Пленум по разделу совместно нажитого имущества

  • автор:

В данной статье хотелось бы рассмотреть некоторые нюансы раздела имущества супругов (или супруга) при разводе. Казалось бы, судебная практика настолько обширна, что здесь все вполне однозначно. Но, проанализировав ряд дел, я пришел к выводу, что супруги не всегда и не полностью знают свои права и непосредственно особенности процесса раздела имущества…давайте попытаемся разобраться.

К сожалению, в последние годы институт брака терпит целый комплекс проблем. Пожалуй, развод и является главной из них. К счастью, в задачи юриста анализ причин данного факта не входит, но нам необходимо лучше понимать, как с этим работать, каким образом взаимодействовать с доверителем в той или иной ситуации, особенно учитывая порой его сложное психологическое положение при данной категории дел.

1) В первую очередь, выделим, что может являться общей собственностью супругов и, соответственно, подлежать разделу. В соответствии со ст. 37 СК РФ, имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов, либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества. На основании ст. 39 СК РФ при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Для более широкого подхода к пониманию проблематики обратимся к судебной практике. В п.15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» указано, что общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу, является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст.ст.128, 129, п.п.1 и 2 ст.213 ГК РФ может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этих объектов. Общим имуществом супругов являются, в том числе, приобретенные за счет общих доходов недвижимые вещи и любое другое нажитое в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства (ч. 2 ст. 34 СК РФ). Согласно ч. 1 ст. 36 СК РФ, имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам, является его собственностью.
Вернемся к ст. 37 СК РФ, которая гласит, что имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или отдельно каждого из супругов, либо труда одного из них были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества…разумеется, стоит уяснить, какие улучшения могут законодателем и судами считаться неотделимыми. По смыслу п.3 ст. 245 ГК РФ, к неотделимым улучшениям, влекущим изменение соотношения долей, относится увеличение полезной площади строений, а также замена основных конструктивных элементов, влекущая значительное удорожание объекта в целом. Применительно к жилым домам неотделимые улучшения, влекущие изменение размера долей в праве общей собственности на данные объекты недвижимости, как правило, означают проведение одним из собственников работ по увеличению именно полезной площади жилого дома. Суд руководствуется стоимостью имущества до и, соответственно, после произведенных изменений.
Пожалуй, данная позиция достаточно ясна, однако практика дает понять, что, подавая иск, одна из сторон зачастую не совсем уясняет то, в чем заключаются те самые неотделимые улучшения и пытается претендовать чуть ли не на имущество в целом. Здесь очень важно дифференцировать простую бытовую помощь, минимальный вклад от значительных улучшений. Наша задача как юристов максимально доходчиво и понятно доносить данную информацию до доверителей, помогая отделить то, на что те действительно могли бы претендовать, от того или иного объекта, на который их притязания совсем не обоснованы.
2) ИПОТЕКА

Представим достаточно популярный в практике случай, когда один из супругов предоставляет определенные средства на выплату ипотечного кредита при оплате первоначального взноса. Данный пример взят из реального судебного дела. Требования мужа о признании денежных средств, выплаченных жене в качестве первоначального взноса за квартиру, совместно нажитым имуществом, определении долей супругов равными и возложении на нее обязанности выплатить половину от указанной суммы, не подлежат удовлетворению в связи с тем, что между супругами заключен брачный договор, по условиям которого стороны определили, что квартира, которая будет приобретена с использованием кредитных средств, после заключения настоящего договора на имя супруги, как в браке, так и в случае расторжения брака по любым основаниям, будет являться раздельной собственностью супругов и считаться собственностью именно жены. Обязательства по кредитному договору, предоставленному на приобретение вышеуказанной квартиры на имя супруги банком, в полном объеме является именно ее личными обязательствами. В защиту мотивировки суда стоит отметить, что законодателем в ст. 42 СК РФ предоставлена возможность супругам изменить брачным договором законный режим имущества на договорный, установив режим раздельной собственности в отношении имущества, зарегистрированного на одного из супругов. Также в отношении имущества каждого из супругов может быть установлен режим общей (долевой или совместной) собственности.
Согласно пункту 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора. При этом следует иметь в виду, что в силу пункта 3 статьи 42 Семейного кодекса Российской Федерации условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, считаются недействительными. Таким образом, реализация супругами права по определению режима имущества и распоряжения общим имуществом путем заключения брачного договора не должна ставить одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, например, вследствие существенной непропорциональности долей в общем имуществе либо лишении одного из супругов полностью права на имущество, нажитое в период брака. В данном случае, как видится, суд принял абсолютно правомерное и законное решение. Из приведенного следует, что нотариально удостоверенный брачный договор является актом, изменившим законный режим имущества супругов.
Условиями заключенного брачного договора не предусмотрена какая-либо денежная компенсация, средств вложенных в приобретение имущества, — второму супругу. Доводы стороны истца по первоначальному иску о том, что у супруга имеется право на половину денежных средств от суммы первоначального взноса внесенных им по договору купли продажи объекта недвижимости, не принимаются судом, поскольку они основаны на неправильном понимании закона и неправильном толковании условий заключенного брачного договора.

3) СРОК ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ

Напоследок отмечу, что согласно п. 19 ранее упомянутого в статье Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять не со времени прекращения, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Здесь законодатель использует стандартную конструкцию срока исковой давности по общему правилу. Но субъектам данных правоотношений следует понимать, что момент, когда лицо «узнало или должно было узнать о нарушении своего права», как правило, возникает раньше, чем бракоразводный процесс, что является порой ключевым фактором в осуществлении защиты собственных прав.
Если у Вас остались какие-либо вопросы, мы готовы к активному обсуждению. Если Вам нужна юридическая помощь по интересующему Вас вопросу, мы с радостью предоставим Вам всю необходимую информацию и проконсультируем. Просто позвоните или напишите на WhatsApp по номеру +7 905-766-17-36 или напишите на почту danielbotvinnik@gmail.com

Верховный Суд РФ опубликовал Определение № 49-КГ19-51 по спору о разделе совместно нажитого имущества, в том числе жилого дома, который является добрачной собственностью одного из них, но его площадь увеличилась во время брака из-за реконструкции.

В 1997 г. Ильдар Сафиуллин приобрел небольшой дом в селе Азикеево Республики Башкортостан. Далее он получил разрешение на строительство жилого дома и земельный участок площадью свыше 0,2 га в пожизненно наследуемое владение. Старый дом был снесен, и на его месте мужчина построил новый – площадью в 17,2 кв. м. К дому был возведен пристрой, площадь которого составила 49 кв. м.

В 2000 г. гражданин вступил в брак с Айгуль Сафиуллиной, у них родилось двое детей. В июле 2011 г. Ильдар Сафиуллин зарегистрировал право собственности на земельный участок и дом на нем, площадь которого превысила 66 кв. м. Поскольку в период брака супруги продолжали реконструкцию, общая площадь строения увеличилась почти в три раза – до 169 кв. м. Впоследствии его рыночная стоимость превысила 1,2 млн руб.

В 2015 г. Ильдар Сафиуллин купил второй жилой дом с участком, половина дома была оформлена в собственность его супруги, а дети получили по ¼ доли.

В феврале 2017 г. супруги развелись, после чего женщина обратилась в суд с иском к бывшему мужу о разделе совместно нажитого имущества. Она просила передать долю Ильдара Сафиуллина в праве собственности на дом в селе Азикеево и земельный участок под ним в пользу их двоих несовершеннолетних детей за отказ от права взыскания задолженности по алиментам на их содержание. Также она просила выделить ей в собственность половину другого дома и участка под ним, а также движимое имущество, приобретенное во время брака и находящееся у нее в пользовании.

Мужчина подал встречный иск о разделе совместно нажитого имущества в виде ½ доли супруги в праве собственности на жилой дом и земельный участок, которые были куплены им в 2015 г. Ильдар Сафиуллин указал, что ½ доли в праве собственности, оформленная на Айгуль Сафиуллину, является их совместным имуществом и подлежит разделу между ними в равном размере.

Суд удовлетворил иск мужчины в полном объеме, а его бывшей супруги – частично. Он счел, что первоначальный дом с пристроем в селе Азикеево, который был возведен Ильдаром Сафиуллиным до брака, является его личным имуществом и не подлежит разделу. С учетом последующих вложений супругов в данную недвижимость суд определил долю Ильдара Сафиуллина в размере 63/100, а его бывшей супруги – 37/100. При этом ½ доли в праве собственности на другой дом, оформленный на имя Айгуль Сафиуллиной, была признана совместной собственностью супругов и поделена между ними по ¼ каждому. В удовлетворении иной части иска гражданки было отказано.

Впоследствии апелляция частично изменила решение первой инстанции, разделив право собственности на сельский дом с надворными постройками исходя из его фактической площади 163,9 кв. м поровну между бывшими супругами. Вторая инстанция обосновала свое решение ссылкой на ст. 37 Семейного кодекса, согласно которой имущество каждого из супругов может быть признано судом их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и другие).

В своей кассационной жалобе в Верховный Суд Ильдар Сафиуллин обжаловал определение апелляции.

После изучения материалов дела Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ напомнила, что имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью (п. 1 ст. 36 СК РФ).

«Признав спорный жилой дом на основании ст. 37 СК РФ совместной собственностью сторон, при его разделе в равных долях суд апелляционной инстанции не учел, что положения указанной статьи не регулируют порядок определения долей сторон при разделе имущества и не исключают возможность учета личных средств супруга, вложенных в создание объекта совместной собственности. Суд апелляционной инстанции не учел, что неотделимая часть данного недвижимого имущества (блок А) приобретена Ильдаром Сафиуллиным до брака, то есть является его личной собственностью», – отмечается в определении.

Верховный Суд пояснил, что, поскольку гражданин приобрел часть жилого дома до вступления в брак, суду апелляционной инстанции следовало учесть ее стоимость при определении размера долей сторон в праве общей собственности на жилой дом. Вместо этого апелляция незаконно увеличила долю Айгуль Сафиуллиной за счет личного имущества ее бывшего супруга. Высшая судебная инстанция добавила, что стороны не заявляли о разделе надворных построек, однако вторая инстанция выделила их в собственность каждой из сторон.

В связи с этим ВС отменил определение апелляции в части раздела жилого дома в селе Азикеево и направил дело в этой части на новое рассмотрение в суд второй инстанции.

Ведущий юрист Содружества земельных юристов Павел Лобачев полагает, что Верховный Суд исправил ошибки нижестоящих инстанций в достаточно типичном споре. «Очевидно, что имущество, приобретенное до брака (в данном случае – часть жилого дома без пристройки), является личной собственностью супруга и разделу не подлежит. Поэтому делить в настоящем случае дом со всеми пристройками поровну между супругами, как это предложил суд апелляционной инстанции, было бы несправедливо. Суд первой инстанции, напротив, хотя и разделил дом с учетом прав мужа на часть дома, возникших до брака, отказался принимать во внимание, что в период брака была возведена пристройка к дому», – отметил он.

По словам эксперта, тот факт, что в дальнейшем площадь дома за счет улучшений увеличилась почти в три раза, как показывает практика, не является препятствием для его раздела в новых параметрах, даже если они не были внесены в ЕГРН (Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 2 апреля 2019 г. по делу № 33-3179/2019). «Поскольку суды нижестоящих инстанций это не учли, Верховный Суд правомерно отправил дело на пересмотр. Нельзя не согласиться и с выводом ВС РФ о том, что суд апелляционной инстанции вышел за пределы заявленных требований и не вправе был делить надворные постройки, которые в состав домовладения не входят, – это нарушение п. 3 ст. 196 ГПК РФ», – заключил Павел Лобачев.

Адвокат АП г. Москвы Анна Минушкина отметила, что в рассматриваемом деле ВС РФ в уточнил практику применения ст. 37 СК РФ в случае отнесения имущества каждого из супругов к их совместной собственности, когда речь идет о добрачной недвижимости одного из них. По ее мнению, позицию Суда стоит расценивать положительно, поскольку она в первую очередь направлена на защиту имущественных прав супругов.

Эксперт подчеркнула, что юридически значимым моментом в решении данного вопроса является выяснение обстоятельств: были ли произведены вложения в период брака, значительно или нет увеличилась стоимость этого имущества вследствие произведенных вложений, размер произведенных вложений, а также стоимость имущества до произведенных в него вложений и после таковых. «Таким образом, ВС РФ своим определением исключил вариант выделения равных долей в праве собственности на недвижимое имущество на случай произведения в период брака вложений, значительно увеличивающих стоимость спорного имущества, без учета стоимости имущества, приобретенного до вступления в брак», – подытожила Анна Минушкина.

Адвокат АП г. Москвы Илья Прокофьев назвал выводы Верховного Суда абсолютно обоснованными и соответствующими сложившейся судебной практике. «Однако, как видно в том числе из рассматриваемого судебного акта, суды первой и апелляционной инстанций нередко допускают ошибки при признании имущества супругов совместно нажитым, определении его состава и объема, а следовательно, и принятии решения о разделе такого имущества и определении долей каждого из супругов в нем. В данном случае такую ошибку допустил суд апелляционной инстанции, который пошел путем фактически упрощения спора и вынесенного решения, разделив совместно нажитое имущество в равных долях, не учитывая добрачные вложения в эту собственность одного из супругов», – пояснил он.

Эксперт добавил, что в практике довольно часто встречаются такие случаи, когда суды ошибочно не дают правовой оценки долям и вложениям каждого из супругов в совместно нажитое имущество, признавая такие доли равными. «Чаще всего это происходит по причине сложности доказывания одной из сторон спора объема своих вложений в общее совместное имущество, поскольку, как правило, они происходят уже в период брака, но за счет денежных средств, полученных одним из супругов до вступления в брак, либо безвозмездно. В рассматриваемом же споре ситуация довольно очевидна, так как документально установлено и подтверждено, что часть имущества была приобретена одним из супругов до брака, а значит, она является его личной собственностью и не должна входить в объем имущества, подлежащего разделу», – отметил Илья Прокофьев. По его мнению, в этом деле Верховный Суд в очередной раз напомнил судам о необходимости тщательного подхода ко всем нюансам дела с целью полного и всестороннего его рассмотрения, что позволит выносить обоснованные и законные решения.

Наша история началась с того, что после развода супруги не стали делить общее имущество. Но через несколько лет для одного из них жизненные обстоятельства, вероятно, поменялись. И он потребовал раздела. Но решение местных судов истца не устроило. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда изучила спор и высказала свое мнение.

Все началось с того, что в Подмосковье с иском в суд пришел гражданин и рассказал свою историю. Вот ее суть — в период брака супруги купили трехкомнатную квартиру и оформили ее в совместную собственность. Кроме этой жилплощади у жены была однокомнатная квартира.

Эту квартиру она получила по договору пожизненной ренты. Потом семья распалась. После развода дети остались жить с женой в трехкомнатной квартире, а однокомнатную квартиру бывшая супруга стала сдавать. Уже после официального расторжения брака бывший муж пошел в мировой суд, чтобы разделить права на общее имущество. Так были поделены два автомобиля, которые были у семьи, а о квартирах бывшие супруги не стали спорить. И все осталось как есть.

После этого мирового суда прошло четыре года, и бывший муж снова отправился в суд за дележом бывшего общего имущества бывшей семьи.

В суде гражданин объяснил — он неожиданно для себя узнал о намерении бывшей жены продать однокомнатную квартиру, которую она все эти годы сдавала. Именно это стало толчком к новому иску, и мужчина обратился в районный суд. В своем исковом заявлении гражданин попросил поделить между ними однокомнатную квартиру. На трехкомнатную квартиру он по своим соображениям не стал заявлять права.

В первой инстанции истцу отказали, сославшись на то, что он так долго думал, что пропустил срок исковой давности. Суд в своем решении подчеркнул — о нарушении своего права в отношении спорного имущества истец узнал давно. Об этом свидетельствуют поданные при рассмотрении спора о расторжении брака встречные иски о разделе общего имущества супругов, после чего супруги заключили соглашение и поделили только машины.

Но требования в суд относительно однокомнатной квартиры он заявил через четыре года после развода. В общем, истцу было отказано. Опоздал. Но истец не успокоился и попытался оспорить отказ. Однако апелляция встала на сторону своих коллег и заявила, что принятое ими решение — верное.

Пришлось обращаться дальше и выше. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ спор изучила и не согласилась с решениями местных судов.

Вот аргументы Верховного суда. Судебная коллегия по гражданским делам напомнила коллегам, что срок давности в делах о разделе общего имущества составляет три года. Но считается этот трехгодичный срок не со дня развода или с момента регистрации права собственности за одним из супругов, а с момента, когда супруг узнал или должен был узнать о нарушении своего права на имущество. Об этом сказано в Семейном кодексе. А также говорилось на пленуме самого Верховного суда (№ 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака»).

Верховный суд в своих разъяснениях подчеркнул — по закону, на то, чтобы обратиться в суд и поделить общее имущество после расторжения брака, у человека есть три года. Но начинается трехлетний отсчет не с даты развода. Считать нужно с момента, когда бывшему супругу должно было стать известно, что нарушаются его права на общее имущество.

Действительно, заметила Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, в нашем случае то обстоятельство, что истец обращался к мировому судье с требованием о разделе спорного имущества, подтверждает наличие такого спора на момент подачи иска о расторжении брака. Но потом вопросы с квартирами не поднимались.

Ведь гражданин не обращался в суд, чтобы делить квартиры, поскольку считал, что он и его бывшая жена пользуются ими по взаимному соглашению. А снова обратиться в суд с иском человек был вынужден после того, как получил информацию о намерении бывшей супруги продать однокомнатную квартиру.

По мнению высокой судебной инстанции, в такой ситуации срок не пропущен. И бывший супруг имеет право заявлять свои требования, а суд их обязан принять. Верховный суд РФ отменил все состоявшиеся по этому спору решения и велел дело пересмотреть.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *