Проблемы регионального развития

  • автор:

АНАЛИЗ ПРОБЛЕМ РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ ПРИМЕНИТЕЛЬНО КТИПАМ РЕГИОНОВ*

В. П. САМАРИНА, кандидат географических наук, доцент кафедры экономики и менеджмента E-mail: alex_samarin@mail.ru Старооскольский технологический институт (филиал) Национального исследовательского технологического университета «МИСиС»

Рассматриваются проблемы и перспективы развития различных типов регионов Российской Федерации. Проанализирована зависимость экономического роста субъектов от их внешнеэкономической деятельности. На основании анализа проблем социально-экономического развития, порожденных экономическим кризисом, сделан вывод о необходимости модернизации экономики страны и отказа от сырьевой модели ее развития.

Ключевые слова: типология регионов, регион — локомотив роста, опорный регион, депрессивный регион, социально-экономическое развитие, субъект Российской Федерации.

Официально типология регионов Российской Федерации, разработанная Министерством регионального развития Российской Федерации, принята в 2007 г. на основе Концепции стратегии социально-экономического развития регионов Российской Федерации (Типология), где выделены три основных типа регионов, включающих по два подтипа. Отдельно обозначен особый внесистемный тип. Автор предлагает рассмотреть указанную Типологию с позиций выявления проблем и перспектив развития, присущих регионам каждого типа.

По мнению разработчиков Типологии, субъекты, входящие в один тип, с одной стороны, имеют близкие значения показателей социально-экономического развития, а с другой стороны, общие тенденции развития . Следует предположить, что и проблемы у субъектов, отнесенных к определенному типу, будут схожими. С этих позиций и следует исходить при анализе Типологии.

* Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта № 09-0255205 а/Ц.

Регионы, наиболее успешные в социально-экономическом развитии, отнесены к категории «регионов — локомотивов роста». В первую очередь — это города федерального значения (Москва и Санкт-Петербург), названые в Типологии «мировыми городами». По результатам официальной Комплексной оценки уровня развития субъектов РФ эти территориальные образования имеют наивысшие рейтинги.

Исследования показали, что с 1998 по 2007г. объем внешнеторгового оборота надушу населения в «мировых городах» оставался стабильно высоким (рис. 1).В отдельные годы этот показатель экономического развития фиксировал лучшие значения среди прочих групп регионов России. Анализ динамики валового регионального продукта (с учетом паритета покупательной способности) на душу населения показал стабильный рост, особенно заметный с 2003 г. (рис. 2). Обращает на себя внимание тот факт, что по показателю «Общий объем розничного товарооборота и платных услуг (с учетом паритета покупательной способности) надушу населения» «мировые города» значительно превосходят другие регионы Российской Федерации (рис. 3). Высока их финансовая обеспеченность (с учетом паритета покупательной способности) на душу населения (рис. 4).

Именно Москву и Санкт-Петербург сегодня можно отнести к регионам постиндустриального развития. Выгоды постиндустриального хозяйства заключаются в рациональном использовании природных ресурсов, сокращении срока создания конечного продукта, в получении максимального дохода. Кроме того, именно в регионах постиндустриального развития личность получает возможность

Рис. 1. Динамика объема внешнеторгового оборота на душу населения: 1а — регионы — локомотивы роста: «мировые города»; 1Ь — регионы — локомотивы роста: центры Федерального значения; 2а — опорные регионы: сырьевые; 2Ь — опорные регионы: старопромышленные; За — депрессивные регионы: фоновые; ЗЬ — депрессивные регионы: кризисные; 4 — особые (спецтерритории)

Рис. 2. Динамика валового регионального продукта (с учетом паритета покупательной способности) на душу населения: 1а — регионы — локомотивы роста: «мировые города»; 1Ь — регионы — локомотивы роста: центры Федерального значения; 2а — опорные регионы: сырьевые; 2Ь — опорные регионы: старопромышленные; За — депрессивные регионы: фоновые; ЗЬ — депрессивные регионы: кризисные; 4 — особые (спецтерритории)

Год

1Н1

ни

. от

. 1

;■: г <

¡ЭП1?

1991 1999 ЛМО 2001 !Ю! 2001 3004 НИК 2006 2007 ГОД

и «-•—«. —* ■ г» —

¿эо

.¿о

г опт

Год

Рис. 3. Динамика общего объемка розничного товарооборота и платных услуг (с учетом паритета покупательной способности) на душу населения: 1а — регионы — локомотивы роста: «мировые города»; 1Ь — регионы — локомотивы роста: центры Федерального значения; 2а — опорные регионы: сырьевые; 2Ь — опорные регионы: старопромышленные; За — депрессивные регионы: фоновые; ЗЬ — депрессивные регионы: кризисные; 4 — особые (спецтерритории)

наиболее полно реализовать свои возможности. Автор полагает, что принципиальным отличием интеллектуальной экономики является базирование на возобновляемых и возрастающих ресурсах — знании и интеллекте человека. Безусловно, Москва и Санкт-Петербург имеютряд существенных преимуществ перед другими субъектами Российской Федерации. Это и инфраструктурные особенности, и коммуникационные возможности выхода в мировое хозяйство, и высокий уровень трудовых ресурсов, и высокая инвестиционная привлекательность, и близость к государственным структурам власти. В результате в первую очередь именно в этих центрах начали активно развиваться новые для Российской Федерации и очень перспективные банковские, страховые и финансовые секторы экономики.

Однако именно постиндустриальные секторы экономики оказались наиболее уязвимыми в результате финансового кризиса. Большой приток иностранного и отечественного спекулятивного капитала привел к перегреву экономик «мировых городов» России. Были искусственно созданы «пузыри» на рынках труда, в розничной торговле, сфере услуг, в строительстве. В результате экономического кризиса в этих регионах появились новые, ранее не выявляемые проблемы как экономического, так и социального характера.

Незначительное количество регионов 1-го типа говорит о том, что на уровнях регионального и федерального управления индустриальная парадигма до сих пор резко преобладает над постиндустриальной.

Индустриально ориентированные регионы, отнесенные к категории «локомотивов роста», су-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Рис. 4. Динамика финансовой обеспеченности региона (с учетом паритета покупательной способности) на душу населения:

1а — регионы — локомотивы роста: «мировые города»; 1Ь — регионы — локомотивы роста: центры Федерального значения; 2а — опорные регионы: сырьевые; 2Ь — опорные регионы: старопромышленные; За — депрессивные регионы: фоновые; ЗЬ — депрессивные регионы: кризисные; 4 — особые (спецтерритории)

мели в достаточной степени использовать выгоды докризисного периода. Это подтверждается тем, что рейтинги регионов, входящих в эту категорию, с 1998 по 2006 г. поднялись. Особенно заметно улучшение социально-экономического развития в Свердловской и Ленинградской областях. Исключение составил лишь Краснодарский край, рейтинг которого опустился на 4 позиции. Однако у края есть все шансы существенно улучшить свое положение из-за возросшей инвестиционной привлекательности в связи с проведением зимних олимпийских игр в Сочи.

Значение всех показателей экономического развития этих регионов с 1998 по 2006 г. стабильно росло. Можно считать, что успех экономического развития регионов — локомотивов роста в значительной степени обеспечивался их внешнеэкономической деятельностью. Это подтверждают крайне высокие коэффициенты корреляции с показателями «Валовой региональный продукт (с учетом паритета покупательной способности) надушу населения» и «Общий объем розничного товарооборота и платных услуг (с учетом паритета покупательной способности) надушу населения» (см. таблицу).

Сырьевые опорные регионы также демонстрируют значительное улучшение рейтинга по итогам 2006 г. В некоторых случаях (Ямало-Ненецкий и Таймырский автономные округа) скачок достигает 30 позиций. Средние по группе значения показателей экономического развития выявляют ведущее положение регионов (рис. 1—4). Лучшие значения в отдельные годы демонстрировали лишь мировые города. Высокие значения коэффициентов корреляции между объемом внешнеторгового оборота

Коэффициенты корреляции между объемом внешнеторгового оборота на душу населения и некоторыми другими показателями экономической деятельности регионов различных типов (с учетом паритета покупательной способности на душу населения)

Показатели типа регионов Валовой региональный продукт Объем розничного товарооборота

Регионы — локомотивы роста:

мировые города 0,61 0,59

центры Федерального значения 0,93 0,94

Опорные регионы:

сырьевые 0,81 0,77

старопромышленные 0,97 0,96

Депрессивные регионы:

фоновые 0,84 0,69

кризисные 0,47 0,13

Особые (спецтерритории) -0,19 -0,14

на душу населения и другими показателями экономического развития показывают значительную зависимость благосостояния регионов от экспортной деятельности.

В то же время многие исследователи подчеркивают «несоответствие экономического изобилия сы-рьедобывающих регионов и культурно-социальной ситуации» . По мнению С. А. Шоткинова, такие регионы «… воспринимаются как некая общественная кладовая, откуда можно все брать, ничего не отдавая взамен» . В связи с этим Т. П. Скуфьина пишет об отсутствии «территориальной справедливости» в отношениях между федеральной властью и сырьевыми регионами России . Проблемы практически всех сырьевых опорных регионов России (за исключением Липецкой области) усугубляются геополитическими условиями: климатом, удаленностью от федерального центра ит. п.

В категорию старопромышленных опорных регионов попали субъекты РФ как с высокими, так и с довольно низкими оценками социально-экономического развития. Нельзя согласиться, что общими для этих регионов являются следующие критерии:

• старопромышленные регионы характеризуются традиционными индустриальными производствами, переживающими в настоящий момент структурный кризис (устаревшая технологическая база, недостаточное рыночное позиционирование, низкий уровень жизни населения, дефицит квалифицированных кадров ит.п.);

• производства в старопромышленных регионах испытывают тотальный дефицит не столько

капитала, сколько реалистичных и конкурентоспособных проектов развития; • промышленно-технологический кризис вызывает кризис и поляризацию уровня жизни населения. Становится избыточной, а потому разорительной инфраструктурная сеть . Многие старопромышленные регионы, используя благоприятные факторы развития, к моменту наступления экономического кризиса в 2008—2009 гг. смогли преодолеть структурные диспропорции, проведя диверсификацию производства, выйдя на новые рынки и существенно повысив уровень жизни населения. Подтверждением тому являются высокие рейтинги Нижегородской, Вологодской, Самарской областей. В целом, согласно официальной Комплексной оценке, среди 15 старопромышленных регионов в 2006 г. три (Приморский, Хабаровский края и Иркутская область) демонстрировали уровень развития ниже среднего; три (Ростовская, Волгоградская и Новосибирская области) — средний; остальные девять — высокий и выше среднего .

Что касается дефицита квалифицированных кадров, то сама структура старопромышленных регионов предопределяла хорошую подготовку специалистов-производственников. В XXI в. система подготовки кадров претерпела изменения в сторону увеличения числа и расширения специализаций высших учебных заведений. Достаточное количество рабочих мест закрепило трудовые ресурсы в регионах. В результате в большинстве регионов этой группы дефицит кадров можно считать несущественным.

Избыточность инфраструктурной сети, на взгляд автора, в старопромышленных регионах также не наблюдается. Более того, необходимо еще больше расширять сеть дорог, газопроводов, средств связи для расширения внутренних и внешних региональных связей, интеграции старопромышленных субъектов РФ в общероссийское пространство.

Несмотря на демонстрацию очевидных достижений и один из самых высоких потенциалов материального и нематериального генезисов, старопромышленные регионы имеют ряд трудноразрешимых проблем. Прежде всего — старение производства. Многие промышленные объекты были построены в первой половине ХХв., практически всеми специалистами отмечается неудовлетворительное состояние основных фондов предприятий. В этой ситуации значительная часть средств, остающихся в распоряжении предприятий, и боль-

шая доля инвестиций расходуются на ремонты и поддержание производственной инфраструктуры . Кроме того, у старопромышленных регионов — значительные экологические проблемы, решению которых не уделяется достаточного внимания.

К депрессивным регионам, согласно рассматриваемой Типологии, было отнесено наибольшее число субъектов РФ — 54. По остроте проявления социально-экономических проблем выделены два вида регионов: фоновые (32 субъекта) и кризисные (22 субъекта). По мнению разработчиков Типологии, «при более низких в настоящее время, чем в среднем по стране, экономическим показателям, в прошлом это были развитые районы, по некоторым позициям занимавшие видное место в экономике страны» .

Однако ретроспективный анализ социально-экономического состояния некоторых субъектов РФ, отнесенных согласно Типологии к «депрессивным», выявил их стабильное отставание отдругих регионов, вследствие чего «видного места в экономике страны» они занимать не могли. Кроме того, согласно разъяснениям экспертов Министерства регионального развития: «Депрессивные регионы характеризуются значительным экономическим спадом в основных отраслях в течение последних 10 лет» . Учитывая дату официального принятия Типологии (22.01.2007), депрессивные регионы демонстрировали успешное развитие при плановой организации экономики в советский период, смогли без последствий выйти из кризисов 1990-хгг., успешно преодолели так называемый «переходный период» и лишь десять лет назад, в период развития экономики во всех остальных субъектах РФ, сдали позиции. Практика регионального хозяйствования показывает, что подобное развитие ситуации маловероятно.

Можно предположить, что само понятие «депрессивный регион» нуждается в качественном переосмысливании. После распада Советского Союза в 1991г. прошло почти 20 лет. Регионы, пострадавшие от перестройки экономики, за это время вполне могли найти свое место в общественном разделении труда. Вследствие этого в развитии депрессивных регионов, так или иначе, должны проявиться новые тенденции. Одни из них наладили новые социально-экономические связи, сформировали новые функциональные потоки и таким образом вышли из состояния застоя и депрессии, перейдя на путь развития. Другие, напротив, не смогли преодолеть депрессии и пополнили соответствующую категорию регионов. Очевидно,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

что усугубление либо преодоление депрессивной ситуации напрямую связано с эффективностью управления проблемным регионом.

Согласно оценкам Министерства регионального развития Российской Федерации, доля депрессивных регионов в Северо-Западном экономическом районе (ЭР) составляет 50 % от общего количества объединенных в ЭР субъектов. Однако исследования показали, что эти территориальные образования в межкризисный период демонстрировали довольно успешное социально-экономическое развитие. Наибольший успех в разрешении проблем достигнут в Псковской области. Таким образом, нельзя сказать, что эти регионы являются «… территориальными частями страны, которые сильно и устойчиво отстают от других частей и от страны в среднем по главным социально-экономическим показателям, в том числе и по темпам развития» . Можно говорить о том, что эти регионы преодолели депрессию. Мнение автора подтверждается представленным в официальной комплексной оценке рейтингом регионов . Согласно ему депрессивные субъекты региона по результатам 2006 г. отнесены к категории регионов, уровень развития которых выше среднего.

Показатели депрессивных регионов Северного ЭР значительно хуже. Так, за 9 лет рейтинг Мурманской области изменился не в лучшую сторону: с 21-го места она опустилась на 44-е. Республика Карелия — с 28-го на 40-е место. Приграничное состояние регионов создает предпосылки для организации новых связей и функциональных потоков. Однако потенциальные возможности районов остаются нереализованными. Управление ими нельзя назвать успешным. Социально-экономические проблемы здесь усугубляются суровыми климатическими условиями.

Среди субъектов Центрального ЭР, по официальной типологии регионов, 76,9% депрессивных регионов. Исследования показывают, что во Владимирской и Ивановской областях фиксируются стабильно низкая интенсивность хозяйственной деятельности, слабо развитая социальная сфера, низкие темпы развития ресурсно-инфраструктурной базы. На реализацию программ рационального природопользования выделяется недостаточно средств. Отставания отмечены на протяжении всего периода исследования. Вследствие этого можно констатировать, что эти регионы перешли в разряд «депрессивных» и находятся в состоянии длительного застоя. Ухудшили свои показатели Смоленская (место в рейтинге изменилось с 44-го

на 60-е) и Орловская (с 34-го на 47-е) области. Следует признать успешной работу Брянской, Костромской и Калужской областей.

Среди областей Центрально-Черноземного экономического района депрессивных — 60%. Рейтинги улучшили: Тамбовская (с 53-го места на 46-е) и Курская (с 42-го на 39-е) области, а Воронежская — ухудшила (с 46-го места перешла на 53-е). Изменения в социально-экономическом развитии этих областей незначительны. Наши исследования показывают, что региональные власти в должной степени не реализуют богатого потенциала саморазвития областей Центрального Черноземья.

Четыре из пяти областей Волго-Вятского ЭР Министерством регионального развития РФ признаны депрессивными. Согласно оценкам разработчиков Программы помощи депрессивным регионам, в 1995 г. Республики Чувашская и Мордовия (наряду с Ивановской областью, Республиками Дагестан, Адыгея) «отстали от остальных регионов настолько сильно, что их правильнее называть не просто депрессивными, а бедствующими регионами» . Однако наши исследования показывают, что эти республики смогли существенно улучшить рейтинги: Чувашская Республика с 61-го места перейти на 26-е, Республика Мордовия с 68-го — на 41-е. Республика Марий Эл и Кировская область — остальные депрессивные регионы — с 1998г. по 2006г. также улучшили показатели социально-экономического развития.

Противоположная ситуация в Дальневосточном ЭР (60 % депрессивных регионов). Преодолеть существенно отставание от других субъектов Российской Федерации регионам не удалось. Следует отметить наличие в регионах объективных проблем геополитического характера: обширность территорий, низкая плотность населения, отдаленность от федерального центра, существенное влияние на экономику и социум сопредельных государств. Региональная политика в подобной ситуации должна быть особенно продуманной и гибкой. В противном случае социально-экономические проблемы будут только усугубляться.

Усугубляет, а нередко и порождает социально-экономические проблемы геополитическая ситуация и в Северо-Кавказском ЭР. В результате депрессивные регионы здесь демонстрируют стабильно низкие показатели социально-экономического развития. Анализируя социально-экономическое развитие Северного Кавказа, X. 3. Ха-лимбеков подчеркивает «сочетание депрессивности со слаборазвитостью» регионов . Такая форму-

лировка, по мнению автора, не совсем корректная в силу самой сути депрессивности. По результатам исследования можно сделать вывод, что к 2007 г. регионы перешли в категорию «депрессивных». Для сокращения отставания от прочих субъектов РФ регионы нуждаются в особой программе развития. Возможно, официальное прекращение контртеррористической операции в Чеченской Республике в мае 2009г., создание СКФО в 2010 г., а также дополнительный приток инвестиций в связи с проведением в Сочи зимней Олимпиады 2014 г. будут способствовать выводу регионов Северного Кавказа из бедственного положения.

Среди регионов Поволжского ЭР только Пензенская область улучшила показатели социально-экономического развития, в результате чего ее рейтинг повысился. Существенно снизили рейтинги Республика Калмыкия (с 64-го места на 78-е), Ульяновская (с 48-го на 72-е) и Саратовская (с 44-го на 60-е) области. На взгляд автора, эти регионы однозначно можно отнести к категории «депрессивных», так как на протяжении всего периода исследования они демонстрировали существенное отставание от других регионов России. В Уральском ЭР к этой категории можно отнести Курганскую область и «Удмуртскую Республику: за период исследования их социально-экономическое состояние только ухудшилось. В результате антикризисная устойчивость регионов была крайне низкой. Прямое следствие этого — бедственная ситуация, в которой оказались многие муниципальные образования уральских регионов в период распространения экономического кризиса 2008—2009 гг.

В целом негативно складывается ситуация в Западно-Сибирском и Восточно-Сибирском экономических районах. Здесь депрессивные регионы: 22 и 70 % соответственно. Не случайно только в Новосибирской области уровень социально-экономического развития был признан средним, согласно официальной Комплексной оценке в 2006 г. , а в Омской — выше среднего. Уровень развития остальных сибирских регионов был оценен как ниже среднего, низкий и крайне низкий.

В целом ситуация в фоновых депрессивных регионах значительно лучше, чем в кризисных. Среди последних к 2006 г. только Корякский автономный округ, вошедший в 2007 г. в состав Камчатского края, улучшил свой рейтинг. Анализ экономических показателей выявил небольшой, но стабильный рост ВРП (рис. 2) и розничного товарооборота (рис. 3), особенно заметный после 2003 г. Заметны существенные различия в коэффициентах корреляции

депрессивных регионов. Экономическое развитие фоновых регионов в большей степени связано с внешнеэкономической деятельностью. Очевидно, что развитие кризисных регионов поддерживается за счет других источников: преимущественно — дотаций из федерального бюджета.

Наименьшая по численности в соответствии с Типологией — группа особых или специальных территорий. К ней, в частности, отнесены Чеченская и Ингушская республики. Комплекс социально-экономических проблем здесь дополняется проблемами геополитического характера. Контртеррористическая операция, продолжавшаяся (с перерывами) на территории Чеченской Республики около 15 лет, неизбежно спровоцировала ряд важнейших трудно устранимых проблем, прежде всего социального плана. Проблемы распространились и на сопредельные территории, значительно снизив их потенциал развития. Спецтерритории на протяжении всего периода исследования демонстрировали худшие рейтинги и нестабильный рост экономических показателей (рис. 1—4). Неразвитость внешних связей подтверждается незначимыми коэффициентами корреляции между внешнеэкономической деятельностью и другими показателями экономического роста. Очевиден дотационный характер экономики этихрегионов.

Таким образом, беспроблемных регионов в России не существует. Однако проявляются они в регионах по-разному, имеют различный генезис, протяженность и остроту. Все это актуализирует задачу изучения проблемных регионов с позиций определения оптимальности их управления.

Не вызывает сомнения тот факт, что основу экономического благополучия России составляет сырьевой экспорт. Это подтверждает и проведенный нами анализ проблем регионального развития применительно к типам регионов. Исследования выявили, что до наступления кризиса 2008—2009 гг. наименьшие социально-экономические проблемы имели регионы с наиболее развитыми внешними связями.

Однако, как показали наши исследования , экономический кризис наиболее ярко проявился именно в экономически развитых и благополучных в социальном плане субъектах Центрального, Уральского, Северного и Западно-Сибирского экономических районах. В добывающих, старопромышленных регионах, в наибольшей степени пополняющих федеральный бюджет, все проблемы российской экономики в период кризиса проявились особенно остро. Можно констатировать

появление на карте России новых депрессивных территорий. Исследования показали, что причиной появления новых депрессивных регионов послужило наложение диспропорций государственной и межгосударственной структур на региональную структуру. То, что названо в Программе помощи депрессивным регионам «территориальным проявлением структурных диспропорций» . Отставание происходило наиболее стремительно и неожиданно. Корректировка развития новых депрессивных регионов слабо поддавалась управлению, поскольку в наибольшей степени зависела от внешнего воздействия. В этой ситуации особо возрастает роль государства в качестве центрального управляющего и координатора.

Закономерно, что в силу присущих отстающим и депрессивным регионам ограничений в развитии проявление экономического кризиса имело там свои особенности. Во-первых, незначительные объемы внешнеторгового оборота в какой-то степени сгладили влияние мирового кризиса. Во-вторых, низкая инвестиционная привлекательность, незначительный приток инвестиций в межкризисный период и, как следствие, — практическое отсутствие отрицательной динамики этих составляющих регионального развития. В-третьих, формирование регионального бюджета за счет дотаций федерального центра, не прекращающихся и в период кризиса. Эти характеристики, порождающие и сопровождающие отставание регионов на фоне успешного, в недавнем прошлом, социально-экономического развития страны, в какой-то степени замедлили распространение в них кризиса. Исследования показывают, что в меньшей степени кризис коснулся «отсталых» субъектов Российской Федерации. В то же время системность отставания в социально-экономическом плане, постоянное сокращение доходной части местных и региональных бюджетов; качественная и количественная деградация основных фондов предприятий и объектов инфраструктуры; низкая диверсификация производства; зависимость от владельцев капитала, финансовые и экономические интересы которых нередко оторваны от интересов работников региональных предприятий; увеличение социальной напряженности — это те факторы, которые не дадут проблемным регионам перейти на путь развития без серьезных изменений тактики и стратегии управления ни во время кризиса, ни после его разрешения. Отсутствие ярко выраженной реакции на кризис говорит лишь о стабильной стагнации проблемных регионов. Таким образом, во время кризиса слабость

исходящих внешних и транзитных функциональных потоков спасает от глубокого падения, но в благополучные времена усиливает отставание.

Рост цен и спроса на основную продукцию российского экспорта, наметившийся со II квартала 2009г., позволил экспортно ориентированным российским предприятиям увеличить добычу и производство. В результате с июля 2009 г. наметился восходящий тренд индексов российского промышленного производства. Добывающие и старопромышленные регионы в очередной раз вытащили экономику страны за счет продукции своих основных отраслей. Однако выявленные нами проблемы развития экспортно ориентированных регионов без качественной модернизации региональной политики могут стать хроническими, переведя регионы в категорию отсталых.

Обеспечение экономического развития за счет добычи и первичной переработки природных ресурсов усугубляет экологические проблемы, которые имеет большинство регионов России. В старопромышленных добывающих регионах это может привести к прямым случаям нарушения экологической безопасности.

Сосредоточение экономической деятельности в отдельных точках роста, большинство из которых расположено в относительно благополучных в социально-экономическом плане субъектах Российской Федерации, приводит к увеличению неравномерности социально-экономического развития регионов. При этом нарушается принцип территориальной справедливости, предполагающий создание условий принципиального равенства регионов в аспекте осуществления собственной стратегии развития.

Таким образом, несмотря на некоторые положительные сдвиги в российской экономике, привязанные к росту цен на нефть, последствия экономического кризиса, наложенные на проблемы межкризисного развития, будут сказываться на экономике регионов длительное время. В случае неэффективного управления кризис неизбежно вернется, породив новые проблемы.

Список литературы

1. Комплексная оценка уровня развития субъектов РФ в 2001г. // Экономика и жизнь. 2002. №51.

3. Программа помощи депрессивным районам (проект концепции). URL: http://geofak2006. narod.ru/Smirnyagin.doc. DOC.

4. Самарина В. П. Оценка неравномерности социально-экономического развития субъектов Центрально-Черноземного экономического района // Региональная экономика: теория и практика. 2008. № 8. С. 33-38.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Скуфъина Т. П. Теоретические и методические основы анализа и регулирования развития региональных систем (на примере зоны Севера). Воронеж: Воронежский гос. ун-т, 2005. С. 66.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *