Право собственности общественных и религиозных организаций

  • автор:

Об этом расска­зывает помощник прокурора Тольятти Ксения Елисеева.

В надзорный орган обратился молодой человек, который заявил о своем намерении создать религи­озную группу. Его интере­совало, что для этого необходимо сделать, что бы все было по закону.

— Закон «О свободе совести и о религи­озных объеди­нениях” признает религи­озной группой добро­вольное объеди­нение граждан, образо­ванное в целях совместного испове­дания и распро­стра­нения веры, осуществ­ляющее деятель­ность без государ­ственной регистрации и приоб­ре­тения право­спо­соб­ности юриди­че­ского лица, — пояснила гражданину помощник прокурора Тольятти Ксения Елисеева. .

Такие группы могут совершать богослу­жения, проводить религи­озные обряды и церемонии. Им также позволено обучение религии и религи­озное воспи­тание своих после­до­ва­телей.

Однако радикальные религи­озные органи­зации остаются одним из источ­ников угроз нацио­нальной безопас­ности РФ. Националистический и религи­озный экстремизм наиболее опасны, поскольку прояв­ляются в возбуж­дении ненависти либо вражды по признакам пола, нацио­нальной, религи­озной принад­леж­ности.

Поэтому закон регла­мен­тирует порядок и деятель­ность религи­озных органи­заций.

— Я знаю, что религи­озная группа и религи­озная органи­зация отличаются друг от друга. Чем именно?

— Учредителями религи­озной органи­зации могут быть не менее 10 граждан Российской Федерации, достигших возраста 18 лет и постоянно прожи­вающих в одной местности либо в одном городском или сельском поселении.

А к созданию группы таких требо­ваний не установлено. В нее также входят граждане РФ и иные лица, постоянно и на законных основаниях прожи­вающие на терри­тории РФ.

Помещения и необхо­димое для деятель­ности религи­озной группы имущество предо­став­ляются в пользо­вание группы ее участ­никами.

— Отличается ли порядок регистрации группы и органи­зации?

— Да. Организация подлежит регистрации как юриди­ческое лицо, она должна иметь свой Устав. О начале деятель­ности религи­озной группы доста­точно в письменной форме уведомить орган, уполно­мо­ченный принимать решение о государ­ственной регистрации религи­озной органи­зации, по месту осуществ­ления деятель­ности религи­озной группы. На терри­тории Самарской области этим органом является Министерство юстиции Самарской области.

Уведомление направ­ляется руково­ди­телем религи­озной группы или руково­дящим органом центра­ли­зо­ванной религи­озной органи­зации в случае, если религи­озная группа входит в ее структуру.

В уведом­лении указы­ваются сведения об основах вероис­по­ве­дания, о местах совер­шения богослу­жений, других религи­озных обрядов и церемоний, руково­ди­телей (предста­ви­телей), гражданах, входящих в религи­озную группу, с указанием их фамилий, имен, отчеств, адресов места жительства.

Религиозная группа не реже одного раза в три года со дня последнего уведом­ления органа, уполно­мо­ченного принимать решение о государ­ственной регистрации религи­озной органи­зации, представляет уведом­ление о продол­жении своей деятель­ности.

— Если члены религи­озной группы нарушают эти условия, им грозит какое-то наказание?

— Да, в случае непред­став­ления или несвое­вре­менного представ­ления в государ­ственный орган, органи­зацию, уполно­мо­ченную в соответ­ствии с федеральными законами на осуществ­ление государ­ственного надзора (должностному лицу), сведений (инфор­мации), представ­ление которых преду­смотрено законом и необходимо для осуществ­ления этим органом его законной деятель­ности преду­смотрена ответ­ствен­ность в виде преду­пре­ждения или наложения админи­стра­тивного штрафа на граждан в размере от 100 до 300 рублей; на должностных лиц — от 300 до 500 рублей; на юриди­ческих лиц — от 3 тысяч до 5 тысяч рублей.

Центральный аппарат Минюста России принимает решение о государственной регистрации в отношении:

  • централизованных религиозных организаций, имеющих местные религиозные организации на территории двух и более субъектов Российской Федерации;
  • религиозных организаций (в том числе учреждений), образуемых указанными централизованными религиозными организациями.

Территориальные органы Минюста России принимают решение о государственной регистрации в отношении:

  • местных религиозных организаций;
  • централизованных религиозных организаций, имеющих местные религиозные организации на территории одного субъекта Российской Федерации;
  • религиозных организаций (в том числе учреждений), образованных указанными централизованными религиозными организациями.

СРОКИ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ УСЛУГИ

Общий срок предоставления государственной услуги центральным аппаратом Минюста России и его территориальными органами, без учета времени на исполнение функций регистрирующим органом, не должен превышать одного месяца и трех дней или шести месяцев и трех дней (при проведении государственной религиоведческой экспертизы) — религиозных организаций.

Срок рассмотрения документов религиозной организации может быть продлен до шести месяцев для проведения государственной религиоведческой экспертизы.

Срок предоставления государственной услуги при государственной регистрации религиозной организации в связи с ее ликвидацией не должен превышать 10 рабочих дней.

ИСЧЕРПЫВАЮЩИЙ ПЕРЕЧЕНЬ ДОКУМЕНТОВ, НЕОБХОДИМЫХ ДЛЯ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ УСЛУГИ

1. Для государственной регистрации централизованной религиозной организации, а также религиозной организации, образуемой централизованной религиозной организацией, заявителями представляются:

  • заявление о государственной регистрации;
  • список учредителей религиозной организации;
  • устав создаваемой религиозной организации, утвержденный ее учредителем (учредителями);
  • сведения об адресе (месте нахождения) постоянно действующего руководящего органа создаваемой религиозной организации, по которому осуществляется связь с религиозной организацией (указывается в соответствующей графе заявления);
  • нотариально удостоверенные копии устава и документа о государственной регистрации учредителя (учредителей); в случае, если заявителем не представлен документ о государственной регистрации учредителя (учредителей), Минюст России или его территориальный орган самостоятельно запрашивает указанные сведения в федеральном органе исполнительной власти, осуществляющем государственную регистрацию юридических лиц, физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств;
  • соответствующее решение правомочного органа учредителя (учредителей);
  • документ об уплате государственной пошлины;
  • при создании централизованной религиозной организации учредитель (учредители) представляют также уставы не менее, чем трех местных религиозных организаций, входящих в ее структуру, и сведения об иных входящих в указанную структуру религиозных организаций.

2. Для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы религиозной организации, представляются:

  • заявление о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы;
  • решение о внесении изменений в учредительные документы;
  • учредительные документы некоммерческой организации в новой редакции;
  • документ об уплате государственной пошлины.

3. Для внесения в Единый государственный реестр юридических лиц изменений в сведения, не связанные с внесением изменений в учредительные документы некоммерческой организации, представляются:

  • заявление о внесении в Единый государственный реестр юридических лиц изменений в сведения о религиозной организации, не связанные с внесением изменений в учредительные документы;
  • решение (протокол, выписка из протокола, указ и др.) уполномоченного органа религиозной организации, подтверждающее в установленных законодательством Российской Федерации случаях сведения о религиозной организации, подлежащие изменению в Едином государственном реестре юридических лиц.

Требования к оформлению документов, представляемых заявителями для государственной регистрации

Все документы, кроме документов, представляемых в электронной форме и учредительных документов религиозной организации, представляются на государственную регистрацию в двух экземплярах, один из которых должен быть подлинником.

Учредительные документы религиозной организации представляются в трех подлинных экземплярах, за исключением документов, представляемых в электронной форме.

Два экземпляра учредительных документов, представляемых на государственную регистрацию, должны быть прошиты и заверены подписью заявителя или нотариуса.

Листы всех экземпляров учредительных документов, представляемых на государственную регистрацию, должны быть пронумерованы. Документы, содержащие более одного листа, должны быть прошиты, пронумерованы и заверены подписью заявителя на обороте последнего листа на месте прошивки.

Платежное поручение или иной документ об уплате в соответствующий бюджет государственной пошлины за государственную регистрацию некоммерческой организации представляется в подлиннике.

Сведения об адресе (месте нахождения) постоянно действующего органа некоммерческой организации, по которому осуществляется связь с некоммерческой организацией, указываются в заявлении, подписанном уполномоченным лицом.

Подтверждение заявителем указанных сведений иными документами не требуется.

Исчерпывающий перечень оснований для отказа в предоставлении государственной услуги

Основания отказа в государственной регистрации религиозной организации:

  • цели и деятельность религиозной организации противоречат Конституции Российской Федерации и законодательству Российской Федерации;
  • создаваемая организация не признана в качестве религиозной;
  • устав и другие представленные документы не соответствуют требованиям законодательства Российской Федерации или содержащиеся в них сведения недостоверны;
  • в Едином государственном реестре юридических лиц ранее зарегистрирована организация с тем же наименованием;
  • учредитель (учредители) неправомочен.

Основания оставления заявления о государственной регистрации религиозной организации без рассмотрения:

  • непредставление для государственной регистрации религиозной организации документов, предусмотренных пунктами 5-7 статьи 11 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях».

Размер государственной пошлины за предоставление государственной услуги

За государственную регистрацию некоммерческих организаций взимается государственная пошлина в размере и порядке, которые установлены главой 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации (в том числе статьей 333.33), а именно:

за государственную регистрацию создания юридического лица, — 4 000 руб.;

за государственную регистрацию изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, а также за государственную регистрацию ликвидации юридического лица, — 800 руб.

Афанасьев П. Б. ПРЕКРАЩЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РЕЛИГИОЗН. ОРГАНИЗАЦИИ

2.3. ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ПРЕКРАЩЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РЕЛИГИОЗНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

Афанасьев П. Б., преподаватель Пермский филиал НА МВД России

Перейти на Главное МЕНЮ Вернуться к СОДЕРЖАНИЮ

В настоящей статье предпринята попытка привлечь внимание юридической общественности к проблемам правового регулирования ликвидации религиозной организации. Существующие формулировки отдельных положений ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» препятствуют их применению компетентными органами государственной власти.

Религиозные объединения в России могут быть созданы в двух формах: религиозная группа или религиозная организация. Анализ соответствующих положений действующего российского законодательства дает основания для признания религиозной организации самостоятельной организационно-правовой формой юридического лица1.

Способом прекращения деятельности юридического лица без перехода прав и обязанностей к иным субъектам права (правопреемникам) является ликвидация.

Вопросу ликвидации религиозной организации посвящена статья 14 вышеуказанного Закона. С момента принятия ФЗ РФ от 26.09.1997 г. «О свободе совести и о религиозных объединениях» по настоящее время данная статья подвергалась редакции четырежды, в то время как сам Закон — шесть раз. В 2002 году в связи с принятием ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» изменено и само наименование исследуемой статьи на следующее: «Приостановление деятельности религиозного объединения, ликвидация религиозной организации и запрет на деятельность религиозного объединения в случае нарушения ими законодательства».

Основаниям для ликвидации религиозной организации в судебном порядке посвящена часть 2 статьи 14 Закона, действующая редакция которой содержит перечень из 10 пунктов. Причем указанный перечень является исчерпывающим.

Несмотря на неоднократное внесение поправок в статью 14 Закона, ряд ее положений остается неизменным с 1997 года. Это обстоятельство видится довольно странным притом, что юридическая практика по данной категории дел показывает явное несовершенство некоторых ее формулировок2. По данным Управления Федеральной регистрационной службы РФ по Пермскому краю положения части 2 статьи 14 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» в данном регионе страны не применялись ни разу

1 Аюшева И. З. Гражданско-правовое положение религиозных организаций: автореф. дисс. … к.ю.н. Екатеринбург, 2005. С. 10.

2 См.: Судебная практика по делам, связанным с реализацией права на свободу совести и деятельностью религиозных организаций. / Сост. и всуп. статья: А. В. Пчелинцев, В. В.

Ряховский. М., 2000.

с момента их появления, несмотря на неоднократное возникновение такой потребности.

Ярким примером неоднозначности для толкования и сложности для применения является формулировка следующего основания для ликвидации религиозной организации в судебном порядке: «посягательство на личность, права и свободы граждан».

При попытке уяснить для себя смысл указанной юридической нормы субъект права непременно сталкивается с, как минимум, двумя проблемами.

Во-первых, объектом действия, выступающего основанием для ликвидации религиозной организации, является «личность, права и свободы граждан» (выделено мною — П. А.).

Системный подход при анализе упомянутого положения требует исследования содержания данной нормы в тесной связи с иными положениями Закона. Рассматриваемая категория в данном случае подлежит скорее не буквальному (как физическое лицо, состоящее в устойчивой правовой связи с некоторым государством), а ограничительному толкованию («гражданин» в смысле данной статьи Закона — это гражданин Российской Федерации). Основанием этому суждению видится целенаправленное неоднократное как совместное, так и раздельное использование в Законе таких понятий как «человек» и «гражданин» (например, ст. 1, ч. 1 ст. 6, ч. 1 ст. 7, ч. 1 ст. 8, ч. 1 ст. 9, ч. 2 ст. 20). Так, в соответствии с нормой части 1 статьи 9 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» в России учредителями местной религиозной организации могут быть только граждане Российской Федерации. Юридическая обоснованность подобного ограничения выявляется в том, что сфера реализации права на свободу совести и свободу вероисповедания не является исключительно частноправовой. Реализация указанного права в зависимости от количества субъектов возможна как в индивидуальной, так и в коллективной форме. В случае коллективной реализации данного субъективного права мы сталкиваемся с аспектом публично-правовых отношений. Например, именно таковыми могут являться правовые отношения по поводу создания религиозной организации. Регистрируя религиозную организацию, субъекты, осуществляющие свое конституционное право, непременно затрагивают сферу интересов иных лиц, в первую очередь — государства. В процессе деятельности созданного объединения его члены с необходимостью вступают в контакт с физическими и юридическими лицами, поскольку распространение веры есть законодательно закрепленная цель существования подобного типа организаций. Сфера публичноправовых отношений характеризуется приоритетом императивного метода правового регулирования, преобладанием директивно-обязательных норм и, как следствие, редким использованием расширительного толкования правовых норм3.

С учетом изложенного возникает вопрос о возможности применения рассматриваемой нормы в случае причинения религиозной организацией вреда лицу, не являющемуся гражданином России. Ответ на него видится однозначно отрицательным.

БИЗНЕС В ЗАКОНЕ

2’ 2008

Во-вторых, собственно основанием для ликвидации религиозной организации является именно «посягательство» как таковое на личность, права и свободы граждан. Здесь мы опять сталкиваемся с необходимостью уяснения значения используемого понятия.

Согласно С. И. Ожегову в русском языке под словом «посягательство» понимается попытка причинить вред, ущерб кому-либо. Слово «посягнуть» означает попытаться нарушить что-нибудь, причинить кому-нибудь вред, ущерб4. Исходя из буквального понимания слова «посягательство» в русском языке следует заключить, что даже законное прекращение деятельности религиозной организации (на основании судебного решения или по решению учредителей) будет являться посягательством на деятельность религиозной организации в собственном смысле слова! А поскольку деятельность религиозной организации является формой осуществления конституционного права человека, то прекращение ее деятельности станет посягательством на права и свободы человека.

Необходимо учесть, что нарушение правил, причинение ущерба с точки зрения соответствия правовым предписаниям может быть как правомерным, так и противоправным. Правомерными посягательствами религиозной организации на права и свободы человека следует считать не противоречащие закону требования, в результате исполнения которых человек ограничивает сферу реализации своих возможностей. Таковыми требованиями являются: соблюдение поста и, как следствие, ограничения в пищи, развлечениях; соблюдение обетов (например, безбрачия); ограничение общения, возможности получения информации (положение послушников в монастыре); ограничения в выборе супруга (характерны для представителей семей ортодоксальных верующих некоторых конфессий); некоторые религиозные обряды (например, обрезание); соблюдение определенной формы одежды (как при посещении культовых мероприятий, так и в повседневной жизни) и многие другие. Подобного рода посягательства, будучи по своей правовой природе правомерными, могут подлежать осуждению как с позиции той или иной конфессии, так и с позиции светски настроенных лиц. Типичным примером является протест родных и близких людей, ставших членами новых для российского общества религиозных движений5. В большинстве случаев жизнь и здоровье адептов подобных организаций находится вне опасности. Однако родственники проявляют беспокойство в связи с резким сокращением социальных контактов лица, обратившегося в новую веру, и изменениями в его поведении.

Таким образом, независимо от субъективного отношения к религиозной организации и практике ее функционирования, необходимо признать потенциальную возможность осуществления ею посягательств на права и свободы человека. Следует также учесть, что

данное положение не в меньшей степени применимо к деятельности органов государственной власти. Осуществление государственным механизмом полномочий в сфере охраны общественного порядка, борьбы с преступностью и даже регистрации права на недвижимое имущество неизбежно связано с правомерным (!) нанесением материального и нематериального урона человеку (начиная с элементарной очереди в душном помещении, заканчивая непредвиденным расходованием времени и денежных средств на поиск необходимого здания, указанного в повестке).

Статья 1064 ГК РФ закрепляет, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Часть 2 указанной статьи устанавливает, что законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда. Более того, ст. 1064 ГК РФ вполне обоснованно допускает в случаях, предусмотренных законом, и ответственность за вред, причиненный правомерными действиями. Тем не менее, возникает уместный вопрос о том, является ли правомерное причинение вреда веским основанием для прекращения деятельности религиозной организации. Социальная природа данного рода общественных объединений обусловливает насколько это возможно более деликатный подход к воздействию, осуществляемому извне. Таковым является государственное правовое регулирование. Насколько эффективно оно в данном случае?

Следуя логике рассмотрения вопроса необходимо заключить, что существующая формулировка основания для ликвидации религиозной организации — «посягательство на личность, права и свободы граждан» -является весьма затруднительной для применения. Более того, попытки привести такую норму права в действие могут создать почву для использования недобросовестными субъектами законодательства Российской Федерации в личных интересах и в противоречии с его истинными целями.

Основываясь на вышеизложенном и руководствуясь необходимостью совершенствования законодательства для его эффективной реализации, видится возможным предложить следующую редакцию абзаца 4 части 2 статьи 14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»: «противоправное посягательство на личность, права и свободы человека и гражданина». Подобная формулировка однозначно позволит правовой норме стать жизнеспособной и защитит законопослушного субъекта общественных отношений от неправомерного привлечения к юридической ответственности.

Перейти на Главное МЕНЮ Вернуться к СОДЕРЖАНИЮ

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4 Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 2005. С. 560.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *