертизы и дачи заключения не означает какой-либо его процессуальной исключительности (не путать с процессуальной самостоятельностью). Как всякий участник гражданского процесса он наделен целым рядом обязанностей и прав, исполнение которых служит основной цели его участия в процессе — получения с помощью специальных знаний достоверного доказательства.

Не так давно приходилось столкнуться с вопросом: «Как оспорить экспертизу?». Одно из первых, что приходит в голову: получить рецензию от сторонней экспертной организации. Какой статус будет у этого документа и как использовать такое заключение специлиста в процессе?

В сообществе Вконтакте «Процессуальное право» — https://vk.com/procedurallaw — я уже писал на эту тему. Дублирую здесь свою заметку и предлагаю обсудить тему.

Итак, что предлагают нам наши замечательные процессуальные кодексы . . .

Статья 55 ГПК РФ Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Мы видим, что ГПК РФ не называет среди доказательств заключение специалиста. Обратим внимание на АПК РФ.

Статья 64 АПК РФ Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела. В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, консультации специалистов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы.

Кодекс административного судопроизводства.

Статья 59 КАС РФ Доказательствами по административному делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения административного дела. В качестве доказательств допускаются объяснения лиц, участвующих в деле, и показания свидетелей, полученные в том числе путем использования систем видеоконференц-связи, а также письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов.

ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ называют среди доказательств заключение эксперта. Консультация специалиста допускается в качестве доказательства в АПК РФ. Но и КАС РФ и ГПК РФ допускают письменные доказательства. Поэтому мы можем заказать рецензию (заключение специалиста или письменную консультацию специалиста) и приобщить к материалам дела в качестве письменного доказательства. С какими трудностями мы столкнемся?

  1. Наш оппонент будет утверждать, что знаний экспертов достаточно. В ответ можно сказать, что специалист для того и привлекается, чтобы оказывать содействие в осуществлении правосудия. Ведь иногда возникают вопросы, которые требуют дополнительных знаний (но тогда возникает конкуренция: вызвать на допрос эксперта, который проводил экспертизу или специалиста, который писал рецензию). В этой части мне очень нравится АПК РФ

Статья 87.1 АПК РФ В целях получения разъяснений, консультаций и выяснения профессионального мнения лиц, обладающих теоретическими и практическими познаниями по существу разрешаемого арбитражным судом спора, арбитражный суд может привлекать специалиста.

2. Так как мы сослались на АПК РФ (а дело рассматривается, например, по правилам ГПК РФ), то оппонент может в ответ привести такой аргумент.

Часть 4 статьи 169 КАС РФ Консультация специалиста не относится к доказательствам по административному делу.

Казалось бы, это разрушает все надежды. На этом моменте необходимо привести выдержки из некоторых комментариев к КАС РФ.

И судебная экспертиза, и консультация специалиста являются формами использования специальных знаний в административном судопроизводстве (см. комментарий к ст. ст. 49, 50 КАС). Однако в отличие от заключения эксперта закон не относит консультацию специалиста к числу средств доказывания, используемых в административном судопроизводстве (ч. 2 ст. 59 КАС, ч. 4 комментируемой статьи). Как следует из ч. 1 ст. 15 КАС, консультации специалиста отводится иная, нежели у доказательств, роль: она является формой (средством, инструментом) оказания непосредственной помощи суду при исследовании доказательств и совершении иных процессуальных действий по вопросам, требующим специальных знаний и (или) навыков. Источник: Комментарий к Кодексу административного судопроизводства Российской Федерации (постатейный, научно-практический) / Д.Б. Абушенко, К.Л. Брановицкий, С.Л. Дегтярев и др.; под ред. В.В. Яркова. М.: Статут, 2016. 1295 с.

Как быть? Если мы в гражданском процессе сослались на АПК РФ, то это делается лишь для уточнения роли специалиста, для усиления эффекта от ст.188 ГПК РФ (аналогию никто не отменял, но другое дело, что применить ее можно, когда нет урегулирования, а в ГПК РФ этот вопрос урегулирован, хоть и скудновато). КАС РФ содержит указание на то, что консультация специалиста — не доказательство, ГПК РФ такого указания не содержит. Поэтому аналогия применять можно, кроме того в гражданском процессе допускается допрос специалиста (об этом ниже).

Какие напрашиваются выводы?

Во-первых, если мы находимся в арбитражном процессе, то проблем с приобщением консультаций специалистов возникнуть не должно.

Во-вторых, если мы находимся в административном судопроизводстве (КАС РФ), то у нас есть возможность повлиять на итоговое решение по делу, но если суд не сочтет надобным в своем решении сослаться на консультацию специалиста, то ничего поделать нельзя.

В-третьих, если мы в гражданском процессе, то шанс у нас точно есть. В моей практике были случаи, когда я приобщал как письменное доказательство «заключение специалиста». Но как усилить роль этого доказательства? Смотрим закон.

Статья 188 ГПК РФ В целях разъяснения и дополнения консультации специалисту могут быть заданы вопросы. Первым задает вопросы лицо, по заявлению которого был привлечен специалист, представитель этого лица, а затем задают вопросы другие лица, участвующие в деле, их представители. Специалисту, привлеченному по инициативе суда, первым задает вопросы истец, его представитель. Судьи вправе задавать вопросы специалисту в любой момент его допроса.

Мы видим, что ГПК РФ предоставляет нам возможность допросить нашего специалиста. Это не всегда получается, но если получится, то в материалах дела будет и письменное доказательство — заключение (консультация) специалиста, и допрос специалиста.

Предлагаю обсудить данный вопрос… Может есть интересная практика в качестве примера?

Резолютивная часть определения объявлена 24 января 2017 г.

Полный текст определения изготовлен 31 января 2017 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи Поповой Г.Г., судей Киселевой О.В. и Маненкова А.Н.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело N А41-47572/2014 по кассационной жалобе общества с ограниченной ответственностью «ТТК- Абрамцево» (Московская область, город Балашиха) на решение Арбитражного суда Московской области от 19.02.2016 (судья Кузьмина О.А.), постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 10.06.2016 (судьи Бархатов В.Ю., Боровикова С.В., Короткова Е.Н.) и постановление Арбитражного суда Московского округа от 16.08.2016 (Ананьина Е.А., Агапов М.Р., Краснова С.В.),

по заявлению общества с ограниченной ответственностью «ТТК- Абрамцево» (далее — Общество, Общество «ТТК-Абрамцево») к Федеральному государственному бюджетному учреждению «Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии» в лице филиала по Московской области (далее — Кадастровая палата) о признании незаконными действий по включению в состав сведений Государственного кадастра недвижимости (далее — ГКН) о земельных участках с кадастровыми номерами 50:15:0040106:23, 50:15:0040106:24, 50:15:0040106:25 в разделе «Сведения о территориальных зонах и зонах с особыми условиями использования территорий» следующих сведений: «Земельный участок полностью входит в зону: «Особо охраняемая природная территория федерального значения — национальный парк «Лосиный остров» (далее — национальный парк, национальный парк «Лосиный остров»), 50.15.2.1, сведения о которой внесены в ГКН на основании письма Федерального агентства кадастра объектов недвижимости (далее — Управление Роснедвижимости) от 17.07.2008 N ВК/3125. В ГКН отсутствуют сведения о частях земельного участка, входящих в зону: «Особо охраняемая природная территория федерального значения — национальный парк «Лосиный остров», 50.15.2.1, сведения о которой внесены в ГКН на основании письма Управления Роснедвижимости от 17.07.2008 N ВК/3125. Заявитель также просил обязать Кадастровую палату данные сведения исключить и выдать Обществу кадастровый паспорт земельных участков без указания приведенных сведений.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Московской области (далее — Управление Росреестра), Федеральное государственное бюджетное учреждение «Национальный парк «Лосиный остров» (далее — Бюджетное учреждение), Администрация городского округа Балашиха (далее — Администрация), Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации (далее — Министерство), Межрайонная природоохранная прокуратура Московской области (далее — Прокуратура), Федеральная служба по надзору в сфере природопользования (далее — Росприроднадзор).

Управление Росреестра и Администрация, извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела по правилам статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), в судебное заседание своих представителей не направили, что в соответствии со статьей 291.10 АПК РФ не является препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Поповой Г.Г., объяснения представителей Общества, поддержавших доводы жалобы, представителей Кадастровой палаты, Бюджетного учреждения, Министерства, Росприроднадзора, Прокуратуры, возражавших против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации установила:

решением арбитражного суда Московской области от 07.11.2014, оставленным без изменения постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 09.02.2015, заявленные требования удовлетворены в полном объеме.

Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 16.06.2015 решение от 07.11.2014 и постановление от 09.02.2015 отменены, дело направлено в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

Суд округа рекомендовал суду первой инстанции при новом рассмотрении дела рассмотреть вопрос о принадлежности спорных земельных участков к землям национального парка «Лосиный остров», исследовать и оценить, из каких земель создавался национальный парк, принять во внимание правовую позицию Верховного Суда Российской Федерации, изложенную в определении от 19.02.2015 N 305-КГ14-4322, а также выводы Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, сформулированные в постановлении от 24.09.2013 N 17867/12.

Решением Арбитражного суда Московской области от 19.02.2016, оставленным без изменения постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 10.06.2016 и постановлением Арбитражного суда Московского округа от 16.08.2016, в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Общество, ссылаясь на нарушение норм процессуального права, просит отменить обжалуемые судебные акты и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Дело 03.11.2016 истребовано из Арбитражного суда Московской области.

Определением от 26.12.2016 судьи Верховного Суда Российской Федерации Поповой Г.Г. жалоба Общества вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В отзывах на кассационную жалобу Росприроднадзор и Министерство просят оставить обжалуемые судебные акты без изменения, считая их законными и обоснованными.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 АПК РФ).

Проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что обжалуемые акты подлежат отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами и следует из материалов дела, Общество является собственником следующих земельных участков:

земельного участка с кадастровым номером 50:15:0040106:23, категории земель населенных пунктов, с видом разрешенного использования: «для ведения хозяйственной деятельности, строительства и дальнейшей эксплуатации туристско-торгового комплекса с центром обслуживания автотуристов», площадью 78386 кв. м, расположенного по адресу: Московская область, г. Балашиха, квартал Абрамцево, владение 54а, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от 19.08.2013, серии 50-АЕ N 310459, выданным Управлением Росреестра;

земельного участка с кадастровым номером 50:15:0040106:24 категории земель промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земли для обеспечения космической деятельности, земли обороны, безопасности и земли иного специального назначения, с видом разрешенного использования: «для размещения туристического торгового комплекса с центром обслуживания автотуристов и АЗС», площадью 24033 кв. м, расположенного по адресу: Московская область, Балашихинский район, 103 — 104 км МКАД, вблизи деревни Абрамцево, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от 17.09.2013, серии 50- АЕ N 383668, выданным Управлением Росреестра;

земельного участка с кадастровым номером 50:15:0040106:25 категории земель населенных пунктов, с видом разрешенного использования: «для размещения объектов туристско-торгового комплекса», площадью 65000 кв. м, расположенного по адресу: Московская область, город Балашиха, квартал Абрамцево, владение 54 Г, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от 18.10.2013, серии 50-АЕ N 875359, выданным Управлением Росреестра.

В кадастровых паспортах, выданных Обществу 31.05.2011 на указанные земельные участки, сведения о территориальных зонах и зонах с особыми условиями использования территории, в границах которых расположены земельные участки заявителя, в ГКН отсутствуют.

Вместе с тем 10 и 11.06.2014 Кадастровая палата выдала Обществу «ТТК- Абрамцево» кадастровые паспорта на спорные земельные участки, согласно которым в разделе «Сведения о территориальных зонах и зонах с особыми условиями использования территорий» указано: «Земельный участок полностью входит в зону: «Особо охраняемая природная территория федерального значения — национальный парк «Лосиный остров», сведения о которой внесены в ГКН на основании письма Управления Роснедвижимости от 17.07.2008 N ВК/3125.

В соответствии с пунктами 3, 5 Указа Президента Российской Федерации от 25.12.2008 N 1847 «О Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии» Управление Роснедвижимости упразднено, правопреемником признано Управление Росреестра.

Посчитав незаконными действия Кадастровой палаты по включению в состав сведений ГКН о спорных земельных участках в раздел «Сведения о территориальных зонах и зонах с особыми условиями использования территорий» сведения о том, что земельные участки полностью входят в зону «Особо охраняемая природная территория федерального значения — национальный парк «Лосиный остров», Общество «ТТК-Абрамцево» обратилось в суд с заявлением по настоящему делу.

Отказывая в удовлетворении требований, суды трех инстанций исходили из следующего.

Объединенным решением исполнительных комитетов Московского областного и Московского городского Совета народных депутатов от 04.05.1979 N 1190-543 (далее — решение от 04.05.1979 N 1190-543) утвержден проект планировки природного парка «Лосиный остров». Национальный парк «Лосиный остров» создан на основании Постановления Совета Министров РСФСР от 24.08.1983 N 401 «О создании Государственного природного национального парка «Лосиный остров» и Постановления Правительства Российской Федерации от 29.03.2000 N 280 «О национальном парке «Лосиный остров».

Границы национального парка и его охранной зоны определены приложениями 2 и 3 к решению от 04.05.1979 N 1190-543.

В соответствии с натурным описанием границ национального парка, изложенным в решении от 04.05.1979 N 1190-543, границы национального парка проходят по границе технической зоны Щелковского шоссе (100 метров на север от оси) до Московской кольцевой автомобильной дороги, по внешней границе технической зоны Московской кольцевой автомобильной дороги (200 м от оси) на север до пересечения с южной границей Мытищинского леспаркхоза.

Решением исполнительных комитетов Московского городского и Московского областного Совета народных депутатов от 10.10.1988 N 2130-1344 (далее — решение от 10.10.1988 N 2130-1344), Постановлением Совета Министров СССР от 31.08.1989 N 703, Постановлением Совета Министров РСФСР от 05.10.1989 N 295 и совместным постановлением Правительства Москвы и администрации Московской области от 29.04.1992 N 235-113 (далее — постановление от 29.04.1992 N 235-113) границы национального парка были уточнены.

Постановлением главы администрации Балашихинского района от 16.02.1995 N 163 утверждены границы национального парка в границах района на общей площади 4 993,6 га, из которых 4521,4 га — земли парка, 472,2 га — земли сторонних пользователей.

Каких-либо нормативных актов, изменяющих границы, установленные указанными нормативными актами, уполномоченным органом власти не принималось, поэтому границы территории национального парка «Лосиный остров» и его охранные зоны остаются неизменными с 1995 года. Данный вывод судов соответствует выводу, содержащемуся в определениях Верховного суда Российской Федерации от 19.02.2015 N 305-КГ14-4322 и от 18.04.2016 N 305-КГ15-17697.

Судом первой инстанции для исследования местоположения границ спорных земельных участков относительно местоположения границ территории национального парка «Лосиный остров» в порядке статьи 82 АПК РФ была назначена судебная землеустроительная экспертиза.

Проведение экспертизы поручено экспертам общества с ограниченной ответственностью «ПИП «ВИСХАГИ-ЦЕНТР-Геоинформ». На разрешение экспертов были поставлены следующие вопросы: 1. Возможно ли на основании материалов дела, в том числе Государственного Акта 50-15-1 N 000201 и Государственного акта N М-03-001551 определить территорию (границы) национального парка «Лосиный остров»? Если да, то установить границы (определить координаты) национального парка «Лосиный остров» с приложением графического материала; 2. Установить местоположение земельных участков с кадастровыми номерами 50:15:0040106:23, 50:15:0040106:24, 50:15:0040106:25 относительно границ национального парка с учетом границ, определенных в рамках экспертизы. Определить площадь наложения и границы, с приложением графического материала; 3. Соответствуют ли сведения, внесенные в ГКН о границах зоны национального парка сведениям, содержащимся в документах, приложенных к письмам Управления Роснедвижимости от 15.07.2008 N 1/06-395 и от 17.07.2008 N ВК/3125, а именно: решению от 04.05.1979 N 1193-543, решению от 10.10.1988 N 2130-1344, постановлению от 29.04.1992 N 235-113.

По результатам проведения судебной экспертизы в материалы дела представлено заключение экспертов от 27.01.2016.

При ответе на 1 вопрос эксперты указали следующее: установить границу национального парка «Лосиный остров» по свидетельству от 24.04.2003 серии 50 АД N 003305 о регистрации права Бюджетного учреждения на земельный участок с кадастровым номером 50:15:04:01249 и по кадастровому паспорту от 23.07.2014 N МО-14/3В-1131791 земельного участка 50:15:0000000:50 не представляется возможным, поскольку в указанных документах, помимо указания на местоположение земельного участка в границах Балашихинского района Московской области, иные сведения о местоположении границ участка не содержатся. Восстановить границы природного парка «Лосиный остров», описанные в решении от 10.10.1988 N 2130-13344 и постановлении в полном объеме не представляется возможным, поскольку местоположение границ парка и границ зон парка в указанных решениях приведено в текстово-описательной форме относительно границ смежных землепользователей и границ землепользований, составляющих парк, представленных в основном единицами деления земель лесного фонда — лесными кварталами, местоположение границ которых условно, установлению на местности не подлежит и подтверждено изменению со временем. Планы лесоустройства в материалах дела отсутствуют, к решению от 10.10.1988 N 2130-1344 отсутствует приложение N 2 с описанием уточненной границы национального парка, к решениям от 04.05.1979 N 1190-543 и от 10.10.1988 N 2130-1344 и постановлению от 29.04.1992 N 235-113 отсутствует планово-картографические материалы с отображением границ национального парка.

Экспертами восстановлена часть границы природного парка по решению от 04.05.1979 N 1190-543, расположенная по внешней границе технической зоны МКАД в 200 м на северо-восток от оси МКАД согласно описанию приложения N 2 к указанному решению с учетом кадастровых границ земельных участков 77:03:0002019:102 и 50:15:0040106:37, сформированных под МКАД. Координаты восстановленной части границы природного парка указаны в приложении N 2 к заключению экспертов.

Местоположение части границы национального парка по решениям от 04.05.1979 N 1190-543 и от 10.10.1988 N 2130-1344 описано единообразно — по внешней границе технической зоны МКАД.

При ответе на 2 вопрос экспертами указано следующее.

Спорные земельные участки частично расположены в границах национального парка, восстановленных в соответствии с решением от 04.05.1979 N 1190-543. Координаты пересечений указаны в приложении N 2. Площадь наложения участка с кадастровым номером 50:15:0040106:23 составила 16282 кв. м, участка с кадастровым номером 50:15:0040106:24 — 19816 кв. м, земельного участка с кадастровым номером 50:15:0040106:25 — 17070 кв. м.

Спорные земельные участки полностью входят в границы национального парка, восстановленные по плану установления границ к постановлению от 13.02.1995 N 163 (земли посторонних землепользователей: земли Пехра-Покровской сельской администрации и земли АОЗТ «1го Мая»), а также в границы, восстановленные по схеме функционального зонирования национального парка (функциональная зона хозяйственного назначения).

Отвечая на 3 вопрос, эксперты указали следующее.

Учитывая ответ на 1 вопрос экспертизы о том, что восстановить границы национального парка, описанные в решении от 04.05.1979 N 1190-543, не представляется возможным, также невозможно установить соответствие сведений о границах зоны национального парка, внесенных на основании писем Управления Роснедвижимости от 15.07.2008 N 1/06-395 и от 17.07.2008 N ВК/3125. Кроме того, установлено несоответствие части границы, восстановленной по решению от 04.05.1979 N 1190-543 и проходящей вблизи от спорных земельных участков и местоположения границы зоны с особыми условиями использования территории национального парка по сведениям ГКН на 154 м на северо-восток.

Приняв во внимание выводы экспертов, сделанные ими в заключении по вопросу N 2 судебной экспертизы, суд первой инстанции признал, что спорные участки полностью входят в границы национального парка.

При этом суд не принял в качестве доказательства по делу представленное Обществом заключение N 07-12/15 специалиста общества с ограниченной ответственностью «Лига Экспертов» (далее — общество «Лига экспертов»), составленное по заказу общества «ТТК-Абрамцево» с противоположными выводами о том, что перечисленные земельные участки не входят в границы национального парка, мотивировав это тем, что суд не поручал эксперту этого общества проведение экспертизы.

При таких обстоятельствах, руководствуясь частью 3 статьи 1, статьями 10, 15 Федерального закона от 24.07.2007 N 221-ФЗ «О Государственном кадастре недвижимости» (действовавший до 01.01.2017, далее — Закон N 221-ФЗ), частью 1 статьи 56, статьей 95 Земельного кодекса Российской Федерации, частью 2 статьи 15 Федерального закона от 14.03.1995 N 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях», суд пришел к выводу о законности действий Кадастровой палаты по внесению спорных сведений в ГКН.

Суд апелляционной инстанции и суд округа согласились с выводами суда первой инстанции.

Между тем, судами трех инстанций не учтено следующее.

В соответствии с частью 3 статьи 1 Закона N 221-ФЗ государственным кадастровым учетом признаются действия уполномоченного органа по внесению в ГКН сведений о недвижимом имуществе, которые подтверждают существование такого недвижимого имущества с характеристиками, позволяющими определить такое недвижимое имущество в качестве индивидуально-определенной вещи, или подтверждают прекращение существования такого недвижимого имущества, а также иных предусмотренных данным Законом сведений о недвижимом имуществе.

Согласно статье 10 Закона N 221-ФЗ в ГКН вносятся сведения о территориальных зонах, зонах с особыми условиями использования территорий. В силу статьи 15 того же Закона орган государственной власти или орган местного самоуправления в установленный законом срок с даты принятия решений об установлении границ зоны с особыми условиями использования территорий представляет в орган кадастрового учета документы, содержащие необходимые для внесения в ГКН сведения. Следовательно, процедура внесения в ГКН сведений о территориальных зонах и зонах с особыми условиями использования территорий, осуществляемая Кадастровой палатой на основании документов, представленных в порядке информационного взаимодействия органами государственной власти или органами местного самоуправления, не является действием по кадастровому учету.

Данные выводы сформулированы в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.09.2013 N 17867/12, определениях Верховного Суда Российской Федерации от 19.02.2015 N 305-КГ14-4322, от 18.04.2016 N 305-КГ15-17697 и правомерно применены судами трех инстанций.

Между тем Общество оспаривает действия по внесению в ГКН сведений на основании письма Управления Роснедвижимости от 17.07.2008 N ВК/3125, полагая, что Кадастровая палата внесла недостоверные сведения о спорных земельных участках, неверно установив, что данные участки входят в границы национального парка.

При рассмотрении данного дела судами не учтено, что основными принципами Федерального закона N 221-ФЗ являются внесение актуальных и достоверных сведений в ГКН.

Исходя из частей 1, 2 статьи 7 Федерального закона от 13.07.2015 N 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости», вступившего в силу с 01.01.2017, одним из принципов ведения единого государственного реестра недвижимости (состоящего, в том числе из реестра объектов недвижимости — кадастра недвижимости и реестра границ) является достоверность сведений.

При этом в силу части 1 статьи 65 и части 5 статьи 200 АПК РФ обязанность доказывания законности совершения оспариваемых действий, а также обстоятельств, послуживших основанием для совершения оспариваемых действий (в данном случае достоверность внесенных в ГКН сведений), возлагается на орган или лицо, которые совершили оспариваемые действия.

В свою очередь заявитель также должен доказать обстоятельства, на которые он ссылается как на основание своих возражений (часть 1 статьи 65 АПК РФ).

Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном данным Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела (часть 1 статьи 64 АПК РФ).

В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, консультации специалистов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы (часть 2 статьи 64 АПК РФ).

Арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (часть 1 статьи 71 АПК РФ).

Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности (часть 2 статьи 71 АПК РФ).

В силу частей 4, 5 статьи 71 АПК РФ каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами. При этом никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

Пунктом 12 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2014 N 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе» (далее — постановление Пленума ВАС РФ N 23) разъяснено, что согласно положениям частей 4 и 5 статьи 71 АПК РФ заключение эксперта не имеет для суда заранее установленной силы и подлежит оценке наряду с другими доказательствами. Суд оценивает доказательства, в том числе заключение эксперта, исходя из требований частей 1 и 2 статьи 71 Кодекса. При этом по результатам оценки доказательств суду необходимо привести мотивы, по которым он принимает или отвергает имеющиеся в деле доказательства (часть 7 статьи 71, пункт 2 части 4 статьи 170 АПК РФ).

Таким образом, заключение общества «Лига экспертов» не является экспертным заключением по делу, однако является доказательством, допускаемым в качестве такового статьей 89 АПК РФ, поэтому подлежит учету и оценке судом при принятии решения наряду с иными имеющимися доказательствами.

Данный вывод соответствует также разъяснениям, содержащимся в пункте 13 постановления Пленума ВАС РФ N 23.

При наличии в деле заключения эксперта и заключения, полученного по результатам проведения внесудебной экспертизы, суду необходимо оценить как экспертное заключение, так и внесудебное заключение по правилам статьи 71 АПК РФ. По результатам оценки суду необходимо привести мотивы по существу данных заключений, по которым он принимает или отвергает каждое из этих доказательств.

При этом для того, чтобы экспертное заключение суд мог положить в основу судебного решения, необходимо признать его относимым, допустимым и достоверным доказательством, соотносимым с другими имеющимися в деле доказательствами.

Между тем, в нарушение положений статей 64, 71, 89 АПК РФ судами первой и апелляционной инстанции не дана оценка представленному заявителем письменному заключению специалиста, содержащему выводы, противоположные выводам судебной экспертизы, со ссылкой на то, что суд не поручал данному специалисту проведение экспертизы.

Вместе с тем заявитель полагает обоснованным заключение специалиста общества «Лига экспертов», которым установлены границы иными способами, нежели по документам, содержащимся в материалах арбитражного дела, а именно по координатам поворотных точек, внесенным в ГКН. При этом сделан вывод, что спорные участки не входят в границы территории национального парка.

Однако мотивы по существу заключения общества «Лига экспертов», сделавшего вывод о том, что спорные участки не входят в границы национального парка, судами первой и апелляционной инстанций не приведены.

Учитывая, что установление факта расположения спорных земельных участков в границах национального парка или вне его границ является определяющим для данного дела и необходимым для применения норм материального права и рассмотрения спора по существу заявленных требований, а также принимая во внимание, что по данному факту в материалах дела имеются разные по своим выводам заключения лиц, имеющих специальные познания, нарушение судом норм процессуального права является существенным, без устранения которого невозможно восстановить нарушенные процессуальные права заявителя.

Кроме того, судебная коллегия признает обоснованными доводы Общества о наличии противоречий между содержательной частью экспертного заключения и выводами экспертов, а также о том, что заключение является неполным и неясным.

Так, Обществом заявлены требования о признании незаконными действий Кадастровой палаты по внесению в ГКН сведений на основании письма Управления Роснедвижимости от 17.07.2008 N ВК/3125 таким образом, что спорные земельные участки оказались в границах территории национального парка. Суд отказал в удовлетворении данных требований при наличии в экспертном заключении вывода о невозможности установить соответствие сведений о границах зоны национального парка, внесенных на основании писем Управления Роснедвижимости от 15.07.2008 N 1/06-395 и от 17.07.2008 N ВК/3125. При этом суд не мотивировал почему данный вывод не повлиял на итоговый вывод суда о расположении участков в границах национального парка.

При таких обстоятельствах по правилам статьи 87 АПК РФ суду надлежало назначить дополнительную землеустроительную экспертизу, о чем ходатайствовал заявитель в судебном заседании суда первой инстанции 11.02.2016, предложив дополнительные вопросы. Ходатайство о назначении экспертизы подано в письменном виде и обосновано в соответствии с правилами части 1 статьи 159 АПК РФ, однако отказывая в его удовлетворении, суд мотивов не привел.

Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия приходит к выводу о том, что суды допустили существенные нарушения норм процессуального права, поэтому на основании пункта 1 статьи 291.11 АПК РФ обжалуемые судебные акты подлежат отмене, дело — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду надлежит оценить по существу представленное Обществом заключение специалиста, рассмотреть вопрос о назначении дополнительной землеустроительной экспертизы.

Руководствуясь статьями 167, 176, 291.11-291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, определила:

решение Арбитражного суда Московской области от 19.02.2016, постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 10.06.2016 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 16.08.2016 по делу N А41-47572/2014 отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области.

Определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий Г.Г. Попова
Судьи О.В. Киселева
А.Н. Маненков

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *