Пленум по исполнительному производству

  • автор:

Первоначально настоящая статья была опубликована на сайте zhane.ru

I. РАЗЪЯСНЕНИЯ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ О ПРЕКРАЩЕНИИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ЗАЧЕТОМ

1.1. Верховный Суд РФ вводит понятие «активного» и «пассивного» обязательства, прекращаемых зачетом, и устанавливает требования к «активному» обязательству, способному к зачету

Активное – это обязательство, кредитором по которому является лицо, которое изъявляет свою волю на зачет (обязательство адресата уведомления о зачете встречных требованием перед его отправителем).

Пассивное – встречное обязательство (обязательство инициатора зачета перед его адресатом).

В пункте 13 комментируемого постановления Пленума ВС РФ содержится важное уточнение положений ст. 410 ГК РФ, согласно которому, требования указанной статьи
о том, что зачетом может быть прекращено только требование, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования, распространяется только на активное требование.

Пример: Сетевая организация имеет перед гарантирующим поставщиком задолженность по оплате электроэнергии, приобретаемой в целях компенсации потерь
в электрических сетях (крайний срок оплаты которой наступил 18.05.2020).

Гарантирующий поставщик 01.06.2020 направляет сетевой организации уведомление о зачете указанным требованием долга по требованию сетевой организации к гарантирующему поставщику по оплате услуг по передаче электрической энергии за май 2020 года (крайний срок оплаты которой в соответствии с условиями договора – 20.06.2020).

То есть, на момент направления уведомления о зачете встречных требований крайний срок исполнения обязательств Сетевой организации перед Гарантирующим поставщиком (активное обязательство) наступил, а срок исполнения обязательства Гарантирующего поставщика перед Сетевой организацией (пассивное обязательство) – нет.

Согласно позиции Верховного Суда РФ, такой зачет правомерен, так как имеет значение только наступление срока исполнения активного обязательства. В свою очередь, обратная ситуация: направление подобного уведомления сетевой организацией – недопустимо, так как в этом случае активным становится еще неспособное к зачету обязательство.

Подобная позиция уже высказывалась арбитражными судами в рамках отдельных споров (пример: Определение ВС РФ от 22.05.17 № 305-ЭС16-20779, Постановление 15 ААС по делу № А32-13096/12), но не имела соответствующего подкрепления в правовых позициях Пленума ВС РФ.

Важно! Указанное разъяснение относится только к случаям зачета по заявлению одной из сторон встречных обязательств. Соглашением о зачете могут быть прекращены обязательства даже в случае если срок исполнения обоих из них не наступил.

1.2. Допускаются исключения из принципа тождественности субъектного состава обязательств, прекращаемых зачетом в случаях, когда договором или законом допускается исполнение одного из зачитываемых обязательств третьим лицом

В пункте 11 комментируемого постановления Пленума ВС РФ участникам гражданских правоотношений напомнили о том, что соблюдение критерия «встречности требований» для зачета в соответствии с положением ст. 410 ГК РФ предполагает, что кредитор по активному требованию является должником по пассивному требованию.

Однако, в случаях, предусмотренных законом или договором, зачетом могут быть прекращены требования, не являющиеся встречными, (см. п. 4 ст. 313 ГК РФ).

Пример: Территориальная сетевая организация имеет перед гарантирующим поставщиком просроченную задолженность по оплате электроэнергии, приобретаемой в целях компенсации потерь в электрических сетях.

В соответствии с п. 2 ст. 313 ГК РФ, указанное обязательство после истечения крайнего срока его исполнения может быть исполнено третьим лицом, а гарантирующий поставщик не вправе отказать в принятии этого исполнения.

В таком случае эту задолженность может погасить сетевая организация – котлодержатель, например, направив гарантирующему поставщику уведомление о зачете требования по оплате услуг по передаче электрической энергии в рамках договора, заключенного между котлодержателем и гарантирующим поставщиком (если срок исполнения этого активного обязательства наступил).

Таким образом, будут прекращены зачетом обязательства:

  • ТСО перед ГП (по оплате потерь);
  • обязательство ГП перед котлодержателем (по оплате услуг по передаче электрической энергии).

В этом случае котлодержатель по правилам п. 5 ст. 313 ГК РФ приобретает соответствующее право требования к ТСО (которое впоследствии также вправе прекратить зачетом, например, в порядке оплаты услуг по передаче электроэнергии по договору между сетевыми организациями).

1.3. Срок исполнения обязательств, прекращаемых зачётом, связывается не с датой направления или получения уведомления о зачете, а с моментом наступления срока исполнения таких обязательств

Сохраняется правило о сроке исполнения обязательств зачетом, ранее содержавшееся в пункте 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 № 65, Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ № 4 (2018). В пункте 15 комментируемого постановления Пленума ВС РФ уточнена лишь формулировка этого правила.

Встречные обязательства считаются прекращенными зачетом в размере наименьшего из них не с момента получения заявления о зачете соответствующей стороной, а с момента, в который обязательства стали способными к зачету (статья 410 ГК РФ).

Например, если срок исполнения активного и пассивного требований наступил до заявления о зачете, то обязательства считаются прекращенными зачетом с момента наступления срока исполнения обязательства (или возможности досрочного исполнения пассивного обязательства), который наступил позднее, независимо от дня получения заявления о зачете.

Важно! Кроме того, в указанном пункте Верховный Суд РФ напоминает о возможности начисления штрафных санкций в связи с несвоевременным исполнением одного из встречных обязательств, срок исполнения которого наступил ранее срока исполнения второго обязательства.

1.4. Факт последующего обращения стороны обязательства в суд с иском по требованию, прекращенному зачетом, не лишает зачет силы

Согласно п. 19 комментируемого постановления Пленума ВС РФ, если обязательства были прекращены зачетом, однако одна из сторон обратилась в суд с иском об исполнении прекращенного обязательства либо о взыскании убытков или иных санкций в связи с ненадлежащим исполнением или неисполнением обязательства, ответчик вправе заявить о состоявшемся зачете в возражении на иск.

Таким образом, в случае, если сторона обязательства, которая направила уведомление о зачете, впоследствии обратилась в суд с требованием, вытекающем из обязательства, упомянутого в уведомлении о зачете, это уведомление не утрачивает юридической силы и ответчик вправе ссылаться на его действительность.

1.5. Верховный Суд разрешил зачет в порядке ст. 410 ГК РФ после предъявления иска

Отменяется ранее действовавшее правило п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 № 65: «Обязательство не может быть прекращено зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил, после предъявления иска к лицу, имеющему право заявить о зачете. В этом случае зачет может быть произведен при рассмотрении встречного иска, который принимается судом на основании п. 1 ч. 3 ст. 110 АПК РФ.»

Согласно новым правилам, содержащимся п. 19 комментируемого постановления Пленума ВС РФ, обязательства могут быть прекращены зачетом после предъявления иска по одному из требований. В этом случае сторона по своему усмотрению вправе заявить о зачете как во встречном иске так и в возражении на иск, юридические и фактические основания которых исследуются судом равным образом.

В частности, также после предъявления иска ответчик вправе направить истцу заявление о зачете и указать в возражении на иск на прекращение требования, по которому предъявлен иск, зачетом.

1.6. Верховный Суд разрешил зачет в порядке ст. 410 ГК РФ по вступившим в силу судебным актам без возбуждения исполнительного производства

Согласно ч. 1 ст. 88.1 Закона об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель производит зачет встречных однородных требований, подтвержденных исполнительными документами о взыскании денежных средств, на основании которых возбуждены исполнительные производства, за исключением случаев, установленных законодательством РФ.

Ранее указанное законоположение неоднократно ошибочно толковалось как ограничение на проведение зачета встречных требований, подтвержденных вступившими в силу судебными актами.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 11.03.2020 № 305-ЭС19-22240 по делу № А40-251034/2015:

— «Исходя из буквального толкования указанной нормы, ее положения определяют порядок проведения зачета требований, подтвержденных исполнительными документами о взыскании денежных средств, на основании которых возбуждены исполнительные производства, но не устанавливают запрет на осуществление зачета в случае, когда исполнительное производство по судебному акту не возбуждено.

Таким образом, ошибочным является вывод судов о недопустимости осуществления зачета без возбуждения исполнительного производства по делу со ссылкой на статью 88.1 Закона об исполнительном производстве».

В пункте 20 комментируемого постановления Пленума ВС РФ содержится разъяснение о том, что зачет является допустимым и после вступления в законную силу судебных актов, подтвердивших наличие и размер соответствующих обязательств сторон, но без возбуждения по одному или обоим судебным актам исполнительного производства, а также после вступления в законную силу судебного акта по одному требованию и при отсутствии возражений должника по другому требованию.

1.7. Верховный Суд РФ разрешил согласование «автоматического» зачета по соглашению сторон

Согласно п. 21 комментируемого постановления Пленума ВС РФ, стороны вправе согласовать порядок прекращения их встречных требований, отличный от предусмотренного ст. 410 ГК РФ, например, установив их автоматическое прекращение, не требующее заявления одной из сторон, либо предусмотрев, что совершение зачета посредством одностороннего волеизъявления невозможно и обязательства могут быть прекращены при наличии волеизъявления всех сторон договора, то есть по соглашению между ними.

Данное разъяснение применимо для взаимоотношений гарантирующего поставщика в рамках длящихся взаимоотношений, например, с сетевыми организациями, или поставщиками иных коммунальных ресурсов для нужд гарантирующего поставщика.

С такими лицами допустимо заключение соглашения о постоянном автоматическом зачете встречных требований «месяц к месяцу» (например, потери – услуги, вода – электричество и т.д.).

II. ПОЗИЦИИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ О ПРЕКРАЩЕНИИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ НОВАЦИЕЙ

2.1. Соглашение сторон, уточняющее или определяющее размер долга и (или) срок исполнения обязательства без изменения предмета и основания возникновения обязательства, само по себе новацией не является, но при этом допускается замена денежного обязательства, вытекающего из обязанности произвести оплату товара, работы, услуги, заемным обязательством

Так, согласно п. 22 комментируемого постановления Пленума ВС РФ, обязательство прекращается новацией, если воля сторон определенно направлена на замену существовавшего между ними первоначального обязательства другим обязательством (ст. 414 ГК РФ).

Новация имеет место, если стороны согласовали новый предмет и (или) основание обязательства. Соглашение о замене первоначального обязательства другим может быть сформулировано, в частности, путем указания на обязанность должника предоставить только новое исполнение и (или) право кредитора потребовать только такое исполнение.

Соглашение сторон, уточняющее или определяющее размер долга и (или) срок исполнения обязательства без изменения предмета и основания возникновения обязательства, само по себе новацией не является.

При этом, в пункте 24 постановления Пленума ВС РФ содержится уточнение о том, что по соглашению сторон долг, возникший из договоров купли-продажи, аренды или иного основания, включая обязательства из неосновательного обогащения, причинения вреда имуществу или возврата полученного по недействительной сделке, может быть заменен заемным обязательством (п. 1 ст. 818 ГК РФ).

Таким образом, допускается новация задолженности по договору энергоснабжения (купли-продажи электрической энергии) в заемное обязательство при условии правильного формулировании условий соглашения о новации.

2.2. Соглашение о новации прекращает дополнительные требования, вытекающие из основного обязательства, прекращаемого новацией

Согласно п. 25 постановления Пленума ВС РФ, если иное не предусмотрено соглашением о новации, с момента заключения такого соглашения прекращаются дополнительные требования, включая обязанность уплатить за предшествовавший заключению указанного соглашения период неустойку, начисленную в связи с просрочкой исполнения должником первоначального обязательства (п. 2 ст. 414 ГК РФ).

Важно! Учитывая изложенное при заключении соглашения о новации задолженности, например, по договору энергоснабжения, заемным обязательством, важно четко указывать на сохранение обязанности по оплате законной (договорной) неустойки, начисленной по состоянию на момент заключения такого соглашения.

2.3. Предоставленные третьим лицом меры обеспечения исполнения обязательства, прекращаемого новацией, прекращаются вместе с этим обязательством, если иное не установлено соглашением с лицом, предоставившим соответствующее обеспечение

Согласно п. 26 комментируемого постановления Пленума ВС РФ, если в обеспечение первоначального обязательства было выдано поручительство или предоставлен залог лицом, не являющимся должником по этому обязательству, то в результате новации указанные обеспечения прекращаются (п. 1 ст. 335, п. 1 ст. 367 ГК РФ).

Обеспечения, выданные третьими лицами, сохраняются в отношении возникшего обязательства в том случае, если поручитель или залогодатель прямо выразили согласие на их сохранение, в том числе заранее, до заключения соглашения о новации.

III. ПОЗИЦИИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ О ПРОЩЕНИИ ДОЛГА

3.1. Прощение долга не должно прикрывать собой дарение, запрещенное в отношения между коммерческими организациями

Согласно п. 31 комментируемого постановления Пленума ВС РФ, прощение долга не свидетельствует о заключении договора дарения, если совершается кредитором в отсутствие намерения одарить должника.

Об отсутствии такого намерения могут свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству (например, признанием долга, отсрочкой платежа по другому обязательству, досудебным погашением спорного долга в непрощенной части и т.п.), достижение кредитором иного экономического интереса, прямо не связанного с прощением долга, и т.п.

Таким образом, любой случай прощения долга должен подразумевать встречное исполнение (выгоду кредитора). При этом, должнику, чей долг прощается, следует обеспечить документальное подтверждение предоставления такой выгоды для защиты от потенциальных недобросовестных притязаний кредитора, либо контролирующих его лиц (письма, соглашения, меморандумы, фиксирующие факт «небезвозмездного» прощения долга).

3.2. Отказ от иска не является прощением долга и не прекращает обязательство, исполнение которого было предметом иска

Согласно п. 35 постановления Пленума ВС РФ, отказ от иска или части исковых требований по спору об исполнении обязательства сам по себе не означает прощение долга и не влечет прекращения обязательства (ст. 39 ГПК РФ, ст. 49 АПК РФ, ст. 415 ГК РФ).

Указанное означает, что негласные договоренности об отказе иска не влекут прекращения права кредитора впоследствии требовать исполнения обязательства должника, в том числе, предъявлять соответствующее требование к зачету, что может поставить должника в уязвимое положение в случае недобросовестных действий кредитора.

IV. ПОЗИЦИИ ВЕРХОВНОГО СУДА О ПРЕКРАЩЕНИИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ В СВЯЗИ С ЛИКВИДАЦИЕЙ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА

4.1. Верховный Суд РФ напоминает о том, что участники ликвидированного юридического лица и его кредиторы не обладают безусловным правом требовать исполнения по обязательствам перед ним.

В пункте 41 постановления Пленума ВС РФ содержится напоминание о том, что участники ликвидированного юридического лица, равно как и его кредиторы, не вправе самостоятельно обращаться с обязательственными требованиями юридического лица к его должникам, в частности с требованием вернуть переданное в аренду имущество, оплатить стоимость переданных товаров и т.п. В этом случае следует руководствоваться положениями пункта 52 статьи 64 ГК РФ, устанавливающего процедуру распределения обнаруженного обязательственного требования.

V. ВЫВОД

Из приведенных положений постановления Пленума ВС РФ участникам рынка следует обратить особое внимание на разъяснения, касающиеся прекращения обязательств зачётом, так как именно эта форма исполнения обязательств распространена в правоотношениях субъектов рынка: сетевых организаций, поставщиков и потребителей электроэнергии.

В первую очередь это касается изменения уже давно устоявшегося правила о недопустимости одностороннего зачета по требованию, являющемуся предметом иска, рассматриваемого судом. Данное правило с одной стороны упрощает взаиморасчеты по бесспорным требованиям, например сетевых организаций и гарантирующих поставщиков (зачеты «услуги-потери), но с другой стороны «развязывает руки» недобросовестным субъектам рынка, любой ценой затягивающим рассмотрение дела в суде. Особенно, когда речь идет о зачетах спорной задолженности, возникшей в различные периоды, ведь суд, будучи связанным обязанностью проверять обоснованность требований, предъявленных к зачету, будет вынужден оценивать дополнительные доказательства, представленные недобросовестной стороной спора исключительно в целях затягивания процесса.

Не менее важными представляются изменения, касающиеся введения в оборот понятий «активного» и «пассивного» обязательства в зачете и разъяснения порядка зачета требований, подтвержденных вступившим в законную силу судебным актом, снимающие правовую неопределенность в вопросе допустимости досрочного прекращения обязательств зачетом и в вопросе толкования положений статьи 88.1 Закона об исполнительном производстве.

Интересной и полезной новеллой выглядит разрешение заключать соглашения об «автоматическом» зачете, упрощающий документооборот участников длящихся взаимоотношений и сокращающий расчеты деньгами.

Также следует обратить внимание на разъяснения такого основания прекращения обязательств как новация. Важным являются разъяснения о формулировании условий соглашения о новации, следование которым позволит избежать возникновения рисков для участников взаимоотношений, особенно в части прекращения дополнительных обязательств.

Разумеется, очень полезны разъяснения о прощении долга, особенно в части разграничения прощения долга и дарения (первое предполагает предоставление встречного исполнения, а второе – нет). Также важен акцент, сделанный Верховным Судом РФ на то, что отказ от иска не может рассматриваться в качестве прощения долга.

В целом разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11.06.2020 № 6, являются конкретными, достаточно новаторскими и рекомендуются к обязательному изучению юристам отрасли.

Пленум Верховного суда РФ принял постановление, призванное ответить на вопросы, возникающие в ходе исполнительного производства. После редактуры из документа исчезла норма об исполнительском сборе, против которой возражали представители ФССП и Генпрокуратуры РФ, а вот одни из самых главных новелл – об аресте единственного жилья должника и обращении взыскания на землю под ним – остались. Правда, теперь ВС уточнил пределы такого взыскания.

Что изменится в исполнительном производстве?

Сможет ли должник выезжать за границу до момента прекращения производства, а приставы-исполнители обращать взыскание на землю с его жилым домом? Кто должен возмещать вред, нанесенный сотрудниками ФССП? Ответы в первую очередь на эти вопросы как раз и призвано дать постановление Пленума Верховного суда РФ об исполнительном производстве, которое заменит относительно недавнее постановление Пленума ВАС № 27 по тому же вопросу, увидевшее свет 16 мая 2014 года. Необходимость в новом документе назрела прежде всего в связи с вступлением в силу с 15 сентября текущего года Кодекса административного судопроизводства РФ.

Первый раз в ВС обсуждали этот документ 12 ноября, но в итоге решили отправить его на доработку (см. «ВС отправил на доработку постановление об исполнительном производстве»). Сегодня, 17 ноября, постановление приняли и оно успело претерпеть несколько изменений, самое главное из которых касается исполнительского сбора. Уточнили также положения об аресте единственного жилья гражданина и обращении взыскания на землю под ним. Остальные правки носят технический характер. Теперь постановление состоит из 88 пунктов. «Принятие этого документа позволит снять многие вопросы, повысит эффективность судебной защиты и сократит сроки», – говорил сегодня на заседании докладчик, судья ВС Сергей Романовский.

Норму про расчет исполнительского сбора исключили

Согласно постановлению, исполнительский сбор уплачивается всегда. Должник не может быть освобожден от его уплаты, даже если требования исполнительного документа были в полном объеме исполнены им сразу после истечения срока для добровольного исполнения (п. 75). Такие действия должника с учетом объективных причин задержки исполнения могут учитываться судом при разрешении требований должника об уменьшении размера исполнительского сбора, но не более чем на одну четверть.

– Изначально в проекте постановления был также п. 77, где уточнялось, что исполнительский сбор должен взиматься однократно в размере 7 % от подлежащей взысканию суммы или стоимости взыскиваемого имущества. Как указывалось там, общая сумма взысканного исполнительского сбора со всех солидарных должников не должна превышать 7 % от суммы, подлежащей взысканию по исполнительным документам, предусматривающим солидарное взыскание. Однако при первом обсуждении документа против такого подхода возражала ФССП. По ее мнению, взыскивать надо до 7 % суммы с каждого должника, так как это соответствует природе исполнительского сбора как административного штрафа. Такой же позиции придерживалась и Генпрокуратура РФ. В результате после редактуры п. 77 из текста постановления исключили. «Это вызвано необходимостью дополнительного обсуждения этой проблемы», – кратко пояснил сегодня на заседании Романовский. «Это единственное разумное решение», – высказал также свое мнение Сабир Кехлеров, заместитель генпрокурора РФ.

На единственное место жительства смогут наложить арест

От нового постановления ждали, что ВС разрешит арестовывать имущество, указанное в ч. 1 ст. 446 ГПК РФ, а именно: единственное жилье гражданина и землю под ним. Сейчас обращать взыскание на это имущество запрещает ГПК РФ.

– ВС в п. 43 документа разъяснил, что арест или запрет на распоряжение этими объектами могут быть наложены «в целях воспрепятствования должнику распорядиться данным имуществом в ущерб интересам взыскателя». При этом такие обеспечительные меры не должны мешать должнику или членам его семьи пользоваться своим имуществом. После редактуры эта норма в постановлении осталась. А в п. 44 (там уточняется, в отношении какого имущества может быть наложен арест) конкретизировали, что арест возможен в отношении имущества, находящегося в общей совместной собственности должника и другого лица (лиц) до определения доли должника или до ее выдела.

– Остался в постановлении и п. 62 документа, который дает возможность и обращать судебное взыскание на земельные участки, где расположены эти объекты (сейчас они не могут быть предметом взыскания). Но теперь формулировку этого положения конкретизировали. Теперь там говорится, что обращение взыскания в судебном порядке на такие земельные участки допустимо не на всю вещь, а в части, явно превышающей предельные минимальные размеры предоставления земельных участков для земель соответствующего целевого назначения и разрешенного использования, и их фактическое использование не связано с удовлетворением потребностей гражданина-должника и членов его семьи в обеспечении необходимого уровня существования. А кроме того, это возможно только при условии, что доходы должника явно несоразмерны с объемом денежных требований, содержащихся в исполнительном документе, и не позволяют удовлетворить эти требования в разумный срок.

Ограничение на выезд за границу может получить срок действия

О мере обеспечения в виде временного ограничения на выезд должника за пределы РФ уточняется в пп. 46–49 проекта. В случае неисполнения должниками исполнительных документов несудебных органов решение о невыезде за границу может принимать только суд общей юрисдикции. При исполнении же судебных актов или исполнительных документов, выданных на основании судебного акта, временное ограничение на выезд должника устанавливается не судом, а приставом – по собственной инициативе или по заявлению взыскателя. Арбитражи вправе принимать и рассматривать заявления об оспаривании таких действий сотрудников ФССП, если ограничение установлено в рамках исполнительного производства, возбужденного на основании исполнительного документа арбитражного суда.

– В постановлении сказано, что когда взыскатель или пристав-исполнитель обращаются в суд с заявлением об установлении временного ограничения, то его срок может быть определен судом с учетом конкретных обстоятельств дела. При этом он не может выходить за временные рамки, указанные заявителем.

В ФССП, в свою очередь, считали, что такое ограничение, которое понуждает должника на исполнение документа, не должно иметь календарного срока и предлагали снимать его лишь тогда, когда исполнительное производство в их отношении будет прекращено, а долг полностью выплачен. Но в итоге замечания службы в этом вопросе так и не были учтены.

Экспертная оценка имущества обязательна

– В п. 50 документа сказано, что в случаях, предусмотренных ч. 2 и 3 ст. 85 закона об исполнительном производстве, пристав-исполнитель обязан провести оценку имущества должника с непременным привлечением специалиста-оценщика. Стороны вправе оспорить в суде как постановление пристава об оценке (с привлечением оценщика как заинтересованного лица), так и стоимость объекта оценки, указанной оценщиком в отчете, в порядке искового производства (с привлечением в качестве третьего лица пристава). И независимо от формулировки требований суд должен будет сделать вывод о достоверности произведенной оценки, а в резолютивной части судебного акта указать надлежащую оценку имущества. Она будет обязательна для пристава.

– Согласно п. 51 документа судебные расходы при удовлетворении заявления об оспаривании постановления пристава возлагаются на ФССП, а она уже может потребовать их возмещения с оценщика, отчет которого суд забраковал.

Предполагается, что эта мера приведет не только к более быстрой и эффективной защите прав, но и к процессуальной экономии.

Приставы начнут собирать налоги

– В п. 18 документа уточняется, что «постановления налоговых органов (органов ПФ РФ и ФССП РФ) о взыскании налогов (страховых взносов) за счет имущества налогоплательщика (плательщика страховых взносов) являются исполнительными документами, которые направляются для принудительного исполнения в службу судебных приставов». При этом сотрудники ФССП не вправе требовать от органа, направившего исполнительный документ, каких-либо дополнительных бумаг, подтверждающих отсутствие информации о счетах должника, а также наличии или отсутствии на них достаточного для взыскания долга денег. Отказ пристава в возбуждении исполнительного производства на основании того, что такие документы ему не представлены, может быть признан незаконным.

ФССП, со своей стороны, просила дополнительно указать в этом пункте, что принудительное взыскание может применяться лишь в том случае, если налоговые органы (ПФ РФ, ФССП РФ) исчерпали собственные возможности взыскать с должника налоговые сборы или страховые взносы, а доказательством этого служило бы предоставление указанными органами документов, обосновывающих необходимость принудительного исполнения. Однако в итоговый вариант постановления эти замечания не вошли.

Иски к приставам

Постановление разграничивает, в каком порядке должны рассматриваться споры в рамках исполнительного производства, а также четко определяет компетенцию судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

– В п. 4 говорится, что если в рамках сводного производства, наряду с исполнительными документами арбитражей, исполняются такие же документы, выданные СОЮ, и/или документы несудебных органов, то заявления об оспаривании постановлений, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя должен рассматривать суд общей юрисдикции.

– В п. 9 указано, что отмена вышестоящим должностным лицом оспариваемого постановления пристава-исполнителя в период рассмотрения дела судом не может служить основанием для прекращения производства по этому делу, если применение такого постановления привело к нарушению прав, свобод и законных интересов заявителя. Окончание или прекращение исполнительного производства сами по себе не препятствуют рассмотрению судом заявления, в котором оспаривается постановление либо действия (бездействие) приставов.

– В п. 11 говорится о правовых последствиях пропуска сроков обращения в суд с заявлением об оспаривании постановления или действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей. Для судов общей юрисдикции они указаны в ч. 2 ст. 256 ГПК РФ, но в АПК РФ аналогичной нормы не было. ВС предлагает арбитражам при рассмотрении этих вопросов применять положения ч. 6 и 8 ст. 208 КАС РФ по аналогии закона (ч. 5 ст. 3 АПК РФ).

– В п. 12 ВС разъяснил, к кому предъявлять требования, если лишен полномочий пристав, работой которого недоволен заявитель. К должностному лицу, которому они переданы, а если они не передавались – к старшему судебному приставу соответствующего подразделения ФССП.

– В п. 82 постановления внесена ясность, кто должен быть ответчиком по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя. Сейчас нередко в качестве ответчика указывают Министерство финансов РФ, отмечали судьи на обсуждении документа. ВС указывает, что иск предъявляется к Российской Федерации, от имени которой в суде выступает главный распорядитель бюджетных средств – ФССП России. При удовлетворении иска в резолютивной части решения рекомендуется указывать, что взыскание суммы вреда осуществляется за счет государственной казны.

– В п. 15 документа уточняется, что неисполнение требований исполнительного документа в срок само по себе не может служить основанием для вывода о незаконном бездействии пристава. Так же как и отсутствие реального исполнения само по себе не является основанием для возложения на государство обязанности по возмещению не полученных от должника сумм по исполнительному документу (п. 86). Бездействие судебного пристава может быть признано незаконным, если он имел возможность совершить необходимые исполнительные действия и применить необходимые меры принудительного исполнения, направленные на полное, правильное и своевременное исполнение требований исполнительного документа в установленный законом срок, однако не сделал этого, чем нарушил права и законные интересы стороны исполнительного производства, конкретизируется там же.

***

С полным текстом постановления Пленума ВС «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» можно ознакомиться здесь.

Полное описание

17 ноября 2015 года Пленум Верховного суда РФ вынес Постановление № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства». Указанное постановление не только воспроизводит ранее озвученные правовые позиции высших судов (в том числе Высшего арбитражного суда РФ), но и конкретизирует ряд положений законодательства об исполнительном производстве и судебной практики, до настоящего момента являвшиеся спорными.

Первые две главы Постановления содержат подробные положения о разграничении компетенции между судебными органами по вопросам, связанным с исполнительным производством. Необходимость указанных разъяснений вызвана недавним введением в действие Кодекса административного судопроизводства РФ. Помимо этого, в указанных главах рассматриваются и ранее существовавшие вопросы о компетенции судов. Так, подтверждается приоритет судов общей юрисдикции при рассмотрение споров, связанных с осуществлением сводного исполнительного производства.

Заметной новеллой является запрет судебному приставу-исполнителю отменять вынесенное им постановление. Полномочиями по отмене постановлений наделены старшие судебные приставы и их заместители. Интересно, что указанные положения противоречат ранее существовавшим позициям Высшего арбитражного суда и сложившейся правоприменительной практике.

Ряд важных положений Постановления № 50 касается оспаривания постановлений и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя в суде. В частности, Пленум установил, что несвоевременное рассмотрение жалобы на действия пристава вышестоящими органами и должностными лицами является уважительной причиной для пропуска обращения в суд по таким делам. В то же время, четко установлен круг ответчика по подобным иска. Ответчиком может быть сам судебный пристав-исполнитель, чьи действия оспариваются, а в случае прекращения его полномочий – должностное лицо, которому указанные полномочия были переданы (или старший судебный пристав, если полномочия не передавались). Кроме того, к участию в деле в качестве третьего лица должен привлекаться и сам территориальный орган ФССП, в котором служит ответчик. Стоит отметить, что указанные положения могут в значительной мере предотвратить волокиту, вызванную большой текучкой кадров в системе ФССП и следующей из неё частой передачей дел от одного пристава к другому (за счет возможности привлечения в качестве ответчика руководителя отдела службы судебных приставов в случае длительного неназначения ответственного пристава). В то же время, необходимость привлекать к участию в деле нескольких представителей ФССП может сделать затруднительном рассмотрение дела в случае неявки кого-либо из сторон или третьих лиц.

Заметным нововведением стало закрепление в постановлении признаков незаконного бездействия судебного пристава-исполнителя. В то же время, Верховный суд указал, что превышение двухмесячного срока на исполнение судебного решения само по себе не свидетельствует о незаконном бездействии пристава-исполнителя, чего в ходе обсуждения проекта постановления добивались представители ФССП и Минюста. Обстоятельства, связанные с организацией работы службы судебных приставов, однако, так и не были признаны оправдывающими превышение сроков, что указывается в п. 15 Постановления.

Верховный суд также разрешил ряд вызывавших на практике проблемы вопросов, связанных с правопреемством в ходе исполнительного производства. Так, Пленум подтвердил, что вопрос о правопреемстве на стадии исполнительного производства рассматривается только судами на основании обращения сторон, лица, считающего себя правопреемником, либо самого судебного пристава-исполнителя. При этом, Постановление ещё раз воспроизводит зачастую игнорировавшуюся правоприменителем позицию Высшего арбитражного суда о перемене имени физического лица или изменении наименования организации. Суд указал, что указанные изменения не требуют правопреемства и оформляются постановлением судебного пристава, а также могут упоминаться как в дальнейших актах пристава, так и в ранее вынесенных постановлениях по соответствующему делу.

С другой стороны, что в Постановлении отсутствуют существовавшие ранее правовые позиции Высшего арбитражного суда, согласно которым в случае образования множественности лиц на стороне взыскателя или должника суд выдает несколько исполнительных листов взамен ранее выданных. Представляется, что данная проблема, имеющая большое практическое значение, должна быть разрешена Верховным судом в дальнейшем.

Верховный суд рассмотрел и дискуссионный вопрос о применении мер принудительного исполнения и совершении исполнительных действий до истечения срока дли добровольного исполнения. Суд указал, что применение мер принудительного исполнения в течении е указанного срока не допускается, хотя могут быть совершены отдельные исполнительные действия (например, арест имущества должника). Кроме того, Пленум подтвердил, что не допускается ограничение выезда должника за пределы Российской Федерации до истечения срока на добровольное исполнение и получения судебным приставом-исполнителем информации о том, что должник обладает информацией о возбуждении в отношении него исполнительного производства. Интересно, что суд не конкретизировал, в какой конкретно форме должна быть получена информация, что предоставляет широкие возможности для толкования указанного положения.

Пленумом была разрешена существовавшая ранее проблема, связанная с исключением недействующего должника-организации из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа на основании ст. 21.1 ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Взыскатели, по определённым причинам пропустившие момент ликвидации своего должника, теперь вправе обратиться в суд с заявлением о назначении процедуры распределения имущества, оставшегося после должника, если таковое будет обнаружено.

В Постановлении был разрешён вопрос о наложении ареста и запрета на распоряжение имуществом должника. Как указал суд, арест качестве исполнительного действия может быть наложен судебным приставом-исполнителем в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях (согласно п. 7 ч. 1 ст. 64, ч. 1 ст. 80 ФЗ «Об исполнительном производстве»). Арест должен быть соразмерен объему требований взыскателя. В то же время, формально несоразмерный арест допустим, если должник не предоставил судебному приставу-исполнителю сведений о наличии другого имущества, на которое можно обратить взыскание, или при отсутствии у должника иного имущества, его неликвидности либо малой ликвидности. Также суд указал, что изложенный в ч. 1 ст. 64 перечень исполнительных действий не является исчерпывающим и судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов, если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства и не нарушают защищаемые федеральным законом права должника и иных лиц. К таким действиям Пленум относит, в частности, установление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом (в том числе запрета на совершение в отношении него регистрационных действий. Указанный запрет рассматривается фактически как предшествующая аресту процедура. После обнаружения фактического местонахождения имущества пристав обязан наложить на него арест.

Важной новеллой стоит признать возможность наложения ареста или запрета на распоряжение на имущество, на которое в соответствии со ст. 446 ГПК не может быть обращено взыскание. В качестве примера Постановление № 50 указывает единственное жильё должника. При этом, подобные меры должны приниматься судебным приставом-исполнителем в целях воспрепятствования должнику распорядиться данным имуществом в ущерб интересам взыскателя, а само наложение ареста либо установление соответствующего запрета не должно препятствовать гражданину-должнику и членам его семьи пользоваться таким имуществом. Также была установлена и возможность ареста имущества, находящегося в совместной собственности.

Часть положений Постановления касается ареста денежных средств на банковских счетах должника. Интересно, что арест может быть наложен не только на денежные средства, находящиеся или поступающие на счет должника, но также и на средства, которые поступят на имя должника в будущем на корреспондентский счет обслуживающего его банка, если иные меры не могут обеспечить исполнение принятого судебного акта. При этом, указывается, что наложить подобный арест может только суд.

Ряд изложенных в Постановлении правовых позиция Верховного суда касается вопросов обращения взыскания на имущество должника. Интересной представляется закреплённая Пленумом презумпция принадлежности должнику движимого имущества, находящегося в помещении либо на ограждённом от доступа других лиц земельном участке, находящимися в собственности или владении должника. Бремя доказывания иного ложится при этом на заинтересованных лиц. При этом, стоит иметь в виду, что арест судебным приставом-исполнителем движимого имущества должника в ходе выезда по его месту жительства или нахождения является весьма распространённой и эффективной мерой из арсенала приставов. В то же время, взыскание на сами земельные участки, согласно ст. 278 ГК и п. 58 Постановления, допускается только на основании решения суда. Такие дела рассматриваются в порядке искового производства с соблюдением правил исключительной подсудности.

Ещё одним важным положением является подтверждённая судом возможность обратить взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем. Взыскание может быть обращено судебным приставом-исполнителем при отсутствии иного, помимо заложенного, имущества, на которое можно обратить взыскание. Обращение взыскания в данном случае осуществляется с учетом правил продажи имущества, обремененного правами третьих лиц (согласно п. 1 ст. 353, ст. 460 ГК РФ, ст. 38 Закона «Об ипотеке»).

Наконец, последняя глава Постановления № 50 рассматривает вопросы возмещения вреда, причинённого незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя. Пленум рассматривает как обязательное условие возмещения вреда предварительное признание действий пристава, повлекших причинение вреда, незаконными. Также нельзя отказывать в возмещении вреда по причине невозможности установления конкретного размера вреда. Ещё более крепкой позицию истцов по спорам о возмещении вреда делают положения, возлагающие бремя доказывания правомерности своих действия по таким делам на судебного пристава-исполнителя.

В связи с принятием Постановления № 50 утратило силу Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16 мая 2014 года № 27 «О некоторых вопросах применения законодательства об исполнительном производстве». Следует заметить, что новые правовые позиции высшего суда по вопросам исполнительного производства более подробно конкретизируют положения законодательства и расширяют права взыскателя и возможности пристава в рамках исполнительного производства. Группа юридических компаний «Лекс» уже начала внедрять наиболее заметные новшества в свою практику.

Болотский И.Н.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *