Паникина Галина Ивановна

  • автор:

ДЕЛЬНЫЕ ЛЮДИ

Александр ПАНИКИН: НАЙТИ АЛГОРИТМ ВСЕЛЕННОЙ

Александр СЕРГИЕВИЧ

В далекое советское время Паникин занимался карате. Он был силен, ловок и честолюбив.

Как-то на дискотеке к нему задрался выпивший хулиган. Откровенно говоря, Паникин и сам жаждал приключений, поскольку, ко всему прочему, был влюблен, а будущая жена, девушка Галя, была как раз рядом. Хулиган упал и ненадолго куда-то делся. И вдруг на Паникина налетела разъяренная толпа.

Но он и Галя успели заскочить в припаркованные на улице собственные «Жигули”. Толпа отступила.

СОВЕРШЕНСТВО КОНСТРУКЦИИ

Из многоэтажного холодильника цвета Полного собрания сочинений Маркса и Энгельса пышнорукая домработница Наташа достала две тарелочки тонко струганного сала и буженины. Залила кипятком пакетик чая. Поставила предо мной горку пирожных, укутанных в целлофановую пленочку. На каждом кондитерском изделии бумажная бирка с указанием даты, номера укладчика и полужирно набранным именем производителя – многопрофильный концерн «ПАНИНТЕР”.

– Попробуйте… Поешьте… Все свое, – говорит мне рассеянно, но заинтересованно хозяин дома и многопрофильного концерна Александр Степанович Паникин.

– Вы-то со мной посидите, – я цепляю на вилку розовое, прозрачное, в мясных бордовых прожилках сало, – и поговорим…

Он, свежий, немного томный, только что пропаренный в баньке, в домашнем спортивном костюме, но сдержанно гостеприимный и озабоченный собственными мыслями, скрывается за дверью соседней комнаты. Вернулся минут через пять, когда Наташа уже доложила недостающие кусочки закуски на те же тарелочки.

– Слушайте, какой кайф сейчас я испытываю от марксизма. Можно из него взять саму конструкцию и по тому же принципу изложить новое мировоззрение. Конечно, марксизм – это чисто материалистическое учение и искажает общую картину мира. Ведь духовное и материальное – две равнозначные составляющие мироздания, и нельзя отбрасывать идеалистическую, то есть иррациональную, часть нашей жизни.

Я не понимаю, кому сказал это Паникин, мне или Михаилу Таратуте, который был, кажется, в той комнате, откуда вышел только что Александр Степанович. Телеведущий делает про него фильм и теперь иногда гостит с женой в деревне Мащерово Клинского района Подмосковья, где у Паникина усадьба. Здесь триста охраняемых гектаров земли, загородный дом, производственная контора, два искусственно вырытых пруда с карпами и раками, гостиница с бассейном и спортивным залом, многометровые застекленные теплицы, кондитерский заводик, цех по переработке молочных продуктов, известных в Москве под той же маркой «ПАНИНТЕР”…

Собственно, перечислить вкратце часть производственной деятельности концерна побудил меня сам Паникин, управляющий делами которого пред встречей как раз и показал мне все перечисленное, познакомил с розовощекими кондитершами, сказал, что в пруды запустят еще сазана…

– И теперь пойдемте, – также озабоченно, но гостеприимно и теперь уж точно мне говорит Паникин, – и диктофон не забудьте включить… У вас он есть? А то я вам дам…

ТОТ САМЫЙ ВИНТ

Я готовился. Прочел выпущенные в издательстве же «ПАНЪИНТЕР” (здесь, наверное, по каким-то коммерческим соображениям пишется с твердым знаком в середине) художественно-биографическую книгу Паникина «Шестое доказательство” с необычным теперь тиражом 50 тысяч экземпляров и подзаголовком «Признания русского фабриканта”, его же рекомендательно-назидательную работу под самоуверенным названием «Что делать” и исследовательский труд «Человек и государство”. Двадцать страниц последней брошюры – это письма читателей. Добрые, теплые, благодарственные… Ну вот хотя бы: «…Шестое доказательство” можно поставить в один ряд с такими хрестоматийными произведениями, как «Репортаж с петлей на шее” Юлиуса Фучика, «Как закалялась сталь” Николая Островского, «В круге первом” Александра Солженицына. Если отбросить идеологию, то все эти книги в принципе рассказывают о людях, не сломленных обстоятельствами…”.

Последнее утверждение автора письма я бы конкретизировал. В этом произведении нет героики, но для тех, кто желает перебороть природные и приобретенные собственные комплексы, эта книга незаменима.

Мне, например, тяжело представить себя продающим самодельные гипсовые разукрашенные маски в торговом зале магазина «Весна” на Ленинградском проспекте, да еще рядом с секцией «Сувениры”, которая закрывалась только на обеденный перерыв. Этот эпизод начала 80-х из биографии Паникина описан в книге. Мое непонимание не зависит от отношения властей к частному предпринимательству…

– Вы просто другой человек, – внимательно и вежливо выслушав меня, говорит Паникин. – У вас по моей философии совсем другое предназначение, и вам очень тяжело представить то, что для меня внутренняя потребность… Ведь жизнь остановить нельзя, поэтому Петровку, 38 я как бы не боялся. Хотя… конечно, боялся как физиологический организм, но для меня как для человека иначе жить было невозможно. Кстати сказать, сейчас я занимаюсь философскими проблемами – хочу определить, на каких же принципах должна развиваться Россия. Мне кажется, главный принцип здесь – природное право человека на самореализацию согласно своему предназначению. Это тот винт, на котором должна крутиться вся социальная жизнь общества. И когда я продавал маски в начале восьмидесятых, это был момент самореализации – отсюда такая сила.

– В итоге-то все равно цель одна – заработать побольше денег… – тоже вежливо перебиваю я.

– Абсолютно нет… Понимаете, с какого-то момента зарабатывание денег уже не довлеет, особенно над человеком, который живет в России, то есть воспитан в этике православия, христианского идеализма.

Причем не важно, верите вы сейчас в Бога или нет, это уже в генах. Я даже вот такой афоризм придумал: «Деньги – это хорошие слуги, но плохие хозяева”. С какого-то момента уже просто теряешь интерес к деньгам, и дело становится самоцелью, движением как таковым, собственной внутренней эволюцией.

– Но вы бы не стояли в переходе у трех вокзалов в Москве, если бы вам платили не деньгами, а медовыми пряниками.

– Ну разумеется. Но вы слишком упрощаете вопрос. У меня уже тогда, в 87-м, был миллион рублей… По тем временам невероятные деньги. Тем не менее я продолжал дело, неужели вы думаете, чтобы заработать еще пятьдесят тысяч? Какой смысл был стоять и тем более рисковать, когда Петровка сидела на хвосте… Но я же не останавливался. Как раз это и есть доказательство того, что двигал мной не материальный интерес. Понимаете?

– Не все.

ШКУРУ НА КОН

В апреле 1987 года Александра Паникина, для всех в то время нештатного распространителя театральных билетов, арестовали. Продержали четверо суток в камере предварительного заключения на Петровке, 38 по обычному обвинению – незаконное предпринимательство. Еще ему пытались вменить в вину, кажется, хищение государственных средств. И еще что-то. Такие дела тогда стопками лежали в ОБХСС, просто квалифицировались прежним УПК и легко, с точки зрения следствия, доводились до конца. Но череда счастливых случайностей и грамотных ходов самого Паникина лишила оперативников доказательств его виновности.

Честное слово, удивительная прозорливость – отсылать деньги поставщикам сырья почтовыми переводами. Паникинские швеи на квартирах строчили тогда детские пинетки. Ватин для их изготовления можно было купить только на государственных предприятиях, но продавать гражданам свою продукцию за наличные деньги фабрики тогда не имели права. Паникин придумал такую вот безналичную форму оплаты.

Или… Тысячи метров хлопкового ватина Паникин покупал как частное лицо, но по официальному письму Московского областного театра. Следователи думали, что дирекция театра брала эту ткань на фабрике по «безналичке”, а потом списывала. Это уже хищение. Оказывается, нет. Все расходы по приобретению материалов и дальнейшую реализацию брал на себя нештатный распространитель билетов, имевший патент на пошив.

Эти события, естественно, произвели на Паникина сильное впечатление. В книге он рассказал и об этом.

– … Вы романтический капиталист. – Паникину не нравится мое определение. – Сентиментальный буржуа, – продолжаю я, – трогательный фабрикант.

– Нет, это все не мое. Вообще слово «капитализм”… – Паникин задумывается: – Ну, конечно, он имеет место, но это настолько размытое понятие… Надо сначала определить капитализм как таковой.

– Я примерно знаю, что это.

– Уверен, что не знаете. Да в России и нет никакого капитализма, а есть «теневая” экономика. А что такое олигархи? Те, кто перекачал под себя бюджетные деньги. Это ведь тоже не то. Капитализм – это прежде всего личный риск, когда человек ставит на кон свою шкуру. Понимаете? Вот что такое капитализм. А это очень трудно. Вот все, что вы видите здесь, построено с нуля, на средства от нашей производственной деятельности. Согласитесь, совсем не похоже на сегодняшний российский капитализм. Я создаю мир… а это совсем другая тема.

За окном заснеженные теплицы, еще какие-то постройки.

– Создание мира… Это другая тема.

ПРОЦЕСС ОЧИЩЕНИЯ

Паникин уже построил свой мир. Здесь, в Мащерове, и в Москве, где у него фабрики по пошиву трикотажных изделий и большие магазины. Это установившиеся отношения, которыми, как я понял, он связан с теми двумя тысячами людей, что работают у него на производстве, и само производство, развивающееся по принципам, определенным самим Паникиным. И хотя ничего нового в них нет, внешне это выглядит стройной, отлаженной системой. А Паникин – рачительным хозяином.

– Вы хотите предложить всем людям как образец созданное вами дело…

– Тут несколько иная механика. Настоящее предпринимательство – это всегда творчество, поэтому можно говорить не о самом деле, которое каждый раз индивидуально, а о том, что получает общество, когда человек реализует себя, то есть творит согласно своему предназначению. Мне кажется, это единственный путь, по которому может развиваться российское общество. Чем важен мой пример? Тем, что созданное нами не стоило обществу ни копейки. Мы не приватизировали ни одного метра площадей, никогда не брали денег ни у государства, ни у населения. Мы сами создавали новые ресурсы и развивались за их счет. Понимаете, в чем дело? Например, здесь были грязные, запущенные земли. Сейчас земля в порядке, леса вокруг очищаются, восстанавливаются озера. Здесь работает молочный завод, фермы дают работу людям, а москвичи получают натуральные продукты. Этот мир приносит радость и возможность многим существовать. А государству «ПАНИНТЕР” за это время выплатил миллионы долларов налогов – только в этом году четыреста тысяч.

– А вы честно живете?

– Абсолютно.

– Все налоги…

– Не все, разумеется… Все налоги у нас платить невозможно. Тогда надо закрывать производство… Вы ж читали мою статью. Вам понравилось? Ну понравилось?

– Мне было интересно.

Статья так и называется – «Власть зарабатывает на том, что не дает работать”. Там все сказано, как это делается и почему: бюрократии выгодно загнать всех сильных в «теневую” экономику и получать свою долю от такой экономики. Но в нашем законодательстве остается много возможностей, чтобы легально уменьшить налоговое бремя.

– Каждый строит свой мир, – говорю я, – но ваш, правда, поаккуратней.

– Все, кто может, строят, – подтверждает Паникин. – Вопрос не в этом. Это общая формулировка. Просто у кого хватает мощности на десять человек, у кого – на две тысячи, у кого – на сто тысяч.

– И вы мощность наращиваете?

– Ну, это не цель как таковая, это следствие скорее. Сделать сто тысяч – разумеется, такой цели нет. Просто ясно мне стало, что дальше двигаться локально уже бессмысленно. Что касается меня, то с какого-то времени меня больше интересуют философские вопросы. Я понял: чтобы расширить этот мир, уже недостаточно простых усилий – нужно создать новое мировоззрение. Затем науку об обществе в рамках этого мировоззрения, а затем поставить новые цели для общества и выработать технологии, которые помогут их достижению, то есть определить принципы экономической и социальной жизни.

ОСНОВА ОСНОВ

И если свой мир Паникин мне охотно показывал, даже давал попробовать его мучные и молочные плоды, то в тайны создания стройной системы мировоззрения, в секреты зачатия новой науки об обществе он меня пока категорически не посвятил. Объяснил это тем, что еще рано, что выхваченные из контекста куски смажут впечатление о целостном характере его поисков.

– Хотелось бы предъявить уже в готовом виде, – говорит Паникин, – потому что нельзя выдернуть… Если я сейчас вам начну кишки вытягивать, то это будет неинтересно. Там должно быть выражено четко и от начала до конца.

– Это будут конкретные рекомендации?

– Это будет конкретная программа действия. Но еще раз вам скажу, – немножко раздражается моей настырностью и непонятливостью Паникин. – Послушайте внимательно. Не создав мировоззрения, применять ничего невозможно.

– Так вы создаете мировоззрение?

– Да, я создаю мировоззрение.

– Ну, это сильно. Гении человечества посвящали этому жизнь.

– Раз я вам заявляю, значит, через три-четыре месяца предъявлю первые результаты своей работы.

– Создать мировоззрение – это глобально. Вы ставите себя в один ряд…

– Никуда я себя не ставлю и совсем не рвусь в спасители человечества. Посему об этом, может быть, и писать рано. Хотя, поскольку я этим занят и вы ко мне приехали, я вам просто кое-что рассказал.

– Но для кого все это?– осторожно выдыхаю я, чтоб не обидеть.

– Да мне это надо, мне, мне. Паникину Александру Степановичу. Я просто чувствую, ощущаю, что этим надо заниматься.

– Но это ведь не в стол?

– Нет. Это не в стол. Как только будет все сделано, я все опубликую, и если это в обществе вызовет резонанс…

– Значит, это нужно вам, а адресовано все же народу?

– Разумеется, а для чего же все делается? Если после опубликования это вызовет положительную реакцию людей и поможет консолидации общества, тогда можно будет думать, что делать дальше.

ТОНКИЙ ВОПРОС

Предисловие к паникинской книжке «Шестое доказательство” написал Андрей Битов. «Отчаяние, борьба, пафос… – говорит он белым стихом. – Бизнес, приводящий к вере в Бога… это уже что-то новенькое”.

На самом деле о Боге там мало. В книге больше о себе. Это естественно в автобиографической прозе.

– Я не знаю, читал ли Битов вашу книгу, – неосторожно говорю я.

– Как это не читал? – удивляется Паникин. – Читал.

– Мне тоже интересны ваши отношения с Богом…

– Не стоит сейчас в такие дебри заходить. Могу определенно сказать одно – я рассматриваю жизнь каждого человека совсем не как цепь случайностей. За мной год следила Петровка, меня арестовали, а потом отпустили. Такого не было в анналах советской милиции. И таких «случайностей” в моей истории слишком много. Это подтверждает главный вывод моей философии – если ты действуешь согласно своему предназначению (а в этом и есть гармония жизни), ты всегда будешь спасен.

А если уж говорить совсем широко, необходимо найти алгоритм развития Вселенной и, следовательно, ответ на вопрос: зачем человек живет? Это необходимо многим, так как не все находят ответ на этот вопрос даже в религии. Проблема в том, что картина мироздания, созданная религиями (в том числе и христианской), не может соответствовать сегодняшнему восприятию мира современным человеком, она слишком архаична. А от вида увешанных золотыми цепями попов просто тошнит. Вот вы, взрослый, сложившийся человек, верите в догматы христианства или представляете нечто другое?

– Мне хочется верить, что Бог есть.

– Мало ли что вам хочется. Я спрашиваю, верите ли вы конкретно в Христа или в то, что существует нечто иррациональное.

– Это очень приблизительно.

– Я понимаю. В таком вопросе все очень приблизительно. Поэтому задача любого, кто думает о мировоззренческих вопросах, попытаться понять природу мира.

РОССИЙСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ

– Но отвлечемся от проблем мироздания, поговорим немного о другом. Вы согласны, что сегодня нам необходимо понять, что же такое Россия. И я отвечаю так. Россия – это цивилизация. Ныне, к сожалению, разорванная, а потому утратившая огромные преимущества (даже если говорить просто о материальном) – большой собственный рынок, большие масштабы производства, прирост ресурсов.

Российская империя, как и все крупные государства в прошлом, и добровольно присоединяла, и силой завоевывала территории. Но веротерпимость русского духовного сознания и патерналистская национальная политика помогли сохранить все народы, населявшие Россию, а русский язык связал это огромное пространство в единое целое. И посмотрите, национальная политика Советского Союза при всех издержках тоталитаризма давала всем нашим народам возможность полноценно развиваться. И хотя российская империя и Советский Союз распались, за многие столетия совместного существования были созданы все необходимые предпосылки для построения своей полноценной цивилизации.

Должен вам заметить, что материальные ресурсы не самое главное. Объединившись в Российскую цивилизацию, естественно, на новых принципах, можно задействовать интеллект всех вошедших в это объединение наций, что даст всем нам колоссальные преимущества в развитии.

Дочь Александра Степановича Маша учится в университете в Лондоне. Он говорит, что отправил ее туда, для того чтобы укротить ее бешеную энергетику и подобной изоляцией предоставить ей возможность самостоятельно решать житейские вопросы. Этот выбор совершенно не предполагает предпочтение лондонского образования и образа жизни отечественному.

Маша – милая, разговорчивая, симпатичная девушка. У нее в Англии есть друг, и она собирается за него замуж. Но сейчас он учится в Австралии. Маша приехала на каникулы к родителям, но скоро опять уезжает в Лондон.

Когда я прощался с Паникиным, Маша вдруг засобиралась из Мащерова в Москву.

Уже в машине, вглядываясь в заснеженные и затуманенные поля, позевывая, я, просто чтобы поддержать разговор, спросил у нее:

– А чего вы так заторопились?

Я хотел сказать, что за городом сейчас лучше, чем в заляпанной талой жижей Москве.

– А чего в России делать-то? – доверительно сказала Маша.

КОНКУРС

Вэтот раз мы не просим читателей давать свою оценку герою нашей публикации. И вот почему. Узнав о конкурсе «Дельные люди”, Александр Паникин сразу же согласился, чтобы концерн «ПАНИНТЕР” принял участие в его организации, и назначил призы двоим победителям – герою, представленному «Литгазетой”, и автору, рассказавшему о нем. Это будут наряды от «ПАНИНТЕРА”; и не просто от «ПАНИНТЕРА”, а от Владимира Зубца, одного из ведущих художников-модельеров страны, работающего в этом концерне.

Сеть магазинов «Панинтер» была создана предпринимателем Александром Паникиным в 1989 году. Магазины специализировались на женской и мужской одежде широкого ассортимента, который отличался выгодным соотношением цены и качества.

, таков был официальный слоган концерна.

Сегмент рынка производителем был выбран удачно, компания была одной из крупнейших в России и насчитывала боле 20 магазинов собственной сети.

В 2001 году умер основатель концерна. После его смерти бизнесом стала руководить его вдова. К сожалению, вдова также скончалась в 2013 году. С этого времени дела у сети «Панинтер» пошли на спад. Сокращалось собственное производство. В магазинах стала появляться одежда не только собственных производителей, но и от сторонних поставщиков. Качество сторонней одежды радовало потребителей все меньше и меньше, по этой причине покупательский поток снижался, выручка сокращалась. Стали закрываться один магазин за другим, в итоге была инициирована ликвидация компании (в некоторых источниках говорится о введении процедуры банкротства). Сеть закрылась в конце 2015 года, сотрудников офиса предупредили о сокращении за несколько дней.

Ответ подготовлен по материалам сайта http://www.jenskie.ru/magaziny/paninter/.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *