Потестативные условия сделки

  • автор:

Конкурс научных исследований по частному праву «Condicio iuris» (организаторы — «Вестник экономического правосудия» и «М-Логос»)

Уважаемые коллеги!

«Вестник экономического правосудия РФ» и Юридический институт «М-Логос» объявляют публичный конкурс научных исследований по частному праву «Condicio iuris». На конкурс предлагается представлять научные статьи по проблематике российского частного права, которые ранее не были опубликованы. Победители конкурса получают денежную премию, право публикации статьи в «Вестнике экономического правосудия» и ряд иных призов. Конкурс — это отличная возможность для цивилистов донести результаты своих исследований до широкого круга читателей. Так что призываем всех желающих принять участие в конкурсе присылать свои исследования.

Жюри конкурса

Регламент конкурса

— Срок представления текстов статей — до 15 февраля 2019 года включительно. Дальнейшие доработки и изменения в представленные работы не принимаются.

— Все поступившие работы передаются оргкомитетом конкурса членам жюри без указания имен авторов. Первую стадию отбора конкурсных работ осуществляет специальный комитет, состоящий из нескольких членов жюри. Комитет в срок до 1 марта отбирает 10–20 самых перспективных работ (шорт-лист), которые передаются на рассмотрение полного состава жюри. Участники конкурса получают электронные сообщения с указанием того, прошла ли их работа в шорт-лист.

— Все попавшие в шорт-лист работы изучаются полным составом жюри и оцениваются посредством заполнения опросных листов. По результатам подсчета голосов, набранных каждой из этих работ, определяются три лучшие статьи (первое, второе и третье места).

— Победители будут объявлены на конференции Юридического института «М-Логос» и «Вестника экономического правосудия РФ» в мае — июне 2019 года. По согласованию с оргкомитетом может быть организовано выступление победителей конкурса с докладами по теме своих конкурсных работ с обсуждением. Точные даты проведения конференции будут уточнены позднее.

Призы для победителей конкурса

— Денежные премии: 100 тыс. руб. за первое место, 75 тыс. руб. за второе место, 50 тыс. руб. за третье место.

— Возможность при желании автора опубликовать статью в «Вестнике экономического правосудия РФ».

— Подписка на электронные версии журналов «Вестник экономического правосудия РФ» и «Закон» на один год.

— Сертификат на бесплатное участие в образовательных программах «М-Логос».

Требования к конкурсным работам

(При несоблюдении данных требований работа до конкурса не допускается.)

— На конкурс представляется законченное научное исследование с постановкой важных вопросов и предложениями по их решению в контексте современного российского частного права. Желательно, чтобы работа касалась проблем, имеющих прямое или опосредованное практическое значение.

— Работа должна носить самостоятельный характер, приветствуется использование при решении поставленных в работе вопросов сравнительно-правовой методологии, российских и зарубежных доктринальных источников, политико-правового аргументации и актуальной судебной практики. В то же время не принимаются исключительно описательные работы, такие как обзоры судебной практики, компиляции чужих точек зрения, изложение зарубежного права. Сугубо компаративные и исторические статьи не соответствуют формату конкурса.

— Работу следует предварять указанием полных фамилии, имени и отчества автора, его статуса (с указанием вуза, места работы, должности и т.п.), а также контактного адреса электронной почты и номера мобильного телефона для оперативной связи, а также краткой аннотацией (до 2000 знаков с пробелами) со сжатым описанием основных выводов, к которым приходит автор.

— Работа должна быть опрятно и корректно оформлена как законченная научная статья, включая сноски, разделение на параграфы и т.п. Объем статьи — не более 120 тыс. знаков с пробелами и сносками. Работа должна быть выполнена на русском языке шрифтом Times New Roman 12 с одинарным интервалом и стандартными полями. Файл должен быть представлен в форматах pdf и word.

— Авторами могут быть как российские, так и зарубежные юристы любого возраста, а также студенты, обучающиеся в вузах. Главное, чтобы тема работы касалась российского частного права.

— Соавторство допускается, но авторами могут быть не более двух человек.

— Плагиат и избыточные заимствования под строгим запретом: при обнаружении плагиата (цитат без указания источника цитирования) работа исключается из дальнейшего рассмотрения с публикацией информации о данном факте.

— Принимается к рассмотрению и могут быть объявлены победителями статьи, которые не были ранее опубликованы.

— Статьи на конкурс могут быть выдвинуты только самим автором (при соавторстве — всеми соавторами). Выдвижение статей на конкурс по инициативе третьих лиц не допускается.

Контактная информация

Работы следует высылать в оргкомитет на адрес conditio.iuris@m-logos.ru

По этой же почте можно уточнить и иные вопросы.

  Статьи

Перспективы решения проблемы потестативных условий в сделках

Непредсказуемость современной экономики предопределила интерес российских предпринимателей к правовым конструкциям, позволяющим минимизировать риски, связанные с неопределенностью развития событий в будущем.Одной из таких конструкций является условная сделка, позволяющая сторонам заранее определить, как те или иные обстоятельства впоследствии отразятся на их правоотношении. Между тем, в настоящее время в России отсутствует детализированная доктрина условных сделок, а их законодательное регулирование нельзя признать удовлетворительным. Следствием этого являются многочисленные проблемы, с которыми участники гражданского оборота сталкиваются на практике, в том числе проблема потестативных условий в сделках.

В литературе потестативными принято называть условия, наступление которых зависит от воли одной из сторон сделки. Примерами таких условий являются: получение банковского кредита, регистрация права собственности, реорганизация общества, исполнение или неисполнение обязательства одной из сторон договора, заключение иной сделки, достижение определенных финансовых показателейи так далее. Как правило, необходимость в подобных условиях возникает при структурировании сложных сделок: крупных поставочных контрактов, подрядных договоров, инвестиционных сделок, в том числе M&A. В сфере корпоративных отношений условия, зависящие от воли сторон, также приобрели широкое распространение, в частности, за счет их включения в акционерные соглашения и соглашения участников обществ с ограниченной ответственностью.

Несмотря на востребованность потестативных условий среди представителей среднего и крупного бизнеса, правомерность обращения к таким условиям до настоящего времени остается под вопросом. Последним свидетельством тому стали споры, возникшие в ходе реформы российского гражданского законодательства. Так, в проекте Концепции совершенствования общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации было предложено рассматривать условия, наступление которых зависит исключительно или преимущественно от воли одного лица, в качестве неприемлемых. Противниками такой позиции стали ведущие российские юридические фирмы и Правительство Российской Федерации. С их точки зрения предложенный запрет потестативных условий является недостаточно обоснованным и существенно ограничивает возможности участников коммерческого оборота по созданию многоступенчатых договорных отношений, порождая серьезные риски оспаривания сделок по причине недопустимости того ли иного условия как зависящего от воли одной из сторон. Ссылаясь на то, что в развитых зарубежных странах условия, зависящие от воли сторон, по общему правилу считаются имеющими юридическую силу, Правительство Российской Федерации и представители юридического сообщества считают возможной их легализацию с отдельными исключениями.

Результатом ожесточенных споров между сторонниками и противниками запрета потестативных условий стало сохранение статьи 157 ГК РФ, регулирующей условные сделки, в прежней редакции, не содержащей прямого указания на запрет или допустимость условий, зависящих от воли сторон. Таким образом, до настоящего момента проблема потестативных условий в сделках остается неразрешенной и сохраняет свою актуальность.

На практике данная проблема проявляется в отсутствии единого подхода судов к оценке

потестативных условий в сделках. В большинстве случаев суды исходят из того, что условие, под которым может быть заключена сделка, должно быть связано с непредсказуемым обстоятельством, не зависящим от воли сторон. В качестве правового обоснования данного вывода правоприменители ссылаются на пункты 1 и 2 статьи 157 ГК РФ, согласнокоторым сделка считается совершенной под условием, если стороны поставили возникновение или прекращение прав и обязанностей по ней в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет.

В ряде случаев данный поход представляется оправданным, поскольку позволяет защитить интересы кредитора от недобросовестного поведения должника.Примером тому служит договор займа, в соответствии с которым обязательство должника по возврату долга возникает только в случае продажи или дарения квартиры, приобретенной им на заемные средства. Установив, что должник, отказывающийся отчуждать квартиру, уклоняется от возврата кредитору суммы займа, суд обоснованно признал соответствующее условие неправомерным в связи с его полной подчиненностью стороне сделки.

Особого внимания требуют ситуации, когда зависимость условия от стороны сделки выражена неявно.Например, стороны договора аренды обусловили вступление договора в силу государственной регистрацией права собственности на соответствующий объект недвижимости за потенциальным арендодателем. На первый взгляд, прямая зависимость между волей потенциального арендодателя и наступлением условия отсутствует, поскольку окончательное решение о регистрации права собственности с внесением соответствующей записи в ЕГРП принимается Росреестром. Между тем, Росреестр действует в строгом соответствии с установленным порядком и не может отказать в регистрации права исключительно по своей воле. Поскольку принятие положительного решения зависит лишь от соответствия законодательству представленных на регистрацию документов, в приведенном примере наступление условия находится полностью во власти потенциального арендодателя. Сходной логикой, основанной на том, что государственные органы связаны регулирующими их деятельность нормами, руководствуются суды и при оценке иных сделок, заключенных, например, под условием одобрения Федеральной антимонопольной службой.

В свою очередь, наибольший интерес вызывает практика судов, которые при определенных обстоятельствах признают условия, зависящие от воли сторон, правомерными.Такое признание может выражаться и аргументироваться по-разному: через оценку степени влияния стороны сделки на ее условие, через уход от понятия условия, предусмотренного статьей 157 ГК РФ, через легализацию отдельно взятых потестативных условий, а также посредством «молчаливого согласия».

Так, условие может быть признано допустимым, если его наступление зависит не только от стороны сделки, но и от третьих лиц, влияние которых имеет определяющее значение. С точки зрения судов, при преимущественном влиянии третьих лиц на наступление условия для сторон сделки сохраняется состояние неизвестности, что соответствует пунктам 1 и 2 статьи 157 ГК РФ. Примером тому служит инвестиционный договор, вступление которого в силу стороны поставили в зависимость от получения одобрения со стороны третьего лица. Суд признал данное договорное условие допустимым, указав, что обращение к третьему лицу в целях получения его одобрения действительно зависит от воли сторон, однако само одобрение (согласие) от воли сторон зависеть не может. Подобная практика подтверждает оправданность дифференцированного подхода к потестативным условиям, в пользу которого высказывалось, в том числе, Министерство экономического развития Российской Федерации. Такой подход состоит в разделении потестативных условий на зависящие исключительно от стороны по сделке, то есть потестативные в строгом смысле слова, и зависящие как от стороны договора, так и от третьих лиц, то есть смешанные.

Далее, суд может признать условие, зависящее от воли сторон, правомерным, воздержавшись от его оценки на соответствие требованиям статьи 157 ГК РФ. Несмотря на свою неоднозначность именно этот подход был реализован ВАС РФ при рассмотрении спора, возникшего из договора уступки части доли в уставном капитале общества. По условиям данного договора неоплата приобретателем полной стоимости доли влекла расторжение договора и прекращение соответствующих обязательств сторон. Хотя неоплата приобретателем стоимости доли представляет собой в чистом виде потестативное условие, ВАС РФ оценил его не как условие в смысле статьи 157 ГК РФ, а как ординарное договорное положение, указав, что законом не предусмотрено признание условия договора ничтожным вследствие того, что оно не соответствует требованиям, предъявляемым к отменительным условиям. А.Г. Карапетов описал логику ВАС РФ следующим образом: «это положение договора, похожее по внешним признакам на потестативное условие, вполне разумно и его вроде бы незачем запрещать, значит это не отлагательное (отменительное) условие». С одной стороны, логика суда действительно заслуживает критики, поскольку ВАС РФ вновь уклонился от того, чтобы прямо выразить свою позицию относительно потестативных условий и подвести итог многолетним дискуссиям. С другой стороны, положительно можно оценить то, что суд отказывается от формально-юридического оценки и изыскивает основания для признания потестативного условия действительным, исходя из необходимости защиты более уязвимой стороны обязательства и потребностей гражданского оборота. Это создает предпосылки и для изменения отношения к условиям, зависящим от воли сторон, и в нижестоящих судах.

В практике также встречаются случаи, когда суды признают правомерными отдельно взятые потестативные условия, не поясняя, в чем состоит их принципиальное отличие от иных условий, зависящих от воли сторон, которые продолжают признаваться недопустимыми. Так, сославшись на диспозицию статьи 157 ГК РФ, суд признал в качестве законного отлагательного условия неисполнение должником обязательства уплаты денег по договору займа в определенный срок. В другом деле, руководствуясь статьей 157 ГК РФ и материалами судебной практики, суд признал правомерность условия о том, что права и обязанности сторон по договору купли-продажи акций общества возникают в момент становления покупателя акционером по другим сделкам.

Признание потестативных условий приемлемыми может быть выражено и в «молчаливом согласии» судов. При рассмотрении споров, возникающих из договоров, содержащих явно потестативные условия, «молчаливое согласие» проявляется в том, что правоприменители не ставят под сомнение правомерность соответствующих договорных условий: суд даже не исследует вопрос о допустимости условия, он лишь устанавливает факт наступления или ненаступления события, согласованного сторонами в качестве такого условия.

Рассмотренные примеры наглядно свидетельствуют об отсутствии единого подхода судов к оценке потестативных условий в сделках. Разумно предположить, что одной из главных причин тому стала неразвитость доктрины условных сделок в теории российского гражданского права. Несмотря на значительное число работ, в которых прямо или косвенно исследуется проблема потестативных условий, даже наиболее авторитетные представители отечественной цивилистики до сих пор не пришли к единому мнению относительно правомерности таких условий. С одной стороны, М.И. Брагинский и Б.М. Гонгало возражают против легализации сделок, заключенных под потестативными условиями, с другой стороны, В.В. Витрянский, Е.А. Суханов, А.А. Иванов считают такую легализацию возможной и необходимой.

В контексте этого значительного внимания заслуживает мнение А.Г. Карапетова, который характеризует запрет потестативных условий как «неадекватный, ограничивающий свободу договора без внятных политико-правовых на то оснований». Учитывая положения Постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 года № 16 «О свободе договора и ее пределах», а также общую направленность реформы гражданского законодательства на расширение сферы свободы договора, позиция А.Г. Карапетова представляется наиболее соответствующей современным экономико-правовым реалиям.

Исходя из потребностей экономического оборота и правового принципа свободы договора, заключение сделок под условиями, зависящими от воли сторон, должно признаваться правомерным за отдельными исключениями, например, в виде потестативных условий на стороне должника. С этой точки зрения особую роль в решении рассматриваемой проблемы призван сыграть Верховный Суд Российской Федерации.В настоящее время именно он способен обобщить практический опыт судов, учесть наиболее ценные разработки теории российского гражданского права и, наконец, дать соответствующие инструкции относительно оценки потестативных условий в сделках. В отличие от законодателя, задачей которого является разработка универсальных правовых норм, в разъяснениях Верховного Суда Российской Федерации, возможно учесть максимальное количество особенностей различных потестативных условий и реализовать дифференцированный подход к ним. В свою очередь, это позволило бы предпринимателям в полной мере использовать такую правовую конструкцию как условная сделка, и способствовало бы повышению интереса инвесторов к российской юрисдикции.

Карапетов А. Г. Зависимость условия от воли сторон условной сделки в контексте реформы гражданского права // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ – 2009 – № 7. С. 29.

Карапетов А. Г. Зависимость условия от воли сторон условной сделки в контексте реформы гражданского права // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ – 2009 – № 7. С. 31.

Степанов Д. И. Существует ли проблема условных сделок? // Корпоративный юрист – 2010. – №6. С. 53.

«Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации» (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07 октября 2009 года).

Официальный отзыв Правительства РФ на проект федерального закона № 47538-6/4 «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 05 июня 2014 года по делу № А76-8254/2013, Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 августа 2013 года по делу № А54-6702/2012, ПостановлениеШестого арбитражного апелляционного суда от 15 мая 2014 года по делу № А73-14170/2013, ПостановлениеДвадцатого арбитражного апелляционного суда от 27 февраля 2014 года по делу № А54-4898/2013, Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 21 апреля 2010 года по делу № А05-9868/2009.

Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 12 декабря 2012 года по делу № А27-12361/2012.

Определение Московского городского суда от 26 октября 2011 года по делу № 33-34720.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05 мая 2011 года по делу № А50-29916/2009, Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 08 декабря 2011 года по делу № А32-33325/2010, Решение Арбитражного суда Иркутской области от 16 мая 2013 года по делу № А19-18594/2012.

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 24 февраля 2012 года по делу № А60-16723/2911.

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 29 октября 2012 года по делу № А46-17567/2011, Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 07 мая 2010 года по делу № А79-9990/2009, Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31 марта 2008 года по делу № А53-18783/2007.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06 августа 2010 года по делу № А50-34570/2009.

Письмо Министерства экономического развития Российской Федерацииот 14 сентября 2009 года № Д06-2643 «О разъяснении изменений внесенных федеральный закон «Об акционерных обществах», в части регулирования института акционерных соглашений».

Постановление Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 ноября 2012 года по делу № А24-1270/2011.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18 июня 2014 года по делу № А53-12776/2013.

Постановление Федерального арбитражного судаЗападно-Сибирского округа от 10 ноября 2003 года № Ф04/5756-657/А81-2003.

Постановление Федерального арбитражного судаДальневосточного округа от 11 февраля 2003 года № Ф03-А73/03-1/62.

Постановление Федерального арбитражного судаУральского округа от 01 апреля 2013 года по делу № А76-14561/2011.

Карапетов А. Г. Зависимость условия от воли сторон условной сделки в контексте реформы гражданского права // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ – 2009 – № 7. С. 32.

PDF версия >>

Общая теоретико-правовая характеристика сделок с потестативными условиями

Сделки с потестативными условиями как разновидность условных сделок в гражданском праве

По справедливому замечанию классика мировой юридической науки Р.Иеринга «условие открывает сторонам договора возможность подчинить себе будущее вместо того, чтобы ставить себя от него в зависимость» . Действительно, современная гражданско-правовая доктрина классифицирует сделки (по признаку наступления правового эффекта) на условные, правовые последствия которых поставлены под условие наступления/ненаступления определенного события, и безусловные, не обладающие указанной характеристикой.

Применительно к российскому гражданскому законодательству, понятие и классификация условных сделок приведены в ст.157 ГК РФ. Данная норма выделяет сделки, совершенные под отлагательным (суспензивным) условием — это такие сделки, возникновение прав и обязанностей, по которым ставится в зависимость от обстоятельства, относительно которого не известно наступит оно или нет и сделки, совершенные под отменительным (резолютивным) условием — это такие сделки, прекращение прав и обязанностей, по которым ставится в зависимость от обстоятельства, относительно которого не известно наступит таковое или нет.

Прежде чем определиться, каким образом условные сделки соотносятся с предметом нашего исследования, необходимо сделать ряд предварительных замечаний.

1. «Условие», как гражданско-правовой термин, имеет несколько значений. В частности «условия сделки», «условия договора», «существенные условия» фигурируют преимущественно в широком значении, в качестве «фрагмента общей договорной программы поведения сторон» (например, порядок толкования условий договора — ст.431 ГК РФ). Однако в рамках настоящего исследования термин «условие сделки» автор предполагает понимать в узком смысле, в значении юридического факта, с которым связано наступление юридически значимого последствия.

2. Исходя из буквального толкования положений ст.157 ГК РФ («стороны поставили в зависимость…») следует, что правила об условных сделках следует применять только в отношении договорных обязательств. На это также указывают некоторые исследователи , приводя при этом ряд примеров из действующего законодательства (в частности, правило о безоговорочном акцепте, невозможность принять или отказаться от наследства с оговорками и проч.)

Позволим себе не согласиться с данным утверждением. Так, например, ст.1121 ГК РФ законодательно устанавливает институт наследственной субституции, позволяющий подназначить наследника на случай, если первый наследник не примет наследство по каким-либо причинам — иными словами условная конструкция имеет место в односторонней сделке.

Более того, попытаемся взглянуть на ситуацию еще шире: возможно ли говорить об условности отдельного обязательства в рамках безусловной сделки в целом? Строго говоря, ст.327.1 ГК РФ ориентирует именно на возможность обусловливания исполнения отдельных обязательств сторонами безусловного договора (классический пример из договорной практики — подрядчик приступает к выполнению работ после внесения заказчиком аванса). Также, забегая вперед, отметим, что законодательство многих развитых стран (например, Франции, Германии) , а вслед за ними и современные научные исследования, оперируют категориями «условные обязательства», а не «условные сделки», делая использование условных конструкций более вариативным.

Наконец, попытаемся дать ответ еще на один смежный вопрос: возможно ли поставить под условие, не только обязательственные правоотношения, но и любые другие права и обязанности (вещные, интеллектуальные, корпоративные)? Анализ доктрины и законодательства позволяет также утвердительно ответить на этот вопрос. В качестве иллюстрации можно привести ст.491 ГК РФ, которая предусматривает возможность сохранения за продавцом вещи права собственности на нее до полной оплаты товара либо наступления иных обстоятельств . Подобные правила нередко вводятся, например, в кредитные договоры (если долг не будет оплачен, право собственности переходит к кредитору — как некий обход норм о залоге) .

Таким образом, пристальное исследование научных наработок и законодательства приводит нас к выводу о необходимости более широко рассматривать проблематику условных правоотношений. Автор полагает более справедливым говорить не об условности сделок как таковых, а об условности прав и обязанностей. В этом контексте, видится, что действующее регулирование ст.327.1 ГК РФ явно недостаточно. Необходимо дополнение отдельной статьи в раздел, регулирующий общие положения о сделках, дабы правовое регулирование потестативных условий распространялось на весь имущественный оборот в целом. В дальнейшем мы попытаемся обосновать данный подход.

3. Следует сказать также, что в цивилистике неоднократно поднимался вопрос о структуре обязательства, возникающего из условной сделки, а именно: связаны ли стороны правоотношения с момента совершения условной сделки, либо же сделка сама по себе является лишь юридическим фактом в сложном юридическом составе, тогда как обязательство будет реализовано лишь по наступлении условия в будущем? Данный вопрос разрешался учеными по-разному. Так, Д.И.Мейер полагал, что правоотношения возникают лишь в момент наступления согласованного сторонами условия . Напротив, К.П.Победоносцев и Г.Ф. Шершеневич считали, что обязательство возникает в момент согласования общей воли сторон условной сделки, так как положение договора о наступлении условия невозможно будет отменить в одностороннем порядке в будущем . Уже в советский период О.А.Красавчиков предложил рассматривать правовую конструкцию условной сделки, как состоящую из двух элементов: вспомогательного правоотношения (имеющего место до наступления условия, согласованного сторонами) и основного правоотношения, которое как бы «вызревает» с течением времени (правовой эффект от сделки после наступления условия) .

Автор данной работы также считает, что обязательственные правоотношения связывают стороны условной сделки в момент ее заключения, а не в момент наступления того или иного события. На это указывают несколько обстоятельств: во-первых, ст.310 ГК РФ предусматривает общий для всех обязательств принцип запрета на односторонний отказ от исполнения, который в равной степени распространяется и на условные сделки. Во-вторых, сама диспозиция ст.157 ГК РФ предусматривает запрет на недобросовестное поведение стороны сделки, способствующее наступлению/ненаступлению условия, что также свидетельствует о наличии правоотношения еще до наступления тех или иных обстоятельств. Сходной позиции придерживаются и некоторые современные специалисты .

Сделав ряд предварительных замечаний, рассмотрим теперь, каким критериям должно соответствовать условие в условном обязательстве.

1) Легальность. В частности Л.В.Кузнецова полагает, что условие в сделке не должно противоречить действующему законодательству . Свою позицию она основывает на ст.ст.168, 169 ГК РФ, согласно которым сделка, противоречащая требованиям закона, а также основам нравственности и правопорядка порочна по своей природе. При этом, исходя из положений ст.422 ГК РФ и п.1 Постановление Пленума ВАС РФ «О свободе договора и ее пределах», условие должно соответствовать требованиям закона на момент совершения сделки, а не на момент ее исполнения .

С данной точкой зрения частично не согласны С.А.Громов, Я.В.Карнаков . Ученые допускают существование такого рода условий, как например, нарушение закона или договора, которые предоставляют некие дополнительные преимущества (возможность одностороннего отказа от договора, переход на авансовую систему в договоре поставки при просрочке оплаты и проч.) и компенсаторные механизмы для пострадавшего контрагента (неустойка, увеличение объема исполнения т.д.). Я.В.Карнаков полагает, что условие не должно стимулировать аморального или противоправного поведения контрагента . Полагаем данный подход более целесообразным, нежели предыдущий.

2) Диспозитивный характер условия. Как уже неоднократно отмечалось выше, гражданское законодательство предусматривает возможность определения объема своих прав и обязанностей в договоре самими субъектами правоотношений. Следовательно, отлагательное или отменительное условие может быть связано с наступлением практически любых жизненных обстоятельств .

3) Неопределенность. Суть данного признака сводится к следующему: согласно ст.157 ГК РФ условием может считаться такое обстоятельство, относительно которого заранее не известно наступит оно или нет. В свою очередь судебная практика истолковывает данное положение следующим образом — должна существовать объективная вероятность как наступления, так и ненаступления условия .

Важно отметить, что для структурирования гражданских правоотношений стороны сделки зачастую прибегают к применению смежного института — срока наступления/ненаступления обстоятельства указанием на конкретное событие (ст.190 ГК РФ). О проблемных аспектах соотношения условия и срока речь пойдет в главе 2 настоящего исследования, здесь же контурно упомянем основные моменты. Отличительной чертой условия сделки является именно неопределенность относительно его наступления либо ненаступления (e.g. переезд в другую местность, вступление в брак, климатические явления, принятие органом государственной власти соответствующего акта и т.д.). Напротив, срок в сделке должен наступить неизбежно (смерть физического лица, наступление конкретной даты).

К критерию неопределенности мы будем вынуждены вернуться в дальнейшем, так как именно он явился «камнем преткновения» в легализации потестативных условий обязательства.

4) Реальность наступления условия. Как уже отмечалось выше, правоприменитель исходит из того, что условие сделки потенциально может наступить. Развивая данную идею, Новицкий И.Б. классифицирует реальность на физическую (условие не противоречит законам природы и может быть осуществимо) и правовую (вероятность наступления условия допустима с юридической точки зрения) .

5) Перспективный характер условия. Условие сделки в любом случае должно быть обращено на будущее, наступление условия не может быть в прошлом, иначе это противоречило бы законам формальной логики. Однако в данном случае представляется любопытным другой вопрос — возможно ли ретроспективное действие условной сделки? Данная проблема в доктрине разрешается двояко. С одной стороны, ряд специалистов исходят из смысла ст.453 ГК РФ, которая указывает, что при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, переданное по сделке возврату не подлежит (за исключением случаев неравноценного предоставления и неосновательного обогащения). Исходя из этой сентенции, делается вывод о том, что прекращение обязательственных правоотношений в условной сделке также происходит только на будущее .

Однако существует и более гибкая позиция по настоящему вопросу. Так И.Б.Новицкий указывал, что вопрос о ретроспективности является диспозитивным и может быть видоизменен соглашением сторон. Аналогичную точку зрения разделяет и ряд современных авторов . Следует признать данный подход более взвешенным, сбалансированным и отражающим общедозволительную направленность гражданско-правового регулирования правоотношений. В дальнейшем именно из этой посылки мы и будем исходить, предлагая свою модель регулирования потестативных обязательств.

В завершении данного раздела нашего исследования необходимо произвести классификацию условий гражданско-правовой сделки и определить место потестативных условий.

Как уже было отмечено выше, ст.157 ГК РФ разграничивает условия на отлагательные и отменительные. Помимо этого, в доктрине, а также в законодательстве ряда стран (например, Франции) существует деление условий на случайные, смешанные и потестативные. Наступление условий, составляющих первую группу в данной классификации (случайные условия) не зависит от воли ни одной из сторон сделки, то есть по своей правовой природе эти юридические факты относятся к событиям, а не к действиям.

Напротив, потестативные условия сделок, считаются таковыми, если их наступление полностью или преимущественно зависит от воли одного из контрагентов. Более того, с подачи французского законодателя потестативные условия можно разделить на чисто потестативные, которые связаны лишь с волеизъявлением управомоченного контрагента (например, заявление на заключение договора по опционной сделке) и просто потестативные, которые сопряжены с какими-либо действиями (e.g. внесение аванса в договоре подряда) .

Наконец третья разновидность — смешанные условия — это такие условия, наступление которых зависит как от действий управомоченного субъекта, так и от действий третьих лиц или иных объективных причин (например, обусловливание сделки выдачей банковской гарантии, кредита, размещением акций на рынке ценных бумаг).

О дефиниции и сущностных характеристиках сделок с потестативностью речь пойдет в главе 2 данной работы, здесь же отметим следующее. В современной цивилистике господствует мнение, согласно которому разделение условий на потестативные и смешанные нецелесообразно . При этом, приводятся следующие доводы. Во-первых, разделение потестативных условий на просто потестативные и чисто потестативные не имеет смысла, в связи с тем, что последняя категория не может считаться условием договора per se. В науке гражданского права такую конструкцию (возможность влиять на правоотношение лишь за счет своего волеизъявления) принято называть секундарным правом. Более того, французское законодательство, откуда и пошло выделение чисто потестативных условий также постепенно отказывается от такой классификации, полагая ее избыточной .

Во-вторых, просто потестативные и смешанные условия имеют довольно размытую грань. Обе эти разновидности роднит то, что для их наступления необходимо совершения действия какой-либо из сторон — без этого правовой механизм не будет запущен. В остальном же различия касаются лишь степени влияния воли одного из контрагентов на условие — является ли оно полным как в первом случае, либо частичным как во втором. Поэтому современные правоведы зачастую не находят причин разделять условия на потестативные и смешанные. Автор данной работы солидарен с данной точкой зрения. В дальнейшем под термином потестативные условия мы будем иметь в виду как просто потестативные условия, так и смешанные условия вместе взятые.

Выводы. Резюмируя сказанное выше, следует отметить, что особое место в учении о гражданско-правовых сделках занимают сделки, совершенные под условием, правовой эффект от которых зависит от наступления либо ненаступления того или иного обстоятельства. Важно отметить, что условие в сделке должно соответствовать ряду критериев, позволяющих квалифицировать его как действительное и допустимое, в частности: легальность, диспозитивность, неопределенность, реальность и перспективный характер.

Среди различных видов условий сделки принято особое место занимают потестативные условия — такие условия, наступление которых полностью или преимущественно зависит от воли и поведения одной из сторон правоотношения. Данный правовой феномен и будет находиться в фокусе нашего внимания.

Исходя из анализа научных источников и действующего законодательства, автор приходит к выводу, что к проблематике потестативных условий следует подходить шире, нежели в действующем варианте регулирования и рассматривать вопрос через призму условности отдельных прав и обязанностей сторон. В свою очередь, данный тезис приводит автора к выводу о недостаточности нормативной базы для сделок с потестативными условиями, закрепленной в ст.327.1 ГК РФ — диспозиция данной нормы охватывает лишь обусловленное исполнение обязательств в безусловном договоре в целом. Полагаем, что для усовершенствования законодательства необходимо внесение изменений в общие нормы о сделках и включение новой ст.157.1-1 в ГК РФ, регламентирующей общие положения о сделках с потестативными условиями. Проект данной статьи представлен в приложении к настоящей диссертации. Отдельные ее положения будут в дальнейшем раскрыты в рамках данного исследования.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *