Реальный договор

  • автор:

Какой договор является реальным, а какой — консенсуальным? С какого момента считается заключенным договор?

Одной из классификаций существующих типов договоров служит их деление на реальный и консенсуальный договоры. Отличие между ними заключается в определении момента вступления в силу договора. Консенсуальный договор считается заключенным с момента установления сторонами консенсуса по существенным условиям договора и юридического оформления этого согласия: наличие этого признака и дает определение консенсуальному договору.

Для заключения реального договора недостаточно установления согласия сторон. Реальный договор вступает в силу при вручении вещи, которую одна из сторон должна передать другой стороне, при достижении и юридическом закреплении согласия сторон. Реальным договором является договор, имеющий сложный юридический состав:

  • установление консенсуса сторон относительно существенных условий;
  • вручение одной стороной имущества.

Причем вручение вещи хронологически происходит всегда после установления консенсуса. Примером реального договора служит заём.

Разделение реальных и консенсуальных договоров закреплено в ст. 433 ГК. Реальность договора прямо определяется в ГК, по остаточному принципу консенсуальный договор — договор, о реальности которого не сказано в законе.

Какие договоры относятся к консенсуальным и реальным (пример)

К консенсуальным договорам относится большинство названных в ГК типов договоров, например договоры поручения, подряда, кредита. Реальных договоров немного, к ним относятся, например, договоры страхования, ренты, банковского вклада.

У некоторых видов договоров есть как реальные, так и консенсуальные разновидности. Договор дарения сконструирован как реальный договор, но договор обещания дарения — консенсуален. Договор непрофессионального хранения реален, а профессионального — консенсуален. С 01.06.2018 договор займа, за исключением договора, оформленного между гражданами является как консенсуальным, так и реальным. Договор займа между гражданами по-прежнему признается исключительном реальным (п. 1 ст. 807 ГК РФ). Подробности можно узнать из нашей статьи Договор займа реальный или консенсуальный.

Если в ГК в определении договора используется глагол «обязуется» относительно стороны договора — это является признаком консенсуального договора. Если используется глагол действия, к примеру, «передает» — это говорит о реальной модели договора. Это наглядно отражено в законной дефиниции договора дарения (п. 1 ст. 572 ГК).

Интересную статью о консенсуальных и реальных договорах части 4 ГК РФ предлагает к прочтению КонсультантПлюс. Оформить доступ к системе КонсультантПлюс можно .

Практическое значение классификации

Ключевое значение на практике имеет вручение имущества, требуемое при заключении реального договора. Если такое вручение имеет юридический дефект, то договор останется не заключенным (не путать с его недействительностью) и обязательства у сторон не возникнут.

Например, считается незаключенным договор банковского вклада, если вкладчик в момент его заключения был неплатежеспособным (определение ВС РФ от 22.11.2011 № 5-В11-106).

Стороны, по мнению судебной практики, не способны по своему желанию изменить конструкцию договора с реальной на консенсуальную. Так, было сочтено незаконным упомянутое в договоре бюджетной ссуды (фактически — займа, то есть реального договора) указание на обязанность стороны предоставить заём (постановление ФАС Поволжского округа от 30.03.2004 № А55-6633/03-14).

***

Итак, реальный договор отличается от консенсуального договора необходимостью вручения имущества при его заключении. Причем юридический дефект при вручении имущества может привести к незаключенности реального договора.

Реальный договор — договор, по которому права и обязанности сторон возникают после передачи вещи.

Разъяснение

Название «реальный договор» происходит от латинского слова res — вещь.

Для возникновения прав и обязанностей по реальному договору недостаточно согласования существенных условий договора. Дополнительно требуется передача вещи. В этом и состоит отличие реальных договоров от консенсуальных (права и обязанности по консенсуальному договору возникают в момент, когда стороны достигли соглашения по всем существенным условиям договора в требуемой для этого форме).

Соответственно, только после передачи вещи по реальному договору каждая из сторон обязана его исполнить. Если стороны согласовали существенные условия реального договора, но не было передачи вещи, то нет и прав и обязанностей по договору. Другая сторона, к примеру, не вправе требовать исполнения такого договора, применять ответственность за нарушение условий договора.

Реальные договоры известны со времен римского права. Так, римское право относило к реальным договорам: займ, ссуда, хранение, залог, поклажу.

Особенность реального договора регулируется п. 2 ст. 433 гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ):

«Если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества.»

Примером реального договора является договор займа:

По договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества (ст. 807 ГК РФ).

Обычно, в ГК обязанность сторон по реальному договору формулируется как «передает».

Противоположностью реальным договорам являются консенсуальные договоры, по которым права и обязанности возникают в момент, когда стороны достигли соглашения по всем существенным условиям договора в требуемой для этого форме.

Обычно, в ГК обязанность сторон по консенсуальному договору формулируется как «обязуется».

Пример

По договору купли продажи права и обязанности возникают у сторон тогда, когда они договорились о предмете купли-продажи. По договору займа одного только факта достижения договорного согласия недостаточно. Требуется также передача заимодавцем суммы займа заемщику. Без передачи денег, договор не приобретает юридической силы.

По договору купли продажи, если после подписания договора покупатель откажется принимать товар и платить цену за него, то его можно принудить к этому. Если заимодавец, подписав договор, откажется передавать деньги заемщику, то у заемщика никаких юридических мер воздействия на заимодавца нет.

Пример

ГК РФ предусматривает два близких по сути договора — товарный кредит и займ имуществом. Они близки друг к другу, так как и в том и другом случае, займодавец передает вещи, определенные родовыми признаками. Но товарный кредит является консенсуальным договором, а договор займа имуществом — реальным договором.

Так, по товарному кредиту: «Сторонами может быть заключен договор, предусматривающий обязанность одной стороны предоставить другой стороне вещи, определенные родовыми признаками (договор товарного кредита).» (ст. 822 ГК РФ) — консенсуальный договор.

По договору займа имуществом: «По договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.» (ст. 807 ГК РФ) — реальный договор.

В некоторых случаях отнести договор к консенсуальному или реальному непросто. Например, договор аренды одни суды относят к консенсуальному договору (Постановление ФАС Поволжского округа от 26.04.2013 по делу N А12-14106/2012, Постановление ФАС Уральского от 24.09.2013 N Ф09-8882/13, Постановление ФАС Северо-Кавказского от 09.04.2013 N А32-22492/2010, Постановление ФАС Волго-Вятского от 19.03.2013 N А82-4224/2012, Рекомендации Научно-консультативного совета при ФАС Волго-Вятского округа «О практике применения норм гражданского законодательства», принятые по итогам заседания, состоявшегося 2 июня 2011 г. на базе Арбитражного суда Республики Коми, и одобренные Президиумом ФАС Волго-Вятского округа от 22.06.2011 N 2 (вопрос 35)). Другие же суды относят договор аренды к реальному договору (Определение ВАС РФ от 12.01.2012 N ВАС-17220/11, Постановление ФАС Центрального от 25.08.2009 N А68-9704/08-692/15, Постановление ФАС Уральского от 14.09.2005 N Ф09-2954/05-С3).

Советуем прочитать

Договор — соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Консенсуальный договор — договор, по которому права и обязанности сторон возникают в момент, когда стороны достигли соглашения по всем существенным условиям договора в требуемой для этого форме.

69. Консенсуальные и реальные контракты

Консенсуальный контракт (contractae consensu) — договор, который считался заключенным с момента достижения сторонами простого соглашения (nudus consensus). Передача вещи рассматривалась уже как исполнение консенсуального контракта.

Консенсуальные контракты возникли позднее остальных видов контрактов и имели наиболее важное значение в хозяйственной жизни Древнего Рима.

Использование консенсуальных контрактов свидетельствует о большом развитии хозяйственного оборота и юридической техники в конце республики. Консенсуальные контракты могли заключаться путем переписки и через посредников. «Нет сомнения, что договор товарищества мы можем заключить и посредством передачи вещи, и словами, и через вестника» (Модестин).

Особенность консенсуальных договоров состояла в том, что если в других типах контрактов, помимо соглашения для установления обязательства, требовался еще какой-то момент (слово, письмо, передача вещи), то в консенсуальных контрактах достижение соглашения являлось не только необходимым, но и достаточным моментом для возникновения обязательства. Передача вещи если и производилась, то не в целях заключения договора, а во исполнение уже заключенного договора.

Источником юридической силы этого типа договоров являлось то, что выражением воли, своим обещанием лицо уверило контрагента в своем намерении поступить известным образом. А контрагент, опираясь на это волеизъявление, запланировал свой дальнейший образ действий. Поэтому было бы несправедливо, если бы обещавший мог безнаказанно отступиться от обещания.

Этот договор давал возможность достичь общего согласованного решения там, где интересы сторон совпадают, не затрагивая вопросов, по которым имелись разногласия, и гарантируя тем самым любую сторону от принятия неприемлемого для ее решения.

Реальный контракт (contractae re) — договор, который вступал в силу не с момента соглашения сторон (пусть даже и письменного), а лишь с момента фактической передачи вещи.

Специфическая форма реальных контрактов была своеобразной гарантией должника, так как обязательство не возникало до тех пор, пока передаваемая вещь не переходила в его руки.

Для реальных договоров недостаточно одного неформального соглашения, даже соглашение о будущей передаче вещи, являясь пактом, не имело юридической силы и не порождало обязательства, поэтому в случае спора судья первым делом выяснял, была ли передана сама вещь.

Отличие реальных контрактов — простота порядка совершения, так как не требовалось никаких формальностей. А при отсутствии строгой формы было исключено создание только на нее опирающегося обязательства. Реальные контракты не могли быть абстрактными и были действительны лишь как имеющие определенное основание.

Содержание реальных договоров сводилось к обязанности лица вернуть имущество, полученное им раньше от другого лица.

Следующая глава >>

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком на Litres.ru

68. Литтеральные контракты. Специфика литтеральных контрактов в римском праве

68. Литтеральные контракты. Специфика литтеральных контрактов в римском праве Литтеральный контракт (contractae litteres) — договор, который заключался в письменной форме.Виды литтеральных контрактов: — древнеримские литтеральные контракты.Возникали посредством внесения

70. Безыменные контракты

70. Безыменные контракты Безыменные контракты (contractus innominati) — контракты, которые возникли после того, как в римском праве сложилась закрытая система договоров (вербальные, литтеральные, реальные и консенсуальные), каждый из которых имел свое значение.Безыменные

33. Реальные договоры. Договор хранения

33. Реальные договоры. Договор хранения Возникновение гражданского (частно-правового) обязательства из реального договора (реального контракта) обусловливается не только заключением соглашения между сторонами обязательства, но и передачей вещи, являющейся предметом

40. Безымянные контракты

40. Безымянные контракты Существовавшая в римском праве система исчерпывающего перечня контрактов, в которой каждый контракт имел свое собственное хозяйственное значение и защищался каждый своим иском, не удовлетворяла экономическим потребностям императорского Рима.

7.1. Вербальные контракты

7.1. Вербальные контракты Понятие вербальных договоров. Вербальные договоры (obligationes verbis contractae) — это контракты, заключаемые в словесной, устной форме (verbis — словами). Они известны уже по Законам XII таблиц, так как уже в то время приме нялась такая форма вербального

7.2. Литеральные контракты

7.2. Литеральные контракты Понятие литеральных договоров. Литеральный договор — это контракт, заключаемый в письменной форме. Письменная форма для них была обязательной. Считалось, что договор заключен и обязательство установлено, если составлен письменный документ.

7.3. Реальные контракты

7.3. Реальные контракты Понятие реальных договоров. Эта группа договоров отличается от других прежде всего простотой порядка своего совершения. Чтобы заключить их, никаких формальностей не требовалось: достаточно соглашения и сопутствующей ему передачи вещи одним

7.4. Консенсуальные контракты

7.4. Консенсуальные контракты Понятие консенсуальных договоров. Консенсуальный договор — это добровольное соглашение сторон в одном и том же деле, не требующее никаких формальностей. Консенсуальные договоры появились позднее остальных и утвердились приблизительно в

96. Безымянные контракты

96. Безымянные контракты Безымянные контракты (contractus in-nominati – дословно «непоименованные») получили свое название в противоположность договорам, которые «имеют свое название» и входят в замкнутый перечень по устоявшемуся историческому канону. Безымянные контракты

§ 66. 1. Контракты вербальные

§ 66. 1. Контракты вербальные Контрактами вербальными, как было уже сказано, называются договоры, обязывающая сила которых заключается в произнесении некоторой словесной формулы (verbis contrahitur). К этой группе контрактов относятся три договора: sponsio или stipulatio, jurata operarum promissio и

§ 67. 2. Контракты литтеральные

§ 67. 2. Контракты литтеральные Юридическая природа литеральных контрактов заключается в том, что обязательство возникает при них не из простого соглашения сторон, а из письменной формы, в которую оно должно быть облечено.Римское право периода республики и классических

§ 68. 3. Контракты реальные

§ 68. 3. Контракты реальные Если stipulatio и литеральные контракты суть договоры формальные, то все остальные контракты не связаны с какой — либо определенной формой, все они — договоры неформальные. Но между ними есть то различие, что одни из них для своей действительности не

§ 69. 4. Контракты консенсуальные и так наз. pacta vestita

§ 69. 4. Контракты консенсуальные и так наз. pacta vestita Категории контрактов, возникающих в силу простого бесформального соглашения, относятся купля — продажа (emptio — venditio), наем (locatio — conductio), договор товарищества (societas) и поручение (mandatum).1. Emptio — venditio. Как известно, в древнейшую

§ 71. Quasi — контракты и quasi — деликты

§ 71. Quasi — контракты и quasi — деликты Контрактами и деликтами не исчерпывалось все безконечное разнообразие обязательств и, как мы знаем, римская юриспруденция, а за ней и Юстиниан, пытались свести все эти внеконтрактные и внеделиктные обязательства к категориям quasi —

УДК 347.4

Ю.А. СЕРКОВА, кандидат юридических наук, доцент

Казанский (Приволжский) федеральный университет, г. Казань, Россия

К ВОПРОСУ О ЮРИДИЧЕСКОЙ КОНСТРУКЦИИ КОНСЕНСУАЛЬНОГО И РЕАЛЬНОГО ДОГОВОРОВ

Цель: выявить сущность консенсуального и реального договоров как юридических конструкций.

Методы: историко-правовой, формально-юридический и сравнительно-правовой.

Результаты: используя методологические свойства категории «юридическая конструкция», автор сравнил реальную и консенсуальную сделки, проанализировал правовую природу действия по передаче имущества и его значение для гражданского договора.

Научная новизна: выявлено и обосновано проявление принципа единства и дифференциации во взаимодействии договора-юридического факта и договорного правоотношения как элементов юридической конструкции гражданско-правового договора.

Практическая значимость: заключается в возможности использовать результаты исследования в правоприменительной деятельности и в договорной практике.

Ключевые слова: юридическая конструкция; договор; консенсуальный договор; реальный договор; передача вещи.

Введение

Вопрос о консенсуальном или реальном характере гражданско-правового договора имеет не только теоретическое, но и сугубо практическое значение, поскольку существенно влияет на содержание обязательственного правоотношения, вытекающего из соответствующего договора.

Следует сказать, что интерес к проблемам договорного права поддерживается на высоком уровне не только в отечественной цивилистике, но и среди зарубежных авторов .

При проведении настоящего исследования были использованы историко-правовой метод -для выявления дифференциации реальных и кон -сенсуальных сделок в римском праве и в дореволюционном праве России; формально-юридический — для определения понятий консенсуального и реального договоров, выявления их признаков и соотношения, для анализа формулировок договорных конструкций, установления правовых позиций судебных инстанций и пр.; сравнительно-правовой — для выявления сходства и отличия юридических конструкций консенсуального и реального договоров.

При этом рассмотрение договора в качестве консенсуального или реального посредством преломления соответствующей характеристики через призму категории «юридическая конструкция»,

имеющей в данном случае методологическое значение, представляется особо актуальным.

Под юридической конструкцией мы предлагаем понимать определенную систему — строение, состав, взаимное расположение согласованных частей — элементов специального правового механизма, который является результатом юридической деятельности.

Результаты исследования

Дифференциация консенсуальных и реальных договоров, являясь по сей день актуальной, корнями уходит в римское право , в котором выделялись три древнейших категории договоров: вербальные (образуемые устной, сакраментальной формулой), литеральные (заключались посредством записи формулы в книги paterfamilias), реальные (образуемые материальной передачей вещи). За пределами этих групп были pacta, не снабженные юридической санкцией. Впоследствии четыре пакта — продажа, наем, поручение, товарищество — были защищены иском и названы консенсуальными договорами . При кон -сенсуальных контрактах (emptio venditio, location conduction, mandatum, societas) было достаточно неформально выраженного соглашения для заключения договора, имеющего законную силу , а реальными контрактами назывались

договоры, которые «считались заключенными не вследствие одного только соглашения сторон, а вследствие действий, необходимых для исполнения данного договора, именно передачи вещи -res» .

Интересно обратить внимание и на указание Г.Ф. Шершеневича, что по общему правилу моментом совершения договора является соглашение сторон. Кроме того, в виде исключения дополнительно в некоторых случаях или закон требует обличения сделки в определенную форму, или в соответствии с природой сделки необходима передача вещи — при займе, ссуде, поклаже .

В действующем ГК РФ отсутствует легальное определение как реального, так и консенсуаль-ного договора, однако их дифференциация четко прослеживается в положениях ст. 433 и в нормах особенной части обязательственного права, закрепляющих дефиниции отдельных типов и видов договоров. Так, консенсуальным следует признать договор, который считается заключенным с того момента, когда его стороны между собой достигли по всем существенным условиям соглашения в требуемой форме, а реальным -договор, для заключения которого требуется совершение дополнительного действия — передачи имущества. Это действие производится не вместо достижения соглашения, а в дополнение к нему, т. е. происходит своего рода «утверждение» согласования условий договора действием его сторон, что и приводит собственно к совершению сделки.

Здесь с неизбежностью встает вопрос о соотношении передачи вещи в реальном договоре с офертой и акцептом. Ключевым моментом в ответе на него, на наш взгляд, является слово «также», включенное в состав нормы п. 2 ст. 433 ГК РФ. Поэтому представляется, что, во-первых, оферта и акцепт как необходимые стадии заключении договора существуют всегда, во-вторых, передачу-принятие вещи не следует отождествлять с офертой или акцептом.

Передача-принятие имущества — это самостоятельный элемент юридической конструкции реального договора, отличающий ее от юридической конструкции договора консенсуального. Таким образом, реальный договор считается заключенным с момента передачи определенного

соглашением сторон имущества. Если передача имущества требуется в соглашении консенсуального характера, то она входит в иной элемент юридической конструкции договора — в правоотношение, составляя его содержание.

Рассматривая договор с позиции юридической процедуры, легко увидеть, что передача имущества в соглашении реальном входит в этап заключения договора, а в консенсуальном — в этап его исполнения.

При этом большое значение имеет то, что реальный или консенсуальный характер договора обусловлен не выбором сторон, а определением законодателя, т. е. императивная норма п. 2 ст. 433 ГК РФ вопрос об отнесении договора к категории реального оставляет только на усмотрение законодателя, исключая влияние на него предпочтений участников соглашения. Поскольку собственно из легальной дефиниции соответствующего договора не следует, что он реальный, постольку он должен рассматриваться исключительно в качестве консенсуального.

Представляется верным замечание Б. Л. Ха-скельберга и В.В. Ровного о том, что договор, включающий условие, которым консенсуальная модель меняется на реальную, противоречит закону и по этой причине считаться действительным и рассматриваться как консенсуальный может только в том случае, если есть основания предполагать, что стороны совершили бы его и без включения такого условия . В противном случае сделка будет недействительной согласно ст. 168 ГК, нормы которой устанавливают общее основание недействительности сделок, не соответствующих императивным правовым предписаниям .

М.И. Брагинский указал на то, что для классификации гражданско-правовых договоров большое значение имеет дихотомия, опирающаяся на распределение между их сторонами обязанностей. Это предоставляет возможность выделить, в том числе, и такую пару договоров, как реальные и консенсуальные .

Б. Л. Хаскельберг и В.В. Ровный напротив указывают, что деление договоров на консенсуальные и реальные всеобщим характером не отличается, дихотомическим не является, всего многообразия договоров не охватывает. Авторы полагают, что законодатель в нормах ст. 433 ГК РФ противопо-

ставляет консенсуальным и реальным договорам договоры, подлежащие государственной регистрации .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Нам представляется, что вопрос о государственной регистрации сделки полностью переводить в одну плоскость с характеристикой договора как реального или консенсуального не следует. Во-первых, правило п. 3 ст. 433 ГК РФ необходимо рассматривать во взаимосвязи с п. 3 ст. 165 ГК РФ, согласно которому само по себе отсутствие государственной регистрации сделки, удовлетворяющей остальным требованиям закона, не может считаться безусловным основанием для признания договора недействительным (или незаключенным). Стороны, достигая соглашения (и передавая имущество — при реальном договоре), выражают намерение вступить в правовое отношение. Даже несоблюдение предусмотренной законом формы является, на наш взгляд, не столь существенным основанием для недействительности сделки, сколь иные. Имеется в виду, что из всех четырех традиционных условий действительности сделки форму можно считать наименее значимой, поскольку недействительность сделки при несоблюдении простой письменной формы является по смыслу ст. 162 ГК РФ исключением, а правилом — ограничение доказательственных возможностей сторон. Несоблюдение нотариальной формы сделки также не имеет недействительность в виде однозначного категоричного последствия в силу правила п. 2 ст. 165 ГК РФ. Следовательно, собственно достижение консенсуса — соглашения представляет собой базу для возникновения правоотношения. Таким образом, необходимость государственной регистрации целесообразно рассматривать не как противопоставление группе реальных и консен-суальных сделок, а как дополнительный элемент юридической конструкции соответствующего договора, который «нанизывается» на достижение соглашения и передачу вещи (в реальном договоре).

Во-вторых, следует обратить внимание на современную тенденцию отхода от государственной регистрации договоров в случае, если предусмотрена государственная регистрация перехода права. Так, с 1 марта 2013 г. отменена государственная регистрация договоров купли-продажи, дарения, ренты, предусматривающих отчуждение

недвижимого имущества1. Таким образом, в настоящее время государственной регистрации подвергаются только договоры аренды недвижимого имущества, да и то не во всех случаях (ст. ст. 609, 633, 643, 651, 658). Это позволяет говорить о том, что государственная регистрация сделок вообще должна рассматриваться как исключение и не влиять на дихотомическую классификацию договоров на консенсуальные и реальные.

В-третьих, рассматривая заявленный вопрос, представляется целесообразным сказать о договоре ренты. До отмены с 1 марта 2013 г. государственной регистрации договоров ренты, направленных на отчуждение недвижимого имущества, они, будучи реальными, должны были проходить также и указанную процедуру. Вместе с тем не все рентные договоры предполагали передачу именно недвижимости, а разделять их в зависимости от этого критерия на реальные и еще какие-то не представляется уместным. Договоры же, согласно которым отчуждалось недвижимое имущество, с одной стороны, требовали ранее государственной регистрации, а с другой — не могли считаться заключенными до передачи вещи получателем ренты в силу самой императивно закрепленной в п. 1 ст. 583 ГК РФ дефиниции. На получателя ренты, на наш взгляд, обязанность передать имущество под выплату ренты налагаться не могла не только по общему правилу, но и в тех договорах, которые до 1 марта 2013 г. подлежали государственной регистрации. Это обусловлено тем, что передача вещи в любом рентном договоре — особый элемент его юридической конструкции, а не часть содержания рентного правоотношения.

В-четвертых, предложение заключить договор и его принятие, а также передача-принятие вещи (в реальном договоре) совершаются по усмотрению сторон и выражают их волю на удовлетворение того или иного интереса, который

1 О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части

первой Гражданского кодекса Российской Федерации:

Федеральный закон Российской Федерации от 30 декабря 2012 г. № 302-ФЗ // Российская газета. — 2013. — 11 января. — № 5979; О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации: Федеральный закон от

4 марта 2013 г. № 21-ФЗ // СЗ РФ. — 2013. — № 9. — Ст. 873.

они преследуют, вступая в правоотношение, а государственная регистрация — в определенной степени «внешний» по отношению к сторонам фактор, дополнительный публичный контроль за совершаемой сделкой, имеющий целью обеспечение интересов не столько самих ее участников, сколько третьих лиц и общества в целом.

Данный подход, в частности, подтверждается и правовой позицией Высшего Арбитражного Суда РФ, отраженной в Постановлении Пленума ВАС РФ от 25 января 2013 г № 13 «О внесении дополнений в постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды»2. Так, судом указано, что в случае если стороны достигли соглашения в требуемой форме по всем существенным условиям договора аренды, который подлежит государственной регистрации, но не был зарегистрирован, то при рассмотрении споров надлежит исходить из следующего. Если сторонами было достигнуто соглашение по существенным условиям и исполнялось ими, то оно связало их обязательством. В то же время в силу ст. 308 ГК РФ права, предоставленные лицу, пользующемуся имуществом по договору аренды, не прошедшему государственную регистрацию, не могут быть противопоставлены им третьим лицам. В частности, такое лицо не имеет преимущественного права на заключение договора на новый срок (п. 1 ст. 621 ГК РФ), а к отношениям пользователя и третьего лица, приобретшего на основании договора переданную в пользование недвижимую вещь, не применяется п. 1 ст. 617 ГК РФ.

Отличить реальный договор от консенсуального можно путем анализа нормы-дефиниции, содержащей определение конкретного типа или вида договора. Если законодатель предполагает договор консенсуальным, в его определение включается слово «обязуется», т.е. речь идет не о том, что лицо

2 О внесении дополнений в постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды: Постановление Пленума ВАС РФ от 25 января 2013 г. № 13. — URL: http://www. arbitr.ru/as/pract/post_plenum/81907.html

совершает действие (передает имущество), а лишь о том, что оно это действие должно будет сделать после заключения договора — сторона обязуется выполнить определенное действие. Применительно к реальному договору используется иная конструкция — сторона не «обязуется» сделать, а делает.

Наиболее ярко это отличие представлено в формулировке договора дарения (п. 1 ст. 572 ГК РФ), где закреплено, что даритель безвозмездно передает или обязуется передать одаряемому в собственность вещь либо имущественное право, либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности.

Здесь надлежит остановиться на следующей дискуссии. В.А. Белов отмечает, что в качестве реальных нужно рассматривать сделки, которые считаются совершенными в момент производства действий, которые составляют их содержание, например, в момент обещания исполнения, оказания услуг, выполнения работ, передачи вещи . Этот подход подвергается критике со стороны Б.Л. Хаскельберга и В.В. Ровного, которые указывают, что приведенная точка зрения требует считать договор подряда заключенным с момента выполнения работы, что явно противоречит как сущности, так и легальному определению этого договора .

Вместе с тем М.И. Брагинский, опираясь в свою очередь на мнение В. Голевинского, указал, что консенсуальные — это договоры, вступающие в силу с момента достижения сторонами согласия, а реальные — те, что признаются заключенными с момента, когда на основе соглашения осуществлена передача стороной контрагенту определенного имущества. Поэтому В. Голевинский неслучайно в свое время полагал, что применительно к категории «реальный договор» следует из многообразия значений слова res выбрать действие, а не вещь .

Нам представляется, что точнее говорить не столько о вещи, сколько о действии вследствие того, что системность договора как юридической конструкции объединяет и юридический факт, и обязательство. Вместе с тем, по справедливому утверждению Л. А. Чеговадзе, главное отличие обязательственного правоотношения состоит в том, что в нем объектом субъективного гражданского права и правовой обязанности участников является не вещь, но действия .

Верным является и высказывание М.В. Крото-ва о том, что смешивать фактическое исполнение сделки с моментом ее возникновения не следует, даже если стороны согласятся, что передача вещи и момент заключения договора совпадают, так как это не сделает реальным консенсуальный договор . Он, в частности, обращает внимание и на то, что подряд, в отличие от иных консен-суальных договоров, не может быть исполнен непосредственно в момент совершения сделки, ибо для достижения необходимого результата должно быть затрачено определенное время на выполнение работы .

Интересной представляется позиция М.В. Те-люкиной, которая, рассматривая соотношение и взаимозаменяемость моделей консенсуального и реального договоров, предлагает положение договора о вступлении его в силу с момента передачи имущества, а не с момента достижения соглашения, квалифицировать как условие согласно правилам ст. 157 ГК РФ и, следовательно, относить такую сделку к особой категории условных сделок . Проблематичность данного подхода, на наш взгляд, выражается в том, что закон допускает совершать сделки только под такими условиями, относительно которых неизвестно, наступят они или нет.

Как нам представляется, практически все договоры, направленные на выполнение работ, должны квалифицироваться как консенсуальные, в отличие от некоторых соглашений об оказании услуг, которые иногда формулируются как реальные.

В литературе отмечено, что модель реального договора, как правило, востребована при конструировании договоров об оказании услуг, поэтому и причину реальной модели конкретного договора, возможно, следует искать в особенностях как самой сферы услуг, так и в специфике оказания отдельных видов услуг, а также в своеобразии отношений, которые возникают при их оказании .

Выводы

Подводя итог, сделаем следующие выводы: в юридической конструкции консенсуального или реального договора важным является соотношение, взаимодействие элементов: момента заключения договора и содержания основанного на договоре правоотношения. Для выявления этого соотношения следует установить наличие

или отсутствие необходимости передачи вещи -совершения определенного действия — в рамках процедуры заключения договора или в рамках его исполнения. Таким образом, именно единство и дифференциация сочетания этих элементов составляют суть исследуемых юридических конструкций. Единство проявляется в том, что совершение действия имеет место всегда, а дифференциация — в том, что в реальной сделке действие необходимо непосредственно для ее совершения, а в консенсуальной — действие необходимо уже на стадии исполнения договора.

Список литературы

1. Robinson M. A Contractor’s Guide to the FIDIC Conditions of Contract. John Wiley and Sons, 2011.

2. J.A.Volkmar, G.S.Hok. FIDIC — A Guide for PRACTITIONERS. Springer, 2010.

3. Henry Deeb Gabriel Contract for the Sale of Goods. A Comparison of US and International Law. OUP USA, 2008.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Хаскельберг Б.Л., Ровный В.В. Консенсуальные и реальные договоры в гражданском праве. — М.: Статут, 2004. — 124 с.

6. Годэмэ Е. Общая теория обязательств. — М.: Юрид. изд-во Министерства юстиции СССР, 1948. — 511 с.

7. Бартошек М. Римское право: Понятия, термины, определения. — М.: Юрид. лит., 1989. — 448 с.

8. Колотинский Н.Д. История римского права. Пособие к лекциям. — Казань: Типолитография В.В. Вараксина, 1912. — 347 с.

9. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. — М.: Издание Бр. Башмаковых, 1911. — 851 с.

11. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: общие положения. — М.: Статут, 2002. — 848 с.

12. Белов В. А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. — М., 2002. — 299 с.

13. Голевинский В. О происхождении и делении обязательств. — Варшава, 1872.

14. Чеговадзе Л. А. Структура и состояние гражданского правоотношения. — М.: Статут, 2004. — 542 с.

15. Гражданское право: учебник. Часть I / под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. — М., 1996. — 552 с.

16. Гражданское право: учебник. Часть II / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М., 1999. — 784 с.

17. Телюкина М.В. Понятие сделки: теоретический и практический аспекты // Адвокат. — 2002. — № 8. — С. 23-34.

В редакцию материал поступил 19.04.13 © Серкова Ю.А., 2013

Информация об авторе

Серкова Юлия Анатольевна, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права, Казанский (Приволжский) федеральный университет

Адрес: 420008, г. Казань, ул. Кремлевская, 18, тел.: (843) 233-71-36 E-mail: julia-a-s@yandex.ru

YU.A. SERKOVA,

PhD (Law), associate professor

Kazan (Volga region) Federal University, Kazan, Russia

Practical value: possibility to use the research results in law enforcement activity and contract practice.

Key words: juridical construction; contract; consensual contract; real contract; property alienation.

1. Robinson M. A Contractor’s Guide to the FIDIC Conditions of Contract. John Wiley and Sons, 2011.

2. J.A.Volkmar, G.S.Hok. FIDIC — A Guide for PRACTITIONERS. Springer, 2010.

3. Henry Deeb Gabriel Contract for the Sale of Goods. A Comparison of US and International Law. OUP USA, 2008.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Kolotinskii N.D. Istoriya rimskogo prava (History of Roman law). Kazan: Tipolitografiya V.V. Varaksina, 1912, 347 p.

12. Belov V.A. Singulyarnoe pravopreemstvo v obyazatel’stve (Singular succession in liability). Moscow, 2002, 299 p.

13. Golevinskii V. O proiskhozhdenii i delenii obyazatel’stv (On the origin and division of liabilities). Varshava, 1872.

Information about the author

7.3. Реальные контракты

Понятие реальных договоров. Эта группа договоров отличается от других прежде всего простотой порядка своего совершения. Чтобы заключить их, никаких формальностей не требовалось: достаточно соглашения и сопутствующей ему передачи вещи одним контрагентом другому. А при отсутствии строгой формы исключено и создание только на нее опирающегося обязательства. Отсюда вторая отличительная особенность реальных контрактов: они не могу быть абстракт ными и действительны лишь как имеющие под собой определенное основание.

В составе реальных контрактов римского права самостоятельное значение имели три договора — заем, ссуда, хранение. Все они получают исковую силу, т. е. с передачей имущества кредитором должнику; все они состоят в соглашении, обязывающего должника вернуть кредитору или те же вещи, которые он получил от кредитора при заключении договора, или такую же сумму подобных вещей.

Таким образом, реальные договоры — это договоры, в которых при соглашении сторон необходима передача вещи.

Договор займа. Заем (mutuum) — договор, в соответ ствии с которым одна стороны (за имодавец) передавала в собственность другой стороне (заемщику) денежную сумму или иные вещи, определяемые родовыми признаками, а заемщик по ис течении указанного в договоре срока обязан был вернуть такую же денежную сумму или такое же количество вещей того же рода.

Договор займа характеризуют следующие особенности:

— договор приобретал юридическую силу с момента передачи вещи, по следовавшей после достигнутого соглашения между сторонами;

— заимодавец передавал заемщику вещь в собственность, что предостав ляло возможность последнему свободно ею распоряжаться;

— договор заключался или на точно определенный срок или на неопреде ленное время. В последнем случае должник должен был возвратить вещь по требованию кредитора.

Договор займа — односторонний контракт: обязатель ство, возникавшее из договора, возлагалось лишь на должни ка. Что касается заимодавца, то он имел право требовать от заемщика взятой взаймы вещи.

Заем не устанавливал процентов с взятой суммы. Однако на практике стороны заключали вербальный договор о процентах. Размер процентов был различный: в классический период — 12 %, при Юстиниане — 6 % годовых. Запрещалось начисление процентов на проценты.

Риск случайной гибели полученной в заем вещи лежал на заемщике. Это вытекало из того, что предмет займа переходил в собственность заемщика. Поэтому если вещь погибла в результате стихийного бедствия, то заемщик не освобождался от исполнения лежащей на нем обязанности по возврату вещи.

Обычно должник составлял расписку в получении займа и передавал ее кредитору. Случалось, что расписка передавалась заимодавцу до получения предмета займа. Это приводило к тому, что заимодавец не передавал предмет займа, но требовал возврата денег или вещей. Когда такие факты стали приобретать массовое явление, на помощь должнику против недобросовестного кредитора пришло преторское право.

Так, если недобросовестный кредитор предъявлял иск, требуя возврата денег, которых он на самом деле не давал, ответчику давалось право возражения (exeptio doli), что означало обвинение в тяжкой недобросовестности. Кроме того, право предоставило должнику первым предъявить иск против недобросовестного кредитора о возврате ему расписки. Это был кондикционный иск об истребовании от ответчика неосновательного обогащения, ибо расписка предоставляла возможность недобросовестному кредитору требовать от должника возвращения не полученного им предмета договора.

Договор ссуды. Договор ссуды (commodatum) состоит в том, что одна сторона (ссудодатель, commodans) передает другой стороне (ссудопринимателю, commodatarius) индивидуально-определенную вещь для временного безвозмездного пользования с обязательством второй стороны вернуть по окончании пользования в целости и сохранности ту же самую вещь.

Подобно займу, договор ссуды также является реальным контрактом, т. е. обязательство из этого договора возникает лишь тогда, когда состоялась передача вещи ссудополучателю, пользователю.

Не всякая вещь может быть предметом ссуды: поскольку при этом договоре вещь передается во временное пользование с обязательством вернуть ту же самую вещь, естественно, что предметом ссуды может быть только индивидуально-определенная незаменимая и непотребляемая вещь; если, например, предметом договора является охапка дров на топку печи, то как только дрова сгорят, возврат тех самых дров, какие были получены, станет невозможным, и речь может идти только о возврате такого же количества таких же вещей (т. е. о займе). Нельзя дать в ссуду, говорит Ульпиан (id quod usu consumitur), вещи, которые при пользовании потребляются, — кроме тех исключительных случаев, когда вещи берутся только для выставки и т. п. (ad pompam vel ostentationem) (D. 13. 6. 3. 6).

Договор ссуды заключался так же, как и любой другой реальный договор, — посредством передачи вещи. Ссудополучатель получал право пользоваться (или не пользоваться) вещью по своему усмотрению, из влекать из нее доходы, однако он не мог передавать предмет ссуды третьим лицам.

Вещи, которые могли быть предметом договора ссуды, должны были обладать определенными признаками. Такими признаками были непо требляемость вещи при ее хозяйственном использовании и индивидуальная определенность вещи (дом, участок земли, хозяйственное орудие и др.). По договору ссуды могла быть передана вещь как находящаяся в гражданском обороте, так и изъятая из него. В отличие от договора займа предметом ссуды могла быть недвижимость.

При договоре ссуды ссудодатель не обязывался принимать особых забот о качестве вещи, которую он предоставлял ссудополучате лю. Вещь должна была исполнять оговоренную хозяйственную функ цию, но не было положения, что вещь должна исполнять ее наилучшим образом. Это связано с тем, что ссуда рассматривалась как безвозмездный договор и вариант хозяйственной благотворительности.

Договор ссуды несет ответственность (utilitas) только для одной стороны, ссудопринимателя. Тем не менее договор ссуды не является таким строго односторонним договором, как заем. Договор ссуды на стороне ссудодателя никогда не основывается на хозяйственной необходимости, это — дело доброй воли и долга ссудодателя. Поэтому он сам, оказывая эту любезность (по выражению римского юриста — благодеяние (beneficium)), определяет и форму, и пределы этой любезности (или благодеяния). Но раз ссудодатель любезность оказал, он уже связал себя: он не может по своему произволу прекратить договорное отношение, истребовать раньше времени предоставленную в пользование вещь и т. д. Таким произвольным действиям препятствует не одно только порядочное поведение, но и принятое на себя обязательство: юрист подчеркивает, что предоставление ссуды (commodatum) — сделка обоюдная и из нее возникают и иски у обеих сторон.

Разумеется, обязательство ссудополучателя — основное: во-первых, оно возникает всегда и безусловно — коль скоро получена во временное пользование чужая вещь, возникает непременно обязательство вернуть эту вещь; во-вторых, это обязательство основное, и по хозяйственному его значению — возврат вещи есть сущность всего возникающего отношения.

При договоре ссуды никакого эквивалента предоставлению вещи в пользование нет, так как пользование по этому договору предоставляется безвозмездно. Обязанность на стороне ссудодателя может возникнуть только случайно, если в самом предоставлении вещи в пользование будет заключаться вина ссудодателя, из которой для ссудополучателя возникли убытки. Для того чтобы взыскать со ссудодателя эти убытки, ссудоприниматель получал иск. Но этот возможный (эвентуальный), не безусловно возникающий иск римские юристы охарактеризовали и в самом его названии: если иски продавца и покупателя, наймодателя и нанимателя имели каждый свое наименование, отражавшее его самостоятельное значение, то здесь иск носил одно и то же название — actio commodati, причем иск ссудодателя назывался actio commodati directa, прямой, основной, а иск ссудопринимателя — actio commodati contraria, противоположный, обратный, встречный иск, который может возникнуть, а может и не возникнуть.

Ссудодатель несет ответственность лишь за умышленную вину и тяжкую провинность, но не за вину (culpa levis): вступая в договор без личной для себя выгоды, он, по принципам римского права, не может считаться обязанным принимать особо тщательные меры для ограждения интересов ссудопринимателя; если вещь и не первоклассных качеств, ссудоприниматель не имеет права на этом основании заявлять претензию ссудодателю; здесь применяются те же прин ципы, какие нашли выражение в правиле народной мудрости: «Дареному коню в зубы не смотрят».

Но если ссудодатель допускает вину, которая приравнивается к умыслу, он должен отвечать перед ссудопринимателем. Такое недобропорядочное отношение со стороны ссудодателя римский юрист признает, например, в тех случаях, когда ссудодатель, предоставив вещь в пользование на определенный срок, им же самим принятый, потом преждевременно и в неблагоприятный для ссудопринимателя момент (intempestive) прекратит пользование и отберет вещь: такое поведение недопустимо не только с точки зрения порядочности (officium), но оно противоречит и принятому по договору обязательству, в этом смысле договор ссуды приобретает черты двусторонности: geritur enim negotium invicem et ideo invicem propositae sunt actiones (сделка имеет взаимный характер, а потому и иски даются каждой стороне в отношении другой) (D. 13. 6. 17. 3).

Договор хранения. Хранение или поклажа (depositum) — договор, в соответствии с которым одна сторона (поклажеприниматель, депозитарий) получала от другой стороны (поклажедателя, депонента) индивидуально-определенную вещь и обязывалась безвозмездно хранить ее в течение определенного срока или до востребования и по окончании хранения возвратить ее в целости и сохранности стороне, передавшей вещь на хранение.

Договор хранения — реальный контракт, обязательственные отношения возникали с момента передачи вещи. Поскольку предметом договора являлась индивидуально-определенная вещь, эта же вещь по окончании договора хранения должна была быть возвращена поклажедателю.

Хранение — безвозмездный договор, поэтому поклажеприниматель обязан хранить вещь как обычный человек и не должен принимать каких-либо специальных мер, если последние не предусмотрены в договоре. Отсюда, поклажеприниматель не нес ответственности за вред, если в его действиях была легкая небрежность. Однако если в действиях поклажепринимателя усматривалась грубая небрежность или умысел, он нес ответственность за вред, причиненный поклажедателю. Исключение из этого правила имело место в двух случаях: когда поклажеприниматель сам вызывался хранить вещь, и когда передача вещи имела место при чрезвычайных обстоятельствах, например при пожаре. В последнем случае ответственность хранителя повышалась, и он отвечал перед поклажедателем в двойном размере. В данном примере, как говорил Ульпиан, поклажедатель не имел возможности выбирать себе поклажепринимателя исходя из наименьшего риска для себя.

Как и при договоре ссуды, из хранения вытекало требование поклажедателя о возврате вещи, защищаемое прямым иском actio depositi direkta. Поклажеприниматель, не возвращавший вещь, подвергался бесчестию.

Если же поклажедатель при передаче вещи на хранение виновным обра зом причинял убытки поклажепринимателю, не знавшему о пороках вещи, то последнему предъявлялся иск о взыскании с поклажедателя убытков (actio depositi contraria).

Существовали следующие дополнительные варианты договора хранения:

— depositum irregulare («необычная поклажа») возникала в случае поклажи вещей, определенных родовыми признаками. В этом случае должник обязан был возместить любой ущерб, который был нанесен вещам во время хранения (уменьшение количества зерна, масла и т. п.). Если на хранение передавались незапечатанные деньги, то они поступали в собственность к поклажепринимателю (принцип смеше ния вещей), а поклажедатель приобретал право требования денежной суммы с процентами. Этот вид хранения был очень похож на договор займа;

— «горестная поклажа» (depositum miserabile) возникала в нестандартных обстоятельствах, при стихийных бедствиях, когда поклажедатель был вынужден прибегнуть к помощи хранителя из-за тяжелых условий и невозможности самостоятельно хранить вещь. Если поклажеприниматель наносил вещи какой-либо ущерб, то он возмещал убытки от незаботливого хранения в двойном размере (тогда как в обычной ситуации — в одинарном размере). Если же хранитель отказывался вернуть вещь, полученную в тяжелой ситуации, то вещь истребовалась посредством иска и он объявлялся обесчещенным.

— «секвестрация» (sequestrum) — это особый вид поклажи, когда на хранение сдавали вещь сразу несколько лиц сообща, а возвращалась вещь одному из этих лиц в зависимости от обстоятельств. «В собственном смысле в качестве секвестра передается на хранение вещь, передаваемая несколькими лицами солидарно для хранения и возврата на опреде ленных условиях» (D. 16. 3. 6). Секвестрацией пользовались при спорах о собственности, если продавец и покупатель хотели обезопасить себя от обмана со стороны друг друга, то вещь могла отдаваться на хранение вплоть до передачи денег. Если имущество передавалось на длительный срок, то хранитель мог получить право не только хра нить, но и управлять этим имуществом.

Следующая глава >>

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком на Litres.ru

68. Литтеральные контракты. Специфика литтеральных контрактов в римском праве Литтеральный контракт (contractae litteres) — договор, который заключался в письменной форме.Виды литтеральных контрактов: — древнеримские литтеральные контракты.Возникали посредством внесения

69. Консенсуальные и реальные контракты

69. Консенсуальные и реальные контракты Консенсуальный контракт (contractae consensu) — договор, который считался заключенным с момента достижения сторонами простого соглашения (nudus consensus). Передача вещи рассматривалась уже как исполнение консенсуального

70. Безыменные контракты Безыменные контракты (contractus innominati) — контракты, которые возникли после того, как в римском праве сложилась закрытая система договоров (вербальные, литтеральные, реальные и консенсуальные), каждый из которых имел свое значение.Безыменные

33. Реальные договоры. Договор хранения Возникновение гражданского (частно-правового) обязательства из реального договора (реального контракта) обусловливается не только заключением соглашения между сторонами обязательства, но и передачей вещи, являющейся предметом

40. Безымянные контракты Существовавшая в римском праве система исчерпывающего перечня контрактов, в которой каждый контракт имел свое собственное хозяйственное значение и защищался каждый своим иском, не удовлетворяла экономическим потребностям императорского Рима.

7.1. Вербальные контракты Понятие вербальных договоров. Вербальные договоры (obligationes verbis contractae) — это контракты, заключаемые в словесной, устной форме (verbis — словами). Они известны уже по Законам XII таблиц, так как уже в то время приме нялась такая форма вербального

7.2. Литеральные контракты Понятие литеральных договоров. Литеральный договор — это контракт, заключаемый в письменной форме. Письменная форма для них была обязательной. Считалось, что договор заключен и обязательство установлено, если составлен письменный документ.

7.3. Реальные контракты Понятие реальных договоров. Эта группа договоров отличается от других прежде всего простотой порядка своего совершения. Чтобы заключить их, никаких формальностей не требовалось: достаточно соглашения и сопутствующей ему передачи вещи одним

7.4. Консенсуальные контракты Понятие консенсуальных договоров. Консенсуальный договор — это добровольное соглашение сторон в одном и том же деле, не требующее никаких формальностей. Консенсуальные договоры появились позднее остальных и утвердились приблизительно в

96. Безымянные контракты Безымянные контракты (contractus in-nominati – дословно «непоименованные») получили свое название в противоположность договорам, которые «имеют свое название» и входят в замкнутый перечень по устоявшемуся историческому канону. Безымянные контракты

§ 66. 1. Контракты вербальные Контрактами вербальными, как было уже сказано, называются договоры, обязывающая сила которых заключается в произнесении некоторой словесной формулы (verbis contrahitur). К этой группе контрактов относятся три договора: sponsio или stipulatio, jurata operarum promissio и

§ 67. 2. Контракты литтеральные Юридическая природа литеральных контрактов заключается в том, что обязательство возникает при них не из простого соглашения сторон, а из письменной формы, в которую оно должно быть облечено.Римское право периода республики и классических

§ 69. 4. Контракты консенсуальные и так наз. pacta vestita Категории контрактов, возникающих в силу простого бесформального соглашения, относятся купля — продажа (emptio — venditio), наем (locatio — conductio), договор товарищества (societas) и поручение (mandatum).1. Emptio — venditio. Как известно, в древнейшую

§ 71. Quasi — контракты и quasi — деликты Контрактами и деликтами не исчерпывалось все безконечное разнообразие обязательств и, как мы знаем, римская юриспруденция, а за ней и Юстиниан, пытались свести все эти внеконтрактные и внеделиктные обязательства к категориям quasi —

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *