Рейдерские захваты

  • автор:

«Росбилдинг» в разговорах о рейдерстве вспоминают одной из первых. В начале нулевых её название фигурировало в прессе не иначе как с присказкой «печально известная». Впервые она громко заявила о себе в 1998 году, когда скупила 22 больших советских универмага, в том числе «Бухарест», «Белград», «Перовский», «Первомайский». Акции магазинов принадлежали трудовым коллективам, то есть были распределены между сотнями людей. «Мы накопили колоссальный опыт, как покупать магазины с «колхозным» распределением акций, где нет единого хозяина», — рассказывал о сделках учредитель «Росбилдинга» Алексей Тулупов. В 1998 году ему было 22 года, его партнёру Сергею Гордееву — 21. СМИ писали, что «Росбилдинг» скупает акции у небогатых сотрудников универмагов в интересах британской розничной сети Tesco, но последняя так и не вышла на российский рынок и продавать магазины Тулупову пришлось по одному. Кстати, фабрику «Аста» через год суд вернул прежним владельцам.

НИИЭМИ

В иерархии рейдерских захватов поглощение научно-исследовательских институтов считалось самой сложной задачей. Владельцы долей в колхозах расставались со своими активами охотно, с меньшей готовностью и за большие деньги доли продавали сотрудники предприятий. Работники институтов всегда стояли до последнего — болели за науку, презирая материальные блага. Институты привлекали специалистов по недружественным поглощениям расположением и площадью. НИИ эластомерных материалов и изделий (НИИЭМИ), к примеру, занимал гектар в Хамовниках, на улице Ефремова.

7 февраля 2004 года в главное здание института ворвалось около сотни вооружённых людей в масках. Они выгнали руководство из кабинетов, приказали сотрудникам покинуть помещения и заняли все пять зданий института. Директор Сергей Резниченко был в бешенстве, он написал во все газеты, объявил, что «паралич деятельности НИИЭМИ привёл к срыву работ по созданию изделий для стратегических ракет морского базирования, ракетных комплексов «Тополь», «Тополь М», «Зарядье»», подал заявление в прокуратуру и добился возбуждения уголовного дела.

В 2008 году Хамовнический районный суд Москвы встал на сторону учёных и признал четырёх россиян и гражданина Украины виновными в рейдерском захвате недвижимости и имущества института. В решении говорилось, что рейдеры «подделали документы договоров купли-продажи акций этого предприятия. В итоге мошенническим путём они похитили более 173 000 акций, составляющих контрольный пакет». Этот пакет к тому моменту уже приобрела AEON Corporation Романа Троценко. Троценко в первую очередь был известен тем, что купил в конце 90-х Южный речной порт в Москве, выгнал арендаторов и оттюнинговал полуживой актив так, что на него обратили внимание в Минтрансе— предложили Троценко возглавить «Московское речное пароходство». Кстати, руководство НИИЭМИ в начале борьбы с рейдерами заявляло, что захват собственности института проводится в интересах «Пароходства», но к 2012 году это забылось — Троценко и Резниченко заключили мировую. Учёные получили компенсацию, размер которой не разглашался, и переехали в Перово. А Троценко снёс НИИ и построил на его месте бизнес-центр.

НИИ «Гипромез»

Красивая сталинка недалеко от метро «Алексеевская» в начале лета 2005 года оказалась на осадном положении. 70 вооружённых бойцов в камуфляже штурмовали её четыре раза — 3, 6, 15 и 16 июня. Все четыре раза захватчикам удалось прорваться в здания Государственного института по проектированию металлургических заводов, побив службу безопасности НИИ и нанятый учёными ЧОП. В первые три раза отбить здания удавалось милиции, а 16 июня не справилась даже она. «Гипромез», в отличие от многих активов, на которые претендовали рейдеры, был живым и здравствующим. В институте хранилась проектная документация главных российских меткомбинатов, в том числе НЛМК и «Северстали». У компании было заключено более 70 контрактов на 200 млн рублей по проектированию и модернизации металлургических производств в России и за рубежом.

В юридической практике рейдерство принято делить на белое, серое и черное, в зависимости от того, насколько интенсивен и правомочен захват и какие технологии в нем применяются. Белое рейдерство, чаще всего именуемое слиянием или поглощением, — это поглощение компании с соблюдением норм закона. Серый рейд предполагает формальное следование закону, но при ближайшем рассмотрении представляет собой хорошо спланированную акцию, часто сопровождающуюся подделкой документов — протоколов собраний и полномочий представителей, подкупа должностных лиц и силового давления со стороны недобросовестных чиновников и правоохранительных органов. Совокупность средств, применяемых при сером рейде, как правило, имеет признаки мошенничества. Понятие «черное рейдерство» говорит само за себя. Это предельно незаконный силовой захват, с использованием коррупционных механизмов и криминальных методов.
Методы рейдерского захвата
На сегодняшний день в России действует ряд типичных методов рейдерских захватов. Несомненно, самый «популярный» и распространенный метод – мошенничество, подразумевающий подделку документов: фальсификацию протоколов собраний, подделку подписей, взятки регистраторам налоговых органов и Росреестра, изготовление фальшивых бланков, печатей, доверенностей, протоколов и даже решений судов, подкуп чиновников.
Скупка акций. Рейдерами производится быстрая скупка акций, после чего инициируется собрание акционеров, принимаются нужные решения и происходит смена руководства предприятия. Этот метод часто бывает сопряжен с различными способами мошенничества.
Использование руководителя. Наемный менеджер умышленно в пользу других лиц увеличивает неплатежеспособность компании, например, наращивая кредиторскую задолженность, получая крупные кредиты у заинтересованных лиц и не погашая искусственно созданную задолженность. Часто при этом совершаются сделки, в результате которых активы выводятся в пользу рейдеров.
Банкротство. С целью захвата предприятия часто используются инструменты банкротства. Как правило, это четко разработанные схемы, также активно используется коррупционный ресурс.
Психологическая атака. Угрозы в адрес собственника, выражающиеся в самых разнообразных формах, а также прямой обман — введение в заблуждение, подкуп.
Административный метод. Под давлением правоохранительных органов или недобросовестных чиновников собственник вынужден отдать свой бизнес. Этот метод набирает все большие обороты. Недобросовестные чиновники, пользуясь служебным положением и используя административный ресурс, поддержку или непосредственное участие правоохранительных органов, проводят различные проверки, возбуждают уголовные дела и, как итог, производится смена собственника.
Прямой силовой захват уходит в прошлое, но забывать о нем все-таки пока не стоит. Этот метод используется при участии спецподразделений правоохранительных органов, частных охранных предприятий, судебных приставов при наличии документа (как правило, сфальсифицированного) о назначении нового руководителя или о смене собственника.
Рейдерами используется и такой метод как товарное рейдерство. Схема его достаточно проста и проработана. В рамках сфабрикованного уголовного дела на складах организации проводится обыск и изъятие товаров. Товар оценивается, при этом стоимость его сильно занижается, и передается на ответственное хранение. Затем принимается решение о его продаже или уничтожении. В итоге товар через цепочку лиц доходит до рейдера. Если организация, в отношении которой была применена подобная схема, и сумеет впоследствии доказать незаконность этих действий, то в качестве компенсации она получит ту заниженную сумму, в которую был оценен товар. В данном случае речь идет о подвиде рассмотренного ранее административного метода, так как в нем участвуют структуры правоохранительных органов.
Иногда рейдеры могут выступать под видом антирейдеров. Имея целью легализовать свое положение, рейдеры представляют ситуацию в таком виде, когда практически не представляется возможным определить, кто в этом конфликте действует в законных рамках, а кто уже давно вышел за грань правового поля. Ситуация может быть настолько искажена, что законный собственник предстает перед глазами правоохранительных органов как преступно действующее лицо.
Например, рейдерами могут оспариваться результаты приватизации с обоснованием, что она прошла незаконно с ущемлением интересов третьих лиц, по заказу которых и действуют рейдеры. В этом случае фабрикуется уголовное дело, в котором представляется, что приватизация была проведена с целью захвата имущества, в ней были ущемлены права тех, кто также имел право претендовать на имущество, а текущий процесс направлен на восстановление справедливости. В действительности за этим скрывается банальные захват со стороны «антирейдеров».
Сторона, использующая незаконные методы захвата, выставляет пострадавшую сторону в самом неприглядном свете, инициируя судебные процессы и уголовные дела в ее отношении. Прикрываясь антирейдерскими методами рейдеры формируют общественное мнение, выступают с законодательными инициативами, создают видимость борьбы с коррупцией и под этими знаменами, используя поддержку «подготовленной» общественности, добиваются своих целей.
Способы защиты
Собственник имущества может использовать различные методы борьбы с рейдерами, причем противодействие должно быть комплексным, и может включать в себя обращение в правоохранительные и властные структуры, инициирование судебных процессов, использование средств массовой информации для освещения реального положения дел.
Важна информационная защита — рейдеры не приступают к захвату без предварительного изучения дел на предприятии и определения слабых мест. Информация о предприятии может быть получена из внешних и внутренних источников. Внешними источниками могут служить базы данных, сведения, полученные в налоговых органах, судах. Для сбора данных могут быть инициированы различные проверки. Внутренние источники информации, в том числе наемный персонал – это то, на что следует обратить особое внимание. Собственникам предприятия необходимо регулярно мониторить состояние защищенности предприятия, порядок хранения документов, бланков, печатей, вести учет корреспонденции, доверенностей, заключаемых договоров. На предприятии обязательно должны быть разработаны внутрикорпоративные положения «О коммерческой тайне» и системах обеспечения защиты информации. Очень важно внимательно подойти к выбору компании, которая будет осуществлять непосредственную охрану предприятия.
Но самая главная рекомендация, которая может быть дана собственнику предприятия, ставшего объектом пристального внимания рейдеров, — обратиться за помощью к профессиональным юристам. Предпринимая самостоятельные шаги при рейдерском захвате, собственник неграмотными действиями может способствовать процессу захвата имущества. В случае вмешательства в процесс специалистов такие риски можно свести к минимуму. Необходимо принимать во внимание, что для разработки схем захватов рейдеры тоже используют услуги квалифицированных юристов и экономистов.
Часто рейдеры добиваются результатов только потому, что борьба с ними идет методами, которые рейдерам хорошо известны и позволяют принять ими адекватные способы защиты. Специалист по защите от недружественных захватов сможет определить уязвимые позиции в рейдерской схеме, выбить почву из-под ног рейдера и заставить его совершать действия, при которых он неминуемо начнет ошибаться и терять контроль над ситуацией. Такие специалисты помогут собственнику минимизировать моральные и материальные издержки, связанные с возвратом имущества, организуют мероприятия по противодействию рейдерству, возврат контроля над захваченным бизнесом, защиту реестра акционеров. Кроме того, будет организована срочная реструктуризация основных активов предприятия и разработана стратегия судебной защиты.
Современная практика
Сегодняшние российские реалии таковы, что рейдеры становятся все более квалифицированными, а их методы все более изощренными. Объектами рейда становятся не только предприятия, но и любое ценное имущество, принадлежащее как юридическим, так и физическим лицам. Рейдерам редко нужно юридическое лицо как таковое, основная задача – это захват активов, принадлежащих собственнику.
Техники захвата имущества по серым и черным схемам, которые отличаются сложными тактиками, на сегодняшний день не нашли должного отражения в уголовной практике: возбуждается лишь небольшое число дел и редкие из них доходят до логического финала в силу многоэпизодности, труднодоказуемости и коррумпированности. Несомненно, необходимо укрепление и расширение законодательной базы в отношении рейдерства. И государство сделало шаг в сторону усиления мер ответственности за преступления в этой сфере. В 2010 году было принято несколько поправок в уголовное законодательство в отношении преступлений, ведущих к неправомерному захвату чужого имущества и денежных средств. Первый антирейдерский федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» от 07.04.2010 N 60-ФЗ исключил такую меру пресечения как заключение под стражу в ходе предварительного следствия лиц, обвиняемых в экономических преступлениях. До этого очень часто в ходе захвата предприятия использовался такой метод как устранение собственников либо управляющих, что во многом обеспечивало успех рейдерской схемы. Эти поправки дали возможность пресечения рейдерских захватов уже на начальной стадии их свершения, и, как следствие, предупреждение наступления последствий, при которых истребование захваченного имущества ограничено институтом защиты добросовестного приобретателя. В новом законе нашли отражение такие варианты рейдерских атак как внесение в реестр владельцев ценных бумаг недостоверных сведений, умышленное уничтожение или подлог документов, предоставление в органы исполнительной власти заведомо подложных документов. Эти деяния теперь квалифицируются как уголовно наказуемые, тогда как ранее они находились исключительно в сфере гражданских или административных споров.
Все эти меры, несомненно, очень важны, но лица, совершающие рейдерские захваты, с течением времени меняют тактику и средства воздействия. И поправки, внесенные последними двумя законами, больше подходят для стандартных схем завладения предприятиями и имуществом. Все чаще инструментами нынешних рейдеров становится давление со стороны правоохранительных органов, мучительные проверки со стороны налоговых служб и администраций, угрозы физической расправы и уголовного преследования.
Коррупция в рядах чиновников и правоохранительных органов является одной из главных опор рейдерства. Эти явления взаимозависимы и создают благоприятные условия существования друг для друга. И несомненно, что решению проблемы рейдерства будет способствовать формирование в обществе устойчивого мнения, что рейдерство – это пагубное явление для самого общества и оно нарушает одно из основных прав, гарантированных Конституцией РФ, – право собственности.
К существенной минимизации серого и черного рейдерства приведет и прогресс в разрешении ряда сопутствующих проблем. Во-первых, укрепление законодательных методов защиты — это и усиление нормативной базы, и минимизация пагубного влияния коррупции, и изменение реакций со стороны правоохранительных органов. Во-вторых, усиление культуры бизнеса. Увы, на сегодняшний день в России культура бизнеса находится в зачаточном состоянии, либо вовсе отсутствует, чем рейдеры удачно пользуются. То, что в России сделки, которые на мировом рынке имеют легальные формы слияний и поглощений, превращаются в серый и черный рейд, несомненно, говорит о низкой культуре бизнеса, выстраивать которую предстоит самим собственникам. И во многом именно от них зависит, каким образом будет развиваться дальнейшая ситуация в отношении проблемы рейдерства, что сможет собственник противопоставить в ответ на недружественный захват. Собственнику предстоит отстроить структуру ведения бизнеса таким образом, чтобы в его распоряжении были грамотные эксперты: адвокаты, финансисты, аудиторы, сотрудники службы безопасности и охранного предприятия, способные адекватно отразить атаку рейдеров. В идеале бизнес должен быть построен таким образом, чтобы у рейдеров не возникало предположений, что на данное предприятие можно совершить нападение с целью отъема имущества, потому что уже на стадии разработки должно стать очевидно, что совершить захват предприятия просто невозможно.

Пример рейдерского захвата бизнеса из петербургской практики

ООО строило торговый центр в Приморском районе Санкт-Петербурга, а впоследствии осуществляло обслуживание общих площадей и инженерных сетей комплекса.

На этапе строительства общество продавало будущие нежилые помещения в ТЦ по инвестиционным договорам. Один из инвесторов, приобретя несколько помещений, решил получить контроль над всем торговым центром и возможность управлять общим имуществом. Для этого ему было необходимо приобрести более 50% площадей в здании.

После покупки помещений других инвесторов у рейдера сконцентрировалось примерно 45% от общей площади комплекса. Остальные помещения рейдеру выкупить не удавалось, поскольку они принадлежали учредителям застройщика, которые не намеревались их продавать. Для реализации своих целей рейдер воспользовался низким уровнем правовой грамотности учредителей и несовершенством действующего законодательства.

Внутренняя отделка помещений не входила в инвестиционный договор. Учредители общества оформляли расчеты за нее путем выдачи от своего имени расписок в получении денег на строительные материалы, которые потом закупались и применялись для отделки помещений торгового центра. Такие расписки были выданы и рейдеру в 2004, 2005, 2006 гг. Отделка была произведена, а готовые помещения переданы рейдеру-инвестору в 2006-м, когда ТЦ был введен в эксплуатацию.

В 2009 г. рейдер обратился в правоохранительные органы с заявлением в отношении учредителей ООО по якобы имевшему место факту хищения ими денег на отделочные работы в торговом комплексе. Как впоследствии выяснилось, обращение в полицию носило формальный характер.

Получив отказ в возбуждении уголовного дела, рейдер-инвестор обратился в суд с иском о взыскании денежных средств по распискам. Выполнение застройщиком отделочных работ рейдер опроверг, представив суду сфальсифицированные договоры подряда. Согласно им эти работы выполнили другие организации. Суд удовлетворил иск, апелляция поддержала его. Решение вступило в законную силу.

Стоит отметить, что в суде представители застройщика заявили о пропуске срока исковой давности по указанным распискам. Однако Приморский районный суд Санкт-Петербурга отказал в применении этого срока, исчислив его с даты вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. С правовой точки зрения говорить о законности такого решения невозможно. При этом становится очевидно, что рейдер заблаговременно обращался в правоохранительные органы исключительно для того, чтобы впоследствии судье было на что сослаться при отказе в применении срока исковой давности.

Так у учредителей застройщика появилась крупная кредиторская задолженность.

На этапе исполнения судебного акта этот же судья Приморского районного суда утвердил весьма странное мировое соглашение. При его заключении помимо участников первоначального дела присутствовали супруги учредителей, а также их бывший юрист, назовем его П. На этот раз он выступал на стороне рейдера.

Согласно данному мировому соглашению имущество учредителей, включая долю их жен и оформленные на супруг помещения, в разных пропорциях переходило в собственность рейдера и П. Переходила и доля одного из учредителей в уставном капитале ООО. Несмотря на участие в мировом соглашении лиц, не являвшихся сторонами судебного процесса, и не относившееся к предмету спора имущество, судья его утвердил.

При этом учредители застройщика не присутствовали в судебном заседании, когда утверждалось мировое. Более того, один из них в это время, как и в день подписания соглашения, находился в отделении интенсивной терапии после инфаркта. Другой учредитель во время заседания давал показания следователю (дата и время отражены в протоке допроса).

В это же время третий учредитель, стремясь обезопасить свое имущество и будучи введенным в заблуждение П., переоформил на него свои 62% в уставном капитале ООО. Нотариального удостоверения таких сделок тогда по закону не требовалось. В качестве гарантии возврата они подписали договор обратного выкупа доли учредителем у П. с открытой датой. Учредитель должен был зарегистрировать этот переход, когда уже можно было бы не опасаться юридических рисков. Однако, когда он подал документы на регистрацию, оказалось, что П. сменил фамилию. В связи с этим в регистрации изменений в ЕГРЮЛ было отказано. После этого бывший юрист учредителей застройщика продал рейдеру долю в уставном капитале ООО.

Так рейдеру удалось завладеть долей ООО в размере 84%, и к нему перешло управление обществом. Кроме того, у него сконцентрировалось около 51% всех площадей ТЦ. Таким образом, он приобрел контроль над торговым комплексом, поскольку получил большинство голосов в общем собрании собственников помещений, и завладел обществом, которое управляло общим имуществом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *