Право гражданина на изображение

  • автор:

vova130555@gmail.com / .com

Интернет – это такая среда, в которой люди часто делятся своими персональными данными, в том числе изображениями. При этом в Сети легко можно скопировать фотографию человека, размещенную, например, в качестве аватарки в соцсети, на персональном сайте, форуме и т. д. Изображения граждан могут использоваться в том числе в коммерческих целях, но такое использование должно осуществляться по общему правилу с согласия соответствующего субъекта персональных данных (п. 1 ст. 152.1 Гражданского кодекса, ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных»). Однако в некоторых случаях недобросовестные лица просто скачивают, например, интересующую их фотографию без разрешения изображенного на ней человека и используют ее в рекламе, в качестве иллюстраций к разного рода информационным материалам, иногда выдают изображенных на фото людей за разного рода экспертов, которыми они не являются (банкиров, юристов и т. д.), привлекая таким образом внимание к своему контенту. Разберемся, в каких случаях допустимо свободное использование изображений граждан, а в каких использование изображения влечет за собой ответственность, и как гражданам, чье изображение незаконно используется, защитить свои права?

Охрана изображения гражданина

Изображение гражданина представляет собой его индивидуальный облик, запечатленный в какой-либо объективной форме, например, на фотографии или в видеоролике (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 сентября 2017 г. по делу № 33-36381/2017, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 8 февраля 2017 г. по делу № 33-1506/2017). При этом под изображением следует понимать, как пояснила юрист Европейской Юридической Службы Ольга Широкова, и лицо человека, и внешний вид в целом, и отдельные индивидуально определенные части внешнего вида.

Обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина, в том числе его фотографий, видеозаписей и произведений искусства, в (на) которых он изображен, допускаются только с согласия этого гражданина. Исключениями, то есть когда не требуется согласие, являются случаи использования изображения:

  • в государственных, общественных или иных публичных интересах;
  • полученного при съемке в местах, открытых для свободного посещения или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и т. д.), если такое изображение не является при этом основным объектом использования;
  • полученного при позировании гражданина за плату (п. 1 ст. 152.1 ГК РФ).

МНЕНИЕ

Фото: личный архив эксперта

Алексей Головченко, Управляющий партнер юридической компании «ЭНСО», Президент Института развития и адаптации законодательства, глава комитета по оценке регулирующего воздействия «Деловой России»:

«Так, появление публичных людей на мероприятиях, собраниях, заседаниях обычно сопровождается фото- и видеосъемкой. На использование таких изображений разрешения не требуется. Но если публичный человек заснят, скажем, на дне рождения близкого друга, и это событие не освещалось в СМИ, то необходимо запросить согласие на использование изображения. Нужно иметь четкое представление о разграничении личного и публичного. Если использование изображения преследует цель получения прибыли или удовлетворения обывательского интереса к частной жизни лица, то, как поясняется в п. 44 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», на это требуется его согласие».

Согласие на обнародование и использование изображения гражданина не требуется, если оно необходимо в целях защиты правопорядка и государственной безопасности, например, в связи с розыском граждан, в том числе пропавших без вести либо являющихся участниками или очевидцами правонарушения. Допустимо обнародование и использование изображения гражданина без его согласия, когда имеется, как уже отмечалось, публичный интерес. В частности, если гражданин является публичной фигурой (занимает государственную или муниципальную должность, играет существенную роль в общественной жизни в сфере политики, экономики, искусства, спорта или любой иной области), а обнародование и использование изображения осуществляются в связи с политической или общественной дискуссией или интерес к данному лицу является общественно значимым (п. 44 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление Пленума ВС РФ № 25). Следует отметить, что последние названные условия обнародования и использования изображения гражданина являются кумулятивными, то есть должны соблюдаться в совокупности (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 12 февраля 2019 г. № 274-О).

В судебной практике признается, как правило, что общественный интерес обуславливает возможность использования без согласия изображений популярных деятелей искусства. Так, один известный российский актер театра и кино обратился в суд с иском о защите права на неприкосновенность частной жизни, права на охрану изображения и взыскании компенсации за причинение морального вреда, обнаружив в СМИ публикацию о его вступлении в брак и свои фотографии. Однако суды, как первой, так впоследствии и апелляционной инстанции, не нашли оснований для удовлетворения требований истца. Они обратили внимание среди прочего на то, что истец, будучи известным актером, в силу своего положения является публичным человеком, поэтому должен осознавать, что это автоматически влечет за собой усиление внимания в отношении его частной и публичной жизни. Более того, суды указали, что информация о взаимоотношениях в семье, знакомстве с будущей супругой и отношениях с ней после заключения брака, желании иметь детей, относящаяся к публичной фигуре, которой является истец, представляет общественный интерес в качестве ориентира для формирования поведения людей, принятия либо непринятия тех или иных моральных ценностей и выбора образа жизни.

Суды также отметили, что законодательство не содержит обязательного требования получать письменное согласие деятеля культуры и искусства на использование его изображения. Согласие может быть дано и устно, и путем совершения конклюдентных действий. Спорные фотографии истца были сделаны на предпремьерном показе фильма с участием прессы. Согласно позиции судов из содержания фотографии видно, что истец не уклонялся от объектива фотоаппарата, позировал фотографу, позволил сделать фотоснимки своего изображения, что свидетельствует о совершении истцом конклюдентных действий, посредством которых выразилось согласие на последующее использование его фотографий в СМИ (апелляционное определение Московского городского суда от 2 февраля 2017 г. № 33-3582/17).

Практика показывает, что публичные личности часто сталкиваются с нарушениями их права на охрану изображения. Алексей Головченко справедливо указал на необходимость разграничения «личного и публичного». Дело в том, что использовать изображение известных людей в коммерческих целях, в том числе в рекламе без их согласия, если при этом не соблюдаются условия обнародования и использования изображения в связи с политической или общественной дискуссией или наличием общественно значимого интереса к лицу, недопустимо. Проблема незаконного использования изображения не понаслышке знакома, например, журналисту и телеведущему Владимиру Познеру.

МНЕНИЕ

Владимир Познер, журналист, радио- и телеведущий, первый президент Академии российского телевидения (1994 – 2008):

«Моим изображением пользуются самым что ни на есть пиратским образом, без моего на то согласия. Не знаю, что делать с этим. Считаю, что это совершенно недопустимо. Следовало бы, на мой взгляд, принять меры, направленные на усиление защиты права на охрану изображения гражданина, например принять закон, предполагающий установление серьезного штрафа за соответствующее нарушение».

Генеральный директор юридической службы «Единый центр защиты» Константин Бобров обратил внимание на то, что право на охрану изображения соотносится с конституционными правами на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени (ч. 1 ст. 23 Конституции РФ). Эксперт заметил, что недопустимо использовать фотографии граждан, сопровождая их текстом или другими материалами, порочащими честь и достоинство изображенного лица (ст. 152 ГК РФ). Кроме того, использование фотографий (иных произведений, содержащих изображения граждан) не должно нарушать интеллектуальные права на соответствующие результаты интеллектуальной деятельности. При этом Константин Бобров подчеркнул, что даже если фотография сделана профессиональным фотографом, обладающим на нее исключительными правами, для того, чтобы обнародовать и использовать такое фото, все равно необходимо получать на это согласие изображенного лица.

Если право гражданина на охрану изображения нарушается, то, как правило, не составляет особых трудностей защитить его в судебном порядке, требуя удаления изображения, пресечения или запрещения дальнейшего его распространения и компенсации за причинение морального вреда, нанесенного обнародованием и (или) использованием изображения (п. 3 ст. 152.1, ст. 151 ГК РФ). Так, в одном деле участник конфликта, вызванного дорожной ситуацией, выложил в городскую группу «Подслушано» в соцсети фотографию с изображением другого участника конфликта, сопроводив публикацию комментарием и приложив к ней также фотокопию определения об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении. Участник конфликта, изображение которого было размещено в соцсети без его согласия, обратился в суд с иском о защите права на охрану изображения, об опровержении сведений, порочащих честь и достоинство, и взыскании компенсации за причинение морального вреда. Суд отказал истцу в удовлетворении требований о защите чести и достоинства и взыскании компенсации за причинение морального вреда в этой части, ссылаясь на то, что размещенные в соцсети сведения не носили характер порочащих, а отражали субъективное мнение ответчика о произошедших событиях с участием истца. Но при этом суд пришел к выводу о том, что размещение ответчиком фотографии с изображением истца без его согласия является неправомерным обнародованием и использованием изображения гражданина и нарушением права на его охрану, и взыскал с ответчика в пользу истца соответствующую компенсацию за причинение морального вреда. Такое решение оставил в силе суд апелляционной инстанции (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 1 августа 2016 г. по делу № 33-4169/2016).

Фото из соцсетей, размещенные пользователем

Подлежит ли охране стилизованное изображение гражданина? Узнайте ответ в «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ

Размещение изображения гражданина им самим в соцсетях, на форумах и т. д., как подчеркнула Ольга Широкова, не дает третьим лицам права свободно скачивать и использовать такое изображение в своих коммерческих и иных интересах, в том числе в рекламе. Соответствующая позиция отражена в п. 43 Постановления Пленума ВС РФ № 25, согласно которому обнародование изображения гражданина, в том числе размещение его самим гражданином в Сети, и общедоступность такого изображения сами по себе не дают иным лицам права на свободное использование такого изображения без получения согласия изображенного лица. Под обнародованием изображения при этом необходимо понимать осуществление действия, которое впервые делает данное изображение доступным для всеобщего сведения путем его опубликования, публичного показа либо любым другим способом, включая размещение его в Интернете.

Стоит, однако, иметь в виду, что обстоятельства размещения гражданином своего изображения в Интернете могут свидетельствовать о выражении таким лицом согласия на дальнейшее использование изображения, например, если это предусмотрено условиями пользования сайтом, на котором гражданином размещено изображение (п. 43 Постановления Пленума ВС РФ № 25). «До размещения своих фотографий в общедоступном месте, например, в соцсетях, необходимо детально изучить правила ресурса, чтобы в последующем иметь возможность защищать свое право на охрану изображения и случайно не стать лицом рекламной кампании производителя какого-либо товара», – отметил партнер, адвокат гражданско-правового направления адвокатского бюро LOYS Кирилл Куватов.

Добавим, что в судебной практике существует позиция, согласно которой пересылка с помощью Интернета, например, фотографий с изображением гражданина в рамках личной переписки не является обнародованием изображения (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 3 мая 2017 г. по делу № 33-7522/2017).

Произведения с изображениями граждан

Обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина не относятся к интеллектуальным правам в смысле положений ч. 4 ГК РФ. При этом произведения, содержащие изображение граждан, охраняются по правилам об объектах авторского права (п. 34 Постановления Пленума ВС РФ от 23 апреля 2019 г. № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Младший юрист практики интеллектуальной собственности ANP Law Firm Ирина Шаяхметова пояснила, что если на фотографии, видеозаписи или ином произведении имеется изображение гражданина, то использование такого произведения может осуществляться лишь при условии соблюдения установленных ст. 152.1 ГК РФ правил. Чтобы использовать произведения, исключительные права на которые принадлежат их авторам, фотобанкам или иным лицам, необходимо, как отметила эксперт, получить согласие этих лиц (п. 1 ст. 1229 ГК РФ), например, с помощью заключения лицензионного соглашения. При этом актуальной остается и необходимость получения согласия на использование изображения гражданина, который запечатлен на видео, фото или ином произведении. За получение такого согласия ответственен в первую очередь правообладатель, то есть лицо, которому принадлежат исключительные права на соответствующий результат интеллектуальной деятельности. При этом действуют исключения, предусмотренные п. 1 ст. 152.1 ГК РФ. Если гражданин позировал фотографу за плату, то согласие гражданина на использование соответствующих фотографий уже не требуется. Однако, как подчеркнула Ирина Шаяхметова, в таком случае, фотобанки, например, все равно хотят убедиться в правомерности использования изображения гражданина фотографом, желающим продать свое произведение. Со стороны фотографа должно быть предоставлено подтверждение оплаты услуг гражданина в качестве модели.

Эксперт также обратила внимание на то, что лицензии на фотографические материалы с изображением граждан различных сервисов – фотобанков часто содержат специальное условие, запрещающее использование изображений граждан в порочащем их, клеветническом контексте.

Если гражданин позирует не за плату, а на каких-либо иных условиях, то фотографу (оператору и т. д.) обязательно нужно получить согласие модели на использование соответствующих произведений. Напомним, что согласие на обнародование и использование изображения гражданина представляет собой сделку. Форма согласия определяется общими правилами ГК РФ о форме сделки, которая может быть совершена в письменной или устной форме, а также путем совершения конклюдентных действий, если иное не установлено законом. Использование в агитационных материалах кандидата, избирательного объединения изображения физлица допускается, например, только с письменного согласия этого физлица согласно п. 9 ст. 48 Федерального закона от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».

Согласие гражданина на обнародование и использование его изображения может содержать ряд условий, определяющих порядок и пределы обнародования и использования, например, о сроке, на который оно дается, способе использования изображения и т. д. Такого рода соглашение (релиз модели) может оформляться и при позировании за плату. Если согласие на обнародование и использование изображения было дано в устной форме либо путем совершения конклюдентных действий, таким согласием охватывается использование изображения в том объеме и в тех целях, которые явствуют из обстановки, в которой оно совершалось (п. 46-47 Постановления Пленума ВС РФ № 25).

Инструкция по применению: как гражданину защитить свои права?

Прежде всего отметим, что гражданин вправе в любой момент отозвать свое согласие на использование изображения. Но в таком случае лицо, которое обладало правом на использование изображения, сможет потребовать возмещения причиненных ему таким отзывом убытков (п. 49 Постановления Пленума ВС РФ № 25).

Если речь идет о незаконном использовании изображения гражданина на материальных носителях, то применению подлежит п. 2 ст. 152.1 ГК РФ. Соответствующие экземпляры материальных носителей, изготовленные в целях введения в гражданский оборот, а также находящиеся в обороте, содержащие незаконно используемое изображение гражданина, подлежат на основании судебного решения изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации. То есть гражданину в таких случаях следует обращаться в суд (сначала можно обратиться с претензией к нарушителю, но это не обязательно) с требованием об изъятии из оборота экземпляров материальных носителей с его изображением и их уничтожении. Гражданин вправе потребовать также компенсации за причиненный моральный вред (ст. 151 ГК РФ).

Если изображение гражданина без его согласия в нарушение п. 1 ст. 152.1 ГК РФ распространено в Интернете, в том числе в рекламных материалах, он вправе требовать удаления этого изображения, а также пресечения или запрещения дальнейшего его распространения (п. 3 ст. 152.1 ГК РФ). Партнер, руководитель практики IT и медиа юридического партнерства «Курсив» Елена Янина поделилась практическими рекомендациями о том, как удалить незаконно используемое изображение из Сети.

МНЕНИЕ

Фото: личный архив эксперта

Партнер, руководитель практики IT и медиа юридического партнерства «Курсив» Елена Янина:

«Прежде всего следует связаться с нарушителем либо владельцем сайта или соцсети, где размещено изображение гражданина, и попробовать договориться об его удалении. Контакты администрации сайта или соцсети, как правило, найти не трудно. Если на самом сайте не удалось найти контакты администратора, то можно воспользоваться специальными ресурсами, предоставляющими информацию об администраторах и регистраторах доменных имен. Если администратором является юрлицо, то его адрес и имя руководителя можно узнать с помощью получения выписки из ЕГРЮЛ онлайн на сайте ФНС России. Если администратором является физлицо, то данные о нем можно узнать у регистратора доменных имен. Но для этого может понадобиться помощь адвоката, так как регистраторы, как правило, отвечают на адвокатские запросы, но игнорируют запросы физлиц.

Кроме того, нередко в соцсетях, на видеохостингах и других ресурсах есть специальная форма для обращения с требованием об удалении незаконно обнародованного и используемого изображения либо с иной претензией.

Если договориться с нарушителем или администратором ресурса не получилось, то следует направить в их адрес (одного из них либо обоим) письменную претензию по почте с уведомлением о вручении и описью вложения. Если использованием изображения гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания), то суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации такого вреда (ст. 151 ГК РФ). В претензии также можно заявить соответствующее требование.

Следующим шагом, если требования не исполняются добровольно, является подача в суд общей юрисдикции искового заявления об обязании нарушителя и (или) администратора Интрнет-ресурса удалить изображение, о запрете его дальнейшего распространения и взыскании компенсации за причинение морального вреда в случае необходимости. Кроме того, можно обратиться в суд с иском о защите прав субъекта персональных данных, либо в Роскомнадзор с заявлением о принятии предусмотренных законом мер по восстановлению нарушенных прав субъекта персональных данных и обеспечении удаления Интернет-страницы, на которой размещены персональные данные (изображение) без разрешения гражданина».

Иногда использование изображения гражданина в Интернете без его согласия сопровождается распространением о нем недостоверной информации. Так, если при незаконном размещении изображения гражданина в том или ином материале его выдают за лицо, которым он не является, либо публикуют порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию сведения, то гражданин вправе потребовать опровержения такой информации, опубликования своего ответа, ее удаления, возмещения убытков и компенсации за причинение морального вреда (п. 5, п. 9-10 ст. 152, ст. 151 ГК РФ). Если установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, невозможно, гражданин, в отношении которого такие сведения распространены, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности (п. 8 ст. 152 ГК РФ). Следует учитывать, что если речь идет о сведениях, просто не соответствующих действительности (не порочащих честь, достоинство, деловую репутацию), то срок исковой давности по требованиям об их удалении, опровержении и т. д., предъявляемым в связи с распространением таких сведений в СМИ, составляет один год со дня их опубликования (п. 10 ст. 152 ГК РФ).

Отметим также, что за распространение ложных сведений предусмотрена и уголовная ответственность. Клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию наказывается штрафом в размере до 500 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо обязательными работами на срок до 160 часов (ч. 1 ст. 128.1 Уголовного кодекса). Соответствующей статьей УК РФ предусмотрены также квалифицированные составы преступления.

***

Действующее законодательство предусматривает возможности для защиты права на охрану изображения физлица в случае его обнародования и использования без согласия гражданина. Действенными на практике способами защиты оказываются как претензионный порядок, так и судебный. Стоит только не упускать из виду необходимость обеспечения доказательственной базы на случай спора. Так, в случае незаконного обнародования и использования изображения, следует фиксировать факт нарушения, например, с помощью нотариально заверенных скриншотов.

ЮРИДИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПРАВА ГРАЖДАНИНА НА ИЗОБРАЖЕНИЕ

Ильютович Д. А.*

Аннотация. В статье проведен общий обзор российского законодательства в сфере охраны права гражданина на изображение, указаны некоторые проблемы и пробелы отечественного права в данном институте. В этой связи представлены мнения различных юристов и собственное мнение автора, а также российская и международная судебная практика.

Изложенное позволяет сделать вывод о необходимости дальнейшего теоретического и практического осмысления понятия права на изображение гражданина, выявления его четких признаков с целью точного и однозначного определения.

Ключевые слова: право на изображение, изображение гражданина, нематериальные блага, внешний облик.

Право гражданина на изображение — одна из самых интересных и актуальных тем гражданского права. Интерес к нему обеспечивается странным парадоксом — существует и защищается государством оно достаточно давно, однако до сих пор эта сфера крайне мало разработана и нуждается в более детальном рассмотрении и дополнении. Отсутствие официальной терминологии, расплывчатость формулировок статей, Интернет как совершенно новый способ опубликования информации — все это создает серьезные проблемы для регулирования этого правоотношения. Поэтому актуальность данной статьи заключается именно в неразвитости отечественного законодательства в плане охраны права гражданина на изображение. Целью исследования является обзор нормативно-правовых актов, а также судебной практики по данному вопросу и формулировка основных проблем, недочетов и пробелов законодательства в данной сфере, сбор и анализ мнений ученых-юристов по этому вопросу и в этой связи формирование собственной точки зрения.

Сначала необходимо собрать и систематизировать все законодательство по данной теме. Главной нормой, охраняющей право гражданина на изображение, является статья 152.1 ГК РФ1, которая была внесена Федеральным законом № 231-

1 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ, ст. 152.1.

ФЗ от 18 декабря 2006 года2. Эта статья заменила собой статью 514 Гражданского Кодекса РСФСР3, которая регулировала это защиту этого права вплоть до 2007 года. Согласно новой норме, обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина допускается только с его согласия. Исключениями из этой ситуации норма называет использование изображения гражданина в публичных целях (государственных, общественных и иных), опубликование изображения, полученного в «местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях», при том, что изображение именно гражданина не является основным объектом использования, а также ситуацию, когда гражданин позировал за плату. Необходимо также упомянуть Закон РФ «О средствах массовой информации», где с статье 494 среди обязанностей журналиста закрепляется получение согласия на распространение в средстве массовой информации сведений о личной жизни гражданина от него самого или от его наследника. Безусловно, к сведениям о личной жизни можно отнести изображение гражданина, поэтому эта норма также важна для нас. Опять же, изъятием из

2 Федеральный закон от 18 декабря 2006 г. № 231-Ф3 «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», ст. 17, п. 13).

3 Гражданский кодекс РСФСР от 11 июня 1964 г., ст. 514.

4 Закон РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах

массовой информации», ст. 49, п. 5.

* Ильютович Дмитрий Александрович, студент факультета права Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» E-mail: dmi-ilyutovich@yandex.ru

этой обязанности является защита общественных (публичных) интересов, как и в статье 152.1 ГК РФ. Косвенно ее касаются статьи 1268 (где приводится определение обнародования произведения5) и 1483 ГК РФ (в которой закрепляется, что основанием для отказа в регистрации товарного знака является наличие в нем имени, псевдонима, факсимиле либо, что важно для нас, портрета известного в РФ лица6). Имеются и другие косвенно относящиеся к данной теме нормы, о которых будет сказано ниже. Таким образом, все, что есть в законодательстве касательно защита права гражданина на изображение — одна прямая, но слишком общая и неполная норма (ст. 152.1 ГК РФ) и несколько норм, лишь косвенно затрагивающие данную проблему, освещая только частные случаи. Чего же конкретно не хватает законодательству? Что необходимо для закрытия «белых пятен»?

Главная проблема заключается в том, что в правовых актах нет даже определения изображения гражданина. В ст. 152.1 в числе изображений гражданина указываются лишь фотографии, видеозаписи и предметы изобразительного искусства, на которых он изображен. Этот список явно неполный и чересчур упрощенный. Точного, формально-определенного термина в законодательстве нет. В этой связи возникают недопонимания. Действительно, как защищать право на то, чего мы не можем определить? Разные юристы предлагали свои варианты решения проблемы. Так, профессор МГЮА С.П. Гришаев в своей статье «Право гражданина на изображение»7 предлагает отталкиваться от определения изображения из словаря С.И. Ожегова, в котором изображением называется зрительное воспроизведение чего-либо8. Тогда изображение гражданина — это его зрительно воспроизведение. Такая формулировка не вызывает вопросов, если речь идет о способах создания изображения, наиболее точно и четко отображающих реальность, например, фото- или видеосъемка. Вопрос же, какой предмет изобразительного искусства является изображением гражданина, а какой нет, остается в данном случае открытым. Другого мнения придерживается профессор А.М.

5 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18.12.2006 № 230-Ф3, ст. 1268, п. 1.

6 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18.12.2006 № 230-Ф3, ст. 1483, п. 9, п/п 2.

7 Гришаев С.П. Право гражданина на изображение // «Гражданин и право», № 9, сентябрь 2012.

Эрделевский. Он пишет: «Изображение любого объекта — это то, что создается из образа такого объекта. Изображаемый объект может существовать лишь в воображении изобразителя (например, художник рисует героя литературного произведения исходя из того представления, которое сложилось у него об этом персонаже в результате прочтения текста), а может быть реально существующим. В случае изображения гражданина образом является его внешний облик (внешность)»9. Соответственно, изображение гражданина — это его вновь зрительно воспроизведенный образ. Такое понятие я считаю более широким, так как оно учитывает не только объективные особенности внешнего облика человека, но и тот субъективизм, с которым художник подходит к его изображению. Однако и эта формулировка не отвечает на ряд очень важных вопросов. В частности, есть ли какие-либо критерии изображения в юридическом смысле слова? Что может являться мерой, по которой можно судить о том, изображен на картине или фотографии конкретный гражданин, или нет?

Для ответа на этот вопрос необходимо сначала выяснить, на что направлена защита права гражданина на его изображение. В ГК РФ статья 152.1 помещена в главу 8 «Нематериальные блага и их защита»10. Значит, она защищает какой-то спектр нематериальных благ. В статье 15011 приведен неполный список этих благ, из которых можно выделить достоинство личности, доброе имя, деловую репутацию как те, с которыми можно связать защиту права на изображение. Гришаев приводит еще одно нематериальное благо, на защиту которого в первую очередь и направлено право на изображение. Это индивидуальный облик — «нематериальное благо, под которым в доктрине понимается неразрывная совокупность наружных признаков человека (внешность, фигура, физические данные, одежда и т.п.), воспринимаемых в виде целого или фрагментарного образа»12. Такого же мнения придерживается и А.М. Эрделевский, называя в числе защищаемых этой нормой благ, помимо вышесказанного, еще и тайну внешнего облика13. Эти определения дают ответ на постав-

9 Эрделевский А.М. Об охране изображения гражданина // «Законодательство», № 7, июль 2007 г.

10 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ, гл. 8.

11 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ, ст. 150.

12 Гришаев С.П. Право гражданина на изображение // «Гражданин и право», № 9, 2012.

13 Эрделевский А.М. Об охране изображения гражданина

ленный выше вопрос, поскольку в таком случае под критериями для определения изображения гражданина являются наружные признаки человека или их уникальная совокупность. Изображение гражданина, в таком случае, — зрительное отображение неразрывной совокупности наружных признаков гражданина.

Однако в этой связи возникает другой, вероятно, самый неоднозначный вопрос — является ли изображением только лишь полный набор всех внешних признаков человека, или достаточно только нескольких признаков, которых хватит, чтобы идентифицировать гражданина?

Другими словами, будет ли являться изображением гражданина карикатура или шарж на него? Или же таковым будет являться только максимально достоверное его отображение, вроде фотографии или видео? (Причем фотография даже не должна быть подвергнута ретуши).

Ответить на это вопрос сложно. Если закрепить в законодательстве определение изображения гражданина как максимально достоверное и полное его зрительное отображение, то этим сразу смогут воспользоваться недоброжелатели. Ведь в таком случае достаточно лишь изменить изображение, убрав некоторые внешние признаки (при этом оставив достаточно, чтобы было возможно безошибочное определение в изображении того или иного гражданина), и тогда в рамках закона обнародование такого изображения не нарушит ничьих прав. Это приведет к нарушению тех нематериальных благ, которые защищает право человека на изображение — достоинство личности, доброе имя, деловая репутация и особенно внешний облик и индивидуальность, не говоря уже о конституционной свободе частной жизни14. С другой стороны, закрепление в законодательстве того варианта, при котором под изображением гражданина понимается зрительное отображение каких-то отдельных его внешних признаков, приведет к произволу уже со стороны правозащитников. Это приведет к нарушению свободы творчества и развитию цензуры, поскольку для каждого человека довольно субъективен тот набор критериев, по которым он определяет сходство человека и изображения, что даст основание запретить при желании практически любое изображение. Пример такого злоупотребления правом приводит В.А. Беляев в одной из своих работ. Он вспо-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

// «Законодательство», № 7, июль 2007 г.

14 Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.), ст. 24, п. 1.

минает реакцию российской общественности на фильм «Гарри Поттер и тайная комната», а именно на персонажа фильма — эльфа Добби, который многим показался очень похожим на президента РФ Владимира Владимировича Путина. «Мнения по этому поводу высказывались самые разные, доходило и до курьезов. Так, в «Известиях» от 21 января 2003 г. сообщается, что «домашний эльф Добби… может быть привлечен к суду, поскольку, по мнению некоторых людей в России, он слишком похож на президента Владимира Путина. Недовольные полагают, что создатели спецэффектов намеренно сделали эльфа похожим на лидера России»15. Конечно, никаких оснований для этого у них не было, однако такие абсурдные ситуации могут стать возможными в случае, если изображением гражданина законодатель назовет любые, даже едва уловимые признаки гражданина, отраженные зрительно. Допустить такое было бы нарушением многих других прав граждан.

Судя по формулировкам статей, законодатель все же придерживается первой позиции и под изображением подразумевает именно полное отображение всех внешних признаков гражданина. Об этом говорит как формулировка изъятий из права (изображение, сделанное в публичном месте — скорее всего, подразумеваются «быстрые» способы создания изображения — фото- или видеосъемка), так и уточнение в самой статье, где на первое место ставится именно фотографии и видеозаписи, а уже потом предметы изобразительного искусства. Я тоже больше придерживаюсь этой точки зрения, поскольку я считаю, что публичное использование отдельных черт внешности определенных личностей — это один из приемов публицистики, и его запрет будет нарушать конституционную свободу массовой информации16. Это, если так можно выразиться, одна из издержек открытого и свободного общества, с которым приходится мириться. Что же касается рукотворных произведений искусства, то, вероятно, здесь нет другого выхода, кроме как рассматривать каждое дело индивидуально, используя комиссии экспертов и мнения судебных органов для определения факта изображения в них гражданина.

Сложности в исследовании также вызывает скудная судебная практика по этому вопросу. Одним из известных общественности разбира-

15 Беляев В.А. Занимательная цивилистика // «Законодательство», № 6, 2003.

16 Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.), ст. 29, п. 5.

тельств, в котором фигурировало нарушение права гражданина на изображение, стало дело Антона и Ларисы Агеевых. Обвинение было выдвинуто простив супругов Агеевых за умышленное причинение легкого вреда здоровью своему приемному сыну Глебу Агееву. Вследствие повышенного интереса вокруг этой ситуации изображения супругов Агеевых и их приемных детей были неоднократно использованы в нескольких телевизионных программах и других медиаисточниках без их ведома, что как раз является случаем, попадающих под юрисдикцию статьи 152.1 ГК РФ. Дело было доведено до Европейского суда по правам человека, который встал на сторону супругов в вопросе публикации их изображений. В частности, суд признал юрисдикцию статьи 152.1 и смежных статей ГК РФ17 в данной ситуации и обязал компанию, опубликовавшую фотографии и другую информацию, порочащую честь и достоинство семьи Агеевых, выплатить штраф за моральный ущерб18. Об этом можно судить, учитывая, что компенсация морального вреда может быть назначена вследствие нарушения прав главы 8 ГК РФ19, к которым в деле относится, помимо прочего, право на изображение. Решение ЕСПЧ по этому вопросу выглядит так: «На основании изложенного Суд единогласно:

7) постановил, что имело место нарушение требований статьи 8 Конвенции в отношении второй заявительницы в части предполагаемого уклонения государства-ответчика от защиты права заявительницы на уважение репутации в разбирательстве против ООО «Ньюс Медиа-Рус»20. Это решение подтверждает юрисдикцию статьи 152.1 и смежных статей ГК РФ по отношению к данной ситуации и ссылается на восьмую статью21 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в которой нет речи об обнародовании изображения человека, но это косвенно подразумевается как способ посягательства на право

17 Постановление Европейского Суда по правам человека от 18 апреля 2013 г. Дело «Агеевы (Дщеуеуу) против Российской Федерации» (жалоба № 7075/10) (Первая Секция), п.п. 205, 206, 210.

18 Постановление Европейского Суда по правам человека от 18 апреля 2013 г. Дело «Агеевы (Дщеуеуу) против Российской Федерации» (жалоба № 7075/10) (Первая Секция), п. 243.

19 Гражданский кодекс Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ, ст. 150.

20 Постановление Европейского Суда по правам человека от 18 апреля 2013 г. Дело «Агеевы (Дщеуеуу) против Российской Федерации» (жалоба № 7075/10) (Первая Секция).

21 Конвенция о защите прав человека и основных свобод

ЕТБ № 005, ст. 8

уважения его личной и семейной жизни. Это дает основание для ее использования и признания виновности компании по отношению к семье Агеевых. Таким образом, можно сделать вывод о регулировании этого права и в международных актах.

Еще одной проблемой охраны права на изображение является сеть Интернет. Это принципиально новый способ обнародования информации, в том числе и изображений граждан, поэтому в его отношении возникают сложности. Особенно интересны этапы формирования единого мнения судов по вопросу социальных сетей — является ли публикация изображения на собственной странице в социальной сети актом разрешения гражданина на использование этого изображение другими лицами? Так, Московский городской суд в 2012 году установил, что «разместив указанную фотографию на сайте в открытом для неопределенного круга лиц доступе, истец фактически своими действиями выразил добровольное волеизъявление на обнародование своего изображения, его обсуждение, дачи пользователями сайта своих оценок фотографиям истца»22. Однако позже в другом деле Мосгорсуд пришел к обратному выводу, что даже наличие изображения в свободном доступе на страницах социальных сетей гражданина, его использование возможно только с согласия этого гражданина23. Это же решение было закреплено уже в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ в 2015 г.: «За исключением случаев, предусмотренных подпунктами 1-3 пункта 1 статьи 152.1 ГК РФ, обнародование изображения гражданина, в том числе размещение его самим гражданином в сети «Интернет», и общедоступность такого изображения сами по себе не дают иным лицам права на свободное использование такого изображения без получения согласия изображенного лица»24. Таким образом, только к 2015 году суды пришли к единому выводу по отношению защиты изображений, опубликованных в сети Интернет самими гражданами, что говорит о том, что законодательство в этой сфере только разрабатывается, оно неполное и все еще требует множества доработок.

Вопросы также вызывают подпункты статьи 152.1, в которых закрепляются случаи, когда со-

22 Апелляционное определение Московского городского суда от 30.03.2012 по делу № 11-2538.

23 Апелляционное определение Московского городского суда от 28.03.2014 по делу № 33-10144.

24 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», п. 43.

гласие гражданина на обнародование и использование своего изображения не требуется. Первый из них гласит, что согласие гражданина на обнародование его изображение не требуется в случае, если оно происходит в государственных, общественных и иных публичных интересах. Это исключение в первую очередь направлено на изображения должностных лиц, сотрудников органов власти. Также оно дает полномочия обнародовать изображения правонарушителей для информирования населения без последствий для правоохранительных органов. Тем не менее, полный круг случаев, которые входят в понятие «публичный интерес» в законодательстве также нет, что опять вносит с эту сферу неопределенность.

Второе исключение — изображение гражданина в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях, кроме тех изображений, где изображение самого гражданина является основных объектом использования. Опять неопределенность — что можно называть местом, открытым для свободного посещения? Является ли оно тождественным общественному месту? Напрямую в законодательстве нет определения общественного места, однако это понятие употребляется. В КоАП РФ статья 20.20 звучит как «Потребление (распитие) алкогольной продукции в запрещенных местах либо потребление наркотических средств или психотропных веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ или одурманивающих веществ в общественных местах»25. В качестве примера общественных мест в ней называют улицы, стадионы, скверы, парки, транспортные средства общего пользования. Также эта статья отсылает нас в Федеральному закону «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции». В статье 16 этого закона26 можно найти перечень мест, где распитие алкоголя запрещено. Эти места не названы в законе общественными местами или местами, открытыми для свободного посещения, однако они во многом совпадают со списком из статьи 20.20 КоАП, что позволяет сделать вывод, что эти места входят в понятие общественных. От-

25 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ, ст. 20.20.

26 Федеральный закон от 22 ноября 1995 г. № 171-ФЗ «О

государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции», ст. 16, п. 2.

сюда следует, что изображение гражданина, сделанное во всех названных в статье 20.20 и статье 16 данного закона местах, может быть обнародовано без его согласия. Другая часть исключения говорит нам о публичных мероприятиях. Если их отделили от общественных мест, то, вероятно, речь идет о закрытых для всеобщего посещения местах, в которых на момент создания изображения проводятся публичные мероприятия, то есть мероприятия, открытые для посещения любому желающему. В качестве примера приводятся конференции, съезды, концерты и т.д. Отсюда следует и обратный вывод — изображение гражданина, сделанное в общественном месте при проведении на его территории закрытого мероприятия, не может быть обнародовано без его согласия. Не зря законодатель использовал именно термин «место, открытое для свободного посещения» вместо «общественное место», между ними есть серьезное отличие, которое и позволяет вывести вышесказанный вывод. Другим нюансом этого исключения является условие его действия — изображение гражданина не должно быть основным объектом использования. Определение того, когда изображение гражданина не является таковым, можно найти в одном из апелляционных определений Мосгорсуда, по которому изображение места будет основным объектом использования, если «используемое изображение служит иллюстрацией для репортажа о проведенном публичном мероприятии, на котором было сделано изображение, при этом не должно акцентироваться внимание воспринимающих информацию третьих лиц именно на изображении гражданина, то есть на изображении должны присутствовать и другие лица или объекты, которые были на данном мероприятии»27. То есть изображение гражданина не должно превалировать в общей композиции изображения и не акцентировать на себе внимание, являясь лишь частью общего изображения места или мероприятия.

Последнее исключение — случай, когда гражданин позировал за плату. Единственным спорным моментом здесь может стать разграничение моментов, когда происходит именно позирование, и моментов, когда позирование закончено. Например, модель принимает участие в фотосессии. После позирования она отходит в сторону, чтобы отдохнуть, и в этот момент ее сфотографировали. Может ли это изображение быть опубликовано

27 Апелляционное определение Московского городского суда от 08.02.2013 по делу № 11-1434.

без ее согласия? По логике этой нормы, скорее всего нельзя, поскольку факта позирования нет. Однако эта ситуация все-таки спорна, ведь трудовой функцией некоторых профессий (модели, натурщики и т.д.) является именно позирование, и все время их рабочего дня может быть расценено как позирование, следовательно, любые их изображения на рабочем месте в рабочее время в таком случае могут быть опубликованы без их согласия. Этой точкой зрения могут воспользоваться работодатели, однако я с ней не согласен. Необходим именно факт позирования, то есть гражданин должен занять специально предназначенную для фиксирования позу. Тем не менее,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Литература

1. Апелляционное определение Московского городского суда от 08.02.2013 по делу № 11-1434.

2. Апелляционное определение Московского городского суда от 28.03.2014 по делу № 33-10144.

3. Апелляционное определение Московского городского суда от 30.03.2012 по делу № 11-2538.

4. Гражданский кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 11.06.1964) // Ведомости ВС РСФСР, 1964, № 24, ст. 407.

ни одна из указанных точек зрения не закреплена в законодательстве, что опять создает трудности регулирования данной сферы.

Таким образом, можно сделать вывод, что законодательство в области защиты права гражданина на изображение все еще не полное и требует серьезных доработок. Помимо вышеуказанных проблем с терминологией и особенностей изъятий из права, существуют и многие другие пробелы, такие как, например, отсутствие общей формы разрешения гражданина на публикацию своего изображения, или соотношение права на изображение и авторского права, и все они требуют урегулирования в нормах права.

ской Федерации, 08.01.2001, № 2, ст. 163.

11. Постановление Европейского Суда по правам человека от 18 апреля 2013 г. Дело «Агеевы (Ageyevy) против Российской Федерации» (жалоба № 7075/10) (Первая Секция) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2014, № 1.

12. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 8, август, 2015.

14. Федеральный закон от 22.11.1995 № 171-ФЗ (ред. от 29.06.2015) «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» // Собрание законодательства Российской Федерации, 27.11.1995, № 48, ст. 4553.

15. Беляев В.А. Занимательная цивилистика // Законодательство, № 6, 7, июнь, июль 2003.

16. Гришаев С.П. Право гражданина на изображение // Гражданин и право, № 9, сентябрь 2012.

18. Эрделевский А.М. Об охране изображения гражданина // Законодательство, № 7, июль 2007 г.

Согласно ч. 4 ст. 29 Конституции РФ каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.

При этом, в соответствии с ч. 3 ст. 17 Конституции РФ осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

На основании п. 1 ст. 10 Гражданского кодекса РФ не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

В соответствии с п. 1 ст. 152 Гражданского кодекса РФ обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии — с согласия родителей.

Согласие гражданина на обнародование (в т.ч. размещение в сети «Интернет») не требуется в случаях, когда:

— изображение используется в государственных, общественных или иных публичных интересах;

— изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования;

— гражданин позировал за плату.

Изготовленные в целях введения в гражданский оборот, а также находящиеся в обороте экземпляры материальных носителей, содержащих изображение гражданина, полученное или используемое с нарушением п. 1 ст.152.1 ГК РФ подлежат на основании судебного решения изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации (п. 2 ст. 152.1 ГК РФ).

На основании п. 3 ст. 152.1 ГК РФ, если изображение гражданина, полученное или используемое с нарушением п. 1 ст.152.1 ГК РФ, распространено в сети «Интернет», гражданин вправе требовать удаления этого изображения, а также пресечения или запрещения дальнейшего его распространения.


Сегодня быть объектом постоянных съемок на фото и видеокамеру для нас стало нормой. За нами беспрерывно следят уличные видеокамеры, видеорегистраторы авто, камеры общественных заведений и т. д. Но самым щекотливым моментом этой действительности являются именно те ситуации, когда нас снимают против нашей воли посторонние лица, которые запросто могут позволить себе «раскидать» снятый материал в соцсети и мобильные мессенджеры.
В социальных сетях пестрят разные скандальные видео, обнародование которых, на самом деле, не всегда законно. И, порой, не нарушаем ли мы сами статьи Гражданского кодекса, когда, выкладываем в интернет снятое нами видео без разрешения его участников?
В каких случаях снимать объекты и людей нам запрещено законом?
Действующее гражданское законодательство гарантирует и защищает право на собственное изображение. По смыслу конструкции статьи 145 Гражданского кодекса использование изображения человека возможно только с его согласия или с согласия его наследников (в случае его смерти).
Прямого запрета на само производство съемок законом не установлено (за некоторыми исключениями). Но если вы заметили, что вас фиксируют на камеру, вы вправе указать, что ПУБЛИКОВАТЬ (или иным образом использовать) материалы с вашим изображением не разрешаете.
Необходимо иметь ввиду, что осуществление любой съемки или записи должно происходить с уведомлением лица о таковой. В частных же случаях, осуществленные скрыто съемки без предупреждения лица не могут быть использованы в качестве доказательств (п. 4 ст. 78 ГПК РК).
Необходимо отметить, что использование любого изобразительного произведения, будь то картина, фотография, кинофильм, рекламный ролик, видеорепортаж и т.п. возможно только с согласия лица (лиц) изображенного (изображенных) на таком произведении (п. 2 ст. 145 ГК).
Однако, есть исключения. К ним относятся случаи, когда лицо позировало для изображения за плату и случаи, указанные в Законе РК «О средствах массовой информации».
Что касается прямых запретов, то в соответствии с п. 3 ст. 2 Закона «О СМИ» запрещается «разглашение сведений, составляющих государственные секреты или иную охраняемую законом тайну, пропаганда и оправдание экстремизма или терроризма, распространение информации, раскрывающей технические приемы и тактику антитеррористических операций в период их проведения, пропаганда наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, а также культа жестокости, насилия и порнографии».
Данный запрет распространяется и на размещение фотографий, картин или видеоматериалов, посредством которых может быть осуществлено разглашение сведений, составляющих охраняемой законом тайну или пропагандирующих указанные выше виды деятельности. При этом законодательство не содержит запретов в части фотографирования или иных форм изображения стратегических объектов.
Нужно ли согласие объекта съёмки для обнародования его изображения в соцсетях и мессенджерах?

В наш век доступных фото/видеокамер и интернета люди смело позволяют себе снимать на телефоны любого постороннего человека, который по тем или иным причинам оказался в неприглядном виде, либо просто стал участником определенного инцидента, и далее автор материала может запросто обнародовать его в соцсетях и мобильных мессенджерах.
Напоминаем, что статья 145 Гражданского кодекса гласит, что использование изображения человека возможно только с его согласия или с согласия его наследников (в случае его смерти). Однако в реальности происходит так, что наши граждане порой позволяют себе снимать исподтишка и распространять это видео для всеобщего обозрения.
Живой пример недавнего случая с мальчиком, который попал в больницу с сильнейшими судорогами, а кто-то из местного персонала снял его конвульсии на телефон, после чего видео было распространено в вацапе с комментарием, что якобы у этого ребёнка бешенство.
Другой яркий случай, произошедший с известной казахстанской личностью, которая после семейного конфликта попала с порезанным лицом в больницу. Опять же, кто-то из медперсонала, сфотографировав пациентку в бессознательном состоянии, разместил фото в Инстаграме.
Также много случаев, когда в открытый доступ попадают видео, записанные на камеры общественных мест или какие-либо конфликты с водителями автобусов, охранниками, продавцами и др.
Разрешения, в подобных ситуациях, на обнародование, конечно же, никто ни у кого не берёт. Но понимаем ли мы, какой моральный ущерб причиняют подобные неприемлемые поступки объекту съёмки?!
Что касается медицинских учреждений, необходимо иметь ввиду, что в соответствие с п. 1 ст. 95 Кодекса РК «О здоровье народа и системе здравоохранения» «информация о факте обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании и (или) лечении, составляют врачебную тайну». Пункт 2, 3 и 4 этой же статьи указывают, что «не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении профессиональных, служебных и иных обязанностей, кроме случаев, когда пациент выразил на это свое согласие.
Иными словами, использование медицинским персоналом изображений пациентов в любой форме (распространение в WhatsApp, соцсетях и т.п.) чревато не только наступлением гражданско-правовой ответственности, но и уголовной.
Что грозит за незаконное обнародование фото и видео?
Если материалы не содержат в себе недостоверную информацию или оскорбления, но при этом согласия лица на использование таких изображений не было, то лицо может обратиться в суд и потребовать возмещение морального вреда и удаление материалов (прекращения использования) в порядке гражданско-правовой ответственности.
В случаях, если лицу, обнародовавшему фото или видео, было известно о том, что сведения, представленные в материалах не соответствуют действительности, то в соответствие с п. 2 ст. 274 УК РК может наступить уголовная ответственность.
Если фото/видеоматериалы содержат что-либо, что сможет унизить честь и достоинство другого лица или оскорбление в иной форме, то может наступить уголовная ответственность, установленная п. 2 ст. 131 УК РК.
Как может человек защитить себя, если обнародованное о нём видео для него оскорбительно?
Если ваше изображение обнародовано без вашего на то согласия или вопреки вашему запрету, тем более, если указанный материал для вас является оскорбительным или иным образом нарушает вашу честь, достоинство или деловую репутацию, то в этом случае вы можете обратиться в суд с требованием о немедленном удалении указанного материала с опровержением недостоверных сведений, указанных в этих материалах и при этом имеете полное право потребовать возмещения морального вреда.
Использовать изображения, опубликованные самим субъектом в источниках, являющихся общедоступными, разрешено, а значит согласования на публикацию не требуют.
Может ли закон наказать тех, кто содействует распространению оскорбительного видео?
В соответствие с п. 2 ст. УК РК «Унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме в том числе и с использованием средств массовой информации или сетей телекоммуникаций» также чреваты наступлением уголовной ответственности.
При этом для квалификации не имеет значение, сам ли распространитель снимал видео/фото или он просто переотправлял оскорбительный контент.
Источник: 24.kz. Просмотров материала: 50 593

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *