Поведение людей в очереди

  • автор:

Этнометодология: зачем исследовать поведение людей в очередях

Название: этнометодология

Направление: социология

Кто разработал: Гарольд Гарфинкель

Где и когда: 1950-е годы, США

Андрей Корбут

кандидат социологических наук, старший научный сотрудник Центра фундаментальной социологии НИУ ВШЭ

Повседневные человеческие практики носят упорядоченный характер. И суть этнометодологии — описать эти практики, чтобы понять, каким образом люди согласуют свои действия в повседневных ситуациях так, чтобы они становились осмысленными и объяснимыми для самих участников. При этом этнометодология довольно быстро вышла за пределы социологии.

В этнометодологии основной упор делается на методы, которые дают доступ к деталям практик: видеоанализ, анализ естественно протекающих разговоров, включенное наблюдение. За прошедшие десятилетия она накопила огромный массив наблюдений, касающихся самых разных аспектов повседневной жизни: поведения людей на автобусных остановках, джазовой импровизации на пианино, организации школьных уроков, хирургических операций и так далее. Все они содержат подробные описания повседневных методов, которые используются для придания действиям специфического характера. Эти описания показывают то, что зачастую не замечают сами практикующие, поскольку это составляет очевидный фон их деятельности. Поэтому подобные описания в некотором смысле учат их читателей, как осуществлять данную практику. Например, детальный анализ звонков в службу помощи позволяет формулировать рекомендации для операторов таких служб, а тщательное изучение поведения людей на домашних кухнях помогает создавать проекты умных домов.

Этнометодология показывает, что правила не работают автоматически, что их делают работоспособными живые люди, действующие в конкретных ситуациях, в которых правила соотносятся с локальной обстановкой. Какую бы повседневную практику мы ни взяли, она может быть проанализирована сама по себе. Чтобы представить себе масштабы и специфику той работы, которую мы совершаем ежедневно и которая составляет главный предмет интереса этнометодологии, достаточно задуматься о том, что нам приходится делать, чтобы «нормально» ехать на эскалаторе в метро: как и где мы занимаем место, как мы реагируем на объявления дежурного по станции и так далее. В любом эпизоде поездки применяется столько методов и они настолько детальны, что мы никогда не сможем их заметить, если не начнем тщательно и подробно описывать действия людей на реальном эскалаторе. Для этого придется сделать множество видеозаписей, поговорить с людьми на эскалаторе и, конечно, встать на него самому.

Как это работает?

Беседа. В разговоре мы выстраиваем реплики таким образом, чтобы они не налезали друг на друга и между ними не возникало пауз. Организация передачи права голоса составляет центральный предмет заботы собеседников вне зависимости от того, идет ли речь о разговоре друзей по телефону или рэп-баттле. В последнем случае возникают различные интересные феномены, имеющие значение для гораздо более широкого круга повседневных ситуаций: например, как люди справляются, забыв реплику. Если проанализировать эпизоды, когда один из участников рэп-баттла забывает текст, обнаруживается, что он использует ряд методов, которые позволяют упорядочить ситуацию. Например, говорит: «Смотри, смотри, смотри». Это оставляет за ним право голоса, давая возможность попытаться вспомнить текст, и в течение последующих нескольких секунд никто его не перебивает.

Живая очередь. Если позволяет обстановка, мы становимся друг за другом на некотором расстоянии, образуя линию. Очередь должна выглядеть как очередь, иначе у новых участников будут возникать сложности с определением того, где она кончается и за кем им становиться. Для поддержания порядка используются различные методы: участники стараются не отходить слишком сильно в сторону от условной главной линии, чтобы не возникал заметный разрыв между ними и остальными участниками, который может восприниматься как свидетельство того, что человек не в очереди. Тщательный анализ различных методов, с помощью которых стоящие в очереди организуют, поддерживают и воспроизводят ее, позволяет показать, каким образом создаются понятность и самоочевидность повседневных ситуаций.

Кто крайний?

Советский человек проводил в очереди от 3 до 8 часов ежедневно. В очереди стояли за всем — чтобы купить мыла, хлеба, вареной колбасы или билет в театр. Что означала очередь тогда и какую роль она играет сегодня — исследовал The New Times

Очередь в Советском Союзе была одним из самых главных элементов повседневной жизни граждан наряду с работой и сном. Опыт пребывания в очереди оказывал на человека мощное социализирующее воздействие: там формировались представления людей об обществе, в котором они живут (стояли ведь за самым необходимым — от продуктов питания до гигиенических принадлежностей вроде туалетной бумаги). В очереди человек понимал, что собой представляют соотечественники и какую он (или она) играет роль в этой системе. Очередь сообщала человеку, что такое конкурентная борьба.

Образцовая очередь, как правило, имела форму одного или нескольких толпообразных потоков. Стояние в очереди было занятием с неясным исходом: советский покупатель не мог быть уверен, что, когда подойдет его черед, ему что-нибудь достанется.

Законы очереди

Очередь формировала не только мировоззрение, но и стратегию поведения советского человека. Люди не брезговали использовать простую физическую силу, чтобы оказаться впереди стоящих сограждан, прибегали к хитрости и обману, пользовались привилегиями, подкрепленными легальным или фальсифицированным документом, не стеснялись давить на жалость, выдавая себя за больных или замученных жизнью пенсионеров, — и все это только ради того, чтобы получить вожделенное благо.

Тот, кто соблюдал правило «первым пришел — первым получил», частенько оказывался в задних рядах. За соблюдением правил очереди наиболее рьяно следили те, кто находился в середине. Каждому человеку приходилось следить не только за теми, кто впереди, но и за теми, кто сзади и даже вокруг, потому что нередко советский человек стоял одновременно в нескольких очередях, и везде нужно было успеть, не потеряв место ни в одной из очередей.

Тесный физический контакт с другими людьми, которого в обычной жизни мы стараемся избегать, а если не удается — воспринимаем как угрозу, в очереди не только допускается, но и выполняет особую функцию: участники очереди посредством тесного физического контакта друг с другом борются с несанкционированным проникновением в свои ряды. Посадка в вагон московского метро — наиболее очевидный пример.

Социальное наследие

Стратегии поведения в очереди, существовавшие в советское время, сохранились и сегодня. Посмотрите на очередь на остановке маршрутки или автобуса, к паспортистке или за справкой в госучреждении. Навыки поведения сохранились не только у тех, кто застал СССР, но и у молодежи. Обойти стоящих впереди, обмануть, показав «корочку», растолкать «уснувших» — вполне обыденное дело. Почему россияне, не жившие при «совке «, ведут себя по-советски? Старшее поколение, привыкшее так жить, своим поведением задает модель для подражания, которая переходит к их детям, внукам и правнукам.

Советские очереди отточили и кристаллизовали образцы конкурентного поведения, которые после крушения Советского Союза определили специфику «дикого российского капитализма». Других способов жить в конкурентной среде люди просто не знали, и в этом смысле современный российский капитализм как образ жизни — советский, а вовсе не западный продукт.

Очередь — необязательно физическое сборище людей. Это — способ организации взаимоотношений и взаимодействий людей в конкурентных ситуациях за дефицитные блага материального или символического характера. Главное в этих взаимоотношениях — как люди ведут себя по отношению к другим, как они группируются и с кем вместе противостоят конкурентам.

Здесь наработаны устойчивые поведенческие модели. В советские времена в очереди стояли целые семьи, потому что в одни руки отпускали только 3 литра молока. В очереди оказывались и глава семьи, и жена, и ребенок — и получали 9 литров. Семейное участие повышало и «маневренность» — в тех случаях, когда людям нужно было стоять одновременно в нескольких очередях. Такая ежедневная практика сплачивала членов семьи, и поэтому семья составляла ядро того мира, внутри которого россияне и по сей день, как показывают исследования, доверяют друг другу значительно больше, чем общественным институтам.

Особую группу, которую больше всех ненавидели советские люди, составляли льготники. В условиях дефицита граница между «простым » и «привилегированным» человеком чувствовалась особо остро. Нередко люди испытывали недостойные нормального человека недобрые чувства к беременным женщинам или женщинам с детьми, к инвалидам или ветеранам войны, которым правила позволяли вставать впереди очереди. Отсюда — неуважение, а порой и плохо скрываемая ненависть к тем, кто пролил кровь в годы войны. Вместе с тем наличие ветерана или инвалида в семье расценивалось как обладание стратегическим ресурсом, инструментом достижения цели — получения дефицита.

Так очередь формировала социальное поведение людей, живших на просторах одной шестой света, каковое социальное поведение досталось нам в наследство.

В нынешнее время характер очередей изменился, поскольку изменился дефицит — из универсального он стал специфическим. Если раньше стояли за всем — от мяса и туалетной бумаги до тех же справок в ЖЭКах, то теперь одни стоят в очереди на пересадку сердца или к врачу на прием, а другие — на получение загранпаспорта или автомобиля.

Жрецы и поклонники

Очередь в СССР можно рассматривать и как баррикаду: по одну сторону стояло зависимое население, по другую — продавцы, которые принимали значимые для покупателя решения. От их настроения зависело, какого качества и в каком количестве товар будет в итоге отпущен (что было особо актуально при покупке фруктов или мяса, к примеру). Такая власть давала продавцам негласное право грубить, а люди терпели и не препирались, втайне рассчитывая на «милость».

Сегодня это трудно понять, потому что есть возможность выбора, а тогда ничего не было и нельзя было бороться. К тому же формальных нормативов поведения продавцов не было, и никто не мог заставить их работать быстрее или чуть лучше.

Следовательно, продавцов ненавидели, а «торгаш» и сегодня звучит как ругательство. Однако в советские годы конкурс в учебные заведения, где готовили «торгашей «, всегда был очень высоким, как сегодня высоким стал конкурс в милицейские академии и школы ФСБ. За глаза продавцов ругали, но при этом многие хотели стать продавцами, чтобы получить магическую возможность участвовать в распределении дефицитных благ.

Великая советская стена

Очередь — не просто скопление эгоистичных людей, это еще и граница между разными социальными группами и категориями. Советская очередь была той стеной, которая отделяла народ от государства, и она же определяла статус человека в государстве. Путь к благам и услугам для большинства людей лежал через единственный механизм: очередь. Связь между очередью, народом и благами была настолько явной, что советский человек, едва завидев очередь, говорил: «Народ за чем-то стоит». С другой стороны, к «народу» не относились те, кто в силу особых причин не стоял в очередях. Для обозначения таких людей употреблялось слово «государство». Советская жизнь была устроена так, что государство и народ никогда не сталкивались лицом к лицу. У тех, кто именовался «государством», были «спецбуфеты» и «спецраспределители».

В этом смысле мало что изменилось. И тогда были, и сегодня есть целые группы людей, которым положение позволяет избегать очередей. Тогда это была партноменклатура разных сортов и приближенные к ней, избранные из среды интеллигенции, рабочих и так далее. Сегодня люди с деньгами решают проблемы через деньги, и если надо стоять в очереди, то это делают за них секретари и шоферы, а люди из номенклатуры преодолевают очереди с помощью звонков или обмена любезностями и услугами.

Таким образом, дефицит каких-либо услуг или товаров способствует формированию в обществе каст, которые мало пересекаются друг с другом, мало знают о жизни друг друга, причем одна из этих каст — высшая бюрократия — принимает решения, которые затрагивают жизнь тех, кто стоит в очередях.

Еще одной особенностью вынужденного пребывания в очереди является то, что люди в очереди легко мобилизуются, поскольку оказываются в ситуации общей судьбы (всем нужен тот или иной товар). Но это тот тип мобилизации, который скорее препятствует, а не приводит к образованию политических партий и организаций и в конечном счете формированию гражданского общества. Когда люди стоят в очереди за продуктами питания или за загранпаспортами, их энергия уходит не на сотрудничество друг с другом, а на борьбу друг с другом, то есть формируются те социальные привычки и модели поведения, которые как раз мешают образованию горизонтальных связей, необходимых для развития гражданского общества. Таким образом, советская очередь в ежедневном режиме учила: не любить власть, ненавидеть успешных и оборотистых, уметь отбрасывать рамки приличий ради достижения своих эгоистических целей. В этом смысле большая часть российского населения — прямо или путем наследования социального поведения — все еще остается советскими покупателями. Это наше внутреннее тавро. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Место очередей в бюджете времени советского человека

В первой половине 80-х годов работавшие мужчины тратили на стояние в очередях не менее 27,5% внерабочего времени, работавшие женщины — не менее 23,5%, пожилые люди — не менее 40%.

Эволюция представлений советских людей о дефиците

В 70-е под дефицитом понимали товары высокого качества, редко поступавшие в продажу. В начале и середине 80-х в эту категорию уже попадают товары повседневного спроса независимо от их качества. В конце 80-х — начале 90-х к понятию «дефицит» 58% населения РСФСР относило почти все товары.

Товары по талонам (1993) 64% населения России покупало по талонам сахар; 46% — сливочное масло; 24% — мясо и мясные продукты; 22% — крупы и макаронные изделия; 15% — хлеб и муку.

Владимир Николаев — доцент кафедры общей социологии ГУ-ВШЭ. Автор книги «Советская очередь как среда обитания: социологический анализ» (М., 2000).

В «Яндекс.Картах» теперь можно узнать длину очереди в супермаркете. Пробки с дорог перекочевали в магазины

У «Яндекс.Карт» появилась новая функция на время карантина — теперь на сайте можно узнать размер очереди в супермаркете. Пока что новшество доступно только для веб-версии сайта, но в скором времени его обещают добавить и в мобильное приложение. Соблюдать социальную дистанцию в магазинах стало проще (и избегать продуктовых с «пробками» на кассе).

Новую функцию для «Яндекс.Карт» компания презентовала на своём сайте 14 апреля. Узнать размер очереди в супермаркете можно, просто кликнув по нему на странице карт — наличие или отсутствие «пробки» в магазине будет указано прямо под названием. С помощью новой функции разработчики надеются помочь людям соблюдать дистанцию в магазинах. Подобные меры действительно важны — недавно финские учёные даже показали, как вирус может распространяться в условиях обычного супермаркета.

Актуальные данные «Яндекс» получает от партнёров в реальном времени — они сразу отображаются в «Яндекс.Картах» и «Навигаторе». Организации сами фиксируют трафик с помощью внутренних систем, например датчиков или электронной очереди.

На данный момент, по информации «Ведомостей», к сервису подключены супермаркеты «Азбуки вкуса» и «Перекрёстка». Присоединиться к ним в скором времени хочет и Альфа-банк — в «Картах» будет указана загруженность его отделений.

Читайте на MedialeaksПарень показал две фотографии отца с разницей в 15 лет. Но людям интересен не он, а то, что происходит вокруг

Не так давно у «Яндекс.Карт» появилось ещё одно новшество, связанное с коронавирусом — индекс самоизоляции. Его запустили ещё когда карантин не был столь строгим, и многие повалили на улицу в выходные есть шашлыки. Однако из-за COVID-19 проблемы начались и у «Яндекса» — приложение для видео-конференций Zoom, ставшее популярным из-за пандемии, раскрывало данные всех, кто регистрировался в нём через почту «Яндекса».

Как правильно вести себя в очередях?

Существует ряд организаций, в которых практически всегда есть длинная очередь. Это почтовые отделения, сберкассы, паспортные столы, военкоматы и больницы. Чаще всего (но не всегда) именно здесь наблюдается возникновение хаотических, плохо структурированных, а зачастую и пересекающихся очередей. Здесь очень часто на вопрос «Кто крайний?», Вы услышите «Смотря в какой кабинет…» или «А Вам к какому окну?». Хуже всего, в ответ можно услышать только молчание.

Итак, чтобы занять очередь, необходимо узнать кто крайний. Если Вы будете тихо спрашивать у каждого встречного, не он ли крайний, существует вероятность, что крайнего Вы так и не найдете. Поэтому привыкните задавать этот вопрос громко и четко, чтобы было слышно всей очереди (если это не очередь в Мавзолей). Если человек отозвался, хорошенько запомните его и узнайте, на всякий случай, за кем стоит он. Эта информация может понадобиться, если ваш сосед покинет очередь без предупреждения (а такое случается довольно часто). Можете ненавязчиво поинтересоваться у соседа, по какому вопросу он здесь. Может оказаться, что Вы заняли не ту очередь, и это поможет Вам избежать потерь времени.

Очень часто бывает выгодно прийти к дверям организации заранее, например, за полчаса или за час до открытия. Возможно, это не сэкономит Вашего времени, зато уж точно сохранит Ваши нервы. Люди в очереди спокойны, пока очередь не обслуживается, однако, когда учреждение открывается, люди становятся агрессивными, боясь потерять свое место, а то и желая пройти обманом вообще вне очереди.

Кстати, с такими попытками надо жестоко бороться, особенно если человек пытается втиснуться в очередь перед Вами. Поэтому хорошенько запомните двух людей, стоящих перед Вами, постоянно держите их в поле зрения, и не позволяйте никому протиснуться вперед Вас.

Однако, есть такие люди, которые действительно имеют право на обслуживание вне очереди. Их, конечно, нужно пропустить вперед, но только когда льготник этот следующим своим шагом зайдет в кабинет или подойдет к окошку. А если он пытается залезть в середину очереди, то какой же он льготник?

Главное, сохранять спокойствие и оставаться хладнокровным в конфликтах. Всегда будьте готовы ответить человеку на вопрос, за кем Вы стоите. Очень хорошо, если Вы запомнили человека, который занял очередь за Вами. Поймите, если Вы уверены в своей правоте на все сто процентов, ничто не помешает Вам сохранить очередь. Грубиянам не хамите, не применяйте к ним силу, не вступайте с ними в бесполезные перепалки. Если кто-то утверждает, что он стоял здесь до Вас, что он здесь вообще с самого утра и пытается оттеснить Вас назад, то самое главное — сохраняйте спокойствие. Объясните человеку, что он не прав, привлеките на свою сторону людей, за которыми Вы стоите. Если грубиян не хочет Вас понимать, то не стоит ввязываться с ним в перебранку. Просто оттесните его всем телом назад, встаньте перед ним и повернитесь к нему спиной. Не слушайте его криков и угроз, по-настоящему опасные люди не стоят в очередях — они обслуживаются в нерабочее время.

Вообще, Ваша уверенность в своей правоте поможет Вам во многих случаях. Если Вы зашли в кабинет, а начальник отослал Вас сделать еще ксерокопию и вернуться снова, то не бойтесь по возвращении зайти без очереди. Просто сделайте каменное лицо и пробивайтесь сквозь толпу, постоянно повторяя: «Разрешите», «Извините», «Я с ксерокопией», «Мне к начальнику». При этом не бойтесь смотреть людям в глаза — Вы должны демонстрировать свою уверенность. Магические слова: «Я без очереди» можете произносить уже перед самым кабинетом, объяснив стоящему перед дверью человеку ситуацию, и сразу заходите в кабинет, не дожидаясь пока оттуда выйдут. В конце концов, если начальник попросит Вас подождать за дверью, то теперь уже Вы будете первым в этой очереди.

Еще одно полезное наблюдение. В военкоматах обычно есть приемные дни, а есть дни обработки документов. Обычно Вам приходится ждать несколько дней до следующего приемного дня. Если Вы торопитесь и ждать не можете, то приходите за документами сразу же на следующий день обработки документов, лучше после обеда. Вахтеру уверенно объясните, куда и зачем Вы идете, скорее всего, Вас запишут и пропустят. Ни в коем случае не мямлите, Вы должны излучать уверенность! Клерку в нужном кабинете объясните свою ситуацию и попросите выдать документ сегодня. Чтобы Вас поняли правильно, заранее купите коробку конфет или шоколадку — это помогает налаживать отношения.

Успехов Вам в этом легком деле! Будьте уверенными в себе!

Теги: очередь, толпа, поведение, конфликт, психология

Жизнь длиною в очередь

Очередь для советского человека была совершенно особым явлением. Свой этикет и негласные правила, своя терминология и чёткая классификация. В очередях люди узнавали последние новости, обзаводились нужными знакомствами, расширяли свой кругозор и чувство стиля.

Фактрум «здесь крайний»: вспоминаем о мощном коммуникативном феномене — советской очереди, её разновидностях и тонкостях, понятных только родившимся при СССР.

«Что дают?»

Очереди становятся привычным явлением в эпоху нарастания дефицита — в 30–40 года XX столетия. Говорящее описание читаем у историка Павла Филевского в его дневнике от 1937 года:

«… очереди за обувью и мануфактурой неописуемы… выстаивают не часы, а сутки. В бакалейных магазинах… чтобы купить кило пшена, надо простоять у касс и продавца по четверть и полчаса, а уже о том, чтобы выбрать продукт и что-нибудь спросить у мечущегося продавца и говорить нечего. На очередях выработался свой язык. Каждый остановившийся спрашивает: кто последний? Тот отвечает: „я“. Присоединившийся говорит: „я за вами“, а потом спрашивает: „Что дают?“ … В Ростове говорят: „Что выбрасывают?“ … В последнее время протестуют, если кто спрашивает: „Кто последний?“, считая этот вопрос оскорбительным, а вводится: „Кто крайний“».

Такая особая, «очередная» терминология сохранилась на десятилетия советской жизни и стойко преследует людей солидного возраста и в наше время. Какой вопрос зададут вам в очереди на почте? Конечно же, «Кто крайний в такое-то окно?».

Типы советской очереди

Интересна классификация советских очередей по длительности: существовали долгосрочные, средснесрочные и оперативные. В долгих очередях люди могли находиться годами или даже десятилетиями. В них ожидали распределения на квартиру или машину.

Очередь второго типа стояла за мебелью и крупной бытовой техникой — по 2–3 дня, в худшем случае — с недельку-другую. Такая очередь формировалась по спискам, списки составлялись на месте у магазинов, каждому ожидающему присваивался индивидуальный номер на листочке или прямо чернилами на руке. Далее «глава» очереди назначал время переклички, на которую было необходимо явиться. Если кто-либо такую перекличку пропускал, то автоматически выбывал из очереди и должен был занимать заново (если позволят). Среднесрочные очереди особенным образом сближали людей — здесь радовались друг за друга и вместе ожидали долгожданное бытовое счастье. Но если вдруг выяснялось, что того, за чем стоят, на всех не хватит, общее благожелательное настроение резко менялось на крайнюю нервозность и эгоистичное желание счастья себе самому.

Всегда спокойно и довольно благожелательно советские граждане вели себя только в очередях в музеи или, например, в Мавзолей.

Женское или мужское

Кроме того, делились очереди и по гендерному признаку — на мужские, женские и смешанные. Самыми опасными и неприступными, разумеется, были чисто женские — за одеждой или косметикой. Влезть в стройные женские ряды не по порядку было решительно невозможно и чревато для здоровья. Мужские очереди отличались большей лояльностью, здесь иногда случалось договориться или взять численным или физическим перевесом. Но — ровно до того момента, пока при Горбачёве в стране не ввели сухой закон: очереди за алкоголем были жестоким и непримиримым инструментом в борьбе с наглостью. Нередко доходило до рукоприкладства.

Оперативные очереди могли делиться на один, два или несколько «хвостов». Зачастую «хвосты» выползали из разных секций в один общий холл (например, в ГУМе), и люди занимали сразу в несколько отделов. В очередях стояли семьями, соседями по дому и частенько отправляли стоять детей. Один из самых распространенных страхов советского ребенка: очередь подходит, а мама до сих пор не появилась, — что делать?! Очередь занимали про запас, на всякий случай, да и просто из скуки или привычки.

Разговаривали в очередях обычно на темы, которые определялись предметом, за которым стояли. В очереди за обувью или одеждой говорили о моде, обсуждали слухи о заграничных тенденциях, могли даже поделиться выкройкой. Стоя к врачу, можно было порассуждать о признаках болезни и поставить себе диагноз, узнать, как принимает специалист, что обычно назначает, какими подношениями его отблагодарить за «особую» просьбу.

Советские очереди без малого несли знания в массы, воспитывали особую культуру и встраивались отдельной цепочкой в генотип человека, рождённого в СССР…

Читайте также: Как трагедия в «Сокольниках» привела к появлению советской жевательной резинки

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *