Подписать контракт перевод

  • автор:

ОБУЧЕНИЕ СТУДЕНТОВ-ЮРИСТОВ СОСТАВЛЕНИЮ ДВУЯЗЫЧНЫХ ТЕКСТОВ МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРОВ

Н.В. Алонцева

Кафедра иностранных языков Российский университет дружбы народов Ул. Миклухо-Маклая, 6, Москва, Россия, 117198

Работа посвящена особенностям создания билингвальных текстов международных договоров. Особое внимание было уделено описанию контекстуально эквивалентных, частично эквивалентных и неэквивалентных значений единиц, встречающихся в этих документах.

Развитие внешнеполитической деятельности, стремление к взаимопониманию между народами ведут к увеличению количества двусторонних и многосторонних встреч, в результате чего заключается большое количество международных договоров самого различного характера как на межгосударственном уровне, так и в рамках ООН и других международных организаций.

Венская конвенция о праве международных договоров 1969 года определяет договор как соглашение, заключенное в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования. «Международный договор» рассматривается нами как родовое понятие и охватывает международные соглашения, которые могут иметь различные наименования и формы: договор, соглашение, пакт, трактат, конвенция, декларация, параллельные резолюции и т.д.

Действующее международное право не устанавливает единого языка для изложения текста международного договора. В прошлом международные договоры заключались на латинском и французском языках. Преимущества использования одного языка заключались в том, что он не допускал возможности разночтений, вызываемых переводом текста с одного языка на другой; отпадал вопрос о признании того или иного текста аутентичным, не было необходимости в переводе, редактировании разноязычных текстов. Однако международный договор, составленный на одном языке, создает односторонние выгоды для тех государств, для которых язык договора также является государственным. Поэтому в XVIII веке договоры стали заключаться на нескольких европейских языках. Употребление двух языков при заключении двустороннего договора является проявлением уважения к суверенитету сторон, признанием равенства языков.

Однако составление договора на нескольких языках может привести к его разночтению, необходимости толкования, так как международные договоры не только должны пониматься сторонами одинаково, но и при дальнейшей их имплементации в разные правовые системы должно возникать как можно меньше «неясностей». В связи с этим разноязычные договорные тексты редактируют юристы. Это — особая стадия при заключении международного договора, ибо

правительства должны точно знать окончательное текстуальное содержание договора перед тем, как тексты документа будут признаны равно аутентичными, равно подлинными.

При спорах, обращении к договору как источнику прав и обязанностей только аутентичный текст может приводиться в качестве имеющего доказательную силу. Аутентичный текст — это «текст документа, официально признанный равнозначным другому тексту, составленному, как правило, на другом языке, и имеющий одинаковую с ним юридическую силу» . Однако в договорной практике встречаются случаи разноречивого толкования некоторых формулировок международного договора. Они возникают в силу многозначности отдельных слов и различия оттенков, придаваемых им на языках договаривающихся сторон. Но какими бы ни были лингвистические расхождения, они всегда могут быть выявлены и исправлены в процессе сверки договоров на аутентичность, то есть в процессе редактирования договорных текстов.

Специфика процесса редактирования заключается в том, что проект договора составляется одними лицами, перевод осуществляется другими, сверяют же и правят текст третьи лица.

Это находит отражение в текстах, так как юристы, составляющие проект международного договора, прежде всего стараются закрепить в тексте те договоренности, к которым пришли стороны, а также учитывают соответствие договора действующему в своей стране законодательству. При этом они употребляют термины и понятия, присущие национальному юридическому языку, отражающие правовую систему данного национального коллектива. И хотя у разных народов, стоящих на одинаковых ступенях развития цивилизации, совокупность понятий и их содержание стали примерно одинаковыми, и понятие превратилось в общечеловеческую категорию, национально-правовые термины часто не тождественны, а часть из них вообще не находит выражения в другом языке. Это можно объяснить тем, что в современном мире имеется несколько правовых систем, и абсолютно идентичных национальных систем права не существует. Из-за этого расхождения язык каждой нации содержит собственные национально-правовые термины. Необходимо заметить, что, чем больше отличаются друг от друга правовые системы, тем больше разнятся и понятия, отражающие эти системы. А это уже формирует различия в юридической терминологии. Поэтому, на каком бы высокопрофессиональном уровне не был осуществлен перевод, он отражает реалии той страны, на языке которой был написан проект договора. Вследствие этого читающий переведенный текст будет соотносить полученную из текста информацию с понятиями и явлениями, которые могут быть не присущи культуре, государственному устройству, правовой системе его страны.

Изучение психолингвистических особенностей процесса редактирования и апробация результатов пробного обучения позволили нам выделить в процессе редактирования следующие этапы: 1) чтение; 2) проверка (выявление ошибок); 3) исправление (внесение корректив).

Вначале осуществляется чтение международного договора. Содержанием этого этапа выступает восприятие значения слова, понимание и интерпретация его смысловых связей, критическое осмысление всего текста.

После семантической и семиотической расшифровки заданного содержания приступают непосредственно к проверке двуязычных документов с целью создания аутентичных текстов. Проект договора и его перевод разбиваются на высказывания, высказывания — на контекстуально-смысловые единицы. Под контекстуально-смысловыми единицами (КСЕ) мы понимаем единицы текста, представленные словом, словосочетанием или сложным синтаксическим целым, т.е. единицами разного уровня языковой иерархии. Их семантика обусловлена контекстом, который должен учитываться для адекватной передачи КСЕ на другом языке. Затем уточняют значение идентифицируемой КСЕ, анализируют ее семантическую структуру и учитывают прагматическое значение. Далее осуществляется соотнесение контекстуально-смысловых единиц двух языков через их значение с понятием и сравнение этих понятий. По мнению М.В. Никитина, «понятийные системы языков обнаруживают несравненно больше общих черт, чем различий, причем различия мотивируются внеязыковыми причинами-особенностями среды, истории, культуры и т.п.» . Однако при всей общности фундаментальных условий жизни у каждого народа имеются свойственные только ему специфические реалии культуры, быта, среды и т.п., которым в иной культуре и понятийной системе соответствуют полные и частичные пробелы, так называемые материальные и понятийные лакуны. Вследствие этого, если слово через свое значение отражает понятия двух языков неадекватно, либо в другом языке это понятие отсутствует, что, в свою очередь, может привести к разночтению международного договора и к невозможности его имплементации в нацио-нально-правовую систему, осуществляется операция выявления ошибок.

В ходе исправления переводчик приступает к отбору возможных вариантов, постоянно сопоставляя и оценивая их, пытаясь из ряда потенциальных вариантов выбрать наилучший, то естть из нескольких слов, которые возникают в сознании реципиента при отражении понятия, выбирается одно, наиболее точно отражающее данное понятие в данном контексте. Однако в процессе сопоставления вариантов иногда невозможно выбрать адекватный. В таком случае прибегают к замене данной контекстуальной единицы в самом проекте договора и его переводе. После установления корректного варианта производят необходимые изменения в тексте (текстах) документа.

При редактировании двуязычных документов, как правило, выявляются ошибки. Как следствие, в ходе работы иногда приходится прибегать к изменению слова, словосочетания, фразы, то есть речь идет об отборе корректного варианта КСЕ.

Проведенный нами анализ языка текстов международных договоров дает основание сделать вывод, что лексические единицы потенциально способны проявлять себя в различных типах семантических соответствий, таких, как: а) эквивалентные КСЕ; б) частично эквивалентные КСЕ (многозначные, недифференцированные и сверхдифференцированные, с различием в прагматических значениях); в) безэквивалентные КСЕ.

К эквивалентным КСЕ нами были отнесены: названия месяцев и дней недели; числительные; международно-правовые термины, которые можно охарактеризовать как юридические термины, получившие унификацию в международно-

правовых документах и толкуемые государствами одинаково; научно-технические термины; специальная лексика. К специальной лексике мы относим слова и словосочетания, присущие официально-деловой документации, за которыми закрепилось «специальное» значение в международных договорах так же, как и установилось постоянное соответствие в русском языке , например: denunciation of a treaty — денонсирование договора; provisional agenda— предварительная повестка дня; Secretary General — Генеральный Секретарь; to affix a seal — приложить печать; to ratify a convention — ратифицировать конвенцию.

Сами по себе КСЕ, относящиеся к специальной лексике, представляют сложность в том смысле, что они характерны для юридическо-законодательного подстиля официально-делового стиля, с которым студенты не знакомы, и потому КСЕ являются для них новыми. Следовательно, студенты должны овладеть основными русскими КСЕ, а также соответствующими им английскими, которые можно использовать в текстах международных договоров.

В ходе диагностического теста-среза, проводимого на IV курсе финансовоюридической академии РФ и IV курсе отделения международного права факультета международных отношений БГУ было выявлено, что около 27% студентов неправильно отбирали КСЕ этой группы и определяли неверный эквивалент.

К частично эквивалентным единицам относятся многозначные, недифференцированные и сверхдифференцированные КСЕ, а также КСЕ, имеющие различия в прагматических значениях, например: дело — affair, business, work; occupation, pursuit; line; просить — ask, beg, request. Особую сложность вызвали у обучаемых частично эквивалентные единицы. Об этом свидетельствует тот факт, что 54% студентов неправильно использовали их в текстах.

Безэквивалентная лексика представлена КСЕ, обозначающими характерные только для данной страны политические учреждения и общественные явления; национально-правовыми терминами; случайными лакунами. Например, словосочетание «районный суд» известно в законодательстве РФ, но не известно в законодательствах Великобритании и США, и, наоборот, в законодательстве США и Великобритании применяются термины, не свойственные законодательству РФ и не отраженные в русском языке, например, «court of assize» — суд ассизов (отделение Высокого суда, рассматривающее дела, по которым обвинение возбуждалось мировыми судьями). У 46% студентов возникли трудности в выборе корректного варианта КСЕ указанной группы.

Изучение этапов создания международных договоров, а также выявление трудностей, которые могут возникнуть при редактировании разноязычных текстов, позволяют разработать научно обоснованную методическую систему формирования необходимых языковых умений у студентов-юристов.

Для успешного осуществления описываемого процесса необходим высокий уровень владения иностранным языком, а также знание лингвистических особенностей официально-делового стиля; системы соответствий между языками договора; теории перевода; законодательства и правовой системы своей страны; законодательства и правовой системы страны изучаемого языка; сравнительного

права зарубежных стран; международного права; политических реалий. Кроме вышеперечисленных знаний, юристы-международники должны уметь редактировать бюшнгвальные тексты договоров. Под умением редактирования текстов мы пониманием умение выявлять ошибки в двуязычных текстах договоров, которые могут привести к разночтению международного договора и производить замену выявленных ошибок с целью адекватного понимания международного документа и дальнейшей имплементации его в правовую систему государств-участ-ников. Как видно из данного определения, для успешного редактирования требуются сформированные умения проверки и исправления, то есть действий, из которых складывается процесс редактирования. Формирование и совершенствование умения проверки двуязычных текстов осуществляется при автоматизации следующих операций: уточнения значения и анализа идентифицируемых КСЕ на русском и иностранных языках; сравнения понятий в двух языках; выявления ошибок. Умение исправления выявленных ошибок формируется и совершенствуется в процессе выполнения операций отбора и сопоставления возможных вариантов и установления корректного варианта.

ЛИТЕРАТУРА

Иссерлин Е.М. Официально-деловой стиль: Учеб. пособие по курсу «Стили рус. яз.». — М., 1991.

Калюжная В.В. Стиль англоязычных документов международных организаций. — Киев: Навук. думка, 1992.

Никитин М.В. Основы лингвистической теории значения: Учеб. пособие. — М.: Высш. шк., 1998.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Советский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия, 1981.

TEACHING LAW STUDENTS THE ABILITY TO CREATE THE BILINGUAL TEXTS OF INTERNATIONAL TREATIES

N.V. Alontseva

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *