Размер ставки рефинансирования

  • автор:

Центральный банк принял решение публиковать ожидаемую траекторию ключевой ставки. До этого регулятор опасался, что рынок будет воспринимать ее как обязательство, а не как прогноз Читать в полной версии Фото: Евгений Биятов / РИА Новости

Банк России принял решение расширить свой макроэкономический прогноз — он будет публиковать траекторию ключевой ставки, говорится в проекте «Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики», который разработал ЦБ.

«Для повышения прозрачности и четкости коммуникации относительно перспектив денежно-кредитной политики Банк России планирует начать публикацию траектории ключевой ставки в рамках своего макроэкономического прогноза», — сказано в документе. Форматы такой коммуникации Банк России выработает в ближайшей перспективе.

ЦБ с 2015 года проводит политику таргетирования инфляции — удержания ее близ цели в 4%. Разъяснение принятых решений и намерений в отношении будущих действий — один из инструментов управления инфляционными ожиданиями. Но решения регулятора не всегда были понятны рынку. В среднем за период с января 2015 года по сентябрь 2018 года аналитики верно прогнозировали решения совета директоров ЦБ в 65% случаев, подсчитали аналитики «ВТБ Капитала» в статье для журнала ЦБ «Деньги и кредит». Для сравнения: в Новой Зеландии этот показатель равен 90%.

Зампред ЦБ Алексей Заботкин сообщил журналистам, что публикация макроэкономического прогноза в более развернутом формате планируется в следующем году и в него, «вполне возможно, войдет и прогнозная траектория ключевой ставки». В качестве аналогов ЦБ рассматривает уже используемые другими центральными банками форматы траекторий ключевой ставки, сказал Заботкин, но конкретный формат, в пользу которого склоняются члены совета директоров ЦБ, он называть не стал.

Виды коммуникаций

Первым прогнозы по ключевой ставке еще в 1997 году стал публиковать Центральный банк Новой Зеландии. ФРС США начала представлять прогноз по ставке в 2012 году.

Теоретически такая коммуникация делится на «дельфийскую» и «одиссеанскую»: первый тип — это обычное прогнозирование центробанком своих вероятных действий, второй — взятие на себя обязательств относительно своих будущих действий. Но сейчас на практике ни один центробанк мира не принимает на себя твердых обязательств относительно будущих уровней ставки, отметил в обзоре 2015 года ЦБ Нидерландов.

Часть центробанков, например Норвегии или Швеции, подчеркивает, что их ожидаемые траектории ставки — это прогнозы, а не обещания. Это делается, чтобы рынок не вкладывал в эти цифры неверных трактовок: прогноз в отличие от обещания может измениться, если изменились обстоятельства.

Помощник управляющего ЦБ Новой Зеландии Кристиан Хоксби выделял три ключевых плюса от публикации таких прогнозов: предоставление людям и компаниям большей информации, которая помогает принимать более осознанные экономические решения; управление ожиданиями относительно средне- и долгосрочных ставок в экономике; способствование пониманию того, как и почему меняются ожидания ЦБ в зависимости от поступления новой информации. Однако он отмечал, что у такого подхода есть и потенциальные недостатки: публикация прогнозов по ставке может давать рынку «ложное ощущение точности» со стороны ЦБ, в то время как в реальности «в любом прогнозе заложены неопределенности, из-за которых экономика почти всегда развивается не так, как мы ожидаем».

Чем поможет публикация прогноза

В последние годы ЦБ неоднократно с опасением высказывался о возможности публикации траектории ставки из-за того, что участники рынка могут воспринимать ее как обязательство установить ставку на тех уровнях, которые прописываются в прогнозе. Еще в июле зампред ЦБ Алексей Заботкин, курирующий денежно-кредитную политику, в интервью Reuters подтвердил, что эти опасения сохраняются.

Инициатива ЦБ «действительно улучшит коммуникацию, и это особенно важно, когда вы находитесь вблизи равновесия, потому что именно вблизи равновесия неопределенность для рынка относительного будущих действий ЦБ максимальная», пояснил РБК экономист «ВТБ Капитала» по России и СНГ Александр Исаков. По его словам, в международном опыте есть три способа показать неопределенность прогноза: предоставить несколько траекторий, которые соответствуют нескольким сценариям, опубликовать интервалы вокруг прогноза, а также при первой публикации траектории показать набор архивных прогнозов.

«Так поступил Национальный банк Чехии. Они, когда в первый раз опубликовали прогноз, сопроводили его графиком фактической ключевой ставки и наложили траекторию собственных прогнозов за предыдущие пять лет. Естественно, прогнозные траектории с фактическими не совпадают, потому что события, которые влияли на решения, формировались неожиданно», — привел пример Исаков.

Опасения относительно неверной интерпретации прогноза как обязательства не находят подтверждения в международной практике, замечает экономист. «Фактически в мире невозможно найти примера, когда рынки действительно восприняли бы прогноз как обязательство. Скорее ЦБ борется с обратной проблемой — того, что их коммуникация не воспринимается рынками в полной мере», — указывает Исаков. Например, обещание ФРС поддерживать низкие ставки хронически воспринимается рынками как очень краткосрочное обязательство.

Новая информация была бы полезной, считает и главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова, вряд ли она будет восприниматься как обещание. «Может быть, ЦБ будет предоставлять факторы, на которые члены совета директоров будут опираться, принимая решения», — не исключает она. Проекции ключевых ставок нужно воспринимать с определенной долей скепсиса, но в любом случае «они дают полезную информацию о взглядах ЦБ и о том, как он реагирует на изменения экономических индикаторов», сказала РБК экономист по развивающимся рынкам американской управляющей компании VanEck Наталья Гурушина.

Решение ЦБ «переведет дискуссию по поводу будущего движения ставки на другой уровень, мотивирует аналитиков пробовать и свои модели прогнозирования ставки», рассуждает заместитель главного экономиста Института международных финансов (IIF) Элина Рыбакова. «Но, конечно, на первых порах это может вызвать определенную дезориентацию, поскольку совет директоров ЦБ и сам будет адаптироваться к новому формату», — предупреждает она.

В период пандемии ЦБ уже расширил коммуникацию с рынком: глава регулятора начала проводить еженедельные пресс-конференции (позднее на фоне стабилизации ситуации в экономике они были отменены). Регулятор также стал проводить пресс-конференции председателя после каждого решения совета директоров ЦБ насчет ключевой ставки, хотя в прошлом Эльвира Набиуллина делала публичные заявления только после опорных заседаний.

ЦБ в последнее время последовательно смягчает денежно-кредитную политику — в июле опустил ставку до нового исторического минимума в 4,25%. Более того, в июне он пошел на нетипичный для себя шаг, снизив ее сразу на 1 п.п., а не на 0,25 или 0,5 п.п. Это решение было не совсем понятным, считает Орлова: при нынешней экономической ситуации ЦБ, возможно, не всегда успевает упомянуть новые факторы в ходе коммуникации с рынком. Заботкин уточнил на пресс-конференции, что ЦБ в базовом сценарии ожидает сохранения мягкой ДКП в 2021 году с постепенным возвратом к нейтральной политике во второй половине прогнозного периода, то есть в 2022–2023 годах.

Совет директоров Банка России 23 октября 2020 года принял решение сохранить ключевую ставку на уровне 4,25% годовых. Инфляция складывается в соответствии с прогнозом Банка России и по итогам 2020 года ожидается в интервале 3,9–4,2%. Происходит ухудшение эпидемиологической обстановки в мире и в России. Ситуация на внешних финансовых и товарных рынках остается неустойчивой, возможно сохранение повышенной волатильности и в ближайшее время, в том числе с учетом геополитических факторов. Инфляционные ожидания населения и предприятий выросли, что во многом связано с курсовой динамикой. На среднесрочном горизонте дезинфляционные риски по-прежнему преобладают, однако действие краткосрочных проинфляционных факторов несколько усилилось. По прогнозу Банка России, в условиях проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция составит 3,5–4,0% в 2021 году и будет находиться вблизи 4% в дальнейшем.

При развитии ситуации в соответствии с базовым прогнозом Банк России будет оценивать целесообразность дальнейшего снижения ключевой ставки на ближайших заседаниях. Банк России будет принимать решения по ключевой ставке с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели, развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков.

Динамика инфляции. Инфляция складывается в соответствии с прогнозом Банка России и по итогам 2020 года ожидается в интервале 3,9–4,2%. На динамику потребительских цен влияют разнонаправленные факторы: прежде всего это, с одной стороны, произошедшее ослабление рубля, с другой — более медленное восстановление внутреннего спроса по сравнению с летними месяцами. В этих условиях в сентябре годовая инфляция увеличилась до 3,7% (после 3,6% в августе), и, по оценке на 19 октября, она составила 3,8%. Показатели текущего темпа роста потребительских цен, отражающие наиболее устойчивые процессы ценовой динамики, по оценкам Банка России, находятся вблизи 4% в годовом выражении.

Инфляционные ожидания населения и предприятий выросли, что в основном связано с курсовой волатильностью. В то же время ожидания профессиональных аналитиков относительно инфляции на год вперед несколько ниже 4%, что отражает преобладание дезинфляционных факторов. На более длинном горизонте их ожидания заякорены вблизи 4%.

Сохраняющееся отклонение экономики вниз от потенциала создает дезинфляционное давление. Оно может усилиться в условиях ухудшения эпидемиологической ситуации. Вместе с тем ранее принятые решения о существенном снижении ключевой ставки и проводимая мягкая денежно-кредитная политика ограничивают риски значительного отклонения инфляции вниз от цели в 2021 году. По прогнозу Банка России, в условиях проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция составит 3,5–4,0% в 2021 году и останется вблизи 4% в дальнейшем.

Денежно-кредитные условия в целом смягчились с момента предыдущего заседания Совета директоров Банка России. Кредитные и депозитные ставки преимущественно снижались, продолжилось расширение кредитования. Доходности ОФЗ на более длинных сроках уменьшились в условиях некоторой стабилизации ситуации на финансовых и товарных рынках, сохраняясь вблизи уровней середины текущего года. Наряду со снижением ключевой ставки значительное влияние на процентные ставки и динамику кредитования оказывают льготные программы Правительства и Банка России, а также регуляторные послабления. При принятии решений по ключевой ставке Банк России будет оценивать, насколько прекращение действия указанных антикризисных мер будет влиять на денежно-кредитные условия.

Ввиду существенного снижения процентных ставок происходит адаптация финансовых институтов, предприятий и граждан к изменению условий на финансовом рынке. Продолжается подстройка сберегательных моделей, в том числе перераспределение средств между различными инструментами финансового рынка. Необходимо время, чтобы этот процесс проходил плавно, без создания рисков для граждан, предприятий и финансовых организаций.

Экономическая активность. Оперативные индикаторы экономической активности указывают на замедление восстановительного роста российской экономики, что во многом связано с динамикой внутреннего спроса. Ухудшение эпидемиологической обстановки негативно отражается на настроениях населения и бизнеса, что может повлиять и на спрос, и на предложение. Это может иметь как дезинфляционные, так и проинфляционные эффекты. Однако дезинфляционное давление, вызванное более слабым спросом, будет преобладать. С учетом этого фактора и данных за II–III кварталы Банк России пересмотрел вниз прогноз потребительского и инвестиционного спроса по итогам 2020 года. Вместе с тем в целом в 2020 году российская экономика, по оценке Банка России, сократится на 4,0–5,0%, что несколько меньше, чем предполагалось в июльском прогнозе. Это преимущественно связано с менее значительным, чем ожидалось, сокращением экспорта.

В 2021 году прогнозируется восстановительный рост российской экономики на 3,0–4,0%. В 2022–2023 годах ВВП, по прогнозу, вырастет на 2,5–3,5 и 2,0–3,0% соответственно. На траекторию экономического роста значимое влияние будут оказывать предстоящая бюджетная консолидация, развитие ситуации с пандемией коронавируса в России и в мире, а также характер восстановления частного спроса в условиях возможного изменения поведения населения и бизнеса. Реализованное снижение ключевой ставки продолжит оказывать поддержку экономике как в текущем, так и в следующем году.

Инфляционные риски. В среднесрочной перспективе дезинфляционные риски по-прежнему преобладают над проинфляционными, хотя на краткосрочном горизонте проинфляционные риски несколько возросли.

Дезинфляционные риски для базового сценария в основном связаны с дальнейшим развитием ситуации с пандемией коронавируса в России и в мире, масштабами возможных мер борьбы с ней и их влиянием на экономическую активность, а также скоростью восстановления мировой и российской экономики. Сдерживающее влияние на динамику инфляции могут также оказать устойчивые изменения в предпочтениях и поведении населения, в том числе возможное устойчивое повышение склонности к сбережению.

Краткосрочные проинфляционные риски в первую очередь связаны с усилением волатильности на глобальных рынках, в том числе под влиянием различных геополитических событий, что может отражаться на курсовых и инфляционных ожиданиях. Повышательное давление на цены также могут оказывать временно сохраняющиеся затруднения в производственных и логистических цепочках, а также дополнительные издержки предприятий, связанные с защитой работников и потребителей от угрозы распространения коронавируса.

Сохраняется неопределенность относительно долгосрочных структурных последствий пандемии коронавируса для российской и мировой экономики, в частности масштаба снижения потенциала российской экономики. Значимое влияние на потенциал глобального роста также могут оказывать геополитические факторы, в том числе обострение торговых противоречий. Масштаб отклонения российской экономики от потенциала в свою очередь является определяющим фактором для среднесрочной динамики инфляции.

На среднесрочную динамику инфляции значимо влияет бюджетная политика. В базовом сценарии Банк России исходит из траектории бюджетной политики, отраженной в проекте Основных направлений бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов.

При развитии ситуации в соответствии с базовым прогнозом Банк России будет оценивать целесообразность дальнейшего снижения ключевой ставки на ближайших заседаниях. Банк России будет принимать решения по ключевой ставке с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели, развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков.

По итогам заседания Совета директоров по ключевой ставке 23 октября 2020 года Банк России опубликовал среднесрочный прогноз.

Следующее заседание Совета директоров Банка России, на котором будет рассматриваться вопрос об уровне ключевой ставки, запланировано на 18 декабря 2020 года. Время публикации пресс-релиза о решении Совета директоров Банка России — 13:30 по московскому времени.

Ключевая ставка была обозначена как инструмент денежно-кредитной политики в сентябре 2013 года. Ключевая ставка устанавливается Центральным банком Российской Федерации в целях оказания воздействия на уровень процентных ставок, складывающихся в экономике страны. По существу, это ставка, по которой Банк России кредитует коммерческие банки.

В январе 2016 года ЦБ РФ ставка рефинансирования была скорректирована до уровня ключевой ставки.

История изменения ключевой ставки:

– 13.09.2013 установлена в размере 5,5% годовых;

– 01.03.2014 повышена до 7% годовых;

– 25.04.2014 повышена до 7,5% годовых;

– 25.07.2014 повышена до 8% годовых;

– 31.10.2014 повышена до 9,5% годовых;

– 11.12.2014 повышена до 10,5% годовых.

В ночь с 15 на 16 декабря 2014 года ЦБ принял решение поднять ключевую ставку на 6,5 процентных пунктов — до 17% годовых. Далее ставка менялась следующим образом:

– 02.02.2015 снижена Банком России до 15% годовых;

– 16.03.2015 снижена до 14% годовых;

– 30.04.2015 снижена до 12,5% годовых;

– 16.06.2015 снижена до 11,5% годовых;

– 03.08.2015 снижена до 11% годовых;

10 июня 2016 года Банк России принял решение снизить ключевую ставку до 10,5% годовых, затем ставка постепенно снижалась до марта 2018 года:

– 16.09.2016 снижена до 10% годовых;

– 24.03.2017 снижена до 9,75% годовых;

– 02.05.2017 снижена до 9,25% годовых;

– 19.06.2017 снижена до 9% годовых;

– 18.09.2017 снижена до 8,5% годовых;

– 27.10.2017 снижена до 8,25% годовых;

– 15.12.2017 снижена до 7,75% годовых;

– 09.02.2018 снижена до 7,5% годовых;

– 23.03.2018 снижена до 7,25% годовых;

— 17.09.2018 повышена до 7,5% годовых;

— 14.12.2018 повышена до 7,75% годовых.

Как снижались ставки по вкладам и кредитам с изменением ключевой ставки

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *