Ответственность третьих лиц

  • автор:

В Гражданском Кодексе Российской Федерации есть две нормы права, которые на первый взгляд не согласуются.

Так, пунктом 6 статьи 313, который вступил в силу 1 июня 2015 года, устанавливается правило о том, что если третье лицо исполнило обязательство должника, не являющееся денежным, оно несет перед кредитором установленную для данного обязательства ответственность за недостатки исполнения вместо должника.

И есть статья 403, которая гласит о том, что должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо.

На первый взгляд могло показаться, что пунктом 6 статьи 313 Гражданского Кодекса на третье лицо, которое исполнило неденежное обязательство вместо должника, возлагается ответственность по такому обязательству перед кредитором во всех случаях.

Однако Пленум Верховного суда России в постановлении от 22 ноября 2016 года № 54 вышеназванной норме дал ограничительное толкование и разъяснил следующее: исходя из взаимосвязанных положений пункта 6 статьи 313 и статьи 403 Гражданского Кодекса России в случае, когда исполнение было возложено должником на третье лицо, за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства этим третьим лицом перед кредитором отвечает должник, если иное не установлено законом (часть 22).

Исходя из вышеизложенного разъяснения Верховного суда России ясно, что третье лицо напрямую отвечает за исполненное им неденежное обязательство перед кредитором только в том случае, если должник не возлагал такое исполнение на третье лицо.

Здесь возникает сразу несколько вопросов, насколько вообще реальны случаи в жизни, когда в гражданском обороте некое третье лицо добросовестно без возложения должником на данный субъект обязанности исполнить неденежное обязательство (передать товар, выполнить работу, оказать услугу) самовольно вступает (а то и нарушает) договорные (относительные) связи двух других самостоятельных субъектов права? Сразу приходят мысли в качестве примера только действия основной (материнской) организации по исполнению обязательства дочернего юридического лица перед кредитором последнего без соответствующего возложения.

И в целом насколько правомерно придавать такому положению юридической силы при условии наличия общей нормы о том, что обязательство не создает прав и обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц) (пункт 3 статьи 308 Гражданского Кодекса России), и отсутствия согласия (возложения) сторон сделки на вступление в такие отношения третьего лица?

Насколько обоснован результат (юридические последствия) такого исполнения обязательства третьим лицом без возложения: обязательство сохраняет свою силу, происходит суброгация – третье лицо становится новым кредитором должника.

В силу того, что по общему правилу статьи 313 Гражданского Кодекса исполнение третьим лицом обязательства должника без возложения прекращает обязательство должника перед кредитором, который принял такое исполнение и действовал добросовестно, то совершенно непонятно почему кредитор должен предъявлять требования о качестве исполнения к третьему лицу, а не к должнику? А. Г. Карапетов и С. В. Сарбаш в комментариях к гражданскому законодательству Глосса (насколько я понял) указывают на то, что ответственность в данном случае (исполнение без возложения) перед кредитором будет нести именно должник, а не третье лицо. В случае взыскания кредитором с должника убытков за ненадлежащее исполнение неденежного обязательства, должник, который погасил эти требования, затем может взыскать названные потери с третьего лица в рамках деликтного иска, основанного на неправомерном вторжении третьего лица в договорные отношения должника и кредитора. Тем самым, в случае исполнения третьим лицом без возложения обязательства должника ответственность будет нести по-прежнему сам должник и пункт 6 статьи 313 Гражданского Кодекса здесь просто не должен применяться.

А если кредитор знал или должен был знать о том, что на самом деле возложения на третье лицо не было, то налицо самостоятельные договорные отношения между третьим лицом и кредитором, которые никак не затрагивают отношения между кредитором и должником.

Судебная практика по применению пункта 6 статьи 313 Гражданского Кодекса России небогата и не установилась.

Буду благодарен Вашим мыслям, уважаемые коллеги.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *