Руководитель российского авторского общества

  • автор:

Глава авторского общества — РБК: «Михалков, по сути, мой родственник»

РСП известен, в частности, тем, что в конце 2014-го предложил концепцию глобальной лицензии, в рамках которой всех обладателей устройств, имеющих выход в интернет, предложили обложить «налогом» (обсуждался платеж в размере около 300 руб. в год).

Одним из учредителей РСП является Союз кинематографистов Никиты Михалкова. Режиссер должен был войти в совет новой организации, а пост гендиректора предназначался Федотову.

В четверг, 17 декабря, стало известно, что Федотов оставил должность гендиректора РСП, которую занимал с 2011-го. На замену ему придет Кричевский. По словам Федотова, он уходит, чтобы уделять «более пристальное внимание» работе в РАО, но сохранит свои места в совете и правлении РСП.

Реформа от Путина

В начале августа президент Владимир Путин поручил премьер-министру Дмитрию Медведеву и первому вице-премьеру Игорю Шувалову до 15 сентября 2015-го внести поправки в законодательство, которые сделали бы более прозрачной работу обществ по коллективному управлению авторскими правами.

Незадолго до этого Минкомсвязи предложило вовсе отказаться от бездоговорного управления правами (РАО собирает отчисления даже в пользу тех авторов, соглашения с которыми не заключены), объясняя это непрозрачностью организаций-сборщиков. В рамках реформы предполагается, что Роспатент получит полномочия Минкультуры по регулированию в области авторских прав.

В начале декабря РАО заявило о «намечающемся расколе в индустрии» и желании «модернизировать существующую систему коллективного управления правами». Для этого на площадке РАО была создана комиссия, которая должна провести независимый аудит нынешней системы. В пятницу, 18 декабря, состоится заседание этой комиссии по модернизации, рассказал Федотов. В ней примут участие и продюсеры, ранее выступившие за вхождение в состав учредителей организации-сборщика юрлиц, владеющих правами на каталоги музыкальных произведений.

В интервью РБК Сергей Федотов рассказал о готовящихся реформах и взаимоотношениях с Михалковым и недовольными авторами.

«Мы не готовы сейчас объединяться»

— Почему вы уходите из РСП?

— Я ухожу с должности генерального директора РСП, оставаясь там в правлении и в совете. Это связано с тем, что, на мой взгляд, ситуация с Российским авторским обществом требует сейчас наиболее пристального моего внимания. За время моего отсутствия (Федотова не было в России с середины июля до начала декабря. — РБК) накопился целый ряд вопросов по деятельности общества. Необходимо понять, что из звучавшей в последнее время критики от правообладателей конструктивно и действительно требует изменений, а что является эмоциональной историей, то есть связано со взаимоотношениями со мной лично.

Очевидно, что назр​ело время реформирования структуры. Но специфика РАО такова, что это организация с огромной историей, организация, в которой 26 тыс. членов — как частных, так и юридических лиц. Поэтому к реформированию этой организации важно подходить с микрохирургической аккуратностью. Это требует концентрации и времени, всем этим надо заниматься серьезно — надо встречаться с людьми, тратить на это много времени.

— Вы должны были возглавить объединенную структуру по управлению авторскими правами, но она пока не начала работать. Кто-то даже рассказывает, что возник раскол — как между сборщиками отчислений, так и в ваших личных взаимоотношениях с Михалковым. Это правда?

— С Никитой Сергеевичем мы находимся в хороших, дружеских, рабочи​х отношениях. Он, по сути, мой родственник, поскольку является крестным отцом моего сына.

В последнее время одной из претензий к деятельности обществ были заявления о некой монополизации рынка, о том, что «Федотова много везде», я снова принял решение. Я всем сказал: пусть Кричевский возглавляет РСП. Я его в свое время сам пригласил на работу, обучил всему, он прекрасно разбирается в рынке, поэтому абсолютно логично, что он возглавил РСП. Было бы нелогично, если бы это был кто-то третий.

— Кричевский возглавляет ВОИС, он же был вашим первым заместителем в РАО, вы вместе работали и в РСП. Перестановки одних и тех же людей помогают бороться с монополией?

— Я не управлял текущей деятельностью этой организации ни год назад, ни два года назад. У меня достаточно было других вопросов: я смотрел вперед и вверх, мне важно было понять, куда мы будем дальше развиваться, задать вектор развития. Вообще мой служебный функционал — общаться с определенного уровня чиновниками, решать те вопросы, которые необходимы для развития индустрии в целом.

— Почему не состоялось заявленное объединение обществ? Судя по данным СПАРК, в сентябре РАО даже изменило название на «Российский профсоюз деятелей культуры».

— Сегодня есть некоторая пауза в объединительном процессе. Мы должны разобраться в ситуации в самом РАО, мы не готовы сейчас объединяться. Но от самой идеи и от того, что в перспективе в какой-то форме это будет сделано — от этого никто не отказывается.

Возник в том числе и правовой спор. Мы видели объединенную структуру как организацию, которая не только несет ответственность за управление правами, но и осуществляет профсоюзные функции. Сегодня мы понимаем, что это должен быть даже не профсоюз, а скорее профессиональная ассоциация, которая позволит учесть интересы всех сторон, например музыкальных продюсеров. Такая надстройка может формировать профессиональные правила работы на рынке, на такой площадке будет удобно выстраивать диалог с пользователями — телеканалами, радиостанциями.

Сейчас очень непростая экономическая ситуация в стране, и мы вынуждены ​очень осторожно действовать и соблюдать баланс между тем, сколько мы бы хотели получать для наших правообладателей денег, с одной стороны, с другой — могут ли те, кто пользуется этой музыкой, платить такие деньги.​

Фото: Олег Яковлев / РБК

«Глобальных лицензий в том виде не будет»

— После истории с глобальной лицензией Минкомсвязи и Минкультуры выступили со своими предложениями по реформированию системы управления авторскими правами. РАО как-то взаимодействует с этими ведомствами? И насколько вы зависимы от решения министерств, будучи негосударственной структурой?

— Мы зависимы, несомненно. Количество отчетности, которую мы сдаем, например, в Минюст, гораздо больше, чем у коммерческих организаций. То, что у Министерства связи есть свои предложения… Мы с уважением относимся к этим предложениям, но на сегодняшний момент все-таки Минкультуры курирует наше положение.

Насколько мне известно, Минкомсвязи с пониманием отнеслось к тому, что ОКУП (организации коллективного управления правами. — РБК) работают на базе так называемой бланкетной (бездоговорной; от имени всех. — РБК) лицензии. И недавно, например, прошла неплохая встреча в Минкомсвязи. Я считаю, что это движение навстречу.

— А почему РАО на этой встрече не было?

— Ее инициировали РСП и ВОИС. Мы в РАО поддерживаем. ​Минкомсвязи на протяжении определенного времени настаивало на том, что бездоговорная модель управления невозможна, а сейчас, насколько я понимаю, они эту позицию изменили.

— Тем не менее, на встрече, где обсуждался важный для отрасли вопрос, не было крупнейшей и старейшей организации. Есть мнение, что из-за предложенной вами глобальной лицензии у вас, Сергей, личный конфликт с замминистра связи Алексеем Волиным. Это так?

— Пресса пытается представить, что мы в каком-то конфликте: выходят какие-то программы, из которых складывается впечатление, что я его в чем-то обвиняю. Но лично я не вижу своего конфликта с Волиным — он очень компетентный человек, я к нему отношусь с большим уважением.

С другой стороны, почвы для конфликта сейчас и нет. Никаких глобальных лицензий в том виде, в котором это предлагалось, больше не будет. Единственный механизм — делать это сообща с индустрией связи. Мы будем заниматься этой темой в любом случае, поскольку мы представляем интересы большого количества авторов, которые не охвачены издательской индустрией, которые не передавали никому, никаким продюсерским центрам свои права. И в этом смысле РАО является таким же игроком наряду с издателями, который защищает интересы своих авторов. Именно в их интересах мы пытались продвигать глобальную лицензию. И я по-прежнему считаю, что они недополучают то, что должны.

— Вы говорите, что конфликта нет. Однако в предложенном Минкомсвязи варианте реформы многие положения будто прямо направлены против ваших организаций. Есть, например, предложение о сменяемости менеджмента раз в четыре года, есть запрет на то, чтобы занимать должности в нескольких организациях, совмещать управление такими обществами с руководством компаниями-правообладателями. С чем, как вам кажется, это связано?

— Надо выстраивать диалог, потому как в настоящий момент есть два монолога: один — со стороны Минкомсвязи, другой — со стороны организаций. В целом ничего такого убийственного в предложениях Минкомсвязи я не вижу, но хочу понять, что за этим стоит. Понимаете, то, что менеджеры сейчас дублируют друг друга в некоторых вещах — это проблема не должности, монополизации и чего-то подобного. Это проблема того, что работы очень много, а людей, которые могут заниматься этой проблематикой, очень мало. Те вещи, которые Минкомсвязи предлагает, носят скорее не законодательный, а понятийный характер.

Конечно, я готов встретиться с Алексеем Волиным, и я это по своей инициативе сделаю, но я не могу разорваться.

Защита авторских прав в России в цифрах

4 российские организации сейчас имеют право собирать деньги в пользу правообладателей: РАО, ВОИС, РСП и УПРАВИС

На 3 млрд руб. выросло с 2012 по 2014 год количество сборов, которые взимают РАО, ВОИС и РСП

4,6 млрд руб. собрало РАО с пользователей в 2014 году

3,4 млрд руб. РАО перечислило правообладателям, а 0,9 млрд пошло самой РАО на покрытие расходов по сбору, распределению и выплате авторского вознаграждения

28 тыс. пользователей в России сейчас выплачивают вознаграждения по договорам, заключенным с РАО. В их число входят театры, цирки, рестораны, кинотеатры и 90% телекомпаний страны

На 10% увеличилось в 2014 году количество отчислений, которые РАО получило от магазинов и точек общественного питания

1,75 млрд руб. выплат собрали филиалы РАО в 2014 году в российских регионах

2,7 млрд руб. собрало в 2014 году РСП за копирование в личных целях с производителей и импортеров устройств, позволяющих копировать контент. Общая сумма вознаграждений, которую выплатила организация за этот период правообладателям, составила 2,1 млрд руб.

Источники: отчетность РАО и РСП

«В отношении РАО существует много мифов»

— Каковы основные, на ваш взгляд, проблемные зоны РАО?

— ​Сегодня в РАО сложился объективный дисбаланс между интересами авторов — между физическими лицами и компаниями, которые также являются крупными правообладателями и которые занимают крупный сегмент музыкального рынка. В совете недостаточно полно представлен ряд крупных правообладателей, этот пробел необходимо восполнить. Правообладателями сейчас являются разные лица — есть наследники, физические лица, есть сами авторы, есть юридические лица, и со всеми мы должны считаться, поскольку они представляют собой большой сегмент рынка. Мы подготовим вопросы о вхождении тех или иных правообладателей в авторский совет.

Кроме того, есть вопрос организационно-правовой формы РАО. Это проблемная форма, потому что коммерческая структура не может быть членом общественной организации, и это не новая проблема, она существовала с момента создания РАО в 1993 году. Нужно позволить юридическим лицам не столько участвовать в управлении этой организацией, сколько создать условия для контроля деятельности.

— Когда вы планируете начать и завершить реформу?

— Мы хотим максимально форсировать трансформацию — она должна занять не более двух месяцев, как мне видится. Я со своей стороны пытаюсь объяснить сейчас всем, что такая организация, как РАО, должна сохраниться. В таком ли виде, в такой ли организационной форме, с теми ли людьми, которые сегодня в ней находятся, — не знаю… Но разрушать ее мы не можем, это базовая организация, причем не только в нашей стране, но и в СНГ.

Другое дело, что, если есть вещи, которые объективно нуждаются в корректировке, их надо сделать. Для меня сейчас принципиально важно объяснить правообладателям, что работа РАО — это не имитация каких-то действий, это реальная работа, в которую нужно включаться, причем в формате «вчера».

— А как можно доказать, что это не имитация?

— В отношении РАО существует много мифов, и их надо развеять, потому что очень многое из того, что говорится, не соответствует действительности — по объемам выплат правообладателям, по объемам средств, которые РАО оставляет себе на свои нужды. Очень много было манипуляций с цифрами, особенно в прессе.​

— Пресса обычно ссылается на отчетность, размещенную на вашем сайте…

— Отчетность везде представлена по-разному. Например, объем выплат, как правило, соответствует действительности, а все, что остается, приписывается РАО как некий ее доход, который организация тратит, иногда даже не совсем правильным образом. Надо понимать, что если часть денег не распределена, то это не означает, что все оставшиеся деньги идут РАО. Есть налоговая составляющая, например. Я раскрою весь баланс, я раскрою все расходы организации, все бюджеты. Я неоднократно об этом говорил, отчетность РАО должна стать еще более подробной, чтобы снять все существующие вопросы. Видимо, это должен быть публичный отчет, опубликованный где-то в крупном СМИ, на развороте, с графиками.

Выплаты самим правообладателям — частным лицам — не могут быть опубликованы в силу закона о защите персональных данных, а остальные данные могут. Прежде всего расходная часть РАО, потому что необходимо показать, насколько оптимально ведется деятельность организации и как ее при этом можно улучшить. Именно для этого, например, мы в свое время ставили вопрос об объединении трех структур — это должно было помочь оптимизировать расходы организаций.

— Как вы будете договариваться с теми авторами, которые с вами не согласны? Вы же не можете с каждым из 26 тыс. правообладателей встретиться, позвать на совет…

— У недовольных всегда есть право изъять свои произведения . Если у кого-то есть личная неприязнь ко мне… Невозможно нравиться всем. Все, с кем я встречался, представители крупных правообладателей, — у них абсолютно понятные пожелания, с которыми я абсолютно согласен как в отношении участия в руководстве организации, так и с точки зрения более глубокого погружения во все внутренние процессы, механизмы взаимодействия с РАО и т.д.

«Модель, которую мы предлагали, непригодна в реальной жизни»

​— РАО и другие авторские общества — это ваш бизнес или вы просто управляющий?

— Композитор Владимир Матецкий мне однажды сказал: «Каждый человек, который находится здесь у руля, считает это своим». Я ему говорю: «Да, но у меня другая ситуация». Он согласился, потому что я еще маленьким мальчиком ходил сюда уроки делать, когда мой отец был жив и работал здесь. Для меня это очень особая организация, потому что вся жизнь моей семьи и моя жизнь связаны с ней. Поэтому я не могу сказать, что это бизнес, не могу сказать, что я ею управляю. Я эту организацию люблю и всегда хотел, чтобы она развивалась.

— Но вы же понимаете, что ваша параллельная деятельность — девелоперский бизнес, медиаактивы — несет определенные риски, которые уже сказываются на работе организации, которую, как вы говорите, вы любите. Претензии авторов к вам во многом основаны на уверенности, что деньги РАО вы тратите не только на деятельность РАО, но и на замки, яхты и т.д. Планируете ли вы что-то доказывать несогласным? Может, готовы отчитаться перед ними о собственных доходах?

— Да, я читал статьи в СМИ на эту тему. Такая проблема действительно существует. Если есть вопросы лично ко мне — я готов на все ответить. Кроме того, я уже предлагал на встречах с некоторыми правообладателями отойти в сторону от финансовых вопросов, не иметь к ним отношения.

Знаете, не хочу говорить о себе комплиментарно, но я ценю свой опыт и компетенции в этой сфере. Я руковожу организацией с 2003 года, за это время мы увеличили сборы с 700 млн руб. до оборота отрасли в 10 млрд руб. У меня есть видение, как эта организация должна развиваться. Я всегда говорю, что руководство приходит и уходит, так давайте не будем разрушать организацию, которая есть.

— Большое количество вопросов по деятельности авторских организаций стали публичными именно в 2015 году. Информация о следственных проверках аффилированных с РАО организаций, допросы членов авторских советов, заявление продюсера Игоря Матвиенко о блокировках счетов РАО и о хищениях на 1 млрд руб. Почему все начало происходить именно сейчас, как вам кажется?

— Была цепочка событий, которая спровоцировала определенное напряжение вокруг нашей организации. В частности, история, связанная с нашим проектом под условным названием «глобальная лицензия». Этот проект в том виде, в котором он существовал и в каком мы его предлагали, сегодня закрыт. Оказалось, что та модель, которую мы предлагали, не​пригодна в реальной жизни, в результате чего возникло напряжение в отношениях с рядом структур. Я не хочу называть конкретные названия или фамилии, но такая ситуация объективно возникла.

— То есть ваша инициатива вас и подставила под удар?

— Еще была довольно громкая и сложная история с Русской медиагруппой. Я не хочу опять же ничего конкретизировать, но так или иначе получилось, что наши организации невольно попали в орбиту этой истории.

К заявлению Игоря Игоревича , которое было сделано публично (про хищения на сумму около 1 млрд руб. — РБК), я отношусь как к достаточно эмоциональному поступку. Связано это было с тем, что на тот момент у нас не было диалога, к сожалению. А сейчас есть. Но он сказал то, что сказал, теперь что делать, тем более все понимают, что это не совсем так — никакие счета не заблокированы.

— А факт проверки РАО вы не отрицаете? И правда ли, что у правоохранительных органов есть претензии не только к деятельности РАО, но и лично к вам?

— Проверка идет, но меня просили не комментировать ее, поскольку это мешает работе правоохранительных органов. Они находятся под давлением СМИ. На все вопросы, которые есть лично ко мне и к организации, за то время, что я ей руковожу, я готов отвечать. Когда я общался с правоохранительными органами, я посмотрел на ту анонимку, которая была написана. Исходя из формы изложения, затронутых вопросов, у меня сложилось впечатление, что она написана автором.

— Кем именно?

— Не хочу заниматься охотой на ведьм, выяснять что-то. Многие проблемы, которые есть в РАО, которые носят личностный характер, корнями уходят в далекую историю. Здесь Византия — все настолько сложно переплетено.

Российское авторское общество

У этого термина существуют и другие значения, см. РАО.

Общероссийская общественная организация «Российское авторское общество»
(РАО)
«Russian Authors’ Society»

Тип

общероссийская общественная организация

Год основания

1993 год

Расположение

Россия,
125993, ГСП-3, Москва,
ул. Б. Бронная, д. 6А, стр. 1.

Ключевые фигуры

Бутман Игорь Михайлович (президент Авторского Совета),
Дмитриев Максим Иванович (председатель правления)

Представительство

Санкт-Петербург, Новосибирск, Волгоград, Самара, Ростов-на-Дону, Краснодар, Хабаровск, Нижний Новгород, Уфа, Казань, Воронеж, Пермь, Тюмень, Екатеринбург

Сфера деятельности

коллективное управление авторскими правами

Сборы

5 млрд 053 млн. руб (2017)

Число членов

26 276 человек (2010)

Сайт

«Российское авторское общество» (РАО) — некоммерческая общероссийская общественная организация, созданная в 1993 году для коллективного управления авторскими правами.

Полное наименование — «Общероссийская общественная организация „Российское авторское общество“».

РАО призвано управлять имущественными правами авторов, других обладателей авторских прав, когда осуществление этих прав в индивидуальном порядке затруднительно (например, сбор авторского вознаграждения за сообщение произведений в эфир и по кабелю, публичное исполнение произведений, воспроизведение, репродуцирование и так далее). При этом РАО имеет право «защищать права» неопределённого круга правообладателей вне зависимости от того, заключили ли они с РАО договор или нет.

По мнению Бориса Барабанова, корреспондента журнала «Власть», РАО является монополией, поддержанной государством.

Непонимание схем и механизмов, по которым работает РАО, вызывает много вопросов и недовольство со стороны многих правообладателей, в связи с чем некоторые из них исключают свои произведения из управления РАО. Скандалы вокруг деятельности РАО неоднократно вызывали большой общественный резонанс. Организация многократно дискредитировала себя перед владельцами интеллектуальной собственности, в результате чего 28 июня 2016 года руководитель РАО Сергей Федотов был арестован МВД РФ по подозрению в мошенничестве.

«Объединение правообладателей»

О партнёрстве


&nbsp НП «Объединение правообладателей» — некоммерческое партнёрство, объединяющее обладателей прав на результаты интеллектуальной деятельности (правообладателей). Основными целями партнерства являются: защита прав его членов – правообладателей, представление их интересов в органах государственной власти и общественных организациях, решение различных вопросов, связанных с практической деятельностью правообладателей, обеспечение взаимодействия между правообладателями и другими участниками процесса создания контента.

Партнерство определило для себя следующие задачи на период 2017-2020 гг:

  • Поддержка и развитие легального рынка нематериальных активов в Российской Федерации, в том числе их законного оборота в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».
  • Формирование у современного потребителя понимания о необходимости получения доступа к контенту исключительно легальными способами, информирование общества о незаконном характере деятельности по распространению контрафактной («пиратской») продукции.
  • Представление и защита общих законных интересов членов партнерства, как в области охраны и эффективного использования интеллектуальной собственности, так и в иных областях их деятельности (образование, подготовка кадров, международное сотрудничество и др.).
  • Развитие законодательства в сфере защиты интеллектуальной собственности и способствование созданию правоприменительной практики по защите интеллектуальной собственности.

Сферы деятельностии Некоммерческого партнерства “Объединение правообладателей”:

  • Представление интересов правообладателей в различных областях – взаимодействие с продюсерами, прокатчиками, дистрибьюторами, организациями по коллективному управлению правами
  • Дистрибьюция контента в интернете и на ТВ-каналах
  • Защита контента (антипиратская деятельность в онлайн и оффлайн пространствах)
  • Проведение маркетинговых исследований на рынке дистрибьюции контента и в смежных областях

!Уважаемые авторы и правообладатели!

В связи с распространением на территории Российской Федерации новой вирусной инфекции Общероссийская общественная организация «Российское Авторское Общество» (РАО) вынуждена в целях минимизации риска просить вас с 1 апреля 2020 года воздержаться от посещения офиса организации по адресу: г. Москва, ул. Большая Бронная 6А, стр. 1.

В настоящее время РАО перешло на дистанционную работу с обращениями авторов и правообладателей в отношении регистрации произведений в реестре РАО, а также с обращениями по финансовым, юридическим и иным вопросам, связанным с деятельностью организации.

Просим вас направлять все обращения и документы по электронной почте на следующие адреса:
srp@rao.ru– по поводу регистрации произведений;
report@rao.ru – по финансовым вопросам;
usv@rao.ru – по вопросам, связанным с правомерным использованием произведений.

Прием авторов и правообладателей сотрудниками РАО временно приостановлен, однако вы можете задать интересующие вас вопросы или получить консультации по телефону +7 (499) 750-07-51.

РАО совместно с АО «Национальный реестр интеллектуальной собственности» (НРИС) в целях обеспечения защиты авторских прав в период с 01.04.2020 по 01.10.2020 предлагает авторам и правообладателям осуществить электронное депонирование произведений сроком на полгода с получением соответствующего свидетельства всего за 1 рубль. Для авторов и правообладателей старше 60 лет доступно базовое депонирование сроком на два года также за 1 рубль.

По вопросам депонирования просим обращаться в НРИС: https://nris.ru/, или по телефону +7 (499) 750-07-51.

Также информируем, что с начала 2020 года РАО проводит обновление системы регистрации и учета данных, которое планирует завершить до конца апреля 2020 года. В связи с этим возможно понижение начисленного вознаграждения по некоторым категориям прав, а именно вознаграждения, собранного за использование произведений организациями телевещания, за публикацию научных статей, а также вознаграждения, собранного организациями по управлению правами на территории других стран. Указанные затруднения являются необходимыми и временными.

Обращаем внимание, что с учетом мер, принимаемых во всем мире и на территории Российской Федерации, по сдерживанию распространения новой вирусной инфекции, связанных с ограничением работы всех сфер жизнедеятельности, в том числе деятельности культурных, досуговых организаций, а также с отменой развлекательных и спортивных массовых мероприятий, предполагается существенное уменьшение с марта 2020 года объема собираемого вознаграждения, что соответственно повлечет снижение размера начисляемых и выплачиваемых сумм авторского вознаграждения.

Приносим извинения за возможные неудобства и надеемся на ваше понимание.

Уважаемые сотрудники!

Обращаем ваше пристальное внимание, что Российское Авторское Общество в полном объеме поддерживает режим самоизоляции в отношении всех сотрудников!

Руководство РАО не согласовывает рабочие поездки в период самоизоляции, установленный в Российской Федерации, поскольку безусловным приоритетом всей страны является скорейшей выход из пандемии, вызванной распространением COVID-19.

Убедительно просим вас оставаться дома, не нарушать режим самоизоляции и не инициировать со своей стороны никакие рабочие поездки.

При регистрации поездок в личных целях в установленном действующими нормативными актами порядке просим вас быть внимательными и не указывать в целях поездки необходимость присутствия на рабочем месте.

Российское авторское общество: правовой статус

Крупнейшей в нашей стране негосударственной компанией, ведущей деятельность в сфере интеллектуальной собственности, является Российское авторское общество (РАО). Реализуя достаточно много функций в этой сфере, РАО снискало себе печальную репутацию, а руководство организации даже обвинялось в мошенничестве. Разберем особенности правового статуса, основные направления деятельности РАО, и выявим плюсы и минусы функционирования подобной организации

Правовой статус

По своей организационно-правовой форме Российское авторское общество является некоммерческой общественной организацией. В первую очередь РАО – это компания, осуществляющая коллективное управление авторскими и смежными правами (об особенностях таких компаний см. специальную статью). По большому счету Российское авторское общество в этой нише уже давно монополизировало рынок.

Напомним, что суть коллективного управления в следующем: правообладатель заключает с организацией договор, в силу которого передает этой организации определенный набор прав на объекты интеллектуальной собственности. Как правило, это права на заключение лицензионных договоров, на подачу исковых заявлений в суд (если авторские или смежные права будут нарушены, и данный факт будет зафиксирован организацией). Это позволяет правообладателю целиком сосредоточиться на творчестве, не вникая в юридические нюансы.

Кроме того, РАО является одной из четырех аккредитованных организаций, управляющих коллективными интеллектуальными правами. В силу закона это дает Российскому авторскому обществу право действовать от имени всех правообладателей, независимо от того имелся ли между ними гражданско-правовой договор либо не имелся. На практике это предоставляет Российскому авторскому обществу возможность фактически принудить правообладателя к вступлению с ним в правоотношение.

Смоделируем ситуацию на практике: РАО фиксирует факт нарушения интеллектуальных прав, получает деньги с нарушителя, удерживает часть из этих денег себе, а остальное отдает правообладателю. Еще раз подчеркнем, что в данном случае не имеет значения, был ли договор у РАО с правообладателем.

Услуги, предоставляемые организацией

Данная организация предлагает услуги как правообладателям, так и пользователям. Сайт Российского авторского общества: http://rao.ru/.

Для правообладателей РАО оказывает следующие виды услуг: заключение договоров на коллективное управления (хотя, как мы выяснили, и без этого договора РАО вправе действовать от имени правообладателей); регистрация произведений, что необходимо только в контексте распределения вознаграждения; депонирование произведений: полезный способ, в чем-то заменяющий регистрацию, присущую объектам патентного права (более подробно – см. эту статью).

Что касается пользователей, то им РАО, в основном, рекомендует заключать с ним договоры на правомерное использование результатов интеллектуальной деятельности (т.е. лицензионные договоры). Так, на сайте имеются специальные статьи, посвященные отдельным категориям пользователей: например, для Интернет-радио, телекомпаний, кинотеатров. РАО утверждает ставки авторского вознаграждения, с которыми предлагает ознакомиться пользователям.

Плюсы и минусы сотрудничества

Если говорить о плюсах, то это определенная гарантия результата, так как данная компания является крупнейшей на российском рынке. Поэтому в любом случае она окажет услуги надлежащим образом.

Минусы сосредоточены в финансовой стороне вопроса. РАО ведет деятельность не всегда прозрачно, за что не раз подвергалась обвинениям в мошенничестве. Поэтому в рамках коллективного управления, если вы намерены заключать договор, следует быть внимательными и помнить, что фиксированный размер расходов, который вправе удерживать аккредитованные организации, законом не установлен (более подробно – здесь).

Итоги

Таким образом, данная организация может быть полезна не только известным правообладателям в рамках коллективного управления, но и начинающим авторам, желающим защитить свои авторские права. Последние могут воспользоваться услугой депонирования, которая очень полезна в ряде случаев.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *