Прокурор в досудебной стадии уголовного судопроизводства

  • автор:

Раздел 6. Процессуальное право, юрисдикция, процедуры

обязанности прокурора на досудебных стадиях уголовного

судопроизводства

С.В. Заводнова

(оперуполномоченный Управления по налоговым преступлениям ГУВД по Тюменской области; 8 (3452) 79-49-30)

Автором на основе анализа научной литературы и правоприменительной практики рассмотрена функциональная роль прокурора на досудебных стадиях уголовного судопроизводства и определены его обязанности в процессе осуществления им уголовно-процессуальных функций. Ключевые слова: прокурор, обязанности прокурора, уголовное судопроизводство.

С момента образования прокуратуры и до настоящего времени прокуратура осуществляет надзор от имени государства за исполнением и соблюдением законов. Прокуратура была создана в XVII веке для охраны государственных интересов, но по мере развития государства и общества, по мере осознания того, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, задачей прокуратуры становится не только охрана государственных интересов, но и защита прав и свобод человека и гражданина.

Согласно ч. 1 ст. 37 УПК РФ прокурор является должностным лицом, уполномоченным осуществлять уголовное преследование и надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия. На стадии возбуждения уголовного дела он осуществляет надзор за регистрацией, проверкой, рассмотрением сообщений о преступлениях, на стадии предварительного расследования — надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия, а также уголовное преследование, на стадии судебного рассмотрения поддерживает государственное обвинение.

Статья 37 УПК РФ, определяя процессуальный статус прокурора в уголовном процессе, закрепляет его полномочия, которые, на наш взгляд, содержат как права, так и обязанности прокурора.

Обязанность является важным элементом процессуального статуса участников правоотношений. В юридической

литературе обязанность определяется как мера (определенные границы поведения) государственно-целесообразного, разумного, полезного, объективно обусловленного поведения; рассматривается в качестве эффективного регулятора общественных отношений. «Юридическая обязанность — вид и мера должного поведения (действие или бездействие) участника правоотношения, которое он обязан осуществить для того, чтобы субъективное право другого участника было реализовано; предписанная законом необходимость поведения, требование, нарушение которого может быть пресечено с помощью мер государственного принуждения, реализуемых в рамках правоотношения юридической ответственности» . Если право предполагает свободу выбора действий, то обязанность указывает на необходимость совершения действия или воздержания от него.

Прежде чем рассмотреть обязанности прокурора в уголовном процессе, следует сказать о его функциональной роли в уголовно-процессуальной деятельности. Прокурор в уголовном процессе исполняет обязанности при осуществлении уголовнопроцессуальных функций, для этого ему предоставляется ряд полномочий.

Вопрос о функциях прокурора в уголовном судопроизводстве является спорным в юридической науке. В частности, нет единства мнений ученых в том, какая функция должна преобладать в деятельности прокурора — надзорная или функция уголовного преследования. Одни ученые

говорят о преобладании в деятельности прокурора надзорной функции, другие

— функции уголовного преследования. Например, В.Н. Махов отмечает: «…в угоду прокурорскому надзору была отодвинута на второй план и фактически предана забвению основная функция прокуратуры, которая как главная свойственна прокуратуре в других государствах и прокуратуре дореволюционной России (после Судебной реформы 1864 г.). Речь идет об уголовном преследовании в деятельности прокурора» . Ученый подчеркивает, что главной функцией прокурора должно быть уголовное преследование.

В уголовно-процессуальной науке до внесения изменений в УПК РФ в 2007 г. однозначной позиции в том, какая из функций прокурора является доминирующей, не было. Г.Н. Королев отметил, что «в многогранной деятельности прокурора уголовное преследование, в соответствии с действующим законодательством, выступает в качестве одной из основных его функций, реализуемых в сфере уголовного судопроизводства» .

Т.К. Рябинина подчеркивает: «.принимая во внимание, что прокурор… остается вполне надежным, влиятельным и действенным субъектом в уголовном процессе, являющимся при этом выразителем не только публичных, но и частных интересов, необходимо констатировать, что результативность его деятельности связана с выполнением им только одной функции

— уголовного преследования, которая представляет собой форму прокурорского надзора в сфере уголовного судопроизводства, а руководство предварительным расследованием есть не что иное, как средство организации прокурорской деятельности по осуществлению уголовного преследования в досудебном производстве. В стадии судебного разбирательства это организационное средство преобразуется в поддержание прокурором государственного обвинения» .

Трудно согласиться с Т.К. Рябининой, что уголовное преследование является формой прокурорского надзора. Уголовное преследование — это одно из самостоятель-

ных и основных направлений уголовнопроцессуальной деятельности, оно начинается с момента возбуждения уголовного дела и осуществляется на протяжении всего уголовного судопроизводства.

Учеными также высказывалось мнение и о том, что основной функцией прокуратуры в досудебных стадиях уголовного процесса является надзор за исполнением законов при расследовании преступлений, а уголовное преследование по отношению к надзорной функции имеет соподчиненный характер, функция надзора порождает и обусловливает осуществление уголовного преследования .

Л.М. Володина отмечает: «российская прокуратура — орган надзора за исполнением законов, исторически развивавшийся в рамках континентальной правовой системы. Надзор за исполнением законов

— основная функция прокуратуры. Ведение наблюдательного производства по каждому уголовному делу позволяет прокурору осуществлять постоянный надзор за законностью и обоснованностью принимаемых в ходе предварительного расследования решений, за применением мер уголовно-процессуального принуждения, вторгающихся в сферу конституционных прав и свобод человека» .

Надзорная функция осуществляется прокурором и выражается в проверке им законности, обоснованности решений, принятых дознавателем, органом дознания и следователем. «Надзорная деятельность прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства достаточно специфична, прежде всего, своим назначением

— обеспечением законности расследования преступлений» .

Ранее, до внесения изменений в УПК РФ 5 июня 2007 г., прокурор, давая согласие на возбуждение уголовного дела, проверял законность и обоснованность возбуждения уголовного дела и одновременно давал разрешение на осуществление уголовного преследования. Как справедливо отмечает

О.Я. Баев, «.возбуждая уголовное дело (в том числе и в случаях отмены постановления следователя или дознавателя об отказе в его возбуждении)., прокурор тем

Юридическая наука и правоохранительная практика самым инициирует уголовное преследование, констатирует необходимость начала этой деятельности по некоему содержащему признаки преступления факту.» . С внесением изменений названным законом законодатель исключил право прокурора на возбуждение уголовного дела, на принятие его к своему производству и проведение по нему расследования, право на прекращение уголовного дела при поступлении его с обвинительным заключением, то есть частично ограничил функцию прокурора по осуществлению уголовного преследования. Соответственно, надзорная функция у прокурора получила преимущество и стала доминирующей в уголовно-процессуальной деятельности.

В настоящее время функция надзора проявляется во многих аспектах деятельности прокурора.

Начиная со стадии возбуждения уголовного дела, прокурор осуществляет надзор за законностью уголовно-процессуальной деятельности на досудебных стадиях уголовного судопроизводства. Так, в соответствии с ч. 5 ст. 144 УПК РФ отказ в приеме сообщения о преступлении может быть обжалован прокурору. Согласно ч. 4 ст. 146, ч. 4 ст. 148 УПК РФ копия постановления следователя, дознавателя о возбуждении уголовного дела, а также

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

об отказе в возбуждении уголовного дела направляется прокурору. Часть 9 ст. 172 УПК РФ предписывает направлять прокурору копию постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Следователь обязан уведомить прокурора о задержании подозреваемого (ч. 3 ст. 92 УПК РФ), о приостановлении предварительного следствия (ч. 2 ст. 208 УПК РФ), о возобновлении приостановленного предварительного расследования (ч. 3 ст. 211 УПК РФ) и т.д. Соответственно, следовало бы наделить прокурора обязанностью проверять законность и обоснованность решений, принятых следователем, дознавателем, органом дознания.

Существует мнение, что функция надзора у прокурора не просто основная, а единственная на досудебных стадиях уголовного процесса. Так, Ю.П. Синельщи-

ков подчеркивает: «Совершенно очевидно, что в связи с принятием Закона от 5 июня

2007 г. функция надзора за законностью становится главной, а по нашему мнению, и единственной на досудебных стадиях уголовного процесса. Реализуя эту функцию, прокурор следит за законностью на стадии возбуждения уголовного дела, обеспечением прав подозреваемых, обвиняемых и потерпевших, законностью принятия органами расследования процессуальных решений, требующих разрешения суда, соблюдением сроков предварительного следствия и дознания, законностью прекращения уголовного дела и приостановления предварительного следствия, законностью решения по делу, поступившему к прокурору с обвинительным заключением или обвинительным актом и т.д.» . Ю.П. Синельщиков отмечает также, что «хотя прокурор и может осуществлять уголовное преследование на досудебных стадиях уголовного процесса, однако такая его деятельность утратила специфику, присущую функции, и поэтому является одной из задач, решаемых в рамках надзора за законностью» .

По нашему мнению, точка зрения Ю.П. Синельщикова о том, что функция надзора является единственной функцией прокурора на досудебных стадиях, не вполне обоснованна. Это можно проиллюстрировать примером из правоприменительной практики. По уголовному делу, возбужденному 16 сентября 2008 г. по факту причинения легкого вреда здоровью (по ч. 1 ст. 115 УК РФ), срок дознания истек 16 октября

2008 г. В связи с этим дознаватель приостановил производство по делу. Решение это являлось явно незаконным, поскольку в процессе дознания были допрошены лишь потерпевший и его законный представитель, которые прямо указали на лиц, причинивших телесные повреждения несовершеннолетнему К. Дознаватель же в постановлении о приостановлении дознания указал, что лицо, совершившее преступление, не установлено. Прокурор, проверяя законность и обоснованность решения, принятого дознавателем, 17 октября 2008 г. отменил постановление дознавателя о при-

остановлении производства по делу и установил срок дознания до 16 ноября 2008 г. Дознаватель вновь приостановил дознание 16 ноября 2008 г. и указал, что лицо, совершившее преступление, не установлено. Прокурор повторно отменил незаконное постановление дознавателя .

Из примера видно, что прокурор действует как должностное лицо, осуществляющее надзорную функцию при проверке законности постановления дознавателя о приостановлении дознания. Но, направляя уголовное дело для производства дознания, указывая дознавателю, какие дополнительные следственные действия нужно произвести, прокурор выполняет функцию уголовного преследования. «Вся деятельность прокурора, — пишет О.Я. Баев, — на досудебных стадиях уголовного процесса направлена на обеспечение возможности для него формулирования против конкретного лица государственного обвинения в преступлении, в совершении которого это лицо законно и обоснованно изобличено в результате предварительного расследования» .

К тому же уголовно-процессуальный закон определяет, что прокурор наделен обязанностью осуществления уголовного преследования (ст. 21 УПК РФ). Уголовное преследование — это одно из основных направлений процессуальной деятельности на досудебных стадиях, в ходе которого выполняются задачи уголовного судопроизводства, и прокурор принимает участие в нем.

По нашему мнению, выделение в деятельности прокурора функции уголовного преследования и надзорной функции происходит несколько условно, поскольку реализация прокурором одного и того же полномочия свидетельствует об осуществлении им как функции уголовного преследования, так и функции надзора за законностью процессуальной деятельности. В соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 37 УПК РФ прокурор уполномочен давать дознавателю письменные указания о направлении расследования, производстве процессуальных действий, п. 15 ч. 2 ст. 37 УПК РФ уполномочивает прокурора возвращать уголовное

дело дознавателю, следователю со своими письменными указаниями о производстве дополнительного расследования, об изменении объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или для пересо-ставления обвинительного заключения или обвинительного акта и устранения выявленных недостатков. Данные полномочия прокурора свидетельствуют об осуществлении им функции надзора за процессуальной деятельностью и одновременно функции уголовного преследования.

К примеру, уголовное дело, возбужденное 12 апреля 2007 г. в отношении Б. по ч. 1 ст. 158 УК РФ, было прекращено следователем 22 июля 2007 г. В постановлении о прекращении уголовного дела следователь указал, что лицо, совершившее преступление, не установлено (хотя дело было возбуждено в отношении подозреваемого Б., он был допрошен в качестве подозреваемого, и в отношении него была избрана мера пресечения — подписка о невыезде). Прокурор 29 июля 2007 г. отменил постановление следователя о прекращении уголовного дела в связи с тем, что необходимо провести очные ставки между потерпевшим, подозреваемым и свидетелями. Прокурор указал на неполноту предварительного следствия, необоснованность прекращения, допущение волокиты и неисполнение ранее данных указаний .

Прокурор осуществляет функцию уголовного преследования параллельно с надзорной функцией, реализуя их путем дачи определенных указаний следователю и дознавателю.

Следует согласиться с Т.К. Рябини-ной в том, что прав С. Герасимов, который, определяя содержание функции уголовного преследования, различает два рода деятельности прокурора:

— непосредственно осуществляемое прокуратурой уголовное преследование путем возбуждения и расследования дел следственным аппаратом прокуратуры, поддержания государственного обвинения в суде (что имело место до внесения изменений в УПК РФ в 2007 г.);

— участие прокурора в уголовном преследовании, осуществляемом другими

органами, посредством надзора за исполнением ими законов и осуществления некоторых полномочий по организации расследования и руководству им .

Уголовное преследование — деятельность органов дознания, предварительного следствия и прокурора, заключающаяся в возбуждении уголовного дела, производстве по нему предварительного следствия либо дознания, производстве следственных и иных процессуальных действий, направленных на установление события преступления, обвиняемого, подозреваемого в совершении преступления, а также в установлении в суде виновности обвиняемого в совершенном преступлении. Прокурор наделен полномочиями на осуществление уголовного преследования, как справедливо отметил С. Герасимов, «посредством надзора за исполнением законов другими органами при осуществлении уголовного преследования» .

А.Б. Соловьев отмечает, что «участие прокурора в реализации функции уголовного преследования в досудебном производстве весьма специфично. Здесь он, как правило, не непосредственный исполнитель, а гарант законности уголовного преследования» .

Итак, можно сделать вывод, что прокурор в уголовном процессе на досудебных стадиях осуществляет функцию надзора за законностью процессуальной деятельности в ходе досудебного производства и параллельно осуществляет уголовное преследование. Для осуществления прокурором указанных функций, в уголовно-процессуальном законе необходимо последовательно закрепить его обязанности.

Можно выделить обязанности прокурора, носящие надзорный характер, и обязанности при осуществлении прокурором надзора за процессуальной деятельностью на досудебных стадиях и уголовного преследования.

К обязанностям прокурора, носящим надзорный характер, в соответствии со ст. 37 УПК РФ относятся:

1. Проверка исполнения требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступле-

ниях. Согласно п. 3 приказа Генерального прокурора РФ от 6 сентября 2007 г. № 137 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания» прокуроры не реже одного раза в месяц должны проводить проверки исполнения требований федерального закона органами дознания при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях .

2. Выявление нарушений прав личности на стадии досудебного производства, принятие мер к восстановлению нарушенных прав. В соответствии с п. 2 приказа Генерального прокурора РФ от 6 сентября 2007 г. № 137 важнейшей обязанностью прокурора определена защита прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, а также иных лиц, чьи права и законные интересы были нарушены, принятие всех необходимых мер к восстановлению нарушенных прав, возмещению причиненного ущерба. Таким образом, прокурор выступает как гарант соблюдения законности в уголовном судопроизводстве, и прежде всего конституционных прав и свобод граждан.

3. Требование от органов дознания и следственных органов, дознавателей и следователей устранения нарушений федерального законодательства. Согласно п. 3 приказа Генерального прокурора РФ № 137, при выявлении нарушений порядка приема, регистрации и разрешения сообщений о преступлениях, проведения до-следственных проверок прокурор должен требовать их устранения и привлечения виновных лиц к ответственности.

4. Отмена незаконных постановлений нижестоящего прокурора и незаконных постановлений дознавателя. Например, согласно ч. 1 ст. 214 УПК РФ прокурор, признав постановление дознавателя о прекращении уголовного дела незаконным и необоснованным, отменяет его и возобновляет производство по делу.

При осуществлении надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия и одновременно при осуществлении уголов-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ного преследования прокурор обязан проверять:

1. Законность и обоснованность возбуждения уголовных дел. Данная обязанность косвенно закреплена в ч. 4 ст. 146 УПК РФ, в соответствии с которой копия постановления о возбуждении уголовного дела направляется прокурору, а он может признать это постановление незаконным или необоснованным.

2. Обоснованность прекращения уголовных дел (ст. 214 УПК РФ). Так, п. 20 приказа Генерального прокурора РФ № 137 закрепляет обязанность прокурора ежемесячно проверять в органах дознания законность и обоснованность прекращения уголовных дел, уголовного преследования.

3. Обоснованность отказа в возбуждении уголовного дела (ч. 6 ст. 148 УПК РФ). Пункт 1.2 приказа Генерального прокурора РФ от 6 сентября 2007 г. № 136 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия» закрепляет обязанность прокурора проверять законность и обоснованность решений об отказе в возбуждении уголовного дела с изучением всех материалов проверки .

4. Законность производства следственных действий. Поскольку прокурор в соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 37 УПК РФ уполномочен давать согласие дознавателю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое производится на основании судебного решения, постольку он предварительно обязан проверить законность их производства. Также прокурор должен проверять законность производства следственных действий, производимых без судебного решения, — данная обязанность закреплена в п. 16 приказа Генерального прокурора № 137.

5. Законность избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, законность продления срока содержания под стражей (п. 8 ч. 2 ст. 37, ч. 3 ст. 108 УПК РФ).

6. Законность привлечения лица в качестве обвиняемого (ч. 9 ст. 172 УПК РФ).

7. Законность прекращения уголовного преследования в части (ч. 2 ст. 175 УПК РФ).

8. Законность приостановления предварительного расследования (ч. 2 ст. 208 УПК РФ) и его возобновления (ч. 3 ст. 211 УПК РФ).

9. Законность составления уведомления о подозрении в совершении преступления (ч. 5 ст. 223-1 УПК РФ).

10. Законность задержания подозреваемого в совершении преступления, а также иных мер процессуального принуждения. В свою очередь, в соответствии с ч. 3 ст. 92 УПК РФ следователь, орган дознания и дознаватель обязаны сообщать прокурору о задержании подозреваемого. Пункт 1.4 приказа Генерального прокурора РФ № 136 обязывает прокуроров принимать своевременные меры к пресечению необоснованного и незаконного применения к подозреваемым и обвиняемым мер процессуального принуждения, проверять законность задержания подозреваемых по уголовным делам, принимать меры к выявлению и устранению нарушений порядка задержания, несоответствия данных, содержащихся в протоколе задержания, и нарушений прав задержанных.

11. При поступлении уголовного дела с обвинительным заключением или обвинительным актом прокурор обязан: рассмотреть его в установленный законом срок и принять соответствующее решение (ст. 221, ст. 226 УПК РФ); вручить обвиняемому копию обвинительного заключения, обвинительного акта (ч. 2 ст. 222 УПК РФ).

При проверке уголовного дела с обвинительным заключением можно конкретизировать ряд обязанностей, которые должен исполнить прокурор. О.Я. Баев верно подчеркивает, что при поступлении уголовного дела с обвинительным заключением прокурор обязан проверить: имело ли место деяние, вмененное обвиняемому, и имеется ли в этом деянии состав преступления; обосновано ли предъявленное обвинение имеющимися в деле доказательствами; правильно ли квалифицировано преступление; правильно ли избрана

Юридическая наука и правоохранительная практика обвиняемому мера пресечения; приняты ли по изучаемому делу меры обеспечения гражданского иска и возможной конфискации имущества; привлечены ли в качестве обвиняемых все лица, которые изобличены в совершении преступления; подлежит ли изменению приложенный к обвинительному заключению список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание .

Представляется, что это далеко не все вопросы, которые должен разрешить прокурор при поступлении уголовного дела с обвинительным заключением (актом). Поскольку прокурор осуществляет надзор за процессуальными действиями органов дознания, дознавателя и следователя, то необходимо отметить, что прокурор должен также проверить, обеспечено ли обвиняемому право на защиту, на что указывает и Генеральный прокурор РФ в приказе от 27 ноября 2007 г. № 189 «Об организации прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве» (п. 1.9) , не истекли ли сроки предварительного расследования, сроки содержания обвиняемого под стражей, разъяснены ли права обвиняемому, ознакомлены ли обвиняемый и защитник с материалами уголовного дела, разрешены ли их ходатайства следователем. Таким образом, прокурор должен изучать соответствие выводов следователя, установленных в ходе расследования, обстоятельствам дела (п. 1.12 приказа Генерального прокурора РФ № 136). Завершением деятельности прокурора, связанной с уголовным преследованием в досудебном производстве, является утверждение обвинительного заключения или обвинительного акта — итогового документа, в котором содержится окончательная формулировка обвинения.

Следует сказать и о такой обязанности прокурора, как обязанность рассмотреть жалобы участников уголовного судопроизводства в течение 3 суток со дня ее получения, уведомить заявителя о решении и о праве на дальнейшее его обжалование.

Исполнение прокурором перечисленных выше обязанностей может обеспечить в уголовном судопроизводстве законность

уголовно-процессуальной деятельности, соблюдение прав личности, полное, всестороннее, объективное установление обстоятельств совершенного преступления. К сожалению, обязанности прокурора не имеют систематического закрепления в УПК РФ. Как справедливо отмечает Л.М. Володина, «уголовно-процессуальное законодательство, регламентируя правовое положение субъектов уголовно-процессуального права… недостаточно четко определяет круг их обязанностей. В действующем УПК РФ отсутствует единая, логически последовательная, стройная система прав и обязанностей участников процесса» .

Итак, функциональная роль прокурора в уголовном процессе заключается в осуществлении надзора за процессуальной деятельностью и уголовного преследования. В целях организации эффективного и своевременного надзора за законностью уголовно-процессуальной деятельности, соблюдения прав ее участников, следует полно и последовательно определить обязанности прокурора в уголовном процессе.

1. Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия / под ред. М.Ю. Тихомирова. Изд. 5-е, доп. и пере-раб. М., 2005. 972 с.

2. Махов В.Н. Прокуратура: направления деятельности // Законность. 2009. № 6. С. 48-50.

4. Рябинина Т.К. О функциях прокурора в уголовном процессе: дискуссия продолжается // Уголовное судопроизводство.

2007. № 2. С. 18-25.

6. Володина Л.М. Проблемы уголовного процесса: закон, теория, практика. М.: Юрист, 2006.

7. Баев О.Я. Прокурор как субъект уголовного преследования: науч.-практ. пособие. М.: Юрлитинформ, 2006. 144 с.

8. Синельщиков Ю.П. О функциях прокурора на досудебных стадиях уголовного процесса // Российский следователь.

2008. № 17. С. 9-14.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Архив Калининского районного суда г. Тюмени. Уголовное дело № 200805177/78.

10. Архив ГУВД по Тюменской области. Уголовное дело № 20070276119.

11. Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью

органов дознания: приказ Генерального прокурора РФ от 6 сент. 2007 г. № 137: ред. от 28.12.2007 // Законность. 2007. № 11.

12. Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия: приказ Генерального прокурора РФ от 6 сент. 2007 г. № 136 // Законность. 2007. № 11.

13. Об организации прокурорского надзора за соблюдением конституционных прав граждан в уголовном судопроизводстве: приказ Генерального прокурора РФ от 27 нояб. 2007 г. № 189 // Законность. 2008. № 2.

УДК 347

В. В. Гошуляк

доктор юридических наук, доктор исторических наук, профессор

декан юридического факультета Пензенский государственный университет, г. Пенза, Российская Федерация

А. В. Мартынов магистрант

Пензенский государственный университет, г. Пенза, Российская Федерация

ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ УЧАСТИЯ ПРОКУРОРА В КОНСТИТУЦИОННОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Аннотация. Настоящая статья призвана отразить общую характеристику правовых основ участия прокурора в конституционном судопроизводстве России. Изучение норм таких законов, как федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» и федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации», показывает тот факт, что полномочия и их границы для деятельности сотрудников органов прокуратуры в процессе конституционного производства в нашей стране регулируются, к сожалению, с серьезными юридическими коллизиями.

Положения ч. 6 ст. 35 Закона о прокуратуре гласят, что сотрудники прокуратуры наделены компетенцией в сфере надзора за исполнением норм Основного закона России и соблюдением законодательных документов, которые распространяют свою юрисдикцию в границах России, а также подчеркивают компетенции Генерального прокурора РФ на право внесения обращений в Конституционный Суд России по вопросам несоблюдения конституционных прав и свобод физических лиц теми нормативными документами, которые применялись или будут применяться в конкретном судебном деле.

Не стоит забывать, что четкой юридически очерченной процедуры, которая бы описала конкретные действия для процесса по оформлению и пересылки полномочных запросов Генеральной прокуратурой РФ в отечественный Конституционный Суд, в нормативных и законодательных актах нашего государства нет. Естественно, этот факт отрицательно сказывается на этапах и гранях формирования единого конституционного пространства, а также обеспечения исполнения норм Основного закона России.

Ключевые слова: прокуратура, Конституционный Суд РФ, правовые позиции Конституционного Суда РФ, исполнение решений Конституционного Суда РФ, конституционный (уставной) суд, защита прав и свобод человека и гражданина.

V. V. Goshulyak

Doctor of Law, Doctor of History, professor Dean of Law Faculty Penza State University, Penza, the Russian Federation

A. V. Martynov

Master student

Penza State University, Penza, the Russian Federation

LEGAL BASES OF PARTICIPATION OF THE PROSECUTOR IN THE CONSTITUTIONAL LEGAL PROCEEDINGS

Сохранение главенствующего положения Основного закона Российской Федерации, прав и свобод человека — первостепенная задача федеральных структур государственного механизма, органов и организаций публичной власти регионов России.

Единство правового поля в отношении национальных приоритетов России как в рамках внутренней политики страны, так в методах государственного управления и защиты конституционного строя Российской Федерации — это основа концепции национальной безопасности России.

Создание базиса однородного легального пространства — это одна из единственных и категоричных задач обеспечения целостности, независимости страны и функционирования эффективного управленческого аппарата.

Аппарат прокурорских работников имеет огромное значение для правильного соблюдения конституционной правомерности и поддержания правового пространства, повышения эффективности законодательного и правоприменительного процессов, а также юрисдикционной и судебной практики.

Итак, прокуратура играет роль весомой составляющей в системе структурных механизмов государственной власти федерального уровня.

Российская прокуратура — та структурная система публичной власти, которая осуществляет возложенные на нее федеральным законодательным актом объемные и универсальные компетенции.

Именно она обладает реальными возможностями осуществлять эффективные действия с целью поддержания начал законодательного процесса административно-территориальных единиц нашей страны в правовом балансе с Основным законом России и актуальной нормативной базой федерального значения.

Компетенция прокуратуры состоит в соблюдении системы «сдержек и противовесов» между нормативной базой регионов России и положениями Основного закона страны и законодательными актами федерального значения, то есть в «надзорной роли».

Конституция РФ в ч. 2 ст. 118 говорит, что конституционное судопроизводство — это одна из форм осуществления судебной власти.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Отражая субъектов, обладающих компетенцией на подачу запросов в Конституционный Суд России в рамках ч. 2 ст. 125 Основного закона РФ, мы видим, что в их кругу нет Генерального прокурора РФ. Стоит обратить внимание, что отмеченное «безучастное» положение органов прокуратуры в конституционном судопроизводстве имеет место и в нормах ФКЗ «О Конституционном Суде РФ».

Закон о прокуратуре вывел из состава участников заседаний Конституционного Суда РФ Генерального прокурора РФ. Несмотря на то, что в п. 6 ст. 35 данного Закона установлено право последнего на подачу заявления в высший судебный орган конституционного контроля России относительно проблем несоблюдения в рамках какого-либо нормативного акта прав и свобод граждан, установленных Конституцией РФ, который был применен или подлежит применению в конкретном деле .

Рассматриваемое правило в полном объеме корреспондирует ч. 4 ст. 125 Основного закона России. Правовой смысл этого заключается в том, что поводом к обращению в Конституционный Суд России становится как непосредственное применение, так и абстрактная вероятность применения актов законодательства (как уровня Российской Федерации, так и субъекта РФ) на любой из стадий и инстанций гражданского, административного либо уголовного судопроизводства .

Основанием для направления обращений Генеральным прокурором РФ в главный судебный орган конституционного контроля РФ может послужить заявление участников судебного производства в любой орган прокуратуры любого звена в любом субъекте нашего государства, а также любых третьих лиц в рамках разбирательства.

Основополагающая компетенция сотрудников аппарата прокуратуры, которые формируют пакет процессуальных документов в Конституционный Суд России, — это достаточный и основательный правовой анализ материалов и данных, который отражает необходимость и безотлагательность обращения Генерального прокурора России при наличии противоречий между Основным законом страны и иным нормативно-правовым актом .

Статья 6 Закона о КС гласит: «решения Конституционного Суда обязательны на всей территории РФ для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений» .

Закон о прокуратуре в п. 6 ст. 35 не указывает на категорию документа, с которым Генеральный прокурор обращается в Конституционный Суд РФ.

В данной ситуации можно воспользоваться положениями ч. 4 ст. 125 Конституции РФ, где отражено, что процесс по идентификации соотношения норм Конституции РФ и законодательных актов, которые использовались или собирались быть использованными в отдельно взятом процессе, начинается и длится в рамках заявления судебного органа, либо в рамках рассмотрения жалобы других лиц, имеющих правомочия, определенные законодательным актом на уровне РФ . То есть, применяя указанную норму, Генеральный прокурор вправе обратиться в Конституционный Суд только с жалобой.

Безусловно, то обстоятельство, что в Законе о прокуратуре нет четкой формулировки о праве Генерального прокурора России непосредственно участвовать в заседаниях Конституционного Суда России, не означает, что в настоящее время конституционное правосудие отправляется без непосредственного участия сотрудников прокуратуры.

По причине того факта, что Конституционный Суд России территориально находится в городе Санкт-Петербурге, для осуществления должного взаимодействия Генеральный прокурор России утвердил распоряжение от 02.04.2008 № 55/20р «О представителе Генеральной прокуратуры Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации». Данным документом Генеральный прокурор РФ зафиксировал возможность непосредственного пребывания компетентного лица Генеральной прокуратуры России во всех публичных заседаниях Конституционного Суда России, а также право направления обоснованного заключения по исследуемому правовому вопросу .

Необходимо иметь в виду, что когда представитель Генеральной прокуратуры России непосредственно не принимает участие в судебном разбирательстве в

Конституционном Суде России в качестве заявителя, он наделен правом участвовать в роли лица, приглашенного судом .

Судьи-докладчики в судебном разбирательстве в Конституционном Суде России вправе истребовать мнение Генеральной прокуратуры РФ по рассматриваемому правовому вопросу, факты о статистически подтвержденной практике, принимаемых действиях представителей прокуратуры .

Обращает на себя внимание тот факт, что мероприятия по обеспечению единства правового пространства в России, которые стартовали в начале 2000-х годов, послужили основаниями к большому количеству заявлений сотрудников прокуратуры в суды общей юрисдикции с инициативой приведения в соответствие с федеральным законодательством нормативно-правовых актов регионов, в том числе и конституций (уставов) субъектов РФ. Данная компетенция берет начало в абз. 3 п. 3 ст. 22 Закона о прокуратуре .

Главный судебный орган конституционного контроля России в Постановлении от 18.07.2003 № 13-П «По делу о проверке конституционности положений ст. 115 и 231 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, ст. 26, 251 и 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 1, 21 и 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с запросами Государственного Собрания — Курултая Республики Башкортостан, Государственного Совета Республики Татарстан и Верховного суда Республики Татарстан» прямо пишет, что вопреки тому, что «норма Закона о прокуратуре, позволяющая оспаривать положения основных законов регионов России в судах общей юрисдикции, признается не соответствующей Конституции РФ, однако данное обстоятельство не исключает права Генерального прокурора РФ на обращение в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке соответствия Основному закону страны конституций и уставов субъектов Федерации» .

Именно таким образом Генеральный прокурор РФ получил еще одно полномочие на обращение в главный судебный орган конституционного контроля России.

Также стоит упомянуть, что дополнительным и важным направлением участия прокуроров в конституционном судопроизводстве стало предоставленное конституциями и уставами регионов России право обращения представителей прокуратуры в соответствующие конституционные (уставные) суды.

На основании ст. 27 ФКЗ от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» судебный орган конституционного контроля региона России имеет право (не обязанность) «создаваться для рассмотрения вопросов соответствия региональных законов, нормативных правовых актов органов власти субъекта Федерации и органов местного самоуправления Конституции (Уставу) субъекта Федерации, а также для толкования соответствующей Конституции (Устава)» .

В случае возникновения необходимости оспаривания правовых норм основных законов регионов РФ в порядке конституционного судопроизводства, руководствуясь Приказом Генерального прокурора РФ от 02.10.2007 г. № 155 «Об организации прокурорского надзора за законностью нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации и местного самоуправления», первоначальная версия обращения в Конституционный Суд должна быть сначала адресована в Генеральную прокуратуру РФ .

До направления указанного проекта должна быть предпринята попытка разрешения коллизии в рамках эффективного сотрудничества сотрудников прокуратуры субъекта России с высшим должностным лицом данного региона и законодательным органом субъекта РФ (опротестование, переписка, рабочие встречи, выступление на заседаниях представительных и исполнительных органов публичной власти и т.п.) .

Итак, для обеспечения укрепления единства правового пространства возрастает роль и значение решений органов конституционной юстиции, действующих в

регионах нашей страны, чему также способствует возможность формирования конституционных (уставных) судов субъектов России.

Выполнение указаний и актов аппарата конституционной юстиции — это одна из самых действенных мер в вопросах обеспечения соблюдения законов и порядка в обществе.

Во-первых, в соответствии с судебным актом конституционного (уставного) суда нормативный правовой документ может быть признан утратившим силу, что говорит о том, что в будущем данный документ не нужно будет отменять.

Во-вторых, судебный акт конституционного (уставного) суда обладает статусом окончательного документа, который не может быть обжалован, так как юридическую силу он обретает незамедлительно.

В-третьих, согласно акту конституционного (уставного) суда в адрес компетентных лиц может быть издан приказ аннулировать обнаруженные при судебном конституционном контроле противоречия в нормативной базе.

В данной ситуации стоит привести пример из опыта Чечни, где была организована межведомственная рабочая группа именно для обнаружения и искоренения противоречий между положениями федеральных актов законодательной власти и актов законотворчества Чечни.

В ряды укомплектованной рабочей группы включены компетентные сотрудники административного механизма аппарата власти, включая представителя Конституционного Суда Чеченской Республики.

Увеличение объема взаимодействия с инстанциями конституционной юстиции в регионах России дает возможность предоставить значительное содействие представителям прокуратуры в поддержании конституционного правопорядка, соблюдении прав и свобод человека и гражданина.

На основании изложенного выразим необходимость совершенствования правил ст. 27 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» для того, чтобы создание и действие конституционных (уставных) судов субъектов РФ было общеобязательным. Создание последних не должно быть в прямой зависимости от наличия либо отсутствия бюджетных ассигнований, либо от отсутствия должного рвения со стороны органа законодательной власти субъекта РФ.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Все это не вступает в противоречие с конституционным принципом самостоятельности субъектов РФ при установлении и формировании собственного механизма публичной власти, сформулированным в ч. 1 ст. 77 Основного закона России.

Указанное предложение согласуется с принципом разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную ветви, который имеет место и на уровне России, и уровне субъекта Российской Федерации.

Положения ч. 2 ст. 27 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» о том, что финансовое обеспечение конституционного (уставного) суда российского региона осуществляется из бюджета соответствующего российского региона, противопоставлены правилам ст. 124 Основного закона страны, которая гласит, что «финансовое обеспечение судов производится только из федерального бюджета и должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия в соответствии с федеральным законом».

Итак, подводя итог, следует сказать о необходимости совершенствования законодательства по вопросам участия прокурора в конституционном судопроизводстве России (Закона о прокуратуре), введения положения о правомочиях (установленных законодательными актами парламентов субъектов РФ) региональных прокуроров на обращение с запросами в конституционные (уставные) суды субъектов РФ. Тем самым будет устранена коллизия с ч. 5 ст. 129 Конституции РФ, в соответствии с которой прокуроры наделены соответствующими полномочиями только на основании федерального закона.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

3. Васильева Т.А. Участие прокурора в конституционном судопроизводстве: проблемы законодательства и правоприменения / Т.А. Васильева // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. — 2013. — № 5 (37). — С. 68-76.

7. Какителашвили М.М. Защита прокурором прав и свобод человека и гражданина в конституционном (уставном) судопроизводстве субъектов Российской Федерации / М.М. Какителашвили // Российская юстиция. — 2013. — № 12. — С. 31-34.

13. Об организации прокурорского надзора за законностью нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации и местного самоуправления: Приказ Генпрокуратуры России от 02.10.2007 № 155 / Информационно-правовой портал ГАРАНТ.РУ . — Режим доступа: http://www.garant. ru/products/ipo/prime/doc/1256718/ (дата обращения: 25.10.2018).

14. По делу о проверке конституционности положений статей 115 и 231 ГПК РСФСР, статей 26, 251 и 253 ГПК Российской Федерации, статей 1, 21 и 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с запросами Государственного Собрания — Курултая Республики Башкортостан, государственного Совета Республики Татарстан и Верховного Суда Республики Татарстан: постановление Конституционного Суда РФ от 18.07.2003 № 13-П / Правовой Сервер КонсультантПлюс . — Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_43508/ (дата обращения: 25.10.2018).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРАХ

Гошуляк Виталий Владимирович — доктор юридических наук, доктор исторических наук, профессор, декан юридического факультета, Пензенский государственный университет, 440026, г. Пенза, ул. Красная 40, Российская Федерация, e-mail: vvgoshulyak@rambler. ru.

Мартынов Алексей Вячеславович — магистрант, Пензенский государственный университет, 440026, г. Пенза, ул. Красная 40, Российская Федерация, e-mail: 79042666673@ ya.ru.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ СТАТЬИ

Прокурор и его назначение на проверочных стадиях уголовного процесса

КРЮКОВ Виктор Федорович,

профессор Курского государственного технического университета, кандидат юридических наук, заслуженный юрист РФ

В Российской Федерации в механизме обеспечения правосудности судебных актов важное место занимает подвижный как по горизонтали, так и по вертикали статус прокурора — специального представителя государства в системе судопроизводства. Особенно это характерно для уголовного судопроизводства.

В доктрине уголовного процесса вопрос о процессуальном положении прокурора на проверочных стадиях уголовного судопроизводства является дискуссионным. Он широко обсуждался задолго до принятия действующего УПК РФ, не потерял он своей актуальности и в настоящее время.

В советское время активно велись дискуссии о положении прокурора в суде кассационной и надзорной инстанций. Существовавшие точки зрения по этому вопросу сводились к следующему: 1) прокурор в суде кассационной и надзорной инстанций является стороной в процессе; 2) в случае поддержания протеста прокурор выступает как государственный обвинитель, в других случаях—как представитель органа надзора за законностью; 3) в кассационной и надзорной инстанциях прокурор действует как орган надзора за законностью.

В настоящий период вопрос о соотношении функции выявления и устранения судебных ошибок с иными процессуальными функциями прокурора, осуществляемыми по уголовным делам, требует рассмотрения в связи с тем, что формально в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством

в судебных стадиях уголовного судопроизводства прокурор не является органом надзора за законностью; на прокуроров не возлагается обязанность приносить представление на каждый незаконный или необоснованный приговор.

Согласно УПК РФ прокурор в судебных стадиях уголовного судопроизводства — сторона обвинения. Соответственно, с позиции данной правовой конструкции при пересмотре приговоров и иных судебных решений прокурор преследует исключительно односторонний интерес — осуществление обвинительной деятельности. Но так ли это на самом деле?

Чтобы ответить правильно на поставленный вопрос, прежде всего необходимо определить задачи (цели), решаемые прокурором в уголовном судопроизводстве на его проверочных стадиях. Исходя из теоретических посылок к этим задачам следует относить:

содействие правосудию в целях обеспечения законности, обоснованности и справедливости вынесенных судами первой инстанции судебных решений, особенно по тем категориям дел, которые не были обжалованы участниками уголовного судопроизводства, чьи интересы были затронуты судебными актами;

создание правовых предпосылок к тому, чтобы не допускалось обращение к исполнению незаконных, необоснованных и несправедливых приговоров, чтобы каждый исполненный приговор был правосудным и соответствовал назначению уголовного судопроизводства и целям правосудия;

содействие правосудию по осуществлению надзора за судебной деятельностью со стороны вышестоя-

щих судов посредством инициирования апелляционного, кассационного, надзорного производств и производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (далее — проверочные стадии);

обеспечение прав и законных интересов личности, государства, общества при рассмотрении судами уголовных дел на проверочных стадиях уголовного судопроизводства, в части проверки правосудности судебных актов, которыми по результатам разрешения данных дел по существу затрагиваются конституционные права и свободы человека и гражданина, а также исполняются конституционные обязательства государства перед гражданами и обществом;

создание правовых гарантий своевременной проверки правосудности судебных актов по уголовным делам, что обеспечивает в целом режим законности в уголовном судопроизводстве и служит укреплению законности и правопорядка в государстве.

Изложенное, на наш взгляд, позволяет сделать вывод о том, что в уголовном судопроизводстве на проверочных стадиях рассмотрения уголовного дела прокурор как минимум реализует две взаимосвязанные основные функции: уголовное преследование и обеспечение законности и обоснованности предъявленного обвинения, осуществляя при этом реальную правозащитную деятельность.

Другими словами, прокурор на обозначенных стадиях уголовного процесса реализует функцию обвинения в форме уголовного преследования и функцию надзора (наблюдения) за законностью постановленных судебных актов с целью проверки и пересмотра незаконных, необоснованных и несправедливых судебных решений.

Следует иметь в виду, что обеспечение законности обвинения, отраженного в судебных актах, осуще-

ствляется прокурором посредством следующих полномочий:

1) выявление процессуальных и материально-правовых факторов, искажающих само обвинение и содержание уголовного преследования. Этому способствует установленная уголовно-процессуальным законом обязанность прокурора участвовать в суде при рассмотрении публичных, частно-публичных дел и дел частного обвинения, возбужденных в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 20 УПК РФ;

2) установление факторов, определяющих судебную ошибку, и их процессуальное закрепление. Данное полномочие реализуется путем принесения апелляционных, кассационных и надзорных представлений, а также направления в соответствующий суд уголовного дела с заключением о возобновлении производства по нему ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств в соответствии с правилами, установленными УПК РФ;

3) устранение судебных ошибок посредством выражения требования (изложения позиции) в судах апелляционной, кассационной и надзорной инстанций в целях восстановления объема обвинения или правовой корректировки содержания уголовного преследования.

Анализируя названные выше полномочия прокурора, следует отметить, что законодательно процессуальный статус прокурора на разных судебных стадиях уголовного процесса не всегда находит свое четкое выражение. Так, в суде первой и апелляционной инстанций прокурор — государственный обвинитель, в кассационной и надзорной инстанциях процессуальный статус прокурора законодательно не установлен, что нередко порождает неопределенность в понимании его функционального назначения. В связи с этим возникает вопрос: одинаков ли статус прокурора на всех стадиях процесса или он изменяется в за-

висимости от стадии судебного разрешения дела?

По нашему мнению, процессуальные и организационные действия прокурора на проверочных стадиях уголовного судопроизводства не могут уложиться только в понятие «прокурор — обвинитель» или «прокурор — государственный обвинитель», а потому законодатель в уголовно-процессуальном законе обоснованно употребляет термин «прокурор». В этот статус следует включать и функции, возлагаемые на прокурора как на государственного обвинителя, который обеспечивает продвижение обвинения на всех стадиях судебного производства по уголовному делу, а также осуществляет функции надзора за соблюдением Конституции РФ и исполнением федеральных законов.

Данный вывод основан на системно-логическом понимании нормативно-правовых требований, которые даны в п. 31 ст. 5 УПК РФ, отсылающего нас для уяснения полномочий прокурора в уголовном судопроизводстве к Федеральному закону о прокуратуре.

Согласно приведенной норме уголовно-процессуального закона и на основе толкования ее в системном единстве с нормами ч. 1, 3 ст. 1 Федерального закона о прокуратуре (в ред. Федерального закона от 17 ноября 1995 г. № 168-ФЗ) предполагается обязанность прокурора—должно-стного лица органов прокуратуры — не только осуществлять уголовное преследование при рассмотрении уголовных дел в судах, но и обеспечивать надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации.

Причем свои полномочия после вынесения судом соответствующего решения по уголовному делу прокурор реализует посредством инициирования пересмотра неправосудного приговора, определения и постановления суда. Этот вывод не означа-

ет, что органы прокуратуры осуществляют надзор за органами судебной власти, скорее речь идет о том, что надзорные полномочия прокурора направлены на инициирование апелляционной, кассационной, надзорной деятельности судебных органов власти.

В ответе на вопрос, осуществляется ли прокурором на проверочных стадиях функция надзора, мы исходим из объективной правовой природы понятия прокурора, его статуса как должностного лица органов прокуратуры Российской Федерации.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Необходимо также иметь в виду, что произошедшее в настоящее время расширение возможности судебного контроля за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, в том числе и на стадии предварительного расследования, не свидетельствует о ликвидации прокурорского надзора на стадиях уголовного судопроизводства. Прокурор и на проверочных стадиях уголовного судопроизводства был и остается представителем органа надзора за законностью.

На наличие у прокурора надзорных полномочий на судебных стадиях, к коим относятся и проверочные стадии, указывают многие ученые1. Вместе с тем, на наш взгляд, прокурор на проверочных стадиях уголовного судопроизводства одновременно является и представителем государства, осуществляющим продвижение обвинения на началах его законности и обоснованности.

Вследствие такого процессуального положения прокурора все участники уголовного судопроизводства,

а также судебные органы власти вправе ожидать от него активного участия в непосредственном исследовании доказательств, а при необходимости — представления суду дополнительных материалов. Все это свидетельствует о том, что надзорная функция прокурора сопровождается функцией уголовного преследования. Взаимосвязанность этих функций очевидна и на практике не вызывает сомнений.

Для государственного обвинителя принесение представления на незаконный, необоснованный или несправедливый приговор является прежде всего средством обеспечения публичного интереса. Иные субъекты уголовного судопроизводства — частные лица — используют жалобы для защиты своих частных интересов в вышестоящем суде.

И хотя в УПК РФ нет нормы, буквально предписывающей прокурору обязанность вносить представления на каждое неправосудное судебное решение, мы полностью солидарны с научной позицией Э. Ф. Куцовой, полагающей, что, поскольку прокурор — субъект процесса, защищающий публичные интересы, он обязан реагировать на каждый неправосудный приговор, чьи бы интересы (осужденного, потерпевшего или другого участника процесса) данный приговор ни нарушил2. Более того, на наш взгляд, такой вывод является не только научной гипотезой, но и в полной мере соответствует системному толкованию целого ряда норм УПК РФ3.

Решая вопрос, есть ли основания для принесения представления на приговор, прокурор обязан быть объективным и справедливым, дол-

2 См.: Уголовный процесс: учебник / под ред. К. Ф. Гуценко. М., 2005. С. 564—565.

3 См.: Крюков В. Ф. Прокурорский надзор — не пугало // Юридический вестник.

2002. № 11.

жен учитывать требования норм процессуального и материального права. Поэтому, например, он должен принести представление, если осужденному определена чрезмерно суровая мера наказания. Такой вывод подтверждается принципиальными указаниями закона, предусмотренными ч. 1 ст. 11, ч. 2 ст. 16 УПК РФ.

Таким образом, реализуя определенные в Федеральном законе о прокуратуре (ч. 2 ст. 1) приоритетные цели обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства, прокурор на проверочных стадиях уголовного судопроизводства осуществляет еще и правозащитную функцию, которая заключается в защите прав и законных интересов не только потерпевших, но и осужденных, что вполне согласуется с назначением уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ). Поэтому доводы И. Л. Петрухина, полагавшего, что принесение прокурором представлений в пользу осужденных (подсудимых) не дает оснований говорить о выполнении им функций защиты или надзора4, представляются несостоятельными.

Подтверждением такому выводу является и то обстоятельство, что на современном этапе государственного строительства Российской Федерации одним из основных направлений прокурорской деятельности становится надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина. Это признается наукой и закрепляется законодательно. Некоторые авторы называют такую деятельность органов прокуратуры правообеспечи-тельной. Так, Л. А. Курочкина пишет о том, что в суде прокурор кроме функции обвинения осуществляет также и правообеспечительную функцию, выступая гарантом прав и свобод по-

4 См.: Судебная власть / под ред. И. Л. Петрухина. М., 2003. С. 181—192.

терпевшего, подсудимого и всех других участников процесса5.

Несмотря на то, что по УПК РФ прокурор является стороной в процессе, нельзя забывать о том, что он прежде всего — представитель государства и отстаивает в суде общегосударственные интересы. Поэтому, как ранее уже отмечалось, помимо обязанностей по исполнению требований уголовно-процессуального закона в части процедуры участия в суде любой инстанции на прокурора возложена обязанность, которой нет ни у одного участника процесса и которая предоставлена ему Конституцией РФ, — надзор за законностью6.

Признание за прокурором правозащитной (правообеспечительной) функции способствует укреплению прокурорского надзора за законностью как системного правового явления, которое не может иметь каких-либо исключений в структуре своего воздействия на общественные отношения.

Реализация прокурором процессуальных полномочий в уголовном судопроизводстве на исследуемых стадиях обеспечивается и соответствующими организационными формами его деятельности. Эти формы выработаны практикой прокурорского надзора и непосредственно позволяют реализовать процессуальные функции прокурора, которые определены уголовно-процессуальным законодательством РФ и Федеральным законом о прокуратуре.

Судебные ошибки, допущенные при разбирательстве уголовных дел, как правило, связаны с нару-

6 О современной трактовке законности

см.: Законность в Российской Федерации. М., 2008.

шениями и отступлениями от требований уголовного и уголовно-процессуального закона. При этом такие ошибки затрагивают жизненно важные интересы граждан и организаций, пострадавших от преступления, или лиц, привлекаемых к уголовной ответственности. Поэтому процессуальная и организационная деятельность прокурора, связанная со своевременным устранением нарушений закона и правильным его применением при отправлении правосудия по уголовным делам, является одним из главных направлений в работе надзорных органов прокуратуры РФ.

Повышение эффективности данного направления прокурорской деятельности, как обоснованно указывается в специальной литературе, может идти по нескольким направлениям:

улучшение организации прокурорского надзора в центре и на местах;

использование более совершенной методики осуществления прокурорского надзора за соблюдением законов при рассмотрении судами уголовных дел;

внедрение практических рекомендаций, разработанных на основе решения теоретических актуальных и сложных проблем участия прокурора в судебных стадиях уголовного судопроизводства;

совершенствование законодательства, регулирующего прокурорский надзор7.

Изложенные выводы и рекомендации подтверждены личным более чем 20-летним опытом прокурорско-надзорной деятельности автора исследования и соответствуют правовым нормам уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, научным разработкам ученых-процессуалистов.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7 См.: Настольная книга прокурора / под ред. С. И. Герасимова. М., 2002. С. 671—672.

Библиографический список

Буянский С. Г. Прокуратура и судебная власть: статус и соотношение компетенции // Российский судья. 2005. № 5.

Законность в Российской Федерации. М., 2008.

Крюков В. Ф. Прокурорский надзор — не пугало // Юридический вестник. 2002. № 11.

Настольная книга прокурора / под ред. С. И. Герасимова. М., 2002.

Судебная власть / под ред. И. Л. Петру-хина. М., 2003.

Тушев А. А. Прокурор в уголовном процессе Российской Федерации. СПб., 2005.

Уголовный процесс: учебник / под ред. К. Ф. Гуценко. М., 2005.

Халиулин А. Г. Пробелы реализации принципов уголовного судопроизводства // Законность в Российской Федерации. М., 2008.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *