Развитие финансовых институтов в России

  • автор:

Эволюция, развитие финансовых институтов в России

Не будет преувеличением сказать, что финансовые институты в постсоветской России в силу специфики их деятельности оказались наиболее динамичным и рыночным сегментом экономики. В тоже время и именно в силу этого обстоятельства финансовый сектор страны за менее чем двадцатилетний период пережил ряд крупных кризисов и несколько раз поменял свою конфигурацию.

Эволюция российской банковской системы может служить наглядной иллюстрацией формирования и развития новых институтов в результате взаимодействия множества сторон, интересы и нормы которых не имели устойчивого характера, менялись в зависимости от позиций и состава участников. Общим вектором происходящих трансформация является упрощение общей структуры рынка при увеличении сложности отдельных его участников, концентрация рыночной власти при сокращении числа участников.

Существует множество научных публикаций и аналитических обзоров, посвященных развитию финансовой системы страны и отдельных ее элементов (банковский сектор, финансовые и страховые компании и т.д.), развитию отдельных финансовых рынков и инструментов.

Большинство работ в этой области отличает следующее:

· Не комплексный характер рассмотрения проблемы. Отдельные институты или рынки рассматриваются в лучшем случае на фоне развития всего финансового сектора. При этом недостаточное внимание уделяется взаимосвязям финансового сектора с реальным сектором экономики, в частности, взаимодействию финансового сектора с государственными структурами и предприятиями нефинансового сектора.

· Макроэкономический подход, который предполагает исследование финансовых институтов (или банковской системы) как единого целого без учета региональной специфики их функционирования. Другая противоположность – исследование функционирования региональной финансовой системы и ее элементов преуменьшает или даже игнорирует воздействие высокой мобильности капитала и финансовых институтов.

· Неадекватная оценка роли государства в регулировании финансового сектора, которая заключается как в недооценке степени воздействия властных структур, особенно на региональном уровне, на развитие финансовых институтов, так и в переоценке возможностей контрольных и регулирующих функций профильных ведомств, прежде всего Банка России.


Последние 6 лет финансовый сектор страны и банковская система, как его главная и ведущая часть развивались достаточно стабильно, хотя наблюдались периоды стагнации, спады и, по мнению некоторых аналитиков, даже кризисы. В частности банковская система пережила нечто подобное кризису летом 2004 г. Наблюдается высокая адаптивность банковского сектора к меняющимся макроэкономическим и институциональным условиям. В частности, банковская система неожиданно легко преодолела последствия кризиса 1998 г., перевод бюджетных средств в федеральное казначейство и т.д. Что касается кризиса 1998 г., то банковская система в целом пережила его без сколько-нибудь масштабной национализации и широкомасштабной помощи со стороны Банка России (стабилизационные кредиты ЦБ РФ коммерческим банкам были незначительны в сравнении с масштабами кризиса, а деятельность АРКО носила весьма ограниченный характер) в значительной степени из-за слабости контроля со стороны надзорных органов и низкой степени защиты прав кредиторов и миноритарных акционеров. Так называемые «системообразующие» банки успели создать параллельные финансовые структуры и перевести в них наиболее ценные активы. Потому последствия финансового кризиса оплатили предприятия нефинансового сектора (в основном средние и мелкие) и население. Перевод средств из коммерческих банков на счета Федерального казначейства шел на фоне постоянного улучшения экономической ситуации и был достаточно растянут во времени для того, чтобы банки смогли адаптироваться и изменить структуру пассивов.

Правительственные программы по реформированию и развитию финансового сектора в основном адекватно оценивают современное состояние и проблемы развития финансового, в частности, банковского сектора. Например, констатируется недостаточная способность банков аккумулировать и размещать ресурсы в соответствии с потребностями национальной экономики, трансформировать сбережения в инвестиции, удовлетворять потребности предприятий и семейных хозяйств в заемных средствах.

В то же время, как государственные программы реформирования финансового сектора, так и частично альтернативные им программы ассоциаций финансовых институтов (например, АРБ), игнорируют или не придают должного значения генетическим особенностям российской финансовой системы, а также политике государства в нефинансовом секторе.

Прежде всего, остановимся на особенностях российской финансовой системы с позиций эволюций институтов. С этой точки зрения формирование новых (преимущественно частных) финансовых институтов происходило не просто путем частичной приватизации государственных структур и их функций. Например, в 1990-е годы коммерческие банки, созданные на базе специализированных госбанков, как и новые банки активно привлекали на работу старые кадры, прошедшие социализацию в прежних условиях государственной экономики и имевшие длительные доверительные отношения с руководством предприятий и органов власти, особенно на региональном и местном уровнях. Это было необходимо для привлечения клиентов и использования государственных финансовых ресурсов. По-видимому, именно такие решения обусловили эволюционный характер формирования новых финансовых институтов. Другим фактором, обусловившим скорость эволюции финансовых институтов, стала инерция в развитии государственного аппарата. Поскольку изменение государственных институтов происходило крайне медленно (в качестве примера можно сослаться на фактический ход административной реформы), тормозились реформы и в финансовом секторе. Исключением были крайне незначительные (маргинальные), как тогда представлялось, такие сектора как институты коллективных инвестиций.

Эволюцию и взаимодействие финансовых институтов рассмотрим на примере инвестиционной деятельности (табл. 2).

Таблица 2

Институты Традиционное государственное финансирование Новое частное финансирование
Традиционные 1) Прямое бюджетное финансирование 2) Долгосрочные кредиты государственных банков Частногосудаственное партнерство в -инвестиционной деятельности (подписание соглашений между администрациями и инвесторами о сотрудничестве)
Новые 1) Субсидирование (частичное) процентной ставки по кредитам 2) Налоговые каникулы 3) Предоставление гарантий 4) Погашение части издержек Ипотечное кредитование Кредитование малого бизнеса Потребительское кредитование Образовательные кредиты
Квази-новые 1) Прямое участие в капитале 2) Специальные процедуры проведения инвестиционных конкурсов 3) Предоставление индивидуальных льгот Лизинг сельхозтехники Перекрестное кредитование

Из приведенных выше данных следует, что характер деятельности российских банков, особенности их пассивных и активных операций не могут быть адекватно описаны без учета факторов преемственности и структуры собственности.

Иллюстрация этой преемственности приведена на рис. 1 и рис.2.

Бюджет Предприятие
Бюджет Инвестиционный конкурс Предприятие
Бюджет Предприятие

Финансовый рынок

Бюджет Участие в капитале банка Предприятие

Рис. 1

На рис. 1 показаны основные направления взаимодействия по каналам традиционного государственного финансирования, то есть одновременное существование ряда модификаций традиционного института государственного, бюджетного финансирования инвестиций (расщепление).

Финансовые институты
Предприятие
Бюджет
Банк Предприятие
Фондовый рынок Инвестиционные посредники Предприятие
Банк Физические лица
Правительственное агентство
Банк Физические лица

Рис.2

На данном рисунки – по каналам нового частного финансирования. При этом эмпирические оценки (по крайней мере, по данным региональной статистики НСО) показывают, что усиливается роль и значение «чистых» модификаций – традиционный формат и рыночный формат растут, а значение «квази» модификаций сокращается.

Приведенные выше данные позволяют утверждать, что процесс взаимного приспособления поведения государственных и финансовых институтов в регионах России протекает достаточно быстро и является следствием не только их взаимного обучения и трансляции позитивного опыта, но и приспособления к имениям федерального законодательства и политики федерального центра.

Как отмечалось выше, другой группой факторов, определяющей развитие финансовой (более узко – банковской) системы является промышленная политика государства или политика по отношению к предприятиям нефинансового сектора. Такие действия государства как поощрение экспансии государственных корпораций, фактическое содействие монополизации экономики путем поощрения сделок по слиянию и поглощению (что очень странно в период благоприятной конъюнктуры и далеко не всегда эффективно), прямо противоречат программным установкам и тормозит развитие банковской системы.

Так, политика, направленная на формирование «локомотивов национальной экономики» и превращение их в транснациональные корпорации приводит к тому, что финансовые возможности отечественных банков оказываются, просто несопоставимы с потребностями крупных корпораций. Поэтому последние привлекают ресурсы с международных рынков, что существенно тормозит развитие отечественных финансовых институтов. Кроме того, для финансирования текущей деятельности и внутрикорпоративного трансферта капитала крупные корпорации имеют собственные «карманные банки», которые являются скорее рассчетно-кассовыми центрами, нежели банками и фактически выпадают из банковской системы.

Другой особенностью отечественной банковской системы является высокая степень участия государства в капитале банков. Не смотря на неоднократные заявления, обещанного сокращения участия государства (включая региональные органы власти) не происходит. Более того, озвучено большое количество инициатив по созданию всякого рода инновационных банков и фондов, банков развития (включая и банки на наднациональном уровне), специализированных финансовых институтов. Все это приведет лишь к усилению роли бюджетов в кредитовании предприятии и населения со всеми вытекающими из этого рисками для бюджетной системы страны. Поскольку в настоящее время доходная база федерального и большинства региональных бюджетов растет, а действующее законодательство и политика Минфина РФ сдерживают рост непроцентных расходов региональных бюджетов, ситуация в целом находится под контролем. В то же время при изменении макроэкономической ситуации риски для бюджетной системы могут существенно возрасти.

Описанная выше конкуренция между старыми и новыми институтами дополняется влиянием внешних факторов, в качестве которых выступают международные и транснациональные финансовые институты и ожидания, связанные со вступлением России в ВТО. Хотя присутствие иностранного капитала в банковской системе РФ незначительно (менее 12%), в последние 1,5-2 года оно удвоилось на фоне быстрого роста капитализации отечественной банковской системы. Более того, последние сделки по приобретению миноритарных пакетов акций региональных баков ЕБРР и слияний в банковском секторе с участием транснациональных банков, подготовка и проведение IPO, привели к определенным качественным изменениям. Во-первых, многие региональные банки стали раскрывать структуру собственности, вывели владельцев крупных пакетов акций из состава исполнительных органов банков, разработали внутренние нормативные документы в соответствии с международными правилами. Принятие системы стратегического планирования, кодексов внутрикорпоративного поведения и изменение системы внутренней и внешней отчетности не могли не сказаться на качестве управления и расширении доли рыночного поведения в банковских операциях.

Этому же способствовала политика федеральных надзорных органов, прежде всего ЦБ РФ и Федеральной службы по финансовому мониторингу по «расчистке» банковской системы.

С другой стороны, в преддверии ожидаемого вступления России в ВТО идет быстрый процесс не только усиления государственного контроля над системой коммерческих банков (что можно только приветствовать), но и расширение доли непосредственного и, особенно, опосредованного участия государства в капитале коммерческих банков. Если тенденция сохранится, то через 10-15 лет российская банковская система будет представлена в основном двумя группами банков: государственными и иностранными или с иностранным участием. В этом случае наиболее важным окажется вопрос о том, будут ли эти группы субъектов финансового рынка играть по одним или по разным правилам.

На региональном уровне разворачиваются подобные процессы, что доказывают результаты анализа ситуации и перспектив развития финансовых институтов Сибирского Федерального округа.

В 2006 г. по основным индикаторам развития банковской системы Новосибирская область занимала 3 место среди регионов Российской Федерации (после Москвы и Санкт-Петербурга) и устойчиво лидировала среди регионов Сибирского федерального округа. По абсолютным значениям таких показателей как стоимость активов и пассивов, кредиты нефинансовым организациям, населению, средства предприятий, вклады физических лиц и кредиты банков Новосибирская область занимает 8-10 место среди крупнейших финансовых центров страны. Однако по относительным показателям (в расчете на 1 млрд. руб. ВРП и в расчете на 1000 чел. населения) область занимает 3-5 место в России. При этом относительные индикаторы развития банковской системы в настоящее время примерно соответствуют заявленным в программных документах Правительства РФ и АРБ на 2010 г. Так активы банковской системы составляют 40% ВРП, кредиты нефинансовым предприятиям – около 20% ВРП, величина сбережений населения — около 21% ВРП, при этом доля вкладов населения составляет 13,3%.

Российский банковский сектор в целом представляет собой сегментированный рынок, состоящий из нескольких групп кредитных организаций, слабо связанных между собой и ведущих основные операции на разных секторах рынка. Подобная ситуация характерна и для НСО.

В первую группу входят крупнейшие банки с высоким уровнем государственного участия и контроля, для которых характерен высокий уровень развития филиальной сети и высокая доля вкладов населения.

Основной специализацией крупнейших банков является кредитование экспортеров, прежде всего компаний сырьевого сектора.

Группе банков, контролируемых нерезидентами, принадлежит около 8% активов банковской системы. Данная группа ориентирована на обслуживание своих традиционных клиентов — иностранных и транснациональных компаний.

Мелкие и средние банки специализируется на обслуживании, в том числе кредитовании, предприятий, производящих товары и услуги для внутреннего, прежде всего регионального рынка. Большинство региональных банков попадают именно в эту группу и являются основным финансовым партнером мелкого и среднего бизнеса, предпринимателей и физических лиц. Небольшие региональные банки обладают или могут приобрести конкурентные преимущества, прежде всего за счет большей информированности и вовлеченности в деятельность местного делового сообщества, что и позволяет использовать не только формальные методики и инструменты, но и быстрее реагировать на возникающие потребности клиентов и рыночные ниши.

Возможные направления развития банковской системы НСО на основе анализа проявившихся в последнее время тенденций. Потребительские кредиты и межбанковские кредиты, занимая небольшую долю рынка, растут чрезвычайно высокими темпами, в то время как кредиты, предприятиям нефинансового сектора, составляя более половины активов банков НСО, растут почти в два раза медленнее. Особенностью ситуации можно считать отсутствие явно выраженных финансовых услуг, сочетающих высокие темпы роста и значительную долю рынка. Снижение вложений банков НСО в ценные бумаги и их низкая доля в структуре активов может быть объяснена как недостаточной привлекательностью доступных для вложений объектов, так и высокой активностью присутствующих на территории НСО небанковских инвестиционных институтов. Такая ситуация сулит новые возможности для региональных банков, которые могут выступить, как это уже и бывало, пионерами в разработке новых финансовых продуктов и услуг.

Результаты анализа демонстрируют опережающее развитие (в сравнении с другими регионами СФО) финансовой системы Новосибирской области, прежде всего банковской. Более того, на фоне крупнейших финансовых центров России по относительным показателям область занимает весьма достойное место. При этом следует отметить, что она демонстрирует хорошие способности восстанавливаться после кризисов: в 90-х годах область пережила ряд банкротств крупнейших банков, что отбросило ее с примерно 5 места по развитию банковского сектора на 20-25, однако в настоящее время она восстановила свои позиции.

Мы полагаем, что достаточно успешное развитие финансовой системы НСО в целом и ее банковского сектора связано с влиянием двух основных факторов. Прежде всего, следует выделить экономические факторы: диверсифицированную структуру экономики области, отсутствие явно выраженных доминирующих компаний, крупнейших экспортно-ориентированных предприятий сырьевого сектора, имеющих выход на мировые финансовые рынки, высокую долю предприятий с быстрым оборотом (прежде всего услуги торговли), сравнительно высокой уровень развития малого бизнеса и т.д. Во-вторых, в НСО наблюдается самая высокая за Уралом концентрация социального капитала. Именно это обстоятельство позволило не только быстро сформировать работоспособные коллективы финансовых организаций, но и послужило дополнительным стимулом при размещении филиалов иногородних банков, других финансовых организаций и консалтинговых компаний. Быстрое развитие финансового сектора привело к значительному росту занятости в финансовом секторе (она выросла примерно на 70% — 80% в последние 5 лет), а также существенно повлияло на структуру специалистов, обучающихся в системе высшего образования НСО.

Заключение

Анализ развития финансовой сферы НСО показывает как высокий потенциал, так и серьезные риски развития всех элементов финансовой сферы, включая ее основные элементы: государственные финансы, финансы финансового и нефинансового секторов.

Пессимистичный сценарий развития региональной финансовой системы связан со стагнацией региональной экономики и неизбежным в этом случае ростом государственного вмешательства по типу «латание дыр». Соответственно, произойдет существенное упрощение финансовой системы области и утрата самостоятельности большинства финансовых институтов.

Оптимистичный сценарий предполагает повышение совокупной капитализации активов всех субъектов области и возможен только в случае целенаправленных усилий в области политики развития региона (социальной, промышленной, инновационной и др.) и повышению качества управления общественными финансами. В этом случае растет разнообразие, масштаб операций и взаимодействие финансовых институтов, что позволяет Новосибирску претендовать на статус регионального финансового центра. Сценарные расчеты показывают, что в этом варианте активы финансовой системы к ВРП вырастут примерно в три раза, в том числе кредиты нефинансовым организациям и населению – в два раза. Численность занятых в секторе финансовых услуг увеличится не мене чем в 2,5 -3 раза и составит 50-60 тыс. человек.

Принципиальным представляется то обстоятельство, что, в целом копируя политику федерального центра, региональные администрации в своем большинстве не имеют тех возможностей и ресурсов, которыми располагают федеральный центр и обе столицы. В результате негативные последствия для развития как финансового, так и нефинансового секторов на региональном уровне более существенны. Это выражается в высокой концентрации банковских и иных финансовых услуг в региональных столицах (по сравнению с периферией), низкой конкуренции, приводящей к росту процентных ставок, медленному развитию инфраструктуры и т.д.

Эти очевидные проблемы заставляют региональные администрации еще активнее включаться в регулирование финансовых рынков, прежде всего, вмешиваться в процессы кредитования бизнеса и населения, устанавливать особые отношения и заключать соглашения с финансово-промышленными группами и банками. В результате такого частно-государственного партнерства происходит обмен функциями между государством и предприятиями. Бюджет все больше задействуется в качестве квази-банковской структуры, а предприятия выполняют квазибюджетные функции. В результате происходит размывание границы между частным и государственным секторами, что ведет к увеличению рисков со всеми понятными последствиями для устойчивого развития.

Институты развития являются одним из инструментов государственной политики, стимулирующих инновационные процессы и развитие инфраструктуры с использованием механизмов государственно-частного партнерства.
Основная цель институтов развития -преодоление так называемых «провалов рынка» для решения задач, которые не могут быть оптимально реализованы рыночными механизмами, для обеспечения устойчивого экономического роста и диверсификации экономики.
Институты развития выступают в качестве катализатора частных инвестиций в приоритетных секторах и отраслях экономики и создают условия для формирования инфраструктуры,обеспечивающей доступ предприятиям, функционирующим в приоритетных сферах экономики, к необходимым финансовым и информационным ресурсам.
В настоящее время в нашей стране действует ряд институтов развития, к которым относятся:

  • Инвестиционный фонд Российской Федерации;
  • Государственная корпорация «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)»;
  • ОАО»Российская венчурная компания»;
  • АО «Агентство ипотечного жилищного кредитования»;
  • Государственная корпорация «Российская корпорация нанотехнологий»;
  • Государственная корпорация «Фонд содействия реформированию ЖКХ»;
  • ОАО «Российский сельскохозяйственный банк»;
  • ОАО»Росагролизинг»;
  • ОАО»Российский фонд информационно-коммуникационных технологий»;
  • Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере.

К основным направления функционирования институтов развития относятся сферы, являющиеся ключевыми с точки зрения реализации государственной социально-экономической политики:

  • развитие экономической и социальной инфраструктуры;
  • развитие инновационной сферы;
  • содействие развитию внешнеэкономической деятельности;
  • поддержка малого и среднего бизнеса;
  • устранение региональных дисбалансов в развитии (поддержка проектов в сфере транспортной инфраструктуры, жилищно-коммунального хозяйства, энергосбережения).

К наиболее крупным институтам развития можно отнести Внешэкономбанк, ГК «Роснанотех», ОАО «Российская венчурная компания», ГК «Фонд содействия реформированию ЖКХ». Они оказывают поддержку проектам через финансирование бизнес-проектов,оказание инфраструктурной поддержки, а также софинансирование НИОКР.
Кроме того, в различных субъектах Российской Федерации создано более 200 организаций, которые, исходя из осуществляемых функций, могут быть отнесены к институтам развития.Ключевыми направлениями деятельности региональных институтов развития являются поддержка малого и среднего предпринимательства,стимулирование развития инноваций, ликвидация технологического отставания. Преимущественно региональные институты развития создаются в виде фондов поддержки, региональных венчурных фондов, бизнес-инкубаторов.
По большинству указанных направлений институтами развития успешно и эффективно осуществляется деятельность по реализации государственной политики, что позволяет ускоренными темпами осуществлять развитие критичных с точки зрения модернизации отраслей и секторов экономики, а также вовлекать в этот процесс частных инвесторов, предоставляющих не только капитал, но и необходимые компетенции.
Институты развития должны обеспечить реализацию мер по становлению в Российской Федерации современной инновационной экономики, в том числе путём комплексной модернизации.

О длинных деньгах и роли ЦБ

Для уверенного роста инвестиций экономике нужны длинные деньги. Это прямая обязанность Банка России (В. Путин, Послание к Федеральному Собранию, 15.01.2020).

Источником финансирования роста российской экономики многие годы оставалась внешняя сфера. В условиях санкций главным источником финансирования становится внутренний финансовый рынок. Однако возможности российского рынка ограничены и не позволяют в полной мере использовать его потенциал, консервируя неэффективную структуру экономики. Решение этих проблем крайне важно для обеспечения устойчивого роста в условиях глобальных рисков.

После кризиса ведущие страны стали более активно использовать механизмы т.н. денежно-промышленной политики (mondustrial policy), которая обеспечивает прочную связь между финансовой, промышленной, структурной политикой, что расширяет возможности устойчивого роста на внутренней основе с учетом национальных приоритетов развития.

Там за основу формирования ресурсов и монетизации экономики используются госбумаги для целей бюджетного финансирования. В США и Японии на национальные госбумаги приходится 85-95% всей эмиссии их национальных валют.

Центральные банки этих стран покупают госбумаги, выпущенные своим минфином. Одновременно они осуществляют целевую эмиссию (на ипотеку, на малый бизнес, на региональные программы и др.) и экономика в этом случае получает длинный целевой кредит. Причем, как правило, это длинная и сверхдлинная эмиссия на 30—40 лет. При этом купленные ЦБ бумаги хранятся у него в течение всего срока, а не поступают на рынок и не вымывают с него деньги. Более того, когда срок бумаг заканчивается, часто происходит новая эмиссия и покупка новых бумаг, что делает процесс поддержания «длинных» целевых ресурсов в экономике при необходимости практически бессрочным.

Доля национальных госбумаг в эмиссии национальной валюты, 2018-2019 гг. М. Ершов по данным центральных банков соответствующих стран.

В России механизмы экономической политики принципиально отличаются от механизмов в развитых странах: доля национальных госбумаг в эмиссии рубля составляет лишь 1%. Это говорит о том, что потенциал развития источников долгосрочных средств в России высокий. Возможности Банка России в реализации этого потенциала являются ключевыми. России необходимо активно реализовывать потенциал тех неиспользуемых возможностей, которые в настоящее время существуют. Это уменьшит зависимость страны от внешних рынков, снизит негативный эффект санкций и расширит внутренние основы развития экономики с учетом системных приоритетов развития.

С повышением пенсионного возраста это становится особенно актуальным.

Проект основных направлений развития финансового рынка Российской Федерации на период 2019—2021 годов презентовали в Дальневосточном ГУ Банка России профучастникам финансового рынка и представителям бизнеса Приморья. Публичные обсуждения проекта документа проходят во всех регионах России. Их цель – получить обратную реакцию тех, с кем придется воплощать в жизнь планы по модернизации финансового рынка, о чем можно читать сейчас, и совместно решать, каким в итоге будет основополагающий для финансового рынка документ.

Открывая встречу, начальник Дальневосточного ГУ Банка России Сергей Белов подчеркнул: «В центре политики по развитию финансового рынка находится потребитель и его интересы».

Этот тезис является отправным для проекта документа, основными целями которого заявлены содействие экономическому росту, повышение уровня и качества жизни граждан и создание условий для роста финансовой индустрии.

При этом из десяти направлений развития финансового рынка в качестве долгосрочных стратегических ориентиров осталось четыре: формирование доверительной среды, развитие конкуренции на финансовом рынке, поддержание финансовой стабильности и обеспечение доступности финансовых услуг.

Среди наиболее интересных из планируемых до 2021 года мероприятий – проект «Маркетплейс», благодаря которому граждане смогут дистанционно получить широкий спектр финансовых услуг, не выходя из дома. А чтобы обезопасить клиентов, когда они будут осуществлять банковские операции дистанционно, разработаны дополнительные меры защиты. Одна из них — внедрение системы удаленной идентификации с помощью биометрии. Речь идет о комбинации двух факторов: изображения лица человека и электронного «отпечатка» его голоса.

Приобретение сложных финансовых продуктов затрудняет низкий уровень финансовой грамотности граждан. Поэтому одним из ключевых проектов для развития финансового рынка продолжает оставаться повышение уровня финансовой грамотности в стране. По словам сотрудника экономического управления Дальневосточного ГУ Банка России Федора Кулешова, финансовая грамотность – первый рубеж защиты потребителя от недобросовестных практик.

Для развития сегмента «длинных денег» Банк России планирует ряд шагов: создание института индивидуального пенсионного капитала, повышение доступности инструментов долевого и долгового финансирования, упрощение процедуры регистрации выпусков ценных бумаг.

В проекте документа также отражены планы Банка России по развитию системы пропорционального регулирования финансовых организаций, внедрению в российскую практику лучших стандартов корпоративного управления; созданию института квалифицированного и добросовестного независимого аудита и другие.

Окончательную версию документа Банк России планирует утвердить после обсуждения с профессиональным сообществом и органами государственной власти, передает пресс-служба Дальневосточного ГУ Банка России.

Формирование мировых финансовых центров

Объективной основой становления международного финансового рынка стало развитие международного разделения труда, интернационализация общественного производства, концентрация и централизация финансового капитала. Ныне международный финансовый рынок — это крупные финансовые центры, которые мобилизируют и перераспределяют во всем мире значительные объемы финансовых ресурсов. В этих центрах осуществляется преимущественное большинство всех международных валютных, депозитных, кредитных и страховых операций.

Чтобы превратиться в развитый финансовый центр, способный обслуживать мировые потоки капитала между собой и иными международными, региональными и городскими финансовыми рынками, у центра должны быть все необходимые элементы поддержки как своих национальных, так и международных операций. Эти элементы включают в себя:

— стойкую финансовую систему и стабильную валюту;

— институты, обеспечивающие функционирование финансовых рынков;

— гибкую систему финансовых инструментов, обеспечивающих разнообразными вариантами по затратам, рискам, прибыли, срокам ликвидности и контроля;

— соответствующую структуру и достаточные правовые гарантии, которые способны вызвать доверие у международных заемщиков и кредиторов;

— человеческий капитал, свободно владеющий специальными финансовыми знаниями, как результат систематического обучения и переподготовки. Ни один финансовый центр не может контролировать значительный объем международных операций без хорошо проинформированных людей, работающий на финансовых рынках и необходимой техники и средств связи (в том числе и компьютеров), бесперебойно соединяющие финансовый центр с другими центрами в стране и за границей для осуществления безналичных расчетов и наличных платежей;

— способность направлять иностранный капитал через активные, всеобъемлющие и мобильные рынки — комплексные рынки, как долгосрочные, так и краткосрочные, предоставляющие заемщику и инвестору большие возможности;

— экономическую свободу: финансовый рынок не может существовать без свободы деятельности, потребления, накопления и инвестирования.

Развитие финансовых институтов, инструментов и специальных знаний, необходимый для превращения в международный центр, требует значительного времени и усилий. Так, для того, чтобы создать свой международный финансовый центр Лондону необходимо было несколько столетий, Нью-Йорку и Токи — около столетия. Берлин в свое время, также был важным европейским финансовым центром, но его значения после второй мировой войны значительно снизилось. Существует значительное количество офшорных банковских центров, функционирующих как международные транзитные центры (Гонконг, Сингапур, Багамы).

Наиболее интересным с точки зрения становления и развития и исключительной способности своевременно реагировать на нужды времени является Лондон как значительный финансовый центр.

История его основания в далеком прошлом, когда английское правительство в 1215 году провозгласила Великую хартию вольностей, которая гарантировала индивидуальные права в Англии и то, что Лондон является безопасным городом для отечественных и зарубежных торговцев. Создание Английского банка и Королевской биржи в 1690 году подвело организационные основы для развития лондонского финансового рынка, а промышленная революция 18 столетия обеспечила Великой Британии стойкую коммерческую, финансовую и экономическую базу. Лондон функционировал как единственный мировой финансовый центр более 200 лет, поскольку британский золотой стандарт был основанием той мировой денежной системы, капиталовложения в фунтах стерлингах за рубежом доминировали как в мировой торговли, так и в инвестициях и финансах до Первой мировой войны.

Между первыми и второй мировыми войнами, несмотря на вызов Нью-Йорка, Лондон остается доминирующим финансовым центром, поскольку продолжает возглавлять стерлинговый валютный блок стран Британского Содружества и остается лидером мировых банковских операций, управляя обслуживанием финансирования международной торговли через свой денежный рынок и торговлю ценными международными бумагами через свой вторичный рынок.

После второй мировой войны в связи с серьезным дефицитом платежного баланса и для смягчения проблемы утечки капитала британское правительство ввело контроль над капиталом на валютном рынке. Однако, когда в результате этого способность Лондона обслуживать широкий диапазон международных финансовых потребностей оказалась под угрозой, британское правительство для исправления ситуации инициировало так называемый великий шок. В рамках этой акции была полностью изменена структура лондонских рынков ценных бумаг и создано новую Международную фондовую биржу, полностью оснащенную компьютеризованной электронной системой котировки.

Благодаря своевременным мерам Лондон и сегодня успешно конкурирует с другими финансовыми центрами в сфере международной торговли ценными бумагами.

Другим мировым финансовым центром считается Нью-Йорк. После первой мировой войны в результате действия закона неравномерности равномерности развития стран ведущий мировой финансовый центр переместился в США.

Соединенные Штаты первыми начали либерализацию национальных валютных, кредитных и финансовых рынков в середине 70-х годов. В 1978-1986 годах постепенно были отменены ограничения на выплату процентов по депозитно-заемным операциям, введены проценты по вкладам до востребования. В 1984 году отменен 30% налог на прибыль облигаций, выпускаемых в США и принадлежащих нерезидентам. С конца 1981 года действует свободная банковская зона в Нью-Йорке, где иностранные банки освобождаются от американского налогообложения и банковской регламентации. С целью либерализации финансового рынка с середины 70-х годов отменены комиссионные, фиксируемые Нью-йоркской биржей. Либерализация деятельности американских банков, их банкротства и концентрация банковского капитала дали толчок развитию финансовых инноваций и секьюризации.

Что касается Токио, то во время Реставрации Мейдзы в 1868 году и до Первой мировой войны Япония заимствовала иностранный капитал и технологию преимущественно у Великой Британии и западноевропейских стран, после второй мировой войны — преимущественно у США.

И хотя токийская фондовая биржа была основана в 1878 году, почти 100 лет Токио не считался международным финансовым центром по нескольким причинам:

— во-первых, на финансовых рынках Японии влияли скорее не рыночные силы, а правительственная политика, направленная на решение задач национальной экономики. Разделение материальных и финансовых ресурсов осуществлялся исходя из приоритетов национальной экономики, а финансовая система и финансовые рынки считались средством выполнения именно национальных экономических задач;

— во-вторых, у 50-60-х годах Япония была капиталоимпортирующей страной. При этом если после Второй мировой войны Япония заимствовала иностранный капитал и технологии для восстановления разрушенной войной экономики главным образом у США, то после введения в 1963 году США налога, уравнивающего ставки процента, Япония начала переориентироваться в плане источников финансирования с США на Европу;

— в-третьих, жесткое государственное регулирование рынка ценных бумаг не стимулировало иностранные кредитно-финансовые институты к расширению операций на этом рынке;

— в-четвертых, валютно-финансовый контроль в Японии ограничивал возможности иностранных заемщиков и инвесторов.

Однако со временем благоприятные условия для Токио, как международного финансового центра постепенно развивались и были подкреплены изменениями в национальном и международном положении после 1970 года. «Нефтяной шок» 1974 года заставил японское правительство увеличить совокупные расходы с целью выведения национальной экономики из состояния спада. Увеличение выпуска государственных облигаций стимулировало развитие значительного вторичного рынка, а также рынка перепродажи облигаций.

Увеличение иностранными заемщиками объемов выпущенных в Токио облигаций в йенах, также стимулировало рост рынка международного капитала в 70-х годах. Значительные финансовые резервы Японии, возникшие в результате активного сальдо торгового баланса и высокой номы персональных сбережений, привлекли на национальный рынок иностранных заемщиков (например, корпорации США) и международные организации (международный банк реконструкции и развития, Азиатский банк развития).

Либерализацией йены и токийского рынка капитала в 80-е годы японское правительство раскрыло двери иностранным банкам и фирмам для торговли ценными бумагами. Для удовлетворения растущего внутреннего и международного спроса в 1983 году на Токийской фондовой бирже была введена компьютеризировання система проведения операций; после 1986 года к работе на Токийской фондовой бирже подключилось большое количество иностранных фирм, в том же году были созданы офшорные банковские рынки, в 1987 году началось заключение соглашений на срок.

Таким образом, благодаря экономическому чуду, крупнейшему финансовому запасу, сильной йене и эффективным кредитно-финансовым учреждениям Токио вышел в центр международных финансовых операций как конкурентоспособный финансовый игрок.

Мировыми финансовыми центрами, расположенными в Европе выступают также Франфуркт-на-Майне и Цюрих, борющиеся за первенство с Лондоном по операциям с золотом, а также Люксембург, на долю которого приходится около 1/4 всех евровалютных кредитов.

Появление финансовых центров на периферии мирового хозяйства (Багамские острова, Сингапур, Гонконг, Панама, Бахрейн) обусловлены в определенной мере низкими налоговыми и операционными затратами, незначительным государственным вмешательством и либеральным валютным законодательством.

Мировые финансовые центры, где кредитные институты осуществляют операции в основном с нерезидентами и в иностранной для данной страны валюте, получили название финансовых центров «оффшор», они, как правило, служат налоговыми гаванями, поскольку операции, осуществляемые в них, не облагаются налогами и свободны от валютных ограничений.

Таким образом, в мире сложился круглосуточно действующий международный рыночный механизм, являющийся эффективным средством управления мировыми финансовыми потоками. На мониторах специальных информационных агентств в режиме реального времени воспроизводятся рыночные цены, котировки, валютные курсы, процентные ставки и другие валютно-финансовые условия международных операций независимо от места их проведения.

Таким образом, мировые финансовые центры — это место сосредоточения банков и специализированных кредитно-финансовых институтов, осуществляющих международные валютные, кредитные, финансовые операции, реализуют соглашения с ценными бумагами и золотом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *