Раздел долговых обязательств супругов

  • автор:

Верховный суд сказал, что не все такие долги при разводе должны делиться пополам. Также Верховный суд растолковал, кто из бывших супругов должен доказывать, пошли ли заемные деньги на нужды семьи или нет.

Раздел нажитого в браке имущества — тема не новая, но всегда актуальная. Тем более что в связи с изменением жизни общества проблемы дележа добра, нажитого гражданами, постоянно меняются. Люди стали жить, с одной стороны, зажиточнее, у них появилось в случае распада брака больше делимого имущества. С другой стороны, трудно найти сегодня семью, не отягощенную всевозможного рода займами — просто кредитами, долгами перед знакомыми или ипотекой. В этом случае общеизвестное правило раздела при разводе — все пополам, — как оказалось, не работает.

Закон допускает существование у каждого из супругов собственных обязательств. В том числе — долговых

Ситуация, которую пересматривал Верховный суд, была самой что ни на есть распространенной — раздел, который бывшие супруги сами произвести не смогли и попросили сделать это суд.

А началось все с того, что в Карелии гражданка попросила районный суд разделить все, что они нажили с мужем в шестилетнем браке. В списке того, что дама просила поделить, оказались не только трехкомнатная квартира, машина, мебель и бытовая техника, но и долг по кредиту.

Квартиру истица попросила поделить так — две трети стоимости жилья истица заплатила из своих средств, которые у нее были до брака, поэтому посчитала, что ей полагается соответственное количество квадратных метров. А совместно они оплатили одну треть квартиры — ее и надо поделить пополам. Мебель и технику суд должен отдать ей, а половину этого она обещала отдать бывшему мужу деньгами. Невыплаченный же кредит истица попросила поделить ровно пополам.

Бывший муж подал встречный иск — автомобиль и квартиру поделить пополам, а кредит не делить, так как брала его бывшая супруга для себя. Районный суд поделил квартиру и отдал большую часть жене, мебель и технику тоже ей, машину — мужу. Кредит посчитал общим и поделил пополам. Верховный суд Карелии с решением коллег не согласился. С бывшего мужа в пользу жены апелляция решила взыскать разницу присужденного имущества и кредит. Пересмотрев дело, Верховный суд РФ заявил, что ошибки сделали и районный, и республиканский суды. Вот как рассуждала Судебная коллегия по гражданским делам ВС.

Кредит, судя по одному из пунктов договора, был взят в банке «на цели личного потребления». Райсуд основывался на семейном законодательстве. По этому законодательству «установлена презумпция возникновения денежных обязательств в период брака в интересах семьи». Если бывший муж с таким утверждением не согласен, то пусть докажет обратное. Райсуд в решении так и записал — раз экс-супруг не представил доказательств, что кредитные деньги жена использовала на личные нужды, то будем считать, что они ушли на семью. А, значит, возвращать их должны оба супруга. Апелляция с таким утверждением согласилась. А вот Верховный суд РФ — нет. Он напомнил, что по Семейному кодексу(статья 39) при разделе общего имущества и определении долей в этом имуществе, доли супругов признаются равными, если не было на этот счет специального договора. Общие долги супругов распределяются между ними пропорционально присужденным им долям. А еще Семейным (статья 35) и Гражданским ( статья 253) кодексами установлена презумпция согласия одного супруга на действия другого по распоряжению общим имуществом. Но положения о том, что такое согласие предполагается и в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств перед третьими лицами, действующее законодательство не содержит.

Более того, 45-я статья Семейного кодекса говорит, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено только на имущество этого супруга. Закон допускает наличие у каждого из супругов собственных обязательств.

Из всего сказанного Верховный суд делает вывод — в случае заключения одним из супругов договора займа или «совершения иной сделки, связанной с возникновением долга», такой долг может быть признан общим только в строго определенных случаях. Если есть обстоятельства, вытекающие из 45-й статьи Семейного кодекса. А бремя доказательств этих обстоятельств лежит на той стороне, которая требует распределить долг. Для распределения долга между супругами (статья 39 Семейного кодекса) долговое обязательство должно являться общим. То есть возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо быть обязательством одного из супругов, по которому все полученные деньги были потрачены на нужды семьи.

Верховный суд подчеркнул — юридически значимым обстоятельством в нашем деле было выяснение вопроса — действительно ли кредит, полученный супругой, был потрачен на нужды семьи? Без выяснения этого вопроса спор разрешить невозможно. Еще Судебная коллегия ВС заметила — если истица была заемщиком, то именно она должна была в суде доказать, что возникновение долга произошло по инициативе мужа и жены и в интересах семьи. А все полученные деньги ушли на семью. Но карельские суды бремя доказательств, что деньги супруга потратила на себя, возложили на мужа. А это противоречит нашему законодательству, заметил Верховный суд. Местные суды, признав долг по кредиту общим, решили взыскать с ответчика половину суммы долга, включая непогашенную часть. Хотя закон о том, что при разделе общего добра учитываются и общие долги, не говорит о правовых основаниях взыскивать с супруга невыплаченную задолженность. Возникшие в браке обязательства по кредитам, исполнять которые после развода будет один из них, можно компенсировать другому, передачей ему в собственность часть имущества, сверх того, что ему полагается по закону. Если имущества нет, то супруг-заемщик вправе требовать от второго супруга компенсации соответствующей доли фактически уже сделанных им выплат по кредиту. По другому нельзя, заметил ВС, так как второй супруг при другом раскладе окажется в заведомо неблагоприятной ситуации. Ведь именно такой подход соответствует 39-й статье Семейного кодекса.

Все дележи местных судов Верховный суд отменил и велел пересмотреть спор с учетом своих разъяснений.

УДК 347.626

ОСОБЕННОСТИ РАЗДЕЛА ДОЛГОВЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ СУПРУГОВ

Н. С. Щеглова

FEATURESOFDEVIDING SPOUSES’ COMMUNITYDEBT

N. S. Shcheglova

В настоящей статье рассматривается один из актуальных вопросов частноправовых отношений — особенности раздела долгов в составе общего имущества супругов. Автор акцентирует внимание на общем диспозитивном начале в регулировании имущественных отношений супругов, что дает им право и делает целесообразным регулирование основных вопросов формирования и прекращения, в том числе раздела общего имущества посредством заключения брачного договора. Применительно к ситуации возникновения споров о разделе имущества автором освещается ряд практических вопросов. В рамках исследования предлагаются механизмы защиты прав добросовестного супруга при разделе общих пассивных обязательств.

Ключевые слова: общее имущество супругов, общие долги супругов, брачный договор, раздел общего имущества супругов, имущество каждого из супругов, личные обязательства супругов.

Правовое регулирование имущественных отношений в семье как первостепенном институте построения общества заслуживает большого внимания. В основе всех семейных отношений, личных и имущественных, лежит взаимное желание людей к совместному устройству жизни на основе доверия и взаимоуважения. Эти факты находятся вне рамок закона, но получают в нем юридическое закрепление, что обусловлено их особой значимостью как для отдельных граждан, так и для общества в целом. Личные супружеские отношения, естественно, не подвержены правовому регулированию в такой степени, как отношения имущественные . Не вызывает сомнения тот факт, что именно имущественные отношения признаются основной составляющей семьи с позиции правового регулирования.

В настоящее время семейное законодательство применительно к отношениям, возникающим между супругами по поводу совместного имущества, устанавливает два возможных правовых режима имущества: законный и договорный.

Супругам предоставлено право самим выбирать с учетом своих интересов режим правового регулирования владения, пользования и распоряжения собственностью, приобретенной в браке. Другими словами, лица, состоящие в браке, должны решить, будут ли они строить свои имущественные отношения на основе соответствующих норм Семейного кодекса РФ или урегулируют их с помощью брачного договора .

Институт брачного договора внес в семейное право необходимую при сложных социальных связях гибкость; супруги по своей воле могут выбрать тот имущественный режим, который, с их точки зрения, больше всего будет способствовать реализации их имущественных интересов. При этом в брачном договоре возможно использование как законного, так и договорного режима совместно нажитого имущества в браке. Например, в договоре можно указать, что на отдельные виды имущества будет распространяться законный режим .

Однако в настоящее время более сложным с практической точки зрения является урегулирование семейных отношений посредством правил, предусмотренных законодателем. Под законным режимом имущества супругов понимается режим их общей совместной собственности, установленный нормами гражданского и семейного законодательства. Законный режим имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное.

Семейный кодекс РФ достаточно подробно регламентирует разграничение видов имущества, относящихся к общей совместной собственности супругов, а также к личному имуществу каждого из них. Раздел активов супругов при расторжении брака также не вызывает острой дискуссии в науке в связи с подробной регламентацией данного института как в нормах закона, так и в принятых к нему разъяснениях высших судебных инстанций .

Однако отечественное семейное законодательство в полной мере не раскрывает сущность института раздела общих обязательств супругов. Семей-

ный кодекс РФ в п. 3 ст. 39 предусматривает, что долги распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям в ином имуществе.

Согласно п. 2 ст. 34 Семейного кодекса РФ, разделу подлежит прежде всего совместно нажитый супругами актив: банковские вклады и иные сбережения, движимые и недвижимые вещи, права требования, права участия и т. д. Совместные обязательства распределяются между супругами исходя из их долей в ином имуществе. Из обозначенной нормы можно сделать вывод, что законодатель не учитывает долговые обязательства супругов в качестве самостоятельного предмета раздела. Тем не менее на практике все чаще встречаются примеры раздела долговых обязательств супругов, обусловлено это в большей мере широким распространением кредитования.

Открытым является вопрос о том, может ли повлиять решение суда о разделе общего имущества супругов на содержание обязательства одного из супругов перед его кредитором.

Согласно ст. 34 Семейного кодекса РФ, имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, однако данное положение не распространяется на их обязательства (долги). Законодатель при разрешении данного вопроса поставил на первое место цель заключения одним из супругов кредитного договора: использовалась ли полученная сумма на нужды семьи? Так как в большинстве случаев требование о разделе обязательств заявляет тот из супругов, который является заемщиком, то в силу пункта 1 ст. 56 ГПК РФ именно он и обязан доказывать, что все полученное по данному обязательству было использовано на нужды семьи и спорный долг является общим .

Статьей 307 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие имущественного характера (выполнить работу, уплатить деньги и т. п.) либо воздержаться от определенного действия. Следовательно, кредитору противостоит конкретный должник, который указан в кредитном договоре, долговой расписке. Гражданским законодательством в данном случае не предусмотрено каких-либо исключений, в том числе и для должников, состоящих в браке, поскольку введение данных положений серьезно бы ухудшило положение кредитных организаций и вступило бы в противоречие с общими положениями о договоре, закрепленными ГК РФ.

Состояние должника в браке не является основанием возникновения солидарного или долевого обязательства либо перевода на супруга, не являющегося заемщиком, части долга по кредитному договору . Но это не является препятствием для кредитора для реализации его права требования обращения взыскания на общее имущество супругов при недостаточности личного имущества супруга-должника, если будет доказано, что все полученное

по обязательству одним из супругов было использовано на нужды семьи .

В связи с тем, что судебный акт должен иметь преюдициальное значение, судебная практика на сегодняшний день идет по такому пути, что подобные решения, вынесенные судом без привлечения к участию в деле соответствующего кредитора, либо вопреки мнению последнего, как правило, отменяются вышестоящей судебной инстанцией при его обжаловании.

Актуальность вопроса раздела пассивов супругами обусловлена также и тем, что участники семейных споров все чаще злоупотребляют своими правами. Данная проблема имеет особую значимость в связи с тем, что нередко супруги фальсифицируют долговые документы в целях вывода более ценного имущества из совместной собственности в свою пользу посредством заемных расписок, оформленных, как правило, в пользу кого-либо из своих родственников или знакомых, тем самым недобросовестный супруг старается уменьшить общую стоимость совместно нажитого имущества, добиться с их помощью выгодного для себя распределения накопленных активов . Такое поведение со стороны недобросовестного супруга представляет собой ничто иное, как злоупотребление правом на получение доли в совместно нажитом имуществе.

Данное явление в свою очередь выступает фактором, дестабилизирующим правосудие и создающим серьезные препятствия для эффективного разрешения споров, защиты интересов добросовестного супруга, детей, а также третьих лиц.

В ст. 17 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года злоупотребление правом определяется как деятельность или действия, направленные на упразднение прав и свобод, признанных в Конвенции, или на их ограничение в большей мере, чем это предусматривается в Конвенции.

Согласно конституционному принципу, закрепленному в ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Дальнейшее развитие данная норма получила в ст. 10 ГК РФ, закрепившей аналог немецкой шиканы, -злоупотребления правом состоящего в использовании своего субъективного права с целью причинить вред иному лицу. Федеральный закон от 30.12.2012 года № 302-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации» дает более развернутое представление о злоупотреблении правом — осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

Пунктом 2 ст. 10 ГК РФ (в редакции, действовавшей на 1.01.2013 года) установлено и последствие такого злоупотребления: суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права. Развиваясь в материальном праве, в последнее время установление факта злоупотребления правом все чаще

становится основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований, примером чему могут служить руководящие разъяснения Пленума и Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ .

На основании вышеизложенного представляется необходимым применять последствия злоупотребления правом по аналогии с гражданским законодательством и при разрешении семейных споров,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Нормативные правовые акты

Специальная литература

4. Гришаев, С. П. Постатейный комментарий к Семейному кодексу РФ / С. П. Гришаев. -«Консультант Плюс» (дата обращения: 09.09.2013).

6. Мейер, Д. И. Русское гражданское право. Собрание сочинений в 2-х т. / Д. И. Мейер. — Ч. 2. — М.,

7. Чурилов, Ю. Развод и девичья фамилия? / Ю. Чурилов // ЭЖ-Юрист. — 2009. — № 29.

Акты судебных органов

8. О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 15(с послед. изм. и доп.). — «Консультант Плюс» (дата обращения: 10.06.2013).

9. О судебной практике по делам о наследовании: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 № 9 // Бюллетень Верховного Суда РФ. — 2012. — № 127.

10. О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве. Постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 // Вестник ВАС РФ. — 2012. — № 8.

12. Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации: информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 № 127 // Вестник ВАС РФ. -2009. — № 2.

13. О практике рассмотрения судами Кемеровской области гражданских дел в 2009 г. по кассационным и надзорным делам: справка Кемеровского областного суда от 24 февраля 2010 г. № 01-26/151. -«Консультант Плюс» (дата обращения: 10.06.2013).

в том числе и при разрешении вопросов о разделе совместно нажитого имущества, а именно: суд при установлении факта злоупотребления должен отказать недобросовестному супругу в защите принадлежащего ему права на долю в совместно нажитом имуществе.

Информация об авторе:

Щеглова Наталья Сергеевна — студентка юридического факультета КемГУ, cheglova@kemcity.ru.

Социально-политические науки

1’2013

4.8. РАЗДЕЛ ДОЛГОВЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ИПОТЕЧНЫМ КРЕДИТАМ МЕЖДУ СУПРУГАМИ В СУДЕБНОМ ПОРЯДКЕ

Нестерова Т.И., к.ю.н., доцент кафедры гражданского права и процесса МГУ им. Н.П.Огарева

Аннотация: В статье рассмотрены проблемы раздела долговых обязательств по ипотечным кредитам между супругами в судебном порядке.

Ключевые слова: долговые обязательства супругов, ипотечные кредиты, раздел долговых обязательств.

SECTION OF DEBT FOR MORTGAGE LOANS BETWEEN SPOUSES LAW COURT

Key words: debt obligations of spouses, mortgages, debt profile.

Порядок раздела общих долгов (долговых обязательств) между супругами урегулирован в законе кратко, что затрудняет формирование единообразной судебной практики по данной категории споров. Наибольшую сложность вызывают ситуации, когда общее долговое обязательство оформлено на одного из супругов.

Согласно требованиям ст.45 СК РФ по личным обязательствам супруги отвечают своим раздельным имуществом. При недостаточности этого имущества кредиторы вправе требовать выдела доли супруга-должника, которая причиталась бы ему при разделе общего имущества.

По общим обязательствам супругов, а также по обязательствам одного из них, если установлено, что все полученное по его обязательствам использовано на нужды семьи, взыскание обращается на общее имущество супругов.

Также п.3 ст.39 СК РФ устанавливает, что общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям.

Следовательно, при обращении супруга в суд с иском о разделе общих долгов (заемных, кредитных), суд, руководствуясь положениями ст.39 и 45 СК РФ, имеет право разделить любой долг между супругами и возложить на них обязанности по выплате долга кредитору (банку, гражданину-заемщику). Поскольку решение суда повлияет на права кредитора, несомненной является обязанность суда привлечь кредитора к участию в деле.

Однако анализ судебной практики позволил выявить различные варианты разрешения судами подобных дел.

1. В ряде дел суд учитывал наличие у супругов общих обязательств при распределении иного имущества. Ввиду этого долговые обязательства, возникшие в интересах семьи, обязанность погашения которых после расторжения брака лежит на одном супруге, компенсировались закреплением за таким супругом в собственность большей части общего имущества либо взысканием с другого супруга денежной компенса-ции.

Действительно, согласно требованиям абз.2 п.3 ст.38 СК РФ

при разделе общего имущества супругов суд по требованию супругов определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов. В случае, если

одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация. Таким образом, в целом такая позиция не противоречит действующему законодательству.

Если при рассмотрении судом соответствующего дела установлена возможность передачи супругу-заемщику большего по стоимости имущества или компенсации и другой супруг не возражает против такого распределения обязанностей, то подобное разрешение дела возможно, тем более что оно приведет к окончательному разрешению спора.

Однако применение данного подхода ко всем подобным искам представляется не совсем обоснованным, поскольку способствует неосновательному обогащению супруга-заемщика. Действительно, имущество (компенсация) передается ему в собственность единовременно, между тем обязанность по уплате долга часто носит длительный характер. Кроме того, при возложении обязанности по передаче имущества (или компенсации) необходимо существование этого имущества или возможности выплатить компенсацию. А поскольку супруги зачастую берут кредиты (займы) на длительный срок, это означает именно невозможность погасить его единовременно.

2. С супруга взыскивается определенная часть задолженности по кредитному договору, например, 1/2 остатка задолженности (по договору займа, кредитному договору) на момент прекращения брака между супругами, без учета суммы невыплаченных процентов — во избежание неосновательного обогащения супруга-заемщика в случае досрочного погашения креди-та.

Последствием подобного разрешения дел является то, что супруг, не являющийся заемщиком, вынужден единовременно выплачивать значительную денежную сумму, в то время как супруг-заемщик вправе погашать обязательство перед банком посредством внесения ежемесячных платежей, что опять-таки свидетельствует о неосновательном обогащении супруга-заемщика.

Кроме того, поскольку взыскивается основная сумма долга без учета процентов, очевидно, будет необходимым предъявление супругом-заемщиком исков о взыскании с другого супруга сумм выплаченных процентов.

Т.И. Нестерова

РАЗДЕЛ ДОЛГОВЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ИПОТЕЧНЫМ КРЕДИТАМ МЕЖДУ

СУПРУГАМИ В СУДЕБНОМ ПОРЯДКЕ

3. Суды выносят решение об отказе в удовлетворении требований о разделе между супругами обязанностей по кредитному договору со ссылкой на п.1 ст.391 ГК РФ, если банк не дал согласия на перемену должника в обязательстве по кредитному договору.

Действительно, согласно требованиям п.1 ст.391 ГК РФ перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора. И это справедливо, если речь идет о личном долге. Однако, во всех указанных случаях речь идет именно об общем долге обоих супругов, а не о личном долге, вследствие этого ст.391 неприменима. Например, долг перед банком по ипотечному кредиту на покупку квартиры для семьи, оформленный на одного из супругов, изначально обременяет обоих супругов. Поэтому ни о каком переводе долга речь не идет. Следовательно, данный подход судов свидетельствует о неправильном применении судами норм материального права.

4. Поскольку п.3 ст.39 СКРФ устанавливает, как уже отмечалось, что общие долги супругов при разделе общего имущества распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям, суд определяет долю супруга, не являющегося заемщиком, в общем долге, например, 1/2 доли в общем долге. Таким образом, при определении долей в общих долгах не производится раздел долга или замена должника в обязательстве, т.е. сам кредитный договор не изменяется. Определение доли каждого из них в общем долге устанавливает только обязанность бывшего супруга, не являющегося стороной кредитного договора, возместить другому супругу часть понесенных им или предстоящих для него расходов.

Поскольку заемщик в обязательстве не меняется, это будет означать, видимо, необходимость либо добровольной предварительной или последующей компенсации другим супругом заемщику выплачиваемых (выплаченных) сумм, либо предъявления соответствующего иска. Следовательно, спор не будет решен окончательно и потребует предъявления ряда дополнительных исков. Также супруги должны будут вести длительный учет выплаченных друг другом сумм основного долга и процентов.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

По нашему мнению, данные споры должны быть разрешены следующим образом.

Согласно требованиям ст.38, 39 СК РФ при разделе судом любого имущества суд обязан сначала определить доли супругов в этом имуществе, а затем выдать конкретные вещи (имущество) в счет этих долей. Суд при рассмотрении подобных исков сначала осуществляет раздел долга пропорционально долям супругов в общем имуществе, и на основании этих долей определяет конкретный размер задолженности каждого супруга по обязательствам в твердой денежной сумме согласно графику погашения платежей. Суду необходимо также в резолютивной части решения возложить на участвующего в деле кредитора обязанности по соответствующему переоформлению долговых документов.

Данный подход позволяет окончательно разрешить спор, не оставляет правовой неопределенности в отношениях между супругами и не требует подачи дополнительных исков.

Предложенный вариант не является бесспорным и единственно возможным, однако в условиях отсутствия недостаточного правого регулирования вышеуказанных отношений представляется наиболее подходящим.

Список литературы:

1. Официальный сайт Красноярского краевого суда: www.kraevoy.krk/subtf.ru. Дело № 33-4377/2010.

2. Официальный сайт Красноярского краевого суда: www.kraevoy.krk/subtf.ru. Дело № 33-4306/2010.

3. Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 6 октября 2010 г. № 33-6385/2010 // Бюллетень судебной практики Омского областного суда. 2010. № 3 (44).

4. Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Татарстан за второй квартал 2011 г. (по гражданским делам); Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Татарстан за второй квартал 2010 г. (по гражданским делам) // СПС «Гарант-Максимум»; Архив Кировского районного суда г. Красноярска. Дело № 2-645/2009.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *