Проблемы особого порядка судебного разбирательства

  • автор:

УДК 343.1

ПРОБЛЕМЫ ОСОБОГО ПОРЯДКА ПРИНЯТИЯ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ ПРИ СОГЛАСИИ ОБВИНЯЕМОГО С ПРЕДЪЯВЛЕННЫМ ЕМУ ОБВИНЕНИЕМ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Шигуров Александр Викторович

Канд. юрид. наук, доцент, доцент кафедры уголовного права и процесса НОУ ВПО «Мордовский гуманитарный институт», г. Саранск

E-mail: arshigurov@mail.ru

Alexander Shigurov,

АННОТАЦИЯ

В статье рассматривается вопрос о том, распространяется ли обязанность судьи обеспечить обоснованность приговора на особый порядок принятия судебного решения. Анализ действующего законодательства и сложившейся судебной практики позволил автору сделать вывод об ответственности судьи за обоснованность своих суждений, содержащихся в приговоре, выносимом в особом порядке. Соблюдение данной обязанности должно проверяться вышестоящими инстанциями.

Ключевые слова: уголовный процесс; приговор; особый порядок; суд; обоснованность.

Keywords: criminal proceedings; verdict; a special procedure; court; soundness.

Одной из новелл действующего Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) является институт особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением. Целью его введения является ускорение (удешевление) процедуры судебного рассмотрения той категории дел, где обвиняемый согласен с предъявленным ему обвинением, и готов отказаться от ряда своих прав (права на непосредственное исследование судом всех доказательств в судебном разбирательстве и права на обжалование в суд приговора в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции) в обмен на предусмотренные частями 7 и 10 ст. 316 УПК РФ снижение максимального срока или размера наиболее строго вида наказания и освобождение от обязанности возмещения государству процессуальных издержек.

Анализ судебной статистики свидетельствует о том, что данная форма судопроизводства избирается все большим количеством обвиняемых. Так, например, в районных судах Республики Мордовия в 2012 г. по 69 % рассмотренных по существу уголовных дел судебное разбирательство проводилось в особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ (1329 из 1925 уголовных дел), в 2013 г. — 70,1 % уголовных дел были рассмотрены в особом порядке (1398 из 1994 уголовных дел), в 2014 г. — 73,1 % уголовных дел были рассмотрены в особом порядке (1385 из 1894 уголовных дел). У мировых судей Республики Мордовия показатели еще выше: 2012 г. — 72,5 % (1568 из 2163 уголовных дел), 2013 г. — 80,1 % (1805 из 2253 уголовных дел), в 2014 г. -78,9 % (2047 из 2595 уголовных дел) .

образом, рассматриваемая форма уголовного судопроизводства фактически стала основной, что свидетельствует об особой практической значимости анализа ее проблем.

В данной статье мы рассмотрим вопрос о степени ответственности судьи, рассматривающего уголовное дело в особом порядке, за обоснованность выносимого судебного решения. Требование обоснованности приговора, закрепленное в ст. 297 УПК РФ, означает, что судья должен обеспечить соответствие своих выводов фактическим обстоятельствам дела, установленным с помощью имеющихся в деле доказательств; каждое суждение суда, изложенное в приговоре, должно быть обосновано достаточной совокупностью относимых, допустимых и достоверных доказательств.

Как известно, содержащиеся в ст. 297 УПК РФ требования к приговору (законность, обоснованность и справедливость), как и иные нормы глав 35, 36, 38 и 39 УПК РФ распространяются на особый порядок принятия судебного решения лишь в части, не противоречащей ст. 316 УПК РФ. В связи с этим возникает вопрос распространяется ли обязанность судьи обеспечить обоснованность приговора на особый порядок принятия судебного решения и может ли судья гарантировать вынесение обоснованного судебного решения? На наш взгляд, действующее законодательство не дает возможности однозначно ответить на данный вопрос, поскольку содержит в себе противоречащие друг другу требования.

С одной стороны, законодатель, преследуя цель ускорить (удешевить) уголовный процесс, в ч.1 ст. 240 и ст. 316 УПК РФ закрепил положения о том, что при рассмотрении уголовного дела в порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, судья не проводит в общем порядке судебное следствие; исследованы могут быть лишь обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; в приговоре не должны отражаться анализ доказательств и их оценка судьей; итоговое судебное решение не может быть обжаловано сторонами по такому основанию как

несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Применение данных норм создает ситуацию, когда судья, не имеет возможности самостоятельно и из первоисточника исследовать доказательства по делу, реально оценить убедительность и достоверность всех представленных доказательств, не проводит проверочные судебные действия (перекрестные допросы, очные ставки и т.д.), т.е. вынося судебное решение он основывается на предположении о том, что обвиняемый добровольно и осознанно признается в содеянном, все стороны действуют добросовестно, профессионально, ответственно, все установленные сторонами обстоятельства отражены в материалах дела. Таким образом, суд, не имея реальной возможности проверить все вышеуказанное без проведения судебного следствия, принимает решение, полностью доверяясь стороне обвинения и защиты, которые определяют круг и содержание всех доказательств, имеющихся в деле. Такая модель, основанная на разделении процессуальных функций и соответствующая принципу состязательности, исключает какую-либо ответственность суда за обоснованность содержащихся в приговоре выводов о виновности подсудимого в совершении конкретного преступления. Об этом же свидетельствует и запрет на обжалование судебного решения, вынесенного в особом порядке, по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 389.15 УПК РФ, который указывает судье на то, что он не отвечает за соответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

С другой стороны законодатель включает в гл. 40 УПК и нормы, полностью противоречащие вышеуказанной модели: 1) ч. 2 ст. 314 УПК РФ, закрепляющую право (а не обязанность) судьи постановить приговор при наличии всех предусмотренных ст. 314 УПК РФ оснований применения особого порядка принятия судебного решения; 2) ч. 7 ст. 316 УПК РФ, вводящую еще одно обязательное условие для вынесения обвинительного приговора и назначения подсудимому наказания в особом (упрощенном)

порядке — судья должен прийти к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, и подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

Пленум Верховного суда РФ, разъясняя вышеуказанные нормы, в п.2 Постановления «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» указывает, что к числу оснований для принятия судебного решения по ходатайству обвиняемого в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, относится помимо прочих обоснованность обвинения и его подтверждение собранными по делу доказательствами. Таким образом, фактически вводится ответственность судьи за обоснованность обвинения .

Анализ судебной практики свидетельствуют о том, что суды вышестоящих инстанций проверяют решения, вынесенные в порядке особого производства, с точки зрения того, соблюдено ли предусмотренное ч. 7 ст. 316 УПК РФ условие о том, что обвинение, с которым согласился подсудимый, должно быть обоснованно, то есть подтверждаться доказательствами, собранными по делу.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам суда Чукотского автономного округа в кассационном определении от 24 июля 2012 г. № 2219/2012, вынесенном по уголовному делу № 1-7/2012 описывает ряд ключевых доказательств виновности подсудимого: «Р. в ходе предварительного следствия давал подробные показания о своих действиях — покушении на кражу утеплителя из контейнеров (л.д. 86-87), им принесена явка с повинной (л.д. 27). Согласно показаниям свидетеля ФИО1 на предварительном следствии (л.д. 7274), работающего сторожем в ЗАО «Чукотская торговая компания», Р. был им задержан на месте преступления, когда тот спилил запорные устройства на контейнере со строительным материалом и собирался проникнуть внутрь. Данные показания на предварительном следствии подтвердил и свидетель ФИО2 (л.д. 69-71).». Что позволило кассационной инстанции в итоге сделать

вывод о том, что предусмотренное ч. 7 ст. 316 УПК РФ требование закона к обвинительному приговору, вынесенному в особом порядке, соблюдено: вывод суда о доказанности обвинения, предъявленного Р. по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, основан на материалах дела и является правильным .

Существует и судебная практика отмены тех приговоров, которые выносятся судьями в особом порядке без тщательного анализа собранных по делу доказательств. Отменяя такие приговора, суды вышестоящих инстанций ссылаются на процессуальные нарушения, допущенные судами.

1) Нарушение ч.7 ст. 316 УПК РФ, обязывающей суд выносить обвинительный приговор, только если суд придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается собранными по делу доказательствами.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Так, Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Республики Мордовия был отменен приговор Пролетарского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от 19 октября 2012 года, который был вынесен с нарушением ч.7 ст. 316 УПК РФ: в описательно-мотивировочной части данного решения отсутствует вывод суда об обоснованности и доказанности предъявленного подсудимому обвинения, не дана квалификация его действиям. При этом суд кассационной инстанции указал на то, что, исходя из смысла закона, судья обязан изучить вне рамок судебного заседания все материалы уголовного дела, и сформулировать в приговоре свой вывод о доказанности и обоснованности предъявленного подсудимому обвинения и дать юридическую оценку его действиям .

В качестве другого примера рассмотрим Постановление Президиума Оренбургского областного суда от 28 марта 2011 г. Отменяя обвинительный приговор мирового судьи от 16 апреля 2009 года в отношении Н.С.С., Президиум отмечает, что приговором суда Н.С.С. признан виновным в покушении на мошенничество, однако имеющиеся в материалах уголовного дела доказательства не позволяют сделать однозначный вывод о том, что Н.С.С.

имел умысел на хищение денежных средств. Проведенный надзорной инстанцией в постановлении анализ доказательств (показаний Н.С.С. и свидетелей, вещественных доказательств и др.) завершается выводами:

— органами дознания не выяснено, на какую сумму был приобретен Н.С.С. скот;

— обвинение вызывает сомнение, бесспорный вывод об умысле Н.С.С. на хищение сделать невозможно, однако суд рассмотрел дело в особом порядке без исследования доказательств;

— при таких обстоятельствах приговор нельзя признать законным и обоснованным, он подлежит отмене .

2) Нарушение ст. 307 УПК, требующей указания в приговоре обстоятельств преступного деяния, признанного судом доказанным. Например, в связи с не указанием в приговоре обстоятельств, составляющих объективную сторону незаконного приобретения огнестрельного оружия Верховный Суд РФ кассационным определением от 17 апреля 2014 г. № 49-014-4 исключил из обвинительного приговора М. данное обвинение .

Таким образом, в ситуации, когда нормы УПК РФ противоречивы, суды общей юрисдикции занимают позицию, в соответствии с которой судья, рассматривающий дело в особом порядке несет ответственность за обоснованность обвинения, которое будет положено им в основу обвинительного приговора. Анализ судебной практики позволяет сделать следующие выводы.

1) Судья, рассматривающий дело в особом порядке, обязан проверить обоснованность выдвинутого обвинения, тщательно оценить все представленные в суд доказательства, используя возможности, предоставленные ему в рамках особой формы судопроизводства; любые сомнения в обоснованности обвинения он должен рассматривать как основание для проведения судебного разбирательства в общем порядке.

Как известно, непосредственность исследования доказательств — одно из общих условий судебного разбирательства по уголовному делу. Его содержание включает в себя три основных требования к судье, рассматривающему по существу уголовное дело: 1) лично исследовать, т.е. изучить, проверить и оценить, все доказательства, представленные сторонами по уголовному делу; 2) лично выслушать показания подсудимого, потерпевшего и свидетелей, что позволяет ему сформировать собственное мнение о сообщенных сведениях, и исключить возможное влияние посредников — должностных лиц, осуществлявших предварительное расследование, проводивших следственные действия и составлявших их протоколы; 3) обосновывать выводы в приговоре, лишь теми доказательствами, которые были лично исследованы судом в судебном заседании.

В ч.1 ст. 240 УПК РФ в качестве исключения из общего правила об обязательном непосредственном исследовании доказательств законодатель снял с судей обязанность соблюдать данную норму в случаях, предусмотренных разделом Х УПК РФ. Так, при принятии судебного решения в особом порядке при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (гл.40 УПК РФ), судья не проводит в общем порядке исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу. Исследованы могут быть лишь обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; в приговоре не должны отражаться анализ доказательств и их оценка судьей (чч. 5, 8 ст. 316 УПК РФ).

Однако, обязательность личного непосредственного исследования судьей доказательств, имеющихся в уголовном деле, вытекает из требований ч. 7 ст. 316 УПК РФ, которая вводит обязательное условие для вынесения обвинительного приговора и назначения подсудимому наказания в особом (упрощенном) порядке — судья должен прийти к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, и подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

Свою позицию по данному вопросу судья может сформировать лишь после тщательного изучения всех доказательств стороны обвинения и защиты, которые имеются в уголовном деле. Такой анализ, хотя и проводится судьей единолично без участия сторон вне судебного заседания, тем не менее, является усеченной формой непосредственного исследования судьей доказательств. Усеченный характер проявляется в том, что судья в ходе исследования доказательств не имеет возможности лично выслушать подсудимого, потерпевшего и свидетелей обо всех обстоятельствах дела и изучает показания данных лиц в том виде, в котором они зафиксированы протоколами следственных действий.

По результатам такого анализа суды вправе принимать решение о переквалификации действий подсудимого, прекращении уголовного дела по отдельным эпизодам и др. с учетом собственной оценки доказательств, основанной на их непосредственном исследовании по письменным материалам дела. Так, например, Чертановским районным судом г. Москвы был осужден гр. С. При этом суд, рассмотрев дело в особом порядке, исключил квалифицирующий признак состава ч. 2 ст. 228 УК РФ — «незаконное приобретение», поскольку, по мнению суда, не указано место совершения этого преступного действия. Представление прокурора, основанное на том, что суд не имел право делать такие выводы, было отклонено Московским городским судом. Кассационная инстанция вслед за судом первой инстанции также делает вывод, что «исходя из предъявленного С. обвинения (приобретение им амфетамина 26 августа 2012 года) и материалов дела следует, что не установлены обстоятельства, подлежащие обязательному доказыванию и конкретизирующие признак приобретения наркотического вещества, а именно не указано место совершения преступления.» . Таким образом, суд, рассматривающий дело в особом порядке, вправе исследовать доказательства, делать на этой основе выводы о недоказанности квалифицирующих признаков преступления и не включать их в выносимое судебное решение.

Судебная статистика свидетельствует о том, что существует хотя и редкая, но стабильная, практика вынесения судами решений о прекращении уголовных дел по реабилитирующим основаниям по итогам рассмотрения дел в особом порядке при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением. В 2012 г. российскими судами в таком порядке были прекращены уголовные дела по реабилитирующим основаниям (отсутствие события, состава преступления, непричастность к преступлению) в отношении 498 подсудимых, в 2013 г. — 434 подсудимых, в 1 полугодии 2014 г. — 244 подсудимых . В Республике Мордовия такие случаи, хотя и единичные, тоже фиксируются судебной статистикой.

Таким образом, можно сделать вывод не только о допустимости исследования судами материалов дела при принятии решения в особом порядке, но и — об обязательности такого анализа. Судья, идущий на поводу у сторон, слепо переписывающий в приговор выводы обвинительного заключения, без самостоятельной оценки всех представленных в деле доказательств на основе личного их исследования, нарушает закон, уклоняясь от выполнения предусмотренной ч.7 ст. 316 УПК обязанности. Оценка судом имеющихся в деле доказательств на предмет обоснованности выдвинутого обвинения должна осуществляться после окончания стадии подготовки уголовного дела к судебному заседанию .

Обязательность изучения судьей материалов дела вытекает также из следующих конституционных принципов.

А) Закрепление в ст. 2 Конституции РФ человека, его прав и свобод высшей ценностью, а признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина — обязанностью государства, означает, что недопустимо обосновывать назначение ограничивающего права человека уголовного наказания непроверенными судом выводами стороны обвинения, и неисследованными судом доказательствами.

Б) В соответствии со ст. 18 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они … обеспечиваются правосудием. Следовательно, правосудие, как вид государственной деятельности, может признаваться соответствующим требованиям Конституции РФ, только если оно будет способно обеспечить и защитить права и свободы человека и гражданина, в том числе, права на жизнь, охрану достоинства личности, свободу и личную неприкосновенность, защиту чести и доброго имени (ст. 20-23 Конституции РФ) и других прав, которые не могут необоснованно ограничиваться со ссылкой только на то, что стороны в уголовном деле согласны с вынесением приговора в упрощенном порядке .

В) Принцип презумпции невиновности требует доказывания виновности и толкования всех неустранимых сомнений в виновности в пользу обвиняемого, а следовательно, и внимательного изучения судьей всех доказательств по делу и формулирования собственного вывода о виновности до вынесения обвинительного приговора суда (ст. 49 Конституции РФ).

Г) Принципы независимости судей, подчинения их только Конституции Российской Федерации и федеральному закону, а также принцип осуществления правосудия только судом (ст. 118, 120 Конституции РФ) в совокупности не допускают перекладывание обязанности по обоснованию актов правосудия с судьи на участников со стороны обвинения. Судья не может слепо переписывать в обвинительный приговор положения из обвинительного заключения. Все утверждения в приговоре должны быть основаны на личных выводах судьи, основанных на личном изучении им материалов дела (доказательств). Соблюдение вышеуказанных принципов при вынесении судебного решения является обязательным условием справедливого правосудия, соответствующего потребностям общества .

2) Судьи вышестоящих инстанций вправе проверять законность и обоснованность выводов суда первой инстанции, выполнение судом первой

инстанции вышеуказанных обязанностей по проверке обоснованности выдвинутого обвинения и тщательной оценке всех представленных в суд доказательств. Такой сложившийся в судебной практике подход, безусловно, соответствует принципу презумпции невиновности, который требует доказывания виновности и толкования всех неустранимых сомнений в виновности в пользу обвиняемого, а следовательно, и внимательного изучения судьей всех доказательств по делу и формулирования собственного вывода о виновности до вынесения обвинительного приговора суда (ст. 49 Конституции РФ); принципам независимости судей, подчинения их только Конституции РФ и федеральному закону, а также осуществления правосудия только судом, которые в совокупности не допускают перекладывание обязанности по обоснованию актов правосудия с судьи на участников со стороны обвинения .

На наш взгляд, данные выводы и анализ сложившейся правоприменительной практики, свидетельствующие об ответственности судьи за обоснованность выводов, содержащихся в обвинительном приговоре, позволяют нам предложить исключить из УПК РФ ст. 317. Предусмотренное данной статьей ограничение вредно, поскольку оно, во-первых, дезориентирует суд и стороны, создает ложное представление о том, что обоснованность выводов суда не проверяется вышестоящей инстанцией; во-вторых, дает возможность избирательно применять закон вышестоящими инстанциями: по одним делам проверять обоснованность выводов суда, а по другим — ссылаться на запрет в ст. 317 УПК РФ.

Список литературы:

1. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 17 апреля 2014 г. № 49-О14-4 . // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

2. Кассационное определение Московского городского суда от 13 марта

2013 г. по делу № 22-2204/13 . // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 16 . // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

7. Постановление Президиума Оренбургского областного суда № 44у-90-2011 от 28 марта 2011 г. . // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

8. Рябинина Т. К. Нравственные начала уголовного процесса: учебное пособие. Курск, 2007. С.45-54. 440 с.

10. Статистика работы районных судов и мировых судей Республики

Мордовии в 2012, 2013, 2014 годах . URL: http://usd.mor.sudrf.m/modules.php?mme=stat (дата обращения: 26.05.2015)

12. Шигуров А. В. О пределах активности судьи при разрешении вопросов в стадии подготовки уголовного дела к судебному заседанию // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2011. № 5-3. С. 195-197.

13. Шигурова Е.И. Производство по делам частного обвинения. Сущность, особенности и проблемы уголовного судопроизводства. Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2008. 116 с.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *