Реформа милиции

  • автор:

Российские следователи: усталость от реформ

Для получения ответов на вопросы о том, как устроена жизнь и работа следователя, сотрудники Института проблем правоприменения Европейского университета провели социологическое исследование (полная версия здесь). Оно включало в себя качественный (26 глубинных интервью) и количественный (681 анкета) блоки. В количественной части исследования принимали участие только следователи МВД — это наиболее многочисленная группа, именно они расследуют большую часть уголовных дел. Следователи работают и в Следственном комитете (расследуют наиболее тяжкие дела), ФСКН, ФСБ, но они остались за рамками исследования. В качестве эмпирических данных также использовались ведомственные нормативные акты и методические документы, данные ведомственной и национальной статистики.

Одна из важнейших дискуссий последних лет — спор о самостоятельности (в том числе процессуальной самостоятельности) следователя. Для того чтобы понять, насколько следователь сам принимает решения, мы спросили следователей о том, с кем из коллег и контрагентов они обсуждают отдельные значимые решения. На основании анализа интервью и предыдущих исследований мы выделили несколько ключевых вопросов, которые следователи, по их словам, могут обсуждать с руководством и представителями разных внешних структур:

  • необходимость и возможность задержания лица в качестве подозреваемого;

  • квалификация преступления при возбуждении уголовного дела;

  • квалификация преступления при предъявлении окончательного обвинения;

  • заполнение статистической карточки, в которой учитываются квалификация преступления, результат расследования, роль подразделений в раскрытии преступления;

  • решение о приостановлении расследования по уголовному делу (как правило, если преступление осталось нераскрытым).

    Ниже приведены сводные результаты ответов на эти вопросы.

Приведем основные выводы. Роль руководителя следственного отдела для следователя огромна (с ним обсуждают почти все решения), и важнее всего эта роль при принятии решения о задержании, квалификации окончательного обвинения, приостановлении расследования и заполнении статкарточки. Основным контрагентом в прокуратуре для следователей выступает заместитель прокурора, как правило, курирующий надзор за следствием. С ним обсуждают вопросы квалификации преступления при возбуждении уголовного дела чаще, чем с руководителем следственного отдела. Также велика роль заместителя прокурора и самого прокурора при согласовании квалификации обвинения. Адвокат не выступает контрагентом в переговорах о принятии решения. Сотрудники полиции — оперативник, начальник полиции или ОВД — выступают в качестве собеседников при принятии решений только в вопросе задержания подозреваемого. Вот так это комментируют сами следователи:

«Вопрос: С прокуратурой вам приходится взаимодействовать?

Ответ: Конечно, да.

В: А в чем это взаимодействие?

О: В ходе расследования. Когда мы заканчиваем, то иногда мы согласовываем… Но, бывает, что с прокурором квалификацию. Окончательное постановление о привлечении в качестве обвиняемого, если это необходимо. Это крайний случай. Ну, когда сомнения у нас есть. (Следователь 1)

О: Для чего нужно, прокуратура как бы, непосредственно нас курирует, и мы без ее внимания тоже некоторые вопросы не можем оставить, то есть заранее, до производства какого-там следственного действия или еще задержания, что-то, естественно, мы сначала советуемся все, доводы свои изъясняем, то есть с ними тесно тоже мы работаем». (Следователь 2)

Возбуждение уголовного дела происходит на основании так называемого материала (доследственной) проверки. Отдельно мы спросили следователей о том, кто из контрагентов и руководителей его читает. Здесь мы видим, что руководитель следственного отдела практически всегда читает материал проверки перед принятием решения о возбуждении уголовного дела. Сотрудники прокуратуры читают материал проверки в четверти случаев. Заметна роль начальника отдела полиции или начальников оперативных служб.

Следователь практически не выступает как отдельный игрок. По всем ключевым вопросам он советуется со своим руководителем, часто также с сотрудниками прокуратуры. Фактически над делом работает команда, в которой следователь — основной исполнитель, но ключевые решения принимаются если не коллегиально, то после серьезных консультаций.

Готовы ли следователи к реформам?

В интервью и опросе мы интересовались, как следователи МВД оценивают реформу УПК 2007 года и возможные преобразования в будущем.

Реформа УПК 2007 года обычно связывается с созданием Следственного комитета, однако были изменения, которые затронули всех следователей, включая тех, кто работает в МВД.

1. От прокурора к руководителю следственного органа перешли полномочия:

  • по согласованию возбуждения уголовного дела,

  • по обращению в суд для решения вопроса о заключении под стражу и для получения разрешения на обыски или иные следственные действия, которые требуют решения суда,

  • по постоянному контролю действий следователя.

2. Продление срока следствия также стало компетенцией руководителей следственных органов, однако полномочия продления на срок свыше трех месяцев были переданы руководителю на уровне субъекта федерации (ранее до 6 месяцев продлевал прокурор района).

Как мы видели, роль прокуратуры сохранилась, следователи учитывают мнение прокурора по важным вопросам. Кроме того, следователи МВД отмечают, что у них и ранее руководитель следственного отдела играл большую роль. Самым значимым изменением реформы 2007 года следователи называли передачу полномочий продления срока следствия на уровень субъекта федерации. Это сопряжено с поездкой в следственное управление в столицу субъекта.

Мы протестировали отношение следователей к трем возможным векторам развития следствия, обсуждаемым в профессиональной дискуссии. Это создание единого следственного комитета, деформализация расследования при сохранении фигуры следователя, изменение статуса следователя на «старшего детектива» при прокуроре, при этом решения о предъявлении обвинения и направлении дела в суд принимает прокурор.

Следователи в большинстве не поддерживают наиболее обсуждаемые сейчас изменения. Только с проектом изменения статуса следователя при возрастании роли прокуратуры согласны более трети опрошенных.

Это объясняется (и на наш взгляд, и по словам самих следователей) нежеланием любых изменений в принципе.

Постоянная правка уголовного и уголовно-процессуального кодексов, частые реформы полиции воспринимаются как зло само по себе. Основное и очень часто озвучиваемое пожелание — дать возможность следователям наладить работу в относительно стабильном мире, в котором важные для них нормы не правятся каждый день. В этом контексте любая, даже самая хорошая реформа вызывает отторжение.

Единственное предложение, которое не вызывает большого отторжения, — это радикальное изменение статуса следователя, что может быть объяснено двумя факторами. Во-первых, это оценивается как приведение формальной ситуации к реальной. Во-вторых, как возможный уход из-под мелочной и детальной опеки начальника следственного органа. В любой управленческой структуре непосредственный руководитель воспринимается как источник наибольшего количества «ненужной» работы.

Кроме того, постановка вопроса предполагала принципиально разное будущее самих следователей. Создание единого следственного комитета — это неизбежные переаттестации и разрушение работающих моделей. Соответственно, поддержка невысока. Деформализация расследования означает существенное сокращение роли следователя, а возможно, и исчезновение их как класса. Лишь третий вариант четко обозначал, что следователь сохраняет свое место, просто несколько меняется распределение обязанностей (плюс часть ответственности перекладывается на другого игрока). И вот это вызывает сдержанную поддержку.

МВД упрощает следствие

Александр Бастрыкин и Владимир Колокольцев готовятся к сотрудничеству в новом формате. Фото ИТАР-ТАСС

МВД предлагает изменить формулировки 56 статей Уголовно-процессуального кодекса. Цель законопроекта – укрепить институт дознавателей в ведомстве. Эксперты объясняют появление инициативы созданием Единого следкомитета и стремлением МВД в преддверии этого события оставить в своем ведении как можно больше уголовных дел. По мнению адвокатов, крен при расследовании в сторону дознавателей пагубно отразится на отечественном судопроизводстве, способствуя его упрощению.

Правке, судя по законопроекту, подлежат почти все упоминания о следователях и прокурорах. Типичная фраза документа: «Пункт 25 – после слова «следователя,» дополнить словами «органа дознания, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания,»; г) пункт 411 – слово «прокурор» дополнить словами «начальника органа дознания»; д) пункт 47 – слова «руководитель следственного органа» дополнить словами «начальник подразделения дознания, начальник органа дознания,»; в статье 7: а) в части первой слова «орган дознания» заменить словами «руководитель следственного органа, орган дознания, начальник подразделения дознания, начальник органа дознания…» И т.д. и т.п. Везде новая должность «начальника органа дознания» органично вплетается в перечисление более высоких должностей.

Эксперты считают инициативу МВД проявлением заботы о будущем ведомства. По информации «НГ», проект Единого следственного комитета вовсе не заброшен – просто его реализация как дорогостоящая приторможена на старте. «Кризис…» – объясняет ситуацию член думского комитета по безопасности Дмитрий Горовцов. Источник «НГ» в ведомстве Александра Бастрыкина уверен, что проект является объяснимой и логичной: «Инициатива МВД – элемент задуманной реформы следствия. Ведомства укрепляют свои институты дознавателей, работающих по мелким преступлениям, чтобы они волной не накрыли следователей, остающихся там после перехода значительной их части в СК. Эта реформа двигается, раз появляются такие проекты. Пока еще отказа по ней нет». Летом, добавил собеседник «НГ», над реформой активно работал Совет безопасности – там документ находится на этапе согласования.

Законопроектом о Едином следственном комитете, напоминает Горовцов, органы дознания остаются за МВД: «Ведомство стремится расширить их подследственность, что, по мнению президентской стороны, которая выступала автором инициативы, позволит разгрузить следственные подразделения, освободить их от расследования части дел о преступлениях небольшой и средней тяжести».

Экс-депутат Госдумы Геннадий Гудков тоже уверен, что МВД готовится к реформе Следственного комитета: «Скорее всего они просто заранее подстилают соломки, чтобы их дознаватели получили большие права и возможности. Сегодня Следственным департаментом полиции расследуется несопоставимо больше дел, чем Следственным комитетом.

И нагрузка на следователя МВД значительно больше, чем на следователя СКР, поэтому я думаю, что какая-то готовится там скрытая реформа. И, естественно, МВД хочет сохранить за собой право расследовать дела, не дожидаясь милости от СКР». На самом деле дознаватели нужны правоохранительной системе, но, замечает в беседе с «НГ» адвокат Вадим Клювгант, их польза определяется тем, как на самом деле используется этот институт и насколько его полномочия соответствуют его компетенции, профессионализму и т.д. Работа дознавателей, напоминает Клювгант, – это упрощенно-облегченный вариант досудебного разбирательства, некая альтернатива предварительному следствию. Речь идет о делах, которые по определению не представляют сложности в силу своей, во-первых, невысокой общественной опасности, а во-вторых, простоты фабулы сюжета. Например, дела об алиментщиках. Такие дела не требуют высокопрофессиональных следователей. Упрощенный порядок расследования дела дознавателем не требует обвинительного заключения, в котором следователь должен в силу закона все проанализировать, все доказательства привести в систему. А также написать, чем опровергаются доводы защиты и почему он считает, что их не нужно принимать во внимание. А процедуру дознания венчает обвинительный акт, который ближе к административному протоколу: такой-то совершил то-то, свидетели такие-то видели то-то и т.д. В России, считает Клювгант, наблюдается ярко выраженная тенденция примитивизации уголовного судопроизводства. По всем параметрам – как досудебной стадии, так и судебной. На судебной стадии тенденция проявляется в постоянном умалении позиций суда присяжных, который, по словам адвоката, «сжался сейчас до размеров какой-то арифметической погрешности»: «В отношении досудебной стадии тенденция проявляется в том, что компетенция органов дознания постоянно расширяется за счет дел, которые ранее были в компетенции следствия. При этом процесс судопроизводства упрощается. То есть в органы дознания передается больше дел, которые далеко не всегда так безобидны, как это изображается авторами законопроекта». В результате, подчеркивает эксперт, человек оказывается перед огромной репрессивной машиной абсолютно беззащитным и лишенным даже тех немногих возможностей, которые у него были до того, пока эта тенденция не возобладала. Адвокат сказал «НГ», что его особенно умиляет то обстоятельство, что подобные инициативы исходят от людей в погонах: «Силовики по-прежнему сами себя реформируют. Их мотивировка такая: нам, мол, трудно вести работу по доказыванию преступлений. Они искренне считают, что им должно быть легко отправлять людей в тюрьму, что это не должно быть тяжелой работой. Они считают, что это должно быть легкой работой. Я помню встречу следственно-прокурорского актива с Дмитрием Медведевым в бытность его президентом. Они там все наперебой жаловались, как им трудно расследовать дела, какие высокие требования предъявляют к ним защита и присяжные. Силовики хотели, чтобы Медведев пошел ним навстречу и облегчил жизнь. И президент-юрист их глубокомысленно выслушал, заметив: «Да, надо тут, конечно, серьезно подумать, поработать». И еще об упрощении. Напомним, что сегодня в судах две трети дел рассматриваются в особом порядке. Что означает – признание становится снова царицей доказательств. И суды могут толком не рассматривать дела, не проверять основательность доказательств. Хотя они должны проверить добровольность и истинность признаний. Клювгант называет еще одну инициативу из этого же ряда, что и законопроект об усилении дознавателей, – в особом порядке будут скоро рассматриваться и дела об особо тяжких преступлениях: «Там сроки – до пожизненного, и это будет минимум 80% дел. Таковы стандарты правосудия XXI века в большой европейской стране».

С чем не справилась реформа полиции

В теории более высокие зарплаты мотивируют сотрудников работать больше и усерднее, позволяют нанимать более способных и производительных работников, уменьшается текучесть кадров, что позволяет сократить издержки на отбор и обучение персонала. Все эти преимущества можно было бы получить, если бы наем сотрудников полиции происходил на открытом рынке. Но так не происходит. В правоохранительные органы приходят служить либо выпускники ведомственных вузов, которые на протяжении пяти лет социализируются в той же профессиональной среде, в которой им предстоит служить, либо сразу после армии. Аттестация же, которая последовала после принятия реформы, была формальной, сокращению подверглись только и так пустующие позиции (вакансии), а возможность перейти на службу в полицию любому милиционеру тянула за собой перенос сложившихся практик и неформальных правил работы с потерпевшими и подозреваемыми.

Тем не менее пристальное внимание, которое было приковано к правоохранительным органам, и финансовые вливания, позволившие если не радикально, то в какой-то степени обновить кадровый состав, помогли в деле улучшения имиджа. Согласно опросу ВЦИОМа, показатели недоверия к полиции упали с 65% в 2012 г. до 46% в 2013 г. и достигли рекордно низкого уровня в 27% в 2017 г. Однако уже в конце 2018 г. доля граждан, не доверяющих полиции, выросла до 35%.

Доходы сотрудников полиции складываются из оклада, надбавок за условия несения службы, за звание, за выслугу лет и могут включать повышающий региональный коэффициент. Помимо этого, доходы полицейских могут быть дополнены материальной помощью и премиями. Но из всех компонентов только оклад является базовым доходом, все остальные доплаты могут быть сокращены. 2014 год ударил по правоохранителям особенно сильно, и их доходы резко просели, что заметно даже на фоне падающих доходов всего населения.

Когда деньги закончились, стало ясно, что ключевые проблемы правоохранительных органов в ходе реформы так и не были решены. Едва ли можно считать, что удалось снять проблему «палок», а целевые показатели больше не выступают в качестве основного стимула работы. Переименование должностей не привело к реальному изменению функционала людей, работающих на этих должностях. Не было предпринято никаких реальных шагов для налаживания сотрудничества с обществом и подотчетности гражданам. Не удалось повысить и стандарты профессии, а ст. 9 «Общественное доверие и поддержка граждан» закона «О полиции», которая предполагала общественную (а не уголовную) ответственность полицейских за неправомерные действия, так и осталась спящей.

В 2011 г. сырьевая рента позволила успешно реализовать социальный проект «обеспеченный полицейский», но в 2019 г., когда МВД оказалось лишь одним из множества претендентов на нефтяные доходы, единственным способом сохранить достойное довольствие полицейских станет настоящая реформа правоохранительных органов и отказ от не свойственного полиции функционала.

Автор – научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Какие реформы затронут Министерство внутренних дел в 2020 году

По состоянию на февраль 2020 года известно, что в Министерстве внутренних дел будет проведена реформа. В связи данным событием люди, проживающие на территории Российской Федерации, начали интересоваться тем, что будет ждать МВД в наступившем году и как эти изменения повлияют на работу федерального органа исполнительной власти. Согласно официальным сведениям реформа является необходимой, так как она во многом обусловлена постепенным проведением пенсионной реформы. В связи с этим правительство пытается уменьшить расходы и повысить производительность труда сотрудников МВД.

В Министерстве внутренних дел будет проведена разаттестация сотрудников в 2020 году

Представители законодательной власти для понимания граждан Российской Федерации объяснили, что значит понятие «разаттестация». По их словам, это процедура, которая ставит собой цель сократить процент служащих в Министерстве внутренних дел. Сообщается, что в ходе данного действия одна часть сотрудников исполнительного органа власти будет уволена, а другая переведена на другие должности. Предполагается, что в 2020 году будет сокращено 110 тыс. человек, работающих в МВД. Согласно официальной информации, разаттестация будет завершена до выборов в Государственную думу в 2021 году.

Стоит отметить, что немало сотрудников Министерства внутренних дел не согласна с таким положением вещей, однако, они ничего не могут с этим поделать, так как законопроект был принят ещё в 2019 году, а инициатором данной реформы является действующий президент РФ Владимир Владимирович Путин. Сообщается, что череда сокращений будет проходить волнами до 2024 года, пока количество служащих не снизится до той отметки, которая необходима государству.

Известно, что в первую очередь будут сокращены те сотрудники МВД, что вышли или будут выходить на пенсию по выслуге лет. Предполагается, что освободившиеся места заполнит новый состав, или имеющийся начнёт выполнять больше функций. Особо будут цениться люди, имеющие неординарные навыки и высокую квалификацию. Правительство сообщает, что на данный момент число сотрудников МВД в 2 раза больше, чем это закреплено федеральным законодательством.

Разаттестацию МВД в 2020 году проведёт местное начальство

Широкой общественности сообщали, что разаттестация в Министерстве внутренних дел будет проведена стараниями независимых комиссий, чьи члены будут беспристрастны к своей деятельности. Однако, спустя время выяснилось, что в них будут председательствовать лица, являющиеся местными начальниками. По этой причине у некоторых сотрудников МВД есть опасения, так как процесс сокращения может вестись несправедливым образом, ведь существует возможность подкупа комиссии.

Установленный порядок был немедленно раскритикован, так как он, по мнению граждан Российской Федерации, не является корректным, если государство действительно намерено провести реформу, которая нацелена на достижение реальных результатов. Сотрудники Министерства внутренних дел считают, чтобы было справедливым собрать комиссии со всех регионов страны, после чего субъекты Российской Федерации перепроверили друг друга. По их мнению, существует и второй вариант: в регионы должна приезжать действительно независимая комиссия из Москвы, в которой не будет никто присутствовать из представителей местной власти.

В ходе проверки сотрудники МВД должны будут пройти тестирование на компьютере и пройти проверку физической подготовки. Если показатели окажутся высокими, то младший сотрудник может быть повышен в должности или быть переведённым в другое подразделение. Примечательно, что на решение комиссии может воздействовать наличие специальных грамот, достижений и наград. Немалую роль сыграет то, насколько часто сотрудник принимал участие во всевозможных конкурсах.

Разаттестация сотрудников МВД в 2020 году

Как будет проходить оценка квалификации для внутренней службы, сотрудников управления по вопросам миграции, работников департаментов и вспомогательных центров по делопроизводству, транспорту, связи, медицинскому обслуживанию.

  • Аттестация – это процедура по подтверждению квалификации сотрудника полиции. Согласно статье 33 закона “О службе в органах внутренних дел”, она проводится 1 раз в 4 года, либо может быть внеочередной по особому указу Президента РФ. Основными целями аттестации являются повышение или понижение по службе, либо выявление “упущений и недостатков”, по которым ставится вопрос о дальнейшем обучении, либо принятии мер по улучшению работы сотрудников. Крайней мерой по результатам аттестации является увольнение.
  • Разаттестация – это новый термин для старой процедуры, но уже с иными целями. Главная задача разаттестации – сократить количество персонала в рамках второй реформы МВД, начавшейся год назад. Часть сотрудников переведут на другие должности, часть уволят. Пока СМИ называют цифру в 110 тысяч человек.

В 2020 году реформа начнет работать в полную силу. Как отмечают эксперты, правительству необходимо успеть за год рассчитаться с персоналом (до выборов в Думу 2021 года).
Всех сотрудников за 5 дней до разаттестации должны ознакомить под роспись о начале ее проведения.

Шанс или безысходность?

Как только реформу вынесли на обсуждение, всем сотрудникам полиции объявили, что резаттестацию будут проводить независимые комиссии.
На деле это не так – в законе указано о районировании, то есть, в состав комиссии будут входит те же местные начальники.
Справедливостью, конечно, там и не пахнет. Например, начальству необходимо собрать сведения о “достигнутых результатах деятельности по службе”, об “отношении сотрудника к своим обязанностям”, написать служебную характеристику, и так далее. Ясно, что честный сотрудник, который не в ладах с начальством, может попасть под сокращение, а “своего”, конечно, оставят.
Было бы желание провести реальную реформу, это бы сделали силой единой и действительно независимой комиссии из Москвы. Или чтобы районы проверяли друг друга.
И все же шансы у младших сотрудников, а также начальства территориальных подразделений, которых будет проверять вышестоящие комиссии, имеются. Если человек легко пройдет компьютерный тест, покажет хорошие физические результаты, то его могут повысить, либо перевести в другое подразделение.
Еще в законе указано, что сотрудник имеет право предоставить комиссии дополнительные сведения о достигнутых результатах. И, конечно, если он болеет профессией, хочет остаться работать в органах, но зажимается начальством, то должен бороться за свою работу.
И лазейки для этого есть. Нужно собирать грамоты, просить фиксировать достижения, участвовать в конкурсах, а на все несправедливые дисциплинарные взыскания писать рапорты и опровержения наверх, регистрируя их в секретариате, либо отправляя заказными письмами. Некрасиво? Но ведь и с людьми поступают ничуть не лучше.

Кого коснется разаттестация в 2020 году?

Вся процедура по ведомствам давно расписана в кулуарах Министерства МВД. На местах эту информацию стараются не афишировать, поскольку это может повлечь самостоятельный уход ценных сотрудников, которые заранее начнут искать работу.
В 2020 году под внимание комиссий попадут:

  • Госавтоинспекция;
  • Управление на транспорте;
  • Сотрудники управления по вопросам миграции ;
  • Сотрудники ведомственных больниц и санаториев;
  • Работники кадровой службы;
  • Бухгалтера, финансисты, вспомогательный административный персонал;
  • Штатные эксперты, психологи;
  • Сотрудники автохозяйства и водители;

По большому счету под разаттестацию в той или иной мере попадут все структурные единицы. И оперативники, и дознание, и управление К, и ревизия, и даже пресс-служба с отделом Интерпола.
Но основное внимание будет приковано к тем профессиям, которые не имеют прямого отношения к полицейской работе, а также младшие сотрудники. Именно с них и начнут проверки, чтобы успеть провести сокращение. Основная цель – максимальная экономия бюджета.

Какие вопросы будут в тестировании на разаттестации?

В компьютерное тестирование войдут базовые вопросы из перечня “Правовой подготовки”. В него входят теория законодательства и особенности оказания первой помощи.
Скачать список вопросов с тестами можно по ссылке: spisok-voprosov-po-attestacii-mvd.doc (cкачиваний: 707)
Для специалистов из подразделений миграции (паспортных столов), медиков, психологов, криминалистов и водителей подготавливаются тесты из профильных дисциплин. Главная уловка этих тестов – они строятся на простейших инструкциях, но нередко даже опытный специалист забывает азы теории. Например, опытный следователь, раскрывший сотни дел, не может назвать принципы криминалистики или явление обратное идентификации.
Чтобы пройти тестирование, следует освежить знания – почитать учебники. На подготовку дается порядка 5 дней (естественно, без отрыва от работы), но лучше начать прямо с начала 2020 года, ежедневно читая теорию хотя бы небольшими фрагментами.
Поможет ли это избежать сокращения? Если подразделение задумали упразднить, то вряд ли. Но знания не помешают, к тому же результаты заносятся в базу данных МВД, а на сотрудников пишется определенная характеристика.
При дальнейшем устройстве на госслужбу это может учитываться, к тому же не факт, что даже при сокращении, лет через 5-7 снова не возобновят набор. Ведь если исходить из реалий, то преступность никуда не денется, а борьба с ней путем массовых отказов в возбуждении уголовных дел и посредством подрисовки красивых цифр, ни к чему хорошему не приведет. Тем более, в период экономического кризиса.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *