Размывание доли

  • автор:

В статье я не буду рассказывать о громких рейдерских захватах, таких как СНТ Речник или рынок Озерки, о которых вы наверняка слышали по ТВ. Я сосредоточусь на партнерах, инвесторах и долях в бизнесе. Сразу оговорюсь, что описываемые ниже примеры – ни в коем случае не руководство к действию по захвату доли партнера/инвестора или наоборот. Каждый рассматриваемый пример подразумевает то или иное злоупотреблением правом, которое потянет на статью Уголовного кодекса – ну или как минимум на череду судебных разбирательств.

В статье мы разберем некоторые часто встречающиеся ситуации по «захвату» доли на примере ООО как самой распространенной организационно-правовой формы для малого и среднего бизнеса.

Как правило, открывая компанию и воплощая ту или иную свою идею, мы действуем не одни. В большинстве случаев у нас есть партнер, иногда и не один, с которыми планируется плодотворная работа. Мы бежим регистрировать ООО с пропорциональным участием согласно инвестициям в бизнес (как правило, 50/50 или 60/40), при этом один из участников зачастую является генеральным директором, либо ваш партнер/инвестор ставит вам условие, что директором будет человек с его стороны. Этот пример схемы владения описывает большую часть российского малого бизнеса на старте, но именно в этой простой схеме и скрывается опасность.

Спустя какое-то время после открытия ООО происходит следующее. Ваш партнер/инвестор – в лице второго участника ООО – решает, что он справится с ведением и развитием бизнеса без вашего участия, т.к. вы не компетентны, не приносите должной прибыли, и т.п. Причин и примеров можно найти достаточное количество, и решение о вашем исключении из общества, о чем вы даже не подразумеваете, зачастую уже принято заочно.

Перейдем непосредственно к примерам.

Наиболее популярные способы исключения участника из бизнеса:

  1. Вывод участника из Общества на основании его же заявления;
  2. Размытие доли в Обществе за счет увеличения уставного капитала;
  3. Переход доли Обществу ввиду ее несвоевременной оплаты.

Рассмотрим эти пункты подробнее.

1

До 1 января 2016 года была достаточно распространена схема, когда в ООО с двумя участниками у одного из них, который также является генеральным директором, возникает необходимость быстро и незаметно исключить второго участника. Порядок выхода из состава участников до сегодняшнего дня был достаточно прост: писалось заявление в простой письменной форме на имя генерального директора от имени участника о выходе из ООО и… со дня получения такого заявления доля переходит к Обществу автоматически (!). Изменения в ЕГРЮЛ, где вы еще какое-то время будете висеть как формальный участник, вносились на основании заявления в налоговую службу за подписью генерального директора. После 5 дней, отводимых на регистрацию налоговым органом, доля переходила Обществу – или сразу распределялась между оставшимися участниками на основании соответствующего решения, если таковое было приложено. Плюсы такой схемы для недобросовестного гендиректора были очевидны: процедура проходила быстро, не было необходимости оформлять большое количество документов со стороны выходящего участника. К тому же, в случае написания заявления за вас – вы об этом даже не узнаете, а если и узнаете, то будете долго доказывать в суде, что подпись не ваша и никаких заявлений вы не писали.

С 1 января внесены изменения в закон об ООО, где сказано, что простая письменная форма заменяется на нотариальную, применяемую для удостоверения сделок. Что означает следующее: сначала нотариус должен выяснить дееспособность граждан и правоспособность организации. Кроме того, нотариус, удостоверяя сделку, обязан разъяснить сторонам смысл и значение проекта сделки (в данном случае – последствий подачи заявления), проверить, соответствует ли содержание заявления уставу общества, не противоречит ли требованиям закона, не нарушаются ли права третьих лиц.

В теории, а, вероятно, и на практике, это существенно усложнит процесс захвата доли без вашего ведома, т.к. потребуется физическое присутствие заявителя. Если, конечно, у вас не свой, «карманный» нотариус.

2

Рассмотрим ситуацию, когда можно размыть долю путем увеличения уставного капитала за счет внесения дополнительного вклада.

Довольно часто, когда мы открываем бизнес и договариваемся «на берегу» с партнером или инвестором, возможна ситуация, в которой инвестор/партнер берет долю в Обществе под залог своих инвестиций – при этом он не является участником Общества.

На практике инвестор или партнер легко может распрощаться с заложенной долей. Это происходит при неграмотном составлении договора залога, в котором не оговариваются условия о том, что залогодатель в результате увеличения УК обязан предоставить в залог доли, полученные им в результате увеличения уставного капитала Общества в установленном объеме ( т.е. доведения размера залога до первоначального процента доли в уставе Общества), Конечно, доля в залоге у вас останется. Но при предполагаемом залоге доли в условные 5000 рублей и с условными 50% после увеличения УК ваша доля превратится в куда меньший процент. Зачастую, полагаясь только на хорошие партнерские взаимоотношения и не заключая детально прописанных договоров залога, вы можете и не узнать о произошедшем увеличении УК.

Если рассматривать стандартную ситуацию, когда инвестор или партнер владеет долей и она не обременена залогом, желаемую долю в обществе также довольно просто размыть без ведома участника. Чтобы принять решение об увеличении уставного капитала в Обществе, достаточно иметь 2/3 голосов, а дату собрания, на котором будет приниматься решение, всегда можно поставить такую, что второй участник на собрание не успеет явиться. При этом о сроке в 2 месяца, которые предоставлены Законом об ООО на внесение дополнительного вклада, мало кто вспомнит. Разумеется, тут имеет место злоупотреблением правом, но такие ситуации – не редкость.

Возможно, читателю без юридического образования не совсем понятно, как это выглядит на практике. Поэтому объясню на конкретном примере.

Дано:

Вася – 2/3 голосов в Обществе.

Петя – 1/3 голосов в Обществе.

Общее собрание принимает решение об увеличении уставного капитала за счет дополнительных вкладов.

Голосуем: 2/3 голосов «за» у Васи.

Петя с 1/3 «против».

В течение 2 месяцев Петя не вносит доп. вклад. Вася вносит N рублей. Утверждают итоги. Увеличивают УК. Доля Пети уменьшается. Вася на коне.

Что меняется с 1 января 2016 года? Требования к оформлению решения общего собрания участников об увеличении уставного капитала и составу участников, присутствовавших при принятии указанного решения, ужесточены – и все в обязательном порядке должно быть подтверждено путем нотариального удостоверения.

То есть, если в повестке дня общего собрания участников есть вопрос об увеличении уставного капитала компании, нельзя выбрать альтернативный нотариальному способ подтверждения факта принятия решения (например, предусмотреть уставом Общества удостоверение с подписью всех участников либо единогласное решение общего собрания участников).

Нововведение пока не затрагивает порядка принятия решений единолично – единственным участником общества – и направлено на предотвращение одной из схем рейдерских захватов успешных предприятий и мошеннических действий, которые используются для незаконного завладения ООО.

Но что на практике? К сожалению, с большой вероятностью при заверении протокола у нотариуса подделать или предоставить сведения о том, что другой участник был уведомлен и просто не пришел на собрание, не составит особого труда. Поэтому риск размытия доли при использовании описанной схемы захвата остается высоким.

3

Потерять долю в Обществе также достаточно легко, если ее просто вовремя не оплатить. Ранее установленный срок об оплате доли, составлявший 1 год с момента учреждения общества, сейчас сокращен до 4 месяцев. Доля или часть доли переходит к обществу с даты истечения срока оплаты доли в уставном капитале общества – то есть в день, следующий за днем истечения установленного срока.

Таким образом, в случае, когда у вас в Обществе было только 2 участника и полномочия генерального директора были за вами, вы легко принимаете решение о переходе доли Обществу ввиду ее неоплаты и о последующей ее продаже (это можно отметить сразу в одном решении).

Важно не забывать, что доля, перешедшая к ООО, – не голосующая, поэтому все решения принимает оставшийся участник. Следовательно, ни о каком уведомлении второго участника (не оплатившего в срок долю) о планируемом собрании и принятии решения речи не идет – это необязательно.

Важно: неполная/частичная оплата участником ООО доли в уставном капитале ООО не является основанием для исключения такого участника из Общества (в порядке, установленном статьей 10 Закона об ООО), поскольку в этом случае, в качестве специального последствия бездействия участника, законом предусмотрен переход неоплаченной части доли к Обществу (пункт 3 статьи 16 Закона).

Не забывайте, что доля, которая перешла к Обществу, может быть только продана – поскольку, в противном случае, доля так и не будет оплачена, что противоречит нормам ГК РФ и Закона об ООО. Договор купли-продажи будет заключен от имени Общества за подписью генерального директора и старого/нового участника.

После всех формальностей идем по стандартной схеме – предоставляем в налоговый орган решение участника о переходе доли Обществу ввиду ее неоплаты, прибавляем сюда договор купли-продажи доли на себя или заинтересованное лицо, а также заявление установленной формы (Р14001). Все, через 5 дней налоговая внесет изменения, где второго участника вы больше не увидите.

Что поменялось в 2016 году в этом плане? К сожалению, или к счастью, – ничего. В случае просрочки срока оплаты доли/ее части вы все так же можете ее лишиться, не узнав об этом. Более того, в части удостоверения сделки при отчуждении доли, принадлежащей Обществу, нотариус не требуется – это прямое исключение, которое в 2016 году не претерпело особого изменения (см. п. 11 ст. 21 Закона об ООО).

Подводя итог, можно с уверенностью сказать, что потерять, отнять вашу или долю инвестора/партнера с 1 января 2016 года станет немного сложнее, но все так же реально. Не теряйте бдительности, внимательно составляйте документы, не экономьте на корпоративных юристах – и ваш бизнес будет в целости и сохранности.

Чтобы вы не ошиблись при выборе, Rusbase рекомендует своим читателям надежных юристов и адвокатов. Что вы можете нам доверить?

  • структурирование инвестиционных сделок;
  • урегулирование возникших споров между основателями и инвесторами;
  • решение проблем с вашими контрагентами.

Телефоны ЮристЪ

В последнее время значительно увеличился объём споров между участниками Обществ с ограниченной ответственностью по вопросу увеличения уставного капитала (УК) путём увеличения стоимости долей всех участников.

На практике это выглядит таким образом – у Общества четыре участника, у каждого по 25% доли в уставном капитале. Через некоторое время трое участников решают, что владеть фирмой с уставным капиталом в 10 000 руб. как – то несолидно, кредит банк дает маленький, партнёры косо смотрят, и на общем собрании участников выносят на утверждение вопрос об увеличении УК с помощью увеличения долей с требованием об оплате увеличения в срок два месяца. На собрании трое участников голосуют за, четвёртый против. Закон об ООО требует для принятия такого решения не менее ¾ голосов от общего числа участников. В данном случае это правило соблюдается и решение принимается.

Впоследствии три участника доплачивают увеличение своих долей, а четвертый участник отказывается от доплаты и в результате ситуация складывается так, что у троих фактические доли достигают 33%, а у него вместо 25% остаётся всего 1%. Обидно конечно, причём далеко не факт, что трое участников на самом деле пекутся об общем благе, а не просто «кидают» своего партнёра. Зная российские реалии и нравы деловых «партнёров», я выбираю последний вариант.

Наш жёстко наказанный партнёрами участник идёт в арбитражный суд, который отменяет по его иску решение Общего собрания участников и обязывает всё вернуть, как было.

Однако остальные участники не согласны с решением арбитража, поскольку прочитали новую редакцию закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», считают что арбитраж не имеет права признавать недействительными решения, принятые большинством участников и обращаются в Конституционный суд России с просьбой разъяснить конституционность данного дела, который с готовностью берётся за это дело.

В своём Постановлении № 3-П от 21 февраля 2014 г. КС ставит все точки над i и сообщает, что арбитражный суд и участник, доля которого была размыта, не правы и п. 1 ст. 19 закона об ООО надо читать по-другому. Что если в Уставе ООО не прописано иного, то решение об увеличении уставного капитала может быть принято решением не менее чем 2/3 голосов, не смотря на возражения всех остальных участников, и они обязаны это решению подчиниться.

Либо, если не согласны, то ставить вопрос о выкупе их доли Обществом, либо, как указывает КС, надо было раньше думать и прописывать в Уставе обязательное требование об одобрении увеличения УК ВСЕМИ участниками, вне зависимости от размера их долей, либо выкупать увеличение доли в двухмесячный срок, либо соглашаться на уменьшение своей доли.

Таким образом, возвращаясь к нашим участникам, про которых речь шла вначале, получается, что трое участников увеличили долю своего владения Обществом, а четвёртый товарищ остался с носом.

Весьма любопытно, что КС очень жёстко наехал в данном Постановлении на арбитраж, который по его мнению, живет прошлым веком и неправильно читает, и применяет закон об ООО. То есть последняя надежда маленьких участников рухнула и теперь те, кто побогаче и посильнее, будут принимать любые решения и с этим ничего нельзя поделать, ведь решения Конституционного суда окончательны и подлежат немедленному исполнению.

Вообще говоря, спор тут строго корпоративный и причём тут Конституция и ревностно охраняющий её суд, я не совсем понял. КС лучше бы с таким пылом защищал Конституцию, когда выборы губернаторов отменяли или Верховный суд с Высшим арбитражным объединяли.

Все, что вы хотели знать про размытие доли в стартапе

По многочисленным просьбам читателей объясняем про размытие долей. Автор текста — Светлана Малахова, кофаундер проекта «Я люблю ИП».

Как известно, когда вы привлекаете инвестиции в стартап, с каждым раундом ваша доля в нём уменьшается, и к экзиту можно прийти с 25-ю % вместо 100 %. Конечно, это проблема только в том случае, если стартап через 5 лет стоит $1М или $500К, как говорит Игорь Мацанюк. Если же он стоит $500М или больше, то 25 % это вполне себе хорошая сумма. Тем не менее, важно с самого начала понимать, как именно размываются доли в стартапе и сколько может стоить ваша через 5 лет.

На эту тему есть хорошая статья на TechCrunch Марка Састера (Mark Suster), дважды предпринимателя, а теперь венчурного инвестора и автора популярного блога о стартапах.

Итак, обычно всё начинается с посевных инвестиций, когда стартап привлекает $500K за 20 %

Компания оценивается в $2,5М, а у основателей остаётся 80 %.

Ангелы, основатели

На раунде А стартап привлекает $3М венчурных инвестиций ещё за 25%

При этом инвесторы потребуют от него наличие опционного пула для сотрудников. Размер пула может составлять от 10 до 20 %, и обычно он выдаётся за счёт основателей и существующих, а не новых инвесторов. То есть ваша доля и доля ваших бизнес-ангелов дополнительно размоется на 10—20 %.

Пул для сотрудников, раунд А

Но стартап продолжает развиваться и вот он уже готов к следующему раунду. Он привлекает ещё $8М за 25 % и теперь оценивается в $32М

При этом новые инвесторы увеличивают опционный пул для сотрудников (естественно, за счёт вас и прежних инвесторов), чтобы вы могли продолжать нанимать на работу лучших из лучших.

Пул для сотрудников, раунд В

На раунде C компания привлекает ещё $12М за 25 %, что увеличивает её post-money valuation до $48М

Не забываем про пул для сотрудников.

Пул для сотрудников, раунд С

Что же в итоге стало с долями?

Предположим, с компанией всё хорошо, и через 5 лет она продается за $48М. На выходе основатели заработают $12М. Основателей, оказывается, было четверо, поэтому каждый из них получит только по $3М, или $600К в год до вычета налогов. Налоги в США составляют от 15 до 42,5 % (у нас только 13 %), так что на руках у основателей может остаться всего $1,725М, или $345К в год.

И это при хорошем раскладе.

А что если ангелы возьмут 30 % вместо 20 %, а венчурные инвесторы в каждом раунде — 40 % вместо 25 %?

С тем же объемом инвестиций ($23,5М) компания будет выглядеть иначе. Она будет оцениваться в $30М, а ваша доля в ней составит 9 %.

А это всего на $700К больше, чем доля основателей в первом примере после привлечения посевных инвестиций. То есть после 5 лет в стартапе вы заработаете $135К в год. А при наличии у инвесторов преимущественных прав при ликвидации компании (liquidation preferences — прим. редакции) (то есть прав получить деньги в результате ликвидации компании раньше всех остальных), вы можете сделать экзит в среднем за $20К в год… (Говорят же, что в стартап идут не за деньгами!)

Выводы:

  1. Больше всего доля размывается количеством основателей. Например, если у вас 2 кофаундера, то ваша доля уже размыта на 66 %. Так что лучше начинать стартап самому и приглашать кофаундеров за меньшие доли, когда стартап уже начнёт работать.
  2. Условия, о которых вы договоритесь с венчурными инвесторами, могут сильно повлиять на то, сколько денег вам в итоге удастся заработать. Поэтому внимательно изучайте term sheet, наймите юриста или хотя бы прочитайте книгу Привлечение инвестиций в стартап (рекомендую английский вариант Venture Deals… — прим. редакции)
  3. Менеджеры, которые приходят в стартап в самом начале и остаются в нём до самого конца, обычно зарабатывают больше всех. (Помните пулы, которые растут с каждым раундом?) А доли основателей, которые покинули стартап, со временем размываются больше всего.

Многие стартапы не знают, на каком этапе получения инвестиций стоит привлекать юристов и нужно ли делать это вообще. Советуем задуматься об этом всерьёз начиная с раунда А.

Дело в том, что бизнес-ангелы могут дать вам посевные инвестиции и в российское ООО, с которым всё более или менее понятно. А вот для привлечения венчурных инвестиций понадобятся совсем другие инструменты, которых в российском праве пока ещё нет или они не развиты. Именно поэтому венчурные инвесторы предпочитают заключать сделки по иностранному праву, чаще всего по английскому. Для этого контроль над компанией придётся передать иностранному холдингу, который, как правило, находится в одной из стран ЕС. Если к этому времени вы не сможете самостоятельно разобраться во всех тонкостях, то лучше обратиться к специалисту.

И ещё один универсальный совет: пообщайтесь со стартапами, которые уже привлекли инвестиции от этого ангела или фонда. Вряд ли они смогут раскрыть вам условия сделки, но наверняка подскажут, на что обратить внимание.

Размытие доли

Позавчера прочитал толковый пост от truevaluator по поводу оценки Газпрома и Сетей (https://smart-lab.ru/blog/473710.php). Но там прозвучала такая фраза «….Если менеджмент холдинга (Россети) будет настаивать на справедливой оценке, то дополнительная эмиссия может пройти по цене гораздо выше текущих (в любом случае не ниже номинала в 1 руб.). Размытие доли существующих акционеров, конечно, негатив…».

Почему при выкупе эмиссии по цене выше рыночной всегда начинается один и тот же разговор про размытие доли акционеров. Эта ситуация неоднократно возникала и возникает в электроэнергетике, где государство является мажоритарным акционером и где текущие рыночные цены многих акций ниже их номинальной стоимости.

Для финансирования крупных проектов проводится допэмиссия, которую выкупает государство. Поскольку законодательно установлено, что минимальной ценой размещения акций является их номинальная стоимость, то получается, что размещение и выкуп новых акций проводится по цене выше их текущей рыночной стоимости.

Но можно ли утверждать, что миноритарий несет при этом потери?

Говорить о том, что его доля размывается можно только имея в виду его долю в управлении обществом. Любое размещение акций в пользу одного акционера ведет к размытию доли остальных. Однако, миноритария по определению не интересует доля в управлении, он в нем не участвует. Его интересует только дивиденды и стоимость принадлежащих ему акций. Но если выкуп эмиссии происходит по цене выше чем рыночная котировка, то стоимость активов (имущества) приходящегося на оду акцию возрастает и превышает текущую рыночную стоимость. По идее котировки после таких событий должны расти, чтобы прийти в соответствие с повышением стоимости доли имущества на одну акцию. На практике же, это часто служит основанием для игры на понижение.

Я всегда воспринимал крики об очередном ограблении миноритария как способ манипулирования рынком. Но может я в чем-то ошибаюсь?

В прошлой рассылке мы рассказали Вам об имущественных правах супругов на доли в бизнесе. Супруг и даже бывший супруг имеет имущественные права на долю (акции) в юридическом лице. Однако, что на счет прав «второй половинки» на участие в управлении организацией?
Положения Семейного и Гражданского кодексов РФ о совместной собственности не предоставляет управленческих прав в корпорации только лишь в силу брачных уз с участником или акционером. Специальные законы (ФЗ «Об ООО», ФЗ «Об АО» и другие) также не позволяют участвовать супругам в управлении обществами ни в каком виде.
Но управленческие решения могут серьезно влиять на имущественные права участников общества, например, изменить соотношение долей между участниками. Для этого не обязательно продавать долю. Достаточно изменить размер уставного капитала. Фактически, череда корпоративных действий может привести к «размыванию» и обесцениванию доли. Поэтому зачастую супруги, особенно бывшие, стараются оспорить решения общих собраний, которые, по их мнению, привели к нарушению их прав.
Любое уменьшение удельного размера доли в уставном капитале участников бизнеса оказывает существенное влияние на имущественные права участника, а также на «вес» его голоса при принятии решений. Прежде всего, это происходит в случае увеличения уставного капитала за счет вклада третьего лица или дополнительного вклада участника.
Естественно, супруги (бывшие супруги), чьи имущественные права изменились стараются этому воспрепятствовать.
Так, однажды в Москве между бывшими супругами возник конфликт по поводу совместно нажитого имущества. Супруга решила оспорить решение об увеличении уставного капитала с последующей передачей ей доли в ООО. Дело в том, что уже после развода бывший муж и его партнер приняли решение об увеличении уставного капитала в ООО за счет вклада нового участника. В результате доля в ООО бывшего мужа уменьшилась с 50% до 1%. Жена посчитала, что это нарушило ее права и законные интересы на совместное имущество – долю в ООО. Первая инстанция ей отказала, но апелляционная поддержала, посчитав, что уменьшение размера имущественных прав является достаточным основанием, чтобы оспорить управленческое решение (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.10.2013 № 09АП-34387/2013 по делу № А40-30883/2013).
В конечном итоге суд кассационной инстанции (Постановление ФАС Московского округа от 12.05.2014 № Ф05-16788/13 по делу № А40-30882/13) отменил решение 9 ААС и отказал супруге в требовании о восстановлении корпоративного контроля, указав, что: 1) на момент принятия общим собранием участников ООО решения об увеличении размера уставного капитала общества и о приеме в состав его участников третьего лица истица участником общества не являлась; 2) судебное решение о признании за истицей права на долю состоялось после принятия обществом решения об увеличении уставного капитала и о включении в состав участников общества третьего лица, причем данное решение не было никем оспорено в установленном законом порядке.
Подводя итог, суд отметил: размер доли существенно уменьшился, но уставный капитал был увеличен в соответствии со всеми требованиями закона. Действия мужа были признаны добросовестными.
Увеличение уставного капитала может быть осуществлено и за счет вкладов действующих партнеров супруга. И этот факт также не будет основанием для признания уменьшения доли незаконным.
В Сахалинской области жена решила оспорить увеличение уставного капитала за счет вкладов бизнес-партнеров своего мужа, так как размер принадлежащей семье доли в процентном выражении существенно уменьшился — с 1/3 до 2/105. Основным доводом жены было то, что доля является совместными имуществом и поэтому муж должен спрашивать разрешение на любое ее изменение. Но суды всех инстанций четко отграничили область, где мнение супруги имеет значение, указав, «что к совместной собственности супругов относится лишь стоимость вклада в уставной капитал, но не участие в делах общества» (Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 27.08.2014 № 05АП-9860/2014 по делу № А59-850/2013).

Однако, если в суде будет доказано, что супруг действовал недобросовестно, то увеличение капитала может быть признано незаконным. Так в Постановлении Президиума ВАС РФ от 21.01.2014 № 9913/13, суд отменил решения нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение, тем самым поддержал наследников мужа, которые оспаривали включение в состав ООО третьего лица с последующей передачей ему доли. В данном случае имели место недобросовестные действия супруги, которые заключались в передаче доли третьему лицу с использованием череды сделок: увеличение уставного капитала за счет введения третьего лица, выход из общества и перераспределение доли вышедшего участника в пользу третьего лица. То есть бывшая супруга решила передать долю без согласия бывшего мужа и, впоследствии, его наследников, используя процедуру увеличения капитала и выход из общества.

Проанализировав судебную практику, мы можем сделать следующий вывод: управленческие решения (прежде всего, изменение уставного капитала) могут быть оспорены в исключительных случаях, а именно когда носят недобросовестный характер и имеют единственную цель — отчуждение доли.

При этом недобросовестность действий должна доказать та сторона, которая стремится обжаловать управленческие решения.
Увеличение уставного капитала будет признано недействительным, если будет доказано, что на самом деле имеет место отчуждение доли без согласия супруга (бывшего супруга) либо исключительно в целях уменьшить («размыть») его долю.
В данном случае для суда имеет значение прежде всего два факта:

  1. Новый участник должен быть реальным самостоятельным лицом. Увеличение уставного капитала не должно быть фикцией. Новый партнер должен реально участвовать в юридическом лице.
  2. Супруг (бывший супруг) должен сохранить участие в обществе.

Если супруг (бывший супруг) вышел из общества — это будет явным признаком того, что на самом деле имеет место отчуждение доли.
Законно принятое корпоративное решение не может быть оспорено супругом (бывшим супругом) независимо от последствий данного решения (см., например, Постановление ФАС Поволжского округа от 23.05.2013 по делу № А55-29316/2012, Постановление Одиннадцатого ААС от 21.02.2013 по делу №А55-29316/2012 и др.).
Человек в разных ситуациях и в разном окружении играет разные социальные роли: здесь он руководитель или собственник компании, а здесь – муж или жена и т.д. Вместе с тем, все стороны человеческой жизни взаимосвязаны, а потому конфликты и проблемы в одной области могут с легкостью перетечь во все остальные сферы жизни личности. Остановить этот процесс – задача для мудреца. Но вот нивелировать некоторые последствия влияния семейных неурядиц на бизнес нам под силу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *