Постановление пленума 63

  • автор:

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 24 октября 2006 г. N 18

О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ, ВОЗНИКАЮЩИХ У СУДОВ ПРИ ПРИМЕНЕНИИ
ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

Обсудив материалы проведенного изучения практики применения судами 12, 14, 15, 16 глав Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в целях обеспечения единообразия судебной практики и в связи с возникающими у судов при рассмотрении данной категории дел вопросами Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

По применению главы 12 Особенной части Кодекса
Российской Федерации об административных правонарушениях

1 — 12. Утратили силу. — Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.06.2019 N 20.

По применению главы 14 Особенной части Кодекса
Российской Федерации об административных правонарушениях

13. Решая вопрос о том, образуют ли действия лица состав административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.1 КоАП РФ, необходимо проверять, содержатся ли в них признаки предпринимательской деятельности, перечисленные в пункте 1 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

В силу названной нормы предпринимательской является деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг, которая осуществляется самостоятельно на свой риск лицом, зарегистрированным в установленном законом порядке в качестве индивидуального предпринимателя. Учитывая это, отдельные случаи продажи товаров, выполнения работ, оказания услуг лицом, не зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, не образуют состав данного административного правонарушения при условии, если количество товара, его ассортимент, объемы выполненных работ, оказанных услуг и другие обстоятельства не свидетельствуют о том, что данная деятельность была направлена на систематическое получение прибыли.

Доказательствами, подтверждающими факт занятия указанными лицами деятельностью, направленной на систематическое получение прибыли, в частности, могут являться показания лиц, оплативших товары, работу, услуги, расписки в получении денежных средств, выписки из банковских счетов лица, привлекаемого к административной ответственности, акты передачи товаров (выполнения работ, оказания услуг), если из указанных документов следует, что денежные средства поступили за реализацию этими лицами товаров (выполнение работ, оказание услуг), размещение рекламных объявлений, выставление образцов товаров в местах продажи, закупку товаров и материалов, заключение договоров аренды помещений.

Вместе с тем само по себе отсутствие прибыли не влияет на квалификацию правонарушений, предусмотренных статьей 14.1 КоАП РФ, поскольку извлечение прибыли является целью предпринимательской деятельности, а не ее обязательным результатом.

14. В качестве субъектов административной ответственности положения главы 14 КоАП РФ предусматривают граждан, должностных и юридических лиц, индивидуальных предпринимателей.

Должностными лицами, которые могут быть привлечены к административной ответственности за правонарушения в области предпринимательской деятельности, исходя из положений, закрепленных в примечании к статье 2.4 КоАП РФ, являются совершившие такие правонарушения руководители и иные работники организаций в связи с выполнением ими организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций, а также приравненные к ним индивидуальные предприниматели постольку, поскольку главой 14 КоАП РФ не предусмотрено иное (часть 4 статьи 14.1, часть 2 статьи 14.4, часть 1 статьи 14.25 КоАП РФ). К должностным лицам относятся и лица, находящиеся в трудовых отношениях с индивидуальными предпринимателями, осуществляющие указанные выше функции.

Лица, не наделенные организационно-распорядительными или административно-хозяйственными функциями, работающие в организации или у индивидуального предпринимателя (например, продавцы, кассиры), также могут быть привлечены к административной ответственности как граждане в связи с совершением ими правонарушений, предусмотренных статьями 14.2, 14.4, 14.7, 14.15 КоАП РФ.

15. В случаях, когда в процессе осуществления предпринимательской деятельности без регистрации в качестве индивидуального предпринимателя или юридического лица допускаются нарушения иных правил и норм, ответственность за которые предусмотрена другими нормами КоАП РФ, в том числе главы 14, или законом субъекта Российской Федерации, действия лица надлежит квалифицировать по части 1 статьи 14.1 КоАП РФ и той норме КоАП РФ или закона субъекта Российской Федерации, которая устанавливает административную ответственность за иное правонарушение. Например, если в процессе незаконной предпринимательской деятельности осуществляется хранение, перевозка либо приобретение немаркированных товаров и продукции в целях сбыта, действия лица следует квалифицировать по части 1 статьи 14.1 КоАП РФ и части 2 статьи 15.12 КоАП РФ; если производится незаконная продажа товаров (иных вещей), свободная реализация которых запрещена или ограничена, действия лица квалифицируются по части 1 статьи 14.1 КоАП РФ и статье 14.2 КоАП РФ; если производится продажа товаров, выполнение работ или оказание услуг ненадлежащего качества либо с нарушением санитарных правил, то действия лица надлежит квалифицировать по части 1 статьи 14.1 КоАП РФ и статье 14.4 КоАП РФ; если нарушаются правила продажи отдельных видов товаров, то действия лица следует квалифицировать по части 1 статьи 14.1 КоАП РФ и статье 14.15 КоАП РФ.

16. При решении вопроса о наличии в действиях лица признаков состава административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.1 КоАП РФ, необходимо исходить из того, что в соответствии с абзацем третьим пункта 1 статьи 49 ГК РФ право осуществлять деятельность, на занятие которой необходимо получение специального разрешения (лицензии), возникает с момента получения разрешения (лицензии) или в указанный в нем срок и прекращается по истечении срока его действия (если не предусмотрено иное), а также в случаях приостановления или аннулирования разрешения (лицензии).

17. При квалификации действий лица по части 3 статьи 14.1 КоАП РФ следует иметь в виду, что согласно статье 2 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» под осуществлением предпринимательской деятельности с нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением или лицензией, понимается занятие определенным видом предпринимательской деятельности на основании специального разрешения (лицензии) лицом, не выполняющим лицензионные требования и условия, установленные положениями о лицензировании конкретных видов деятельности, выполнение которых лицензиатом обязательно при ее осуществлении.

18. В тех случаях, когда административная ответственность за осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) или с нарушением предусмотренных в нем условий помимо общих норм, содержащихся в частях 2 и 3 статьи 14.1 КоАП РФ, установлена другими статьями КоАП РФ, действия лица подлежат квалификации по специальной норме, предусмотренной КоАП РФ.

Например, занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью лицом, не имеющим лицензию на данный вид деятельности, надлежит квалифицировать по части 1 статьи 6.2 КоАП РФ; нарушение условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов — по части 1 статьи 9.1 КоАП РФ.

19. При рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 14.2, 14.4, 14.5 и 14.16 КоАП РФ, судьям необходимо выяснять, имеются ли в материалах дела доказательства, подтверждающие факт реализации товаров (например, акт контрольной закупки). При этом необходимо учитывать, что выставление в местах продажи (например, на прилавках, в витринах) товаров, продажа которых является незаконной, образует состав административного правонарушения при условии отсутствия явного обозначения, что эти товары не предназначены для продажи (пункт 2 статьи 494 ГК РФ).

20. При квалификации действий лица по части 3 статьи 14.16 КоАП РФ надлежит учитывать, что нарушением иных правил розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции является нарушение любых правил продажи указанной продукции, кроме перечисленных в частях 1 и 2 статьи 14.16 КоАП РФ.

При совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.16 КоАП РФ, дополнительной квалификации по статье 14.15 КоАП РФ (нарушение установленных правил продажи отдельных видов товаров) не требуется, поскольку часть 3 статьи 14.16 КоАП РФ является специальной нормой по отношению к статье 14.15 КоАП РФ.

Продажа алкогольной и спиртосодержащей продукции без соответствующей маркировки образует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 15.12 КоАП РФ, являющейся специальной нормой по отношению к части 3 статьи 14.16 КоАП РФ.

21. Привлечение к административной ответственности, предусмотренной частью 4 статьи 14.25 КоАП РФ, допустимо в случае, когда в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, представлены документы, содержащие заведомо ложную информацию, которая повлекла либо могла повлечь за собой необоснованную регистрацию субъекта предпринимательской деятельности.

22. Учитывая, что в Особенной части КоАП РФ административные правонарушения, выразившиеся в нарушении законодательства о защите прав потребителей, не выделены в отдельную главу, при квалификации конкретного правонарушения следует выяснять, были ли им нарушены требования (правила), установленные нормами законодательства о защите прав потребителей, имея в виду, что постановление по делу об указанных административных правонарушениях не может быть вынесено по истечении одного года со дня их совершения (статья 4.5 КоАП РФ).

В постановлении по делу о таком правонарушении должны быть приведены обстоятельства, на которых основан вывод судьи о том, что данным правонарушением нарушено законодательство о защите прав потребителей.

По применению главы 15 Особенной части Кодекса
Российской Федерации об административных правонарушениях

23. Административная ответственность в области налогов и сборов предусмотрена статьями 15.3 — 15.9, 15.11 КоАП РФ. Субъектами данных правонарушений являются должностные лица организаций и граждане.

В соответствии с примечанием к статье 15.3 КоАП РФ индивидуальные предприниматели не могут быть привлечены к установленной названными выше нормами административной ответственности как должностные лица. Указанное правило относится и к случаям, когда индивидуальный предприниматель, не заключая трудовых договоров для исполнения обязанностей руководителя, главного бухгалтера и иных должностных лиц, сам осуществляет права и обязанности названных должностных лиц.

24. Решая вопрос о привлечении должностного лица организации к административной ответственности по статьям 15.5, 15.6 и 15.11 КоАП РФ, необходимо руководствоваться положениями пункта 1 статьи 6 и пункта 2 статьи 7 Федерального закона от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», в соответствии с которыми руководитель несет ответственность за надлежащую организацию бухгалтерского учета, а главный бухгалтер (бухгалтер при отсутствии в штате должности главного бухгалтера) — за ведение бухгалтерского учета, своевременное представление полной и достоверной бухгалтерской отчетности.

25. При квалификации действий лица по статье 15.6 и статье 15.11 КоАП РФ необходимо также принимать во внимание пункт 4 статьи 7 Федерального закона от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», согласно которому в случае разногласий между руководителем организации и главным бухгалтером по осуществлению отдельных хозяйственных операций документы по ним могут быть приняты к исполнению с письменного распоряжения руководителя организации, который несет всю полноту ответственности за последствия осуществления таких операций.

26. Если ведение бухгалтерского учета в организации производится на основании гражданско-правового договора третьими лицами, которые не представляли сведения, необходимые для осуществления налогового контроля, либо представляли их с нарушением установленного законодательством срока или грубо нарушали правила ведения бухгалтерского учета и представления отчетности, то это обстоятельство не освобождает руководителя организации от административной ответственности, предусмотренной статьями 15.6 и 15.11 КоАП РФ, поскольку в соответствии со статьями 6 и 18 Федерального закона от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» именно он несет ответственность за организацию бухгалтерского учета.

По применению главы 16 Особенной части Кодекса
Российской Федерации об административных правонарушениях

27. При применении части 1 статьи 16.1 КоАП РФ необходимо иметь в виду, что указанной нормой предусмотрена ответственность за нарушение порядка прибытия на таможенную территорию Российской Федерации и убытия с таможенной территории Российской Федерации не только товаров, но и транспортных средств.

Поэтому в случае ввоза (вывоза) товаров на транспортном средстве вне пункта пропуска через Государственную границу Российской Федерации либо вне времени работы таможенных органов предметом правонарушения являются как товары, так и транспортные средства, на которых они перевозятся, поскольку в отношении их также не выполнены требования таможенного законодательства Российской Федерации (статьи 69, 119 Таможенного кодекса Российской Федерации, далее — ТК РФ). Следовательно, размер штрафа, налагаемого на лицо, виновное в совершении данного правонарушения, должен исчисляться исходя из стоимости товаров и транспортных средств, на которых эти товары были перемещены. Если товары перемещались на гужевой повозке, то ее стоимость (например, стоимость лошади, саней, упряжи) также следует учитывать при определении размера штрафа.

При этом необходимо иметь в виду, что при наложении административного штрафа может быть применено дополнительное наказание в виде конфискации предметов административного правонарушения, в том числе и транспортных средств.

28. При назначении административного наказания в виде штрафа за правонарушение, предусмотренное частью 2 статьи 16.1 КоАП РФ, необходимо иметь в виду, что конфискация орудий совершения данного административного правонарушения в указанном случае является обязательной.

Если транспортное средство было оборудовано специальными хранилищами для сокрытия товаров при перемещении их через таможенную границу Российской Федерации (тайниками, изготовленными в целях сокрытия товаров, а также оборудованными и приспособленными на транспортных средствах в этих же целях конструктивными емкостями и предметами, предварительно подвергшимися разборке и монтажу), то оно рассматривается в качестве орудия административного правонарушения.

29. Оценивая вину перевозчика в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 16.1 КоАП РФ, выразившегося в сообщении таможенному органу недостоверных сведений о количестве товара, надлежит выяснять, в какой мере положения действующих международных договоров в области перевозок (Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов (КДПГ) 1956 г., Соглашения о международном железнодорожном грузовом сообщении (СМГС) 1951 г., Международной конвенции об унификации некоторых правил о коносаменте 1924 г., Конвенции Организации Объединенных Наций о морской перевозке грузов 1978 г. и других) предоставляли перевозчику возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых установлена ответственность частью 3 статьи 16.1 КоАП РФ, а также какие меры были приняты перевозчиком для их соблюдения.

При определении вины перевозчика, сообщившего таможенному органу недостоверные сведения о грузах, количество которых определяется весовыми параметрами, необходимо выяснять, значительна ли разница между количеством фактически перемещаемого товара и количеством, указанным в товаросопроводительных документах, а также насколько такое несоответствие могло быть очевидным для перевозчика, осуществляющего свою деятельность на профессиональной основе, исходя из осадки транспортных средств, его технических возможностей и других подобных показателей. Вопрос о том, значительно ли несоответствие между количеством фактически перемещаемого товара и количеством, указанным в товаросопроводительных документах, определяется в каждом конкретном случае, исходя из обстоятельств данного правонарушения.

30. При разграничении административных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена частями 1 и 2 статьи 16.2 КоАП РФ, необходимо исходить из следующего.

Частью 1 статьи 16.2 КоАП РФ установлена ответственность за недекларирование товаров и (или) транспортных средств, когда лицом фактически не выполняются требования таможенного законодательства по декларированию и таможенному оформлению товара, то есть таможенному органу не заявляется весь товар либо его часть (не заявляется часть однородного товара либо при декларировании товарной партии, состоящей из нескольких товаров, в таможенной декларации сообщаются сведения только об одном товаре или к таможенному оформлению представляется товар, отличный от того, сведения о котором были заявлены в таможенной декларации).

Если же товар по количественным характеристикам задекларирован полностью, но декларантом либо таможенным брокером (представителем) в таможенной декларации заявлены не соответствующие действительности (недостоверные) сведения о качественных характеристиках товара, необходимых для таможенных целей, эти действия образуют состав административного правонарушения, предусмотренный частью 2 статьи 16.2 КоАП РФ, при условии, что такие сведения послужили основанием для освобождения от уплаты таможенных пошлин, налогов или для занижения их размера.

31. При применении статьи 16.3 КоАП РФ следует разграничивать запреты и (или) ограничения экономического характера, а также запреты и (или) ограничения, не носящие экономического характера. При этом необходимо исходить из цели установления (введения) конкретного запрета и (или) ограничения.

К ограничениям экономического характера относятся такие запреты и ограничения, как установление количественных ограничений, введение квоты, лицензирование, предоставление исключительного права на экспорт и (или) импорт отдельных видов товаров (статьи 21, 23, пункт 1 части 1 статьи 24, статья 26 Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности»), а также специальные защитные меры (специальная пошлина, импортная квота), антидемпинговые меры (антидемпинговая пошлина) и компенсационные меры (компенсационная пошлина), применяемые в соответствии со статьей 27 Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» и Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 165-ФЗ «О специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мерах при импорте товаров» (например, лицензия на ввоз мяса, патоки крахмальной). Соблюдение запретов и ограничений экономического характера требуется при помещении товаров под таможенные режимы выпуска для внутреннего потребления, экспорта, переработки на таможенной территории и переработки для внутреннего потребления (статьи 163, 166, 173, 187 ТК РФ).

Запреты и ограничения, не носящие экономического характера, вводятся исходя из национальных интересов и целей, определенных статьей 32 Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности», независимо от иных положений главы 5 данного Закона (например, лицензии в случаях, предусмотренных пунктами 2 и 3 части 1 статьи 24 этого Закона, лицензия на ввоз и вывоз продукции военного назначения, товаров и технологий, используемых при создании оружия массового уничтожения и средств его доставки, запрет на ввоз на территорию Российской Федерации отходов в целях их захоронения и обезвреживания, разрешение МВД России на ввоз на территорию Российской Федерации оружия, сертификат соответствия и т.д.). Запреты и ограничения, не носящие экономического характера, в отличие от запретов и ограничений экономического характера согласно статье 158 ТК РФ применяются независимо от заявленного таможенного режима.

При разграничении административных правонарушений, ответственность за которые установлена частью 3 статьи 16.2 и статьей 16.3 КоАП РФ, следует исходить из того, что по части 1 и части 2 статьи 16.3 КоАП РФ действие подлежит квалификации в том случае, когда несоблюдение указанных запретов и ограничений не связано с заявлением таможенному органу при декларировании недостоверных сведений о товарах и транспортных средствах.

Если же действие лица, привлекаемого к административной ответственности, выражается в заявлении в таможенной декларации недостоверных сведений, влияющих на применение к товарам запретов или ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, а равно в представлении при декларировании товаров недействительных документов, послуживших основанием для неприменения таких запретов и ограничений (например, поддельного сертификата соответствия), то с учетом исключений, названных в части 1 и части 2 статьи 16.3 КоАП РФ, такое действие (бездействие) подлежит квалификации по части 3 статьи 16.2 КоАП РФ.

32. Исходя из положений, закрепленных в статье 16.12 КоАП РФ, административная ответственность за несоблюдение сроков подачи таможенной декларации или представления документов и сведений наступает в случае нарушения установленного таможенным органом срока подачи: полной таможенной декларации при применении процедуры периодического временного декларирования товаров (статья 138 ТК РФ); таможенной декларации при выпуске товаров до подачи таможенной декларации; документов и сведений, необходимых для таможенных целей, при выпуске товаров до подачи таможенной декларации (статья 150 ТК РФ); таможенной декларации на товары, перемещаемые по линиям электропередачи (статья 314 ТК РФ). Нарушение общего срока подачи таможенной декларации, предусмотренного статьей 129 ТК РФ, не образует состав указанных административных правонарушений.

Субъектом правонарушений, предусмотренных статьей 16.12 КоАП РФ, является лицо, на котором лежит обязанность по совершению операций, необходимых для выпуска товаров (статья 16 ТК РФ), а после начала таможенной процедуры декларирования товаров — декларант (статья 126 ТК РФ).

33. Решая вопрос об обоснованности применения таможенным органом административного наказания, предусмотренного частью 1 статьи 16.23 КоАП РФ, следует иметь в виду, что данная норма предусматривает ответственность за нарушение установленного положениями ТК РФ запрета на осуществление деятельности в области таможенного дела лицами, не включенными в Реестр таможенных брокеров.

Административная ответственность по части 1 статьи 16.23 КоАП РФ за совершение таможенных операций в случаях, когда таможенным законодательством предоставлено право на совершение таких операций без включения лица в Реестр таможенных брокеров, не наступает. Таможенным кодексом Российской Федерации установлено два случая, когда физические лица вправе представлять интересы третьих лиц (как физических, так и юридических) при осуществлении таможенных операций: представление от имени перевозчика и по его поручению документов на товары и транспортные средства при прибытии товаров на таможенную территорию Российской Федерации (пункт 5 статьи 72), а также декларирование товаров, перемещаемых через таможенную границу в несопровождаемом багаже, от имени другого физического лица на основании его доверенности (пункт 6 статьи 286).

Председатель Верховного Суда
Российской Федерации
В.М.ЛЕБЕДЕВ

Секретарь Пленума,
судья Верховного Суда
Российской Федерации
В.В.ДЕМИДОВ

В целях обеспечения единства практики рассмотрения судами споров об оплате поставляемой по присоединенной сети электрической и тепловой энергии, а также воды и газа (далее — ресурс) в случае признания недействующим нормативного правового акта, которым установлена регулируемая цена, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет дать следующие разъяснения.

1. Согласно пункту 1 статьи 424 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) в предусмотренных законом случаях при определении цены за исполнение договора применяются цены (тарифы, расценки, ставки и т.п.), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами и (или) органами местного самоуправления (далее — регулирующий орган).

Государственное регулирование цен соответствующих ресурсов предусмотрено статьями 23-233 Федерального закона от 26 марта 2003 года N 35-ФЗ «Об электроэнергетике», статьями 2, 7-12 Федерального закона от 27 июля 2010 года N 190-ФЗ «О теплоснабжении», статьей 21 Федерального закона от 31 марта 1999 г. N 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации», статьями 31-36 Федерального закона от 7 декабря 2011 года N 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении».

2. В случае признания судом недействующим нормативного правового акта об установлении регулируемой цены, подлежащей применению в расчетах неопределенного круга лиц с ресурсоснабжающими организациями за поставленный ресурс (далее — нормативный правовой акт), с целью надлежащего урегулирования данных отношений соответствующий орган в силу его компетенции, закрепленной законом и иными правовыми актами, и в связи с принятием соответствующего решения суда обязан в установленный судом срок принять нормативный правовой акт, заменяющий нормативный правовой акт, признанный судом недействующим (часть 2 статьи 178, часть 6 статьи 180, часть 4 статьи 216 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

3. Если суд, рассматривающий дело о взыскании задолженности по оплате поставленного ресурса, установит невозможность его рассмотрения до разрешения также рассматриваемого судом дела об оспаривании нормативного правового акта, суд приостанавливает производство на основании статьи 215 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации или пункта 1 части 1 статьи 143 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

4. Споры об оплате ресурса за соответствующий период регулирования, в том числе за время, предшествующее вступлению в законную силу решения суда, которым признан недействующим нормативный правовой акт, подлежат рассмотрению исходя из регулируемой цены, установленной заменяющим нормативным правовым актом.

5. В случае непринятия заменяющего нормативного правового акта спор о взыскании задолженности за поставленные ресурсы рассматривается с участием регулирующего органа.

При этом размер подлежащей оплате задолженности определяется судом исходя из выводов, содержащихся в судебном решении, которым нормативный правовой акт признан недействующим (например, об экономической необоснованности размера необходимой валовой выручки либо величин плановых объемов поставки ресурсов регулируемой организации), и имеющихся в деле доказательств (статья 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статья 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). В частности, при рассмотрении дела суд может учесть консультации специалистов, материалы тарифного дела, исходя из которых устанавливалась регулируемая цена, принять во внимание выводы, содержащиеся в судебных актах по делам, при рассмотрении которых уже определялась стоимость того же ресурса, поставленного тем же лицом за тот же регулируемый период, а также назначить в соответствии с процессуальным законодательством судебную экспертизу.

6. Признание нормативного правового акта недействующим, в том числе с даты, отличной от дня его принятия, по смыслу статьи 13 ГК РФ, не является основанием для отказа в защите гражданских прав, нарушенных в период действия этого акта.

Если нормативный правовой акт признан судом недействующим в связи с завышенным размером цены ресурса, потребитель соответствующего ресурса, добросовестно оплативший его стоимость поставщику ресурса, вправе взыскать с последнего переплату, в том числе за период до признания судом нормативного правового акта недействующим (пункт 1 статьи 424, подпункт 3 статьи 1103 ГК РФ), или зачесть это требование в отношении своих обязательств перед поставщиком (статья 410 ГК РФ).

При этом поставщик не лишен права представить доказательства того, что излишне уплаченные денежные средства полностью или частично компенсированы потребителю ресурса иным способом.

7. В случаях, когда регулируемая цена была вопреки требованиям закона установлена ниже экономически обоснованной и нормативный акт, в соответствии с которым она определялась, признан судом недействующим, участвовавший в ее формировании поставщик не вправе требовать взыскания доплаты в соответствующей части с потребителей ресурса. Компенсация имущественных потерь поставщика при этом осуществляется путем их учета в следующих периодах регулирования, а также посредством реализации иных способов защиты нарушенного права (статья 12 ГК РФ).

8. Если иное не установлено законом или иным правовым актом и не вытекает из существа отношений, разъяснения, содержащиеся в настоящем постановлении, также подлежат применению при рассмотрении следующих категорий дел:

— споров об оплате услуг по передаче (транспортировке) ресурса или сточных вод по присоединенной сети в случае признания недействующим нормативного правового акта, которым установлена регулируемая цена на эти услуги;

— споров об оплате коммунальных услуг (ресурсов) в случае признания недействующим нормативного правового акта, которым установлены цена на эти услуги или нормативы потребления коммунальных услуг.

Председатель Верховного Суда Российской Федерации В. Лебедев

Секретарь Пленума, судья Верховного Суда Российской Федерации В. Момотов

Срок договора поручительства по договору поставки определен: Действует в течение всего срока договора поставки, в том числе и на срок его пролонгации плюс один год с момента прекращения его действия.
Срок договора поставки определен до 31.12.2017 года, в случае если ни одна из сторон не заявит о его расторжении, то договор считается пролонгированным на каждый следующий календарный год. Договор поставки действующий, ни одна из сторон не заявила о его прекращении.
В данном случае срок договора поручительства считается определенным и прекращает свое действие через один год после прекращения договора поставки?

Сообщаю Вам следующее:

В пункте 4 статьи 367 ГК РФ установлено, что поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иск к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства.

Нельзя писать, что поручительство действует до фактического исполнения обеспеченного обязательства (например, пока покупатель не оплатит товар в нужном объеме). Тогда считается, что срок поручительства вы не установили (п. 34 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42, п. 10 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2016)).

Договор поручительства может предусматривать заранее данное согласие поручителя в случае изменения обязательства отвечать перед кредитором на измененных условиях. Такое согласие должно быть явно выраженным и должно предусматривать пределы изменения обязательства (например, денежную сумму или размер процентов, на которые могут быть увеличены соответственно сумма долга и проценты по нему; срок, на который может быть увеличен или сокращен срок исполнения обеспеченного обязательства, и т.п.), при которых поручитель согласен отвечать по обязательствам должника. Если указанные пределы изменения обязательства в договоре поручительства не установлены, но обеспеченное обязательство изменилось, то поручитель отвечает перед кредитором на первоначальных условиях обеспеченного обязательства — Постановление Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством»}

Прилагаем судебную практику. Как правило, срок договора поручительства в аналогичных ситуациях судом, признавался установленным.

Документы КонсультантПлюс для ознакомления:

  1. Как определить срок действия поручительства

Это тот срок, в пределах которого поставщик вправе потребовать от поручителя заплатить за покупателя и по истечении которого поручительство прекратится. Определить его нужно по обычным для обязательств правилам — например календарной датой или истечением периода времени со дня, когда договор вступил в силу (ст. 190, п. 6 ст. 367 ГК РФ).

Учтите: нельзя писать, что поручительство действует до фактического исполнения обеспеченного обязательства (например, пока покупатель не оплатит товар в нужном объеме). Тогда считается, что срок поручительства вы не установили (п. 34 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42, п. 10 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2016)).

Если не установить срок поручительства, оно прекратится через год со дня, когда покупатель должен был исполнить обязательство, если поставщик в течение этого срока не предъявит иск к поручителю (п. 6 ст. 367 ГК РФ). Это произойдет, если не возникнет иных предусмотренных законом оснований для прекращения поручительства (полная оплата по обязательству покупателем, отказ поставщика принять надлежащее исполнение от покупателя или поручителя и т.п.).

Если договор поставки не содержит срока исполнения обеспеченного обязательства и его нельзя определить, поручительство тоже прекратится само, если не будет иных законных оснований для его прекращения. Но лишь спустя два года со дня заключения договора поручительства и при условии, что за это время поставщик так и не предъявит иск к поручителю. То же произойдет, если срок исполнения обеспеченного обязательства определен моментом востребования (п. 6 ст. 367 ГК РФ).

Готовое решение: Как составить договор поручительства по обязательствам покупателя из договора поставки (КонсультантПлюс, 2020) {КонсультантПлюс}

Постановление Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» {КонсультантПлюс}

Как следует из пункта 6 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации, поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано.

В силу пункта 3.1 договора поручительства стороны согласовали срок поручительства, согласно которому его стороны установили его действие со дня подписания договора и в течение всего срока, указанного в пункте 7.1 договора поставки, в том числе и на срок его пролонгации (пункт 3.1 договора).

В силу пункта 7.1 договора договор вступает в силу с 24 мая 2013 года по 31 декабря 2013 года включительно. Договор считается пролонгированным на каждый последующий календарный год автоматически в случае, если ни одна из сторон в письменной форме не изъявит желание расторгнуть договор за тридцать дней до окончания договора.

При этом положения о пролонгации договора поставки от 24 мая 2013 года в порядке, предусмотренном пунктом 7.1 договора, также не противоречит гражданскому законодательству и отвечает пункту 3 статьи 158 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Оценив по правилам статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации рассматриваемые положения договоров и сопоставив иные положения договоров с рассматриваемыми пунктами договоров и смыслом договора в целом, арбитражный суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что сторонами согласовано условие об определимом сроке поручительства, согласно которому он исчисляется сроком действия договора поставки от 24 мая 2013 года, в том числе на срок его пролонгации.

При этом арбитражный суд первой инстанции указал, что согласие поручителя на такой порядок исчисления срока поручительства выражено в договоре поручительства однозначно.

Указанное положение не противоречит положениям главе 11 и параграфу 5 главы 23 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункту 16 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 июля 2012 года N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством».

Из материалов дела не усматривается, что договор поставки на момент рассмотрения настоящего дела был прекращен в порядке, предусмотренном договором и законом. В нарушении положений статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лицами, участвующими в деле, надлежащих и допустимых доказательств обратного в материалы дела не представлено.

Следовательно, доводы жалобы относительно недоказанности истцом срока действия договора поручительства судебной коллегией отклоняется, как несостоятельный и противоречащий материалам дела.

Учитывая изложенные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к законному и обоснованному выводу о том, что соответствующее требование к поручителю истец был вправе предъявить в суд, истцом указанный срок не пропущен.

{Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.12.2016 N 11АП-14405/2016 по делу N А65-10532/2016 {КонсультантПлюс}}

Договор на поставку продукции действует до 31.12.2010 (пункт 5.4), и считается продленным на следующий год, если за месяц до окончания срока не последует заявление одной из сторон об отказе от настоящего договора или его пересмотре (пункт 5.5).

Ответчики — Птицефабрика и Свинокомплекс были ознакомлены со всеми условиями договора на поставку продукции, в том числе, условиями его пролонгации. Непосредственно от Комбината (истца) получали поставляемую продукцию, согласовывали с поставщиком рацион и сроки поставки продукции (пункт 1.2 договора в редакции дополнительных соглашений от 21.05.2012 N 1 и от 01.01.2013 N 2).

Как обоснованно указали судебные инстанции, существенные условия поставки (количество и наименование (ассортимент) товара) сторонами также согласовывались в соответствии с условиями договора на поставку продукции, и позволяли поручителям, являющимся непосредственными получателями поставляемой продукции, определить объем поставки.

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 06.04.2015 по делу N А42-2238/2014 {КонсультантПлюс}

Согласно статье 361 ГК РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.

В пункте 4 статьи 367 ГК РФ установлено, что поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю.

В настоящем случае в договоре поручительства (пункт 2.1) указано, что срок его действия совпадает со сроком действия договора теплоснабжения. То есть срок, на который выдано поручительство, определен — договор поручительства действует до тех пор, пока действует договор теплоснабжения. Срок действия договора теплоснабжения установлен в пунктах 8.1 и 8.2: договор теплоснабжения действует с 01.06.2006 по 01.06.2007 и каждый год пролонгируется. Договор поручительства, как указано в пункте 2.2, действует с 01.06.2006 и также каждый год пролонгируется до 01 июня.

Следовательно, правильным является вывод суда первой инстанции о том, что срок, на который выдано поручительство, установлен. Этот вывод суда первой инстанции является правильным, тогда как апелляционный суд ошибочно посчитал, что срок, на который выдано поручительство, в договоре не определен.

{Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 12.12.2017 N Ф09-7041/17 по делу N А76-11171/2017 {КонсультантПлюс}}

срок поручительства в договоре не установлен, поручительство прекращается при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю.

Как следует из п. 3.1 и п. 5.5 договора поручительства от 17.11.2017 N 125/17, данный договор действует в течение всего срока действия Основных обязательств — обязательств Должника по договору поставки от 11.01.2011 N 321/10, в т.ч. на любой срок их продления (до окончания срока поставки).

При этом, п. 9.1 спорного договора поставки от 11.01.2011 N 321/10, установлено, что он автоматически продляется на очередной срок неограниченное число раз, если стороны не заявят о прекращении действия договора поставки, что свидетельствует о фактически неопределенном сроке действия спорного договора поставки.

Данное обстоятельство не позволяет определить конкретный срок прекращения действия договора поставки, поскольку связано с событием, о котором неизвестно, наступит оно или нет (ст. 190 ГК РФ).

Таким образом, из содержания договора поручительства от 17.11.2017 N 125/17 во взаимосвязи с положениями договора поставки от 11.01.2011 N 321/10 не представляется возможным достоверно и явно установить, ни календарную дату, ни период времени, ни событие, которое должно неизбежно наступить, вне зависимости от воли сторон обязательства, с которыми было бы связано прекращение действия поручительства.

Поэтому при подобном обозначении в договоре поручительства срока поручительства он не может считается установленным сторонами в договоре поручительства.

Как следует из материалов дела, из иска истца и из прилагаемого к иску расчета, срок исполнения самого позднего обязательства наступил 19.07.2018.

Таким образом, годичный срок предъявления иска к поручителю истекает 19.07.2018 (18.07.2019 последний день годичного срока), в то время, как истцом иск предъявлен поручителю после 19.09.2019, как правомерно и обоснованно указал суд первой инстанции.

Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 26.05.2020 N 10АП-3776/20 по делу N А41-84535/2019 {КонсультантПлюс}

Пунктом 3.1 договора поручительства предусмотрено, что поручительство действует до полного исполнения Поручителем или Должником обязательств по договору поставки от 16.02.2018 N 257/1. В случае продления действия договора поставки поручительство продлевается на соответствующий срок.

Следовательно, действие договора поручительства также продлено на 2019 календарный год (по 31.12.2019).

При указанных обстоятельствах не имеется оснований для вывода о том, что срок поручительства не установлен.

Соответственно нет оснований для применения к спорным правоотношениям положений пункта 4 статьи 367 ГК РФ о том, что если срок поручительства не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю.

На основании изложенного суд апелляционной инстанции отклоняет доводы подателя жалобы о том, что по обязательствам по оплате товара на сумму 574 680 руб. 65 коп. срок действия поручительства истек.

Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.02.2020 N 14АП-590/2020 по делу N А66-13084/2019 {КонсультантПлюс}

24 марта 2016 года Пленум Верховного суда принял постановление, в котором разъяснил, как применяются меры гражданско-правовой ответственности, как привычные юристам, так и те, которое появились в Гражданском кодексе чуть меньше года назад (см. «Пленум ВС обсудил разъяснения по новым мерам гражданской ответственности). По данным Caselook, чаще всего применяются те позиции постановления, которые посвящены наиболее распространенным санкциям. Но некоторые кредиторы используют и новые возможности, например, введенную Пленумом судебную неустойку за неисполнение обязательства в натуре. Как применяется постановление на практике, можно узнать из подборки пяти интересных дел окружных арбитражных судов.

«Вечный» вопрос чрезмерности неустойки по ст. 333 ГК

Постановление Пленума ВС № 7 нацеливает суды разумно подходить к вопросу снижения неустойки по правилам ст. 333 ГК, которая в случае явной несоразмерности может быть уменьшена, но только по заявлению стороны предпринимательского спора. Тем не менее часто суды делают это по своей инициативе. А сумму компенсации они могут снизить даже ниже законной неустойки, установленной п. 1 ст. 395 ГК (сейчас это ключевая ставка ЦБ, которая равна 10%). В этих и других случаях, когда нарушается закон, кассация может исправить первую или вторую инстанцию, гласит абз. 3 п. 72 постановления Пленума. Судя по данным Caselook, многие суды взяли это правило на вооружение.

Например, в деле № А75-1468/2015 Арбитражный суд Западно-Сибирского округа отменил решение, по которому общество «НГСК» получило всего 5 млн руб. неустойки от 437,1 запрошенных. Эту компенсацию генподрядчик хотел получить за задержки в строительстве трубопровода от субподрядчика «Югра Транс Строй Лес» («ЮТСЛ»). За срыв и начального, и конечного сроков выполнения работ договор предусматривал санкцию в размере 1% от общей цены работ в день – 263,3 млн руб. Поэтому неустойка, которую рассчитал «НГСК» за пять с лишним месяцев, более чем в 1,5 раза превысила цену договора. «ЮТСЛ» отрицал свою вину. Он, в частности, ссылался на испытание трубопроводов, которое проводил сам генподрядчик, и сильные паводки, длившиеся два с половиной месяца.

Суды по-разному ответили на вопрос, сколько на самом деле должен получить «НГСК». Арбитражный суд ХМАО-Югры остановился на сумме 21,8 млн, поскольку увидел обоюдную вину в просрочке: генподрядчик проводил испытания и сам предупредил, что нахождение людей на объекте в их период опасно. Кроме того, он не помог субподрядчику, когда тот просил убрать технику с подъездной дороги и т. п., отметила судья Евгения Инкина. 8-й арбитражный апелляционный суд решил еще урезать неустойку. Он счел, что ответственность сторон в договоре не сбалансирована, и применил другой пункт соглашения, который предусматривал штраф в 0,1% в день от стоимости невыполненных работ (а не общей цены договора), если они вовремя не закончены. Нельзя считать штраф от цены всех работ, ведь они в итоге были сданы непосредственному заказчику, а никакого ущерба генподрядчик не получил, решила апелляция. Она присудила генподрядчику 5 млн руб., учтя при этом и сильные паводки.

Но сам по себе факт установления очень большой неустойки в соглашении (1% от общей цены работ в день) еще не говорит о том, что она чрезмерна, указал АС Западно-Сибирского округа. Субподрядчик в свое время согласился с этим условием, изменить его не предлагал. О несоразмерности неустойки не говорит и то, что работы были сданы непосредственному заказчику, отметила коллегия под председательством Марины Лукьяненко. Участник спора, который просит снизить штраф, должен обосновать его чрезмерность, иначе суд взанимает его сторону, когда бездоказательно уменьшает неустойку, объяснила западносибирская кассация. Кроме того, отметила она, половодье не извиняет субподрядчика – это обычное ежегодное явление, о котором он не мог не знать. Поскольку неустойка оказалась ниже законной по п. 1 ст. 395 ГК, АС ЗСО отменил оба акта и отправил дело на новое рассмотрение.

Но 21 декабря 2016 года АС ХМАО-Югры присудил «НГСК» даже меньшую сумму, чем в первый раз, хоть и больше, чем апелляция – 19,7 млн руб. «Неустойка имеет компенсационную функцию, недопустимо превращать ее в способ обогащения кредитора», – изложила в своем решении судья Инкина. Она настояла, что все-таки должна соблюсти баланс интересов сторон, а договорная санкция очевидно несоразмерна – 1% в день, или 365% в год, что в 40 раз превышает ставку рефинансирования ЦБ. А между тем п. 2 постановления Пленума ВАС № 81 от 22 декабря 2011 г. позволяет судам сопоставлять штраф с двукратной ставкой Центробанка. Ее Инкина и взяла за основу расчета – получилось 16,5% годовых.

План «Б» и кто за него заплатит

П. 12 постановления Пленума ВС посвящен п. 1 ст. 393.1 Гражданского кодекса, согласно которому кредитор может требовать возмещения убытков, если вынужден заключить замещающую сделку взамен прекращенной. Его добросовестность презюмируется, уточняет Пленум ВС в своем постановлении.

Его использовал АС Северо-Западного округа, когда отменил постановление 13-го Арбитражного апелляционного суда, отказавшего «Инжиниринговой компании «АЭМ-Технологии» во взыскании 6,5 млн руб. убытка. Эту сумму истец хотел получить от компании «Мортранс» за срыв доставки парогенераторов для Белорусской АЭС. Их перевозчик должен был принять 28–30 октября 2014 года, но сообщил о сложной ледовой обстановке на речном маршруте и попросил перенести сроки на начало ноября. Отправитель ответил, что это вовсе не форс-мажор, а парогенераторы нужны к определенному сроку для запуска электростанции. Но «Мортранс» все не приступал к работе. Срочность вопроса не позволяла заказчику проводить новый конкурс. Он обратился ко второму после победителя участнику прежнего конкурса – «АЕТ Транс» – и заключил с ним договор на перевозку. Правда, пришлось потратиться – услуги новой компании стоили 13,4 млн руб. против 9,8 млн «АЭМ-Технологий». Когда проблему решили, заказчик решил через суд взыскать с проштрафившегося перевозчика разницу между этими ценами, а также издержки по перегрузке генераторов с водного на автомобильный транспорт (3 млн руб.).

Арбитражный суд республики Карелия удовлетворил иск, а вот 13-й Арбитражный апелляционный суд его отклонил. Вторая инстанция обратила внимание на экспертное заключение, принесенное ответчиком, которое оценило рыночную стоимость перевозки в 8,5 млн руб. Поскольку цена договора между истцом и ответчиком (9,8 млн) сопоставима с рыночной, то перевозчика нельзя заставить оплачивать разницу между этой и заметно более высокой ценой. «Это предпринимательский риск истца, который нельзя связать с действиями ответчика», – рассудила коллегия под председательством Яны Смирновой. Она не увидела причинно-следственной связи и с расходами по перегрузке генераторов.

С этим не согласился АС СЗО. Он учел объяснения истца, что необходимость запустить электростанцию в срок не позволила провести новый конкурс . Добросовестность кредитора и разумность его действий при заключении замещающей сделки предполагаются, процитировала кассация постановление Пленума № 7. И поскольку расходы были подтверждены, АС СЗО отменил апелляционный акт и принял решение в пользу отправителя.

Неравное уравнение

В случае двусторонней реституции (когда стороны передают друг другу все полученное по недействительной сделке) возврат предполагается равноценным. И если не доказано иное, проценты за пользование денежными средствами не начисляются, гласит п. 55 постановления Пленума № 7. Это разъяснение арбитражные суды по-разному применили в деле конкурсного управляющего МУП «Уярский мясокомбинат» Леонида Букалова, который хотел взыскать чуть менее 1 млн руб. платы за пользование деньгами по ст. 395 ГК с администрации Уярского района (А33-10039/2016).

А началась история осенью 2012 года, когда глава мясокомбината решил вернуть району производственный комплекс. Предприятие, владевшее им на праве хозяйственного ведения, было уже не в состоянии его содержать. Администрация района приняла активы, а потом внесла их в уставной капитал нового ОАО «АПК «Уярский». А прежнее МУП «Уярский мясокомбинат» стали банкротить (А33-20451/2012).

В рамках дела о несостоятельности конкурсный управляющий Букалов успешно признал недействительной сделку по возврату производственного комплекса району, и муниципалов обязали заплатить его цену – 35 млн руб. Что же касается самих активов, то здесь суд пришел к выводу, что возвратить их невозможно, потому что они переданы в уставной капитал другой компании. Деньги администрация перечислила. Но управляющий посчитал, что она сделала это с четырехмесячной задержкой, за что и решил взыскать проценты – отдельным иском.

Арбитражный суд Красноярского края отклонил это требование «Уярского мясокомбината», ведь суд, признавший сделку недействительной, решил, что реституция равноценна. К тому же это само собой предполагается согласно п. 55 постановления Пленума № 7. Такой вывод поддержала апелляция. Но истец пожаловался в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа и указал, что исполнение судебного акта нельзя приравнивать к двусторонней реституции, поэтому п. 55 здесь неприменим. Изъятие имущества у предприятия изначально было безвозмездным. Оно не получило выгоды и тогда, когда администрация создала новую фирму и внесла в нее полученные активы, указывал Букалов. Судьи кассации прислушались к его доводам и обратили внимание, что реституция была односторонней. Дело они отправили на пересмотр.

Когда в суде отвечает ответчик

П. 5 постановления № 7 напоминает судам, как распределять бремя доказывания. От правильного решения этого вопроса нередко зависит исход разбирательства, как показало дело № А75-7285/2015 о страховых выплатах после аварии грузовиков «Камаз» и «Ман», в результате которой последняя машина оказалась фактически уничтожена. «Военная страховая компания», заплатившая владельцу «Мана» 2,5 млн руб., решила взыскать эту сумму в порядке суброгации со «Спецкомпрессормаша» (это его водитель за рулем «Камаза» оказался виновником аварии).

В суде юристы страховой компании предъявили заключение оценщика Кирилла Конобиевского, на основании которого «ВСК» и выплатила 2,5-миллионнную премию. Но Арбитражный суд ХМАО-Югры не принял его ко вниманию. Во-первых, в заключении эксперта и справке ГИБДД указаны различные повреждения. Во-вторых, цифры в отчете Конобиевского значительно завышены, как показывает заключение другого специалиста, которое предъявил ответчик. В-третьих, Конобиевский написал о том, что «Ман» фактически превратился в груду металлолома, непригодную к использованию, но вопреки этому, после аварии грузовик был зарегистрирован за новым владельцем. А сам истец в нарушение правил страхования не осмотрел машину после ДТП, отметил суд. Против «ВСК» сыграло и то, что она не добивалась судебной экспертизы. Поэтому суд решил отклонить ее требования. Апелляция подтвердила, что отчет оценщика не имеет доказательственной силы, а из документов в деле нельзя установить точный размер вреда.

А вот Арбитражный суд Западно-Сибирского округа с этим не согласился и решил, что нижестоящие инстанции неверно распределили бремя доказывания. Как гласит п. 5 постановления Пленума ВС № 7, кредитор должен доказать наличие убытков, а также – с разумной степенью достоверности – их размер и причинно-следственную связь с действиями или бездействием должника. Если такие действия или бездействие обычно имеют подобные последствия, то связь между ними презюмируется. Одновременно предполагается вина должника, а значит, именно он должен обосновать свою невиновность.

То есть суды отклонили требования «ВСК», хотя в деле нет доказательств, что «Камаз» не участвовал в ДТП и не причинил в нем повреждения «Ману», что страховая компания не понесла убытков. Именно это должен был доказывать ответчик, отметила кассационная коллегия под председательством Марины Севастьяновой. Да и в судебной экспертизе заинтересован был «Спецкомпрессормаш», поэтому просить о ней должен был он, а не истец. Кроме того, владелец «Мана» вполне мог продать после аварии свою машину – или в поврежденном, или в отремонтированном виде, отмечено в постановлении АС ЗСО. В целом, подчеркнули судьи, недоказанность точного размера убытков – это не проблема истца, его требования нельзя отклонить по этой причине. Точную цифру можно было определить, например, на основе другой экспертизы – ее приносил «Спецкомпрессормаш», не согласный с суммой иска. «Неправильное распределение бремени доказывания освободило ответчика от его процессуальных обязанностей», – резюмировала кассационная коллегия, отправляя дело на пересмотр.

Опередили события

Пункт 28 постановления Пленума вводит понятие судебной неустойки на случай неисполнения решения суда в натуре. Она должна дисциплинировать должника, но в деле № А44-6633/2014 чуть не привела к его банкротству (по крайней мере, по его собственному утверждению). Началось все осенью 2014 года, когда Арбитражный суд Новгородской области принял заявление ЗАО «Деловой партнер», которое хотело через суд обязать «Валдайнеруд» до 30 декабря 2016 года поставить уже оплаченную 91 тыс. куб. м песка с месторождений Валдайского района. В начале 2015 года истец получил судебный акт в свою пользу, а затем и исполнительные листы. Но приставы констатировали, что исполнить решение невозможно (причина в судебных актах не указана).

После этого «Деловой партнер» опять обратился в суд и попросил о судебной неустойке. 26 апреля 2016 года АС Новгородской области установил ее в размере 100 000 руб. за первый месяц неисполнения решения суда, 150 000 за второй, 200 000 за третий и так далее. Поставщик с этим не согласился и оспорил определение в 14-м Арбитражном апелляционном суде. Он жаловался, что не может отгрузить песок из-за отсутствия лицензии, а взыскание судебной неустойки может привести к его банкротству. Тем не менее апелляция сочла эти доводы голословными и поддержала определение нижегородского суда. «Решение вынесено год назад и не исполнено», – подчеркнул 14-й ААС.

Но по мнению «Валдайнеруда», сроки добровольного исполнения решения еще не вышли, потому что изначальное решение суда обязывало поставить песок до 30 декабря 2016 года. Получается, судебная неустойка начала «капать» преждевременно почти на полгода, обращал внимание ответчик. С такими аргументами он обратился в АС Северо-Западного округа. Это противоречит п. 33 7-го постановления Пленума, ведь срок исполнения обязательства еще не истек, согласилась кассационная коллегия 12 октября 2016 года. Мало того, нижестоящие суды упустили еще одно разъяснение ВС о том, что факт неисполнения решения суда подтверждает судебный пристав. Они ограничились лишь указанием на то, что акт вступил в законную силу и пока не исполнен, а этого недостаточно. Придя к таким выводам, АС СЗО предписал разобраться в вопросе еще раз.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *