Пророгационные и дерогационные соглашения

  • автор:

Международная подсудность

Под подсудностью понимают распределение между судами дел, подлежащих рассмотрению по первой инстанции, т. е. установление конкретного суда, который должен разрешить данное дело.

Международная подсудность – установление суда определенной страны, который должен разрешать данное дело.

Правовое регулирование вопросов подсудности определяется внутренним законодательством каждого государства. В том случае, если в споре участвуют лица разных государств, то действуют либо коллизионные нормы, либо международные договоры.

Существуют три основные системы определения подсудности:

  • франко-романская, в соответствии с которой определяющим фактором при выборе суда является гражданство стороны спора;
  • германская – подсудность определяется по месту жительства или пребывания ответчика, а в определенных законом случаях – истца;
  • англо-американская – подсудность определяется по месту присутствия ответчика.

В соответствии с Гражданским процессуальным кодексом РФ суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают дела с участием иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями, международных организаций исковые дела о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений.

Суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают дела, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.

В соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом РФ от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ правосудие в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности осуществляется арбитражными судами в Российской Федерации, образованными в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом, путем разрешения экономических споров и рассмотрения иных дел, отнесенных к их компетенции Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации и другими федеральными законами, по правилам, установленным законодательством о судопроизводстве в арбитражных судах.

В Арбитражном процессуальном кодексе говорится о следующем.

Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены законом, арбитражный суд применяет правила международного договора.

Арбитражный суд в соответствии с международным договором Российской Федерации, федеральным законом, соглашением сторон, заключенным в соответствии с ними, применяет нормы иностранного права. Данное правило не затрагивает действие императивных норм законодательства Российской Федерации, применение которых регулируется разделом VI Гражданского кодекса Российской Федерации.

При применении норм иностранного права арбитражный суд устанавливает содержание этих норм в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве.

Признание и обязательность исполнения на территории Российской Федерации судебных актов, принятых иностранными судами, иностранных арбитражных решений определяются международным договором Российской Федерации, федеральным законом.

ПРОРОГАЦИОННЫЕ УСЛОВИЯ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СДЕЛОК

Р.М. ХОДЫКИН
Ходыкин Роман Михайлович, аспирант кафедры международного частного и гражданского права МГИМО (Университета) МИД РФ.
Вводные замечания
В международном экономическом сотрудничестве большое распространение имеют соглашения об изменении общей подсудности спора, именуемые пророгационными соглашениями. В связи с предстоящим принятием нового Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представляется необходимым рассмотреть их юридическую природу и свойства.
Пророгационные соглашения — это соглашения сторон, которые не изымают спор из ведения государственных судов (в отличие от арбитражного соглашения), а лишь изменяют подсудность спора, насколько это допускается процессуальным законодательством. Н.И. Марышева указывает: «Соглашением можно отнести дело, подсудное российскому суду, к подсудности иностранного суда или договориться о рассмотрении российским судом дела, не относящегося к компетенции российских судов. Первый случай именуется дерогацией, второй — пророгацией» . В практике дерогационные соглашения встречаются нечасто, например, когда стороны указывают, что их споры не будут рассматриваться во французских судах. Чаще пророгационное соглашение, устанавливая forum prorogatum, исключает подсудность суда, определенного по общим правилам подсудности. В этом случае следует признать, что пророгационное соглашение имеет дерогационный эффект . В дальнейшем мы будем использовать термин «пророгационное соглашение» именно в таком смысле, а также будем использовать термины «юрисдикционное соглашение» или «соглашение о подсудности», не разграничивая их без необходимости на дерогационные и пророгационные.
———————————
Международное частное право: Учебник для вузов / Под ред. Н.И. Марышевой. М.: Юрид. фирма «Контракт»: Инфра-М, С. 465.
См. Лебедев С.Н. Признание пророгационных условий сделок в международной торговле // Советский ежегодник международного права. 1963. М.: Наука, 1965. С. 423.
Пророгационные соглашения необходимо отличать от арбитражных соглашений. С.Н. Лебедев указывает, что «едва ли будет правильно соглашение сторон об арбитражном (в терминологии российского законодательства — «третейском». — Р.Х.) разрешении споров рассматривать как обычное соглашение, например как пророгационное соглашение. Если пророгационное соглашение имеет в виду избрать тот или иной из существующих государственных судов, при арбитражном соглашении предполагается образование нового суда, суда третейского — совершенно отличного по своей природе от государственных судебных органов» . Именно потому, что арбитражные соглашения изымают спор из ведения государственных судов, они имеют отличную природу от пророгационных соглашений, которые лишь изменяют подсудность спора определенному государственному суду.
———————————
Лебедев С.Н. Международный торговый арбитраж. М.: Междунар. отношения, 1965. С. 31.
В гражданско — процессуальном аспекте арбитражные и пророгационные соглашения имеют одинаковый «дерогационный», или «негативный», эффект — изъятие конкретного спора из подсудности государственного суда, определенного в соответствии с общими правилами подсудности. Однако «пророгационный», или «позитивный», эффект у этих соглашений различен: у арбитражного соглашения — это возбуждение деятельности по рассмотрению гражданско — правовых споров в третейском суде , а у пророгационного — подчинение споров контрагентов юрисдикции определенного государственного суда .
———————————
См.: Минаков А.И. Арбитражные соглашения и практика рассмотрения внешнеэкономических споров. М.: Юрид. лит., 1985. С. 12.
См.: Лебедев С.Н. Признание пророгационных условий сделок в международной торговле // Советский ежегодник международного права. 1963. М.: Наука, 1965. С. 422 — 423.
О правовой природе пророгационных соглашений были высказаны следующие мнения.
1. Пророгационное соглашение есть материально — правовой договор, потому что заключается вне судебной процедуры, зачастую даже за пределами государства суда, к компетенции которого оно относит спор. Указывается также, что для пророгационного соглашения, как и для любого гражданско — правового договора, требуется совпадение воли сторон, его заключивших . Вряд ли можно согласиться с этой точкой зрения лишь на том основании, что это соглашение заключается вне судебной процедуры и за пределами государства суда. Ведь допустимость и действительность пророгационного соглашения в конечном итоге определяются процессуальным законодательством страны суда, а материальное право применяется лишь субсидиарно.
———————————
См.: Matscher F. Zustandigkeitsvereinbarungen im osterreichischen und internationalen Zivilprozessrecht. Wien, 1967. S. 20 — 21.
2. Пророгационное соглашение представляет собой процессуальный договор. Институт подсудности гражданских споров в отечественном праве всегда признавался составным элементом гражданского процесса, а договорная подсудность рассматривалась как часть института подсудности. Подчеркивается также отличие пророгационного соглашения от гражданско — правового договора — пророгационное соглашение не может выступать как самостоятельный юридический факт, с которым связывается возникновение правоотношений. Это соглашение выступает как часть юридического состава, обязательным элементом которого является и волеизъявление суда . Критики указанной точки зрения обращают внимание на то, что если признать пророгационное соглашение процессуальным по своей природе, то для его заключения потребуется процессуальная дееспособность или действительная процессуальная доверенность, что отвергается практикой. Более того, пророгационное соглашение, как правило, заключается в предпроцессуальной сфере как часть материально — правового договора .
———————————
См.: Хейфец Б.С. Подсудность споров, связанных с морской перевозкой грузов. М.: Транспорт, 1976. С. 29 — 31; Гукасян Р.Б. Проблемы интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов: Приволжское кн. изд-во, 1970. С. 131.
См.: Шак Х. Международное гражданское процессуальное право: Учеб.: Пер. с нем. М.: БЕК, 2001. С. 208.
3. Пророгационное соглашение обладает рядом свойств материального и процессуального характера и однозначно не может быть отнесено ни к процессуальным соглашениям, ни к материально — правовым договорам. Оно является институтом sui generis. Так, очевидно, что на пророгационное соглашение будут распространяться положения договорного права о совпадении воли сторон, о моменте заключения договора. В то же время допустимость и действие такого договора будут определяться процессуальным правом. Как указывает профессор Х. Шак, «для материально — правовой стороны действует право, свойственное договору (lex causae), а для процессуальной — закон места судебного разбирательства (lex fori)» . Следует признать, что точка зрения о комплексной природе пророгационного соглашения сегодня наиболее полно отвечает действующему законодательству и правоприменительной практике.
———————————
См.: Шак Х. Международное гражданское процессуальное право: Учеб.: Пер. с нем. М.: БЕК, 2001. С. 208.
Статьи 30 и 212 АПК РФ допускают возможность изменения лишь территориальной и альтернативной подсудности по соглашению сторон, но не наделяют стороны правом изменять своим соглашением исключительную подсудность. Не может быть изменена по соглашению сторон и родовая подсудность. В связи с невозможностью изменять исключительную подсудность, в соответствии с российским законодательством, а также по соображениям международной вежливости, взаимного уважения, невмешательства российские органы правосудия обязаны возвращать (п. 3 ч. 1 ст. 108 АПК РФ) исковые заявления по делам, отнесенным к исключительной компетенции зарубежных органов юстиции. Отсюда конкретный практический вывод для российских судов: при поступлении заявления с прилагаемым к нему пророгационным соглашением следует поставить и выяснить вопрос о том, не отнесено ли данное дело, где присутствует какой-либо иностранный элемент, к абсолютному ведению определенного суда иного государства .
———————————
См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова. М., 1997. (Авт. коммент. к статье — В.К. Пучинский).
Отдельно вопрос о пророгационных соглашениях регулируется в проекте нового АПК РФ . Статья 307 проекта предусматривает возможность отнесения к компетенции арбитражных судов Российской Федерации экономических споров путем заключения пророгационного соглашения, если иностранные суды не обладают исключительной компетенцией в отношении этого спора. Проект АПК РФ впервые пытается урегулировать вопрос о моменте заключения пророгационного соглашения. В статье 307 указывается, что арбитражные суды Российской Федерации будут компетентны рассматривать экономические споры, которые возникли или могут возникнуть в связи с осуществлением предпринимательской деятельности сторонами. Таким образом, проект позволяет заключать пророгационные соглашения как в отношении уже возникших споров (в законодательстве о третейских судах такое соглашение именуется «третейской записью» или «компромиссом»), так и в отношении споров, которые могут возникнуть в будущем. Условия о подсудности, включенные в текст основного договора, принято именовать «юрисдикционными оговорками» .
———————————
См: проект АПК РФ, внесенный на рассмотрение в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации.
См.: Хейфец Б.С. Указ. соч. С. 28.
Изменение исключительной подсудности будет рассматриваться как основание к признанию пророгационного соглашения недействительным. В этом случае дело должно рассматриваться судом, определенным в соответствии с правилами исключительной подсудности.
Между тем проект АПК РФ оставляет открытым вопрос, связанный с пророгационными соглашениями, а именно: будет ли действительным пророгационное соглашение, предусматривающее судебное разбирательство в третьей стране? Представляется, что вопрос о допустимости судебного разбирательства в третьей стране должен решаться положительно. Х. Шак указывает: «Чтобы не толкать стороны в третейскую подсудность, следует поддерживать избрание ими нейтрального места рассмотрения спора, в особенности в стране, обладающей высокоразвитой правовой культурой. Так, нередко договариваются о подсудности спора швейцарским судам или споров по морскому праву суду (High court) в Лондоне» .
———————————
См.: Шак Х. Международное гражданское процессуальное право: Учеб.: Пер. с нем. М.: БЕК, 2001. С. 212 — 213.
Не совсем понятно пока, как отнесется практика к содержанию пророгационных соглашений. В литературе по международному гражданскому процессу встречаются указания, что соглашение о подсудности состоит из двух элементов — дерогации (отказа от подсудности, установленной законом) и пророгации (выбора другой подсудности) .
———————————
См.: Шак Х. Международное гражданское процессуальное право: Учеб.: Пер. с нем. М.: БЕК, 2001. С. 208 — 209.
Судебная практика разных стран идет в двух основных направлениях. Одни для признания пророгационного соглашения действительным требуют указания в нем не только на forum prorogatum, но и на суд, компетенция которого дерогируется настоящим соглашением. Другие страны признают достаточным лишь указание на пророгированный суд. Как нам представляется, нет необходимости вводить дополнительное условие действительности юрисдикционных соглашений. Достаточно указать на пророгированный суд, что одновременно должно толковаться как дерогация суда, определяемого в соответствии с общими принципами подсудности.
Не решенным с достаточной степенью определенности в проекте АПК РФ является вопрос о признании пророгационных соглашений, отсылающих не к конкретному российскому суду, а к правовой системе в целом, например такая оговорка: «Споры и разногласия сторон по настоящему контракту рассматриваются в судах Российской Федерации». В большинстве зарубежных стран такие оговорки признаются действительными, и в этом случае компетентный суд определяется в соответствии с общими принципами подсудности. Однако законодательство некоторых стран, например Франции, требует указания на конкретный суд, в противном случае такие соглашения не признаются . Схожую позицию занимают швейцарские суды, с той лишь разницей, что допускается определение суда не только указанием его полного наименования, но и указанием на место разбирательства, например: «суд по месту жительства стороны» . Из буквального толкования статьи 307 проекта АПК РФ можно сделать вывод: арбитражные суды будут обладать исключительной компетенцией в случае, если стороны достигли соглашения о том, что арбитражные суды обладают компетенцией рассматривать спор. То есть формально не содержится запрета на признание пророгационных соглашений с указанием на судебную систему Российской Федерации. Термин «исключительная подсудность», использованный в статье 307 проекта, скорее всего, имеет иное значение, нежели то, которое вкладывается в этот термин в российском процессуальном праве. Под ним понимается исключительная компетенция всех российских судов, а не конкретного суда, определенного в соответствии с АПК РФ. Этот термин означает лишь то, что стороны не могут обратиться в суд другой страны, коль скоро пророгационное соглашение предусматривает рассмотрение дела в судах Российской Федерации. В этом же значении используется термин «исключительная подсудность» в статье 17 Конвенции о юрисдикции и приведении в исполнение судебных решений по гражданским и коммерческим делам (заключена в Лугано 16 сентября 1988 г.) . (Необходимо отметить, что в связи с отсутствием официального перевода в литературе встречаются также следующие переводы названий Луганской конвенции: «О подсудности и исполнении судебных решений по гражданским и торговым делам» , «О юрисдикции и исполнении (иностранных) судебных решений по гражданским и торговым делам» .) Таким образом, в случае заключения пророгационного соглашения о рассмотрении спора российскими судами, без указания на конкретный суд, подведомственность спора суду или арбитражному суду будет определяться общими правилами подсудности.
———————————
См: Хейфец Б.С. Указ. соч. С. 68.
См.: Елисеев Н.Г. Гражданское процессуальное право зарубежных стран: источники, судоустройство, подсудность: Учеб. пособие. М.: Статут, 2000. С. 152.
См.: прилож. к «Вестнику ВАС РФ». N 10. 2000. С. 36. (Российская Федерация в Конвенции не участвует).
См.: Елисеев Н.Г. Указ. соч. С. 243.

ТРЕТЕЙСКИЙ СУД: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ «

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *