Роль и значение судебной практики

  • автор:

УДК 347.92

Смирнова Дарья Александровна

курсант II курса, рядовой внутренней службы

Пермский институт Федеральной службы исполнения наказаний, Пермь, Россия, e-mail: dashka.smirnova.1997@mail.ru

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА И ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ В РОССИЙСКОЙ

ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ

Darya A. Smirnova

cadet of the II years, a rank-and-file internal service

Perm Institute of the Federal Service for the Execution of Punishments, Perm, Russia, e-mail: dashka.smirnova.1997@mail.ru

JUDICIAL PRACTICE AND ITS IMPORTANCE IN THE RUSSIAN LEGAL

Аннотация. В статье рассматриваются проблемы понятия судебной практики как фактора совершенствования законодательства, укрепления законности, повышения профессионализма судей. А также проблема правовой природы судебной практики и ее значение.

Ключевые слова: судебная практика, Верховный суд Российской Федерации, Конституционный суд Российской Федерации, суд, судопроизводство, единство, единообразие, решение суда, судебное постановление.

Вопрос о правовой природе судебной практики, понимании ее места и роли в правовой системе России, ее значения для совершенствования законодательства всегда являлся актуальным и привлекал к дискуссиям ученых и практических юристов. В научной юридической литературе под судебной практикой понимается правовая категория, обсуждаемая достаточно часто, однако противоречивость и дискуссионность сложившихся подходов свидетельствуют о необходимости дальнейших ее исследований.

© Смирнова Д.А., 2017

Объединяющим фактором любых подходов к исследованию судебной практики, по мнению автора, является единство развития судебной практики в направлении ее единообразия. Стабильность и правовая определенность судебной практики, устранение в результате ее развития пробелов нормативно-правового регулирования общественных отношений, противоречий и коллизий в законодательстве являются важнейшими факторами развития и совершенствования современного права в России. Указанные аспекты весьма наглядно подтверждают актуальность темы исследования понятия и значения судебной практики как фундаментальной мировоззренческой основы, раскрывающей закономерности и устраняющей теоретико-правовые проблемы российской правовой действительности.

Раскрытие вопроса о понятии и значении судебной практики для достижения этой цели в гражданском судопроизводстве требует продолжения комплексных исследований по данной проблематике.

С.И. Ожегов характеризует понятие «практика» как деятельность людей, в ходе которой они, воздействуя на материальный мир и общество, преобразуют их, это деятельность по применению чего-либо в жизни, опыт .

Данное определение носит общий характер, но может служить основой при исследовании понятия судебной практики. Однако нам необходимо дать характеристику практики именно в сфере осуществления правосудия по гражданским делам.

Исследование литературы по вопросу понятия судебной практики показывает, что одна группа авторов (В.М. Лебедев , Р.С. Притченко ) предполагает, что к судебной практике следует отнести как деятельность судов, так и итог этой деятельности в виде судебного постановления по конкретному делу.

Другая группа отождествляет судебную практику с судебными постановлениями судов всех инстанций, но наиболее авторитетной и принципиальной считает судебную практику, сформированную в постановлениях Пленума Верховного суда Российской Федерации и Высшего арбитражного суда Российской Федерации, в постановлениях их президиумов.

Единственной в своем роде является позиция С.Н. Братуся, который провел комплексное исследование по проблемам судебной практики. Согласно его позиции, «необходимо со всей решительностью отвергнуть мысль о том, что к судебной практике относится любое решение, определение кассационной или надзорной инстанции, или даже сумма решений по конкретной группе дел. Далеко не все определения судебных коллегий Верховных судов и даже руководящие разъяснения пленумов данных судов и их постановления по отдельным делам относятся к судебной практике, например, напоминания о содержании закона, которые нередко имеются в определениях и постановлениях кассационных и надзорных инстанций Верховного суда, равно как и изложение их содержания в решениях судов первой инстанции. Любое решение суда представляет собой юрисдикционный акт, акт судебной деятельности, так как судебное решение — это применение закона к данному конкретному отношению, но не всякое решение есть судебная практика» . Однако у автора есть основания не согласиться с указанной позицией С.Н. Братуся, поскольку понятие судебной практики, по нашему мнению, не может быть полным без указания в нем на деятельность суда, а также решений судов всех инстанций как итога таковой деятельности.

В ходе анализа изложенных выше позиций нами сделан ряд выводов, а также выработано свое собственное видение понятия судебной практики.

Во-первых, нет единой точки зрения на понятие судебной практики, однако выводы и положения, имеющиеся в трудах указанных авторов, свидетельствуют об определенном уровне разработанности темы и одновременно об интересе к ней в науке гражданского процесса. Мы полагаем, что следует объединить признаки понятия судебной практики, представленные в юридической литературе.

Во-вторых, ни один из авторов не разделяет судебную практику на виды в зависимости от применяемого права (судебная практика по материально-правовым и процессуальным вопросам), предмета деятельности (судебная практика по применению жилищного, земельного, трудового и другого законодательства). Нам представляется разделение на данные группы

обоснованным с позиции системного подхода к пониманию судебной практики. В литературе выявлено и научно обосновано, что итог деятельности суда в виде судебного решения является судебной практикой. Споры состоят лишь в определении видов судебных постановлений, которые следует включить в судебную практику и в отнесении к судебной практике самой деятельности судов.

В-третьих, нет единой позиции ученых-процессуалистов о том, следует ли относить деятельность судей, выраженную в постановлениях Пленума Верховного суда Российской Федерации, к судебной практике. Требует решения и вопрос, является ли всякое судебное постановление судебной практикой.

По нашему мнению, судебная практика является как юридической деятельностью по конкретным делам по процессуальным и материально-правовым вопросам судов всех инстанций при осуществлении правосудия, так и определяющим итогом судебной деятельности. Однако мы не разделяем мнение П.А. Гука о том, что к судебной практике можно также отнести и постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации, в которых сформированы правоположения, служащие ориентиром для толкования норм закона нижестоящими судами. По нашему мнению, постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации выступают своеобразным средством внедрения в судебную систему тех основных положений, благодаря которым формируется единообразие судебной практики. Иными словами, постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации и постановления Конституционного суда Российской Федерации по тем или иным спорным правовым вопросам являются средством обеспечения единообразия судебной практики, а не элементом самой судебной практики. По нашему мнению, постановление Пленума по процессуальному или материально-правовому вопросу, а также постановления, разъясняющие конкретные процессуальные и материальные вопросы , в комплексе не создают новую норму, а «указывают оптимальный порядок преодоления пробела в праве», «обеспечивают обязательность единообразного толкования законодательства».

Полагаем, что судебную практику нужно отличать от выводов, сформулированных в результате ее обобщения Верховным судом Российской Федерации, Конституционным судом Российской Федерации, а также ранее принятые правовые позиции Высшего арбитражного суда Российской Федерации, которые выражены на основе обобщения, направляют практику в определенное русло.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Исследуя различные точки зрения на понятие судебной практики, автор полагает, что судебную практику корректнее рассматривать как единство предметно-практической деятельности судебных органов по разрешению юридических дел в совокупности с ее результатами, выраженными в виде решений по конкретным делам судов первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. При этом определения кассационной и надзорной инстанций Верховного суда Российской Федерации, а также определения Конституционного суда Российской Федерации, по нашему мнению, являются прецедентной составляющей судебной практики; постановления же Пленумов Верховного суда Российской Федерации и ранее принятые постановления Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации являются судебными постановлениями, содержащими правоположения, имеющие общеобязательный характер для нижестоящих судов. В связи с этим указанные постановления являются средством обеспечения единства судебной практики и фундаментом ее формирования в реалиях российской правовой действительности.

На протяжении всей истории своего непрерывного развития судебная практика являлась бесспорным ориентиром для достижения главной цели правосудия — правильного и законного разрешения судебных дел. В процессе отправления правосудия судом осуществляется толкование законодательства, в результате чего возникает основание для восполнения законодателем пробелов в нормативно-правовых актах.

Многочисленные исследования ученых по вопросу правовой природы судебной практики позволяют сделать вывод, что данная правовая категория

занимает весомое место в структуре правового государства и обусловлена ее немаловажным значением в жизни общества в целом. По нашему мнению, значение формирования судебной практики заключается в создании ее единообразия, основанном на применении судами общих правоположений, выработанных высшими судебными органами. Единообразие судебной практики как обязательная составляющая результата деятельности судов имеет важное значение для формирования в нашей стране правового государства.

По мнению автора, судебная практика в Российской Федерации:

— является неотъемлемой частью российской правовой системы. Однако особое значение имеет не судебная практика как правовое явление, а именно единообразный подход судов при разрешении споров по схожим ситуациям;

— повышает профессионализм судей. Т.Н. Нешатаева характеризует значение судебной практики следующим образом: формирование единообразия судебной практики уже в суде первой инстанции, повышение правовой культуры судей, улучшение эффективности судопроизводства в части сокращения сроков рассмотрения дел, более четкого соблюдения принципа законности, повышения качества и объективности выносимых решений ;

— обеспечивает укрепление законности в деятельности судов Российской Федерации;

— совершенствует российскую правовую систему. В судебных актах «живут» законы, судебные акты — «зеркало» законодательства;

— является неотъемлемым способом деятельности судебной системы Российской Федерации, обеспечивающим на основе закона оптимальное в данном обществе правовое регулирование. Этим объясняется наличие регулятивных свойств судебной практики, основанных на сформулированных судами правовых позициях, имеющих нормативный характер в случаях правовой неопределенности. Судебная практика влияет на содержание правовых отношений, способствуя уточнению прав и обязанностей их участников, что позволяет укрепить единый регулятор правовых отношений;

— выявляет пробелы в праве, на которые законодателю следует обратить внимание, поскольку даже самая совершенная законодательная техника не способна давать обществу такие законы, которые не нуждались бы в последующем совершенствовании по мере развития общественных отношений.

На наш взгляд, исходя из объективно сложившихся условий можно сделать вывод о признании значительной роли актов судебной власти в обеспечении единообразного применения судами законов.

Завершая рассмотрение вопросов о понятии и значении судебной практики, считаем необходимым констатировать, что судебная практика выступает показателем не только эффективности правосудия и критерием его соответствия международным стандартам судебной защиты, но и своеобразным двигателем в области реформирования действующего законодательства. При изучении, анализе и обобщении судебной практики выявляются пробелы и коллизии в праве, препятствующие эффективной защите нарушенных прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций. В связи с этим перед законодателем ставятся задачи по совершенствованию действующего законодательства. Решая поставленные задачи, законодатель способствует укреплению защиты нарушенных прав заинтересованных лиц, обеспечивает доступность и повышение качества судебной защиты, приводит деятельность по осуществлению правосудия в соответствие с общепризнанными международными стандартами судебной защиты.

Список литературы

2. Нешатаева Т.Н. Формирование единообразной судебной практики и возможности введения процедуры преюдициального запроса в процессуальное законодательство Российской Федерации. М., 2007. 22 с.

3. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка / под ред. Н.Ю. Шведовой. М., 1994. 232 с.

4. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 N 22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

5. Притченко Р.С. Вопросы понимания судебной практики. Одесса, 2008. 27 с.

6. Судебная практика в советской правовой системе / под ред. С.Н. Братуся. М., 1975. 328 с.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *