О понуждении к заключению договора

  • автор:

Согласно ч. 1 ст. 421 ГК РФ заключение договора должно быть добровольным. Понуждение к его заключению возможно только тогда, когда соответствующая обязанность предусмотрена законодательством или добровольно принятым на себя обязательством сторон сделки, а одна из сторон уклоняется от заключения договора.

К наиболее распространенным случаям понуждения к заключению договора аренды можно отнести следующие:
— неисполнение обязанности по заключению основного договора на основании предварительного;
— досрочное расторжение договора аренды арендодателем при наличии действующего договора субаренды;
— отказ арендодателя в заключении договора аренды государственного или муниципального имущества с арендатором, обладающим преимущественным правом на заключение договора аренды.
В первом случае обязанность сторон по заключению договора вытекает из условий предварительного договора. Так, согласно ч. 4 ст. 429 ГК РФ основной договор должен быть подписан сторонами в срок, указанный в предварительном договоре, а при отсутствии соответствующего указания — в течение одного года с момента заключения предварительного договора.
В случаях, если сторона, заключившая предварительный договор, уклоняется от заключения основного договора, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор. В этом случае договор считается заключенным на условиях, указанных в решении суда, с момента вступления в законную силу соответствующего решения суда. Требование о понуждении к заключению основного договора может быть заявлено в течение шести месяцев с момента неисполнения обязательства по заключению договора (п. 5 ст. 429, п. 4 ст. 445 ГК РФ).
Досрочное расторжение договора аренды по инициативе арендодателя согласно ч. 1 ст. 618 ГК РФ также предоставляет стороне сделки, в данном случае субарендатору, право предъявить к арендодателю требование о понуждении к заключению с ним договора аренды на срок, оставшийся по договору субаренды (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 23.09.2015 N Ф01-3491/2015 по делу N А82-12579/2014).
Субарендатор имеет преимущественное право на заключение договора аренды только в случае согласия собственника. В противном случае суд откажет в иске о понуждении к заключению договора аренды (Постановление ФАС Поволжского округа от 18.07.2014 по делу N А57-15203/2013 — отказано во встречном иске, поскольку Определением Верховного Суда РФ от 14.11.2014 N 306-ЭС14-1191 отказано в передаче дела для пересмотра данного Постановления).
Однако данным правом субарендатор обладает лишь в том случае, если договор субаренды был заключен на срок, не превышающий срок договора аренды, и арендодатель при даче согласия на заключение договора субаренды не установил иной срок его возможного действия (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 N 66, п. 15 Обзора практики разрешения споров, связанных с арендой).
Своим правом субарендатор может воспользоваться при условии, что субарендатор в связи с досрочным расторжением договора аренды направил арендодателю уведомление о желании заключить договор аренды на срок, оставшийся по договору субаренды.
Правом на понуждение арендодателя заключить договор обладает также арендатор муниципального или государственного имущества, обладающий преимущественным правом на заключение договора на новый срок.
Часть 10 ст. 17.1 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции), регулирующей особенности порядка заключения договоров в отношении государственного и муниципального имущества, предусматривает, что арендодатель не вправе отказать арендатору в заключении на новый срок договора аренды, за исключением следующих случаев:
1) принятие в установленном порядке решения, предусматривающего иной порядок распоряжения таким имуществом;
2) наличие у арендатора задолженности по арендной плате за такое имущество, начисленным неустойкам (штрафам, пеням) в размере, превышающем размер арендной платы за более чем один период платежа, установленный договором аренды.
Пленум ВАС РФ разъяснил, что, если арендодатель отказал арендатору в заключении договора на новый срок и с другим лицом такой договор не заключил, арендатор вправе обратиться в суд в порядке ч. 4 ст. 445 ГК РФ (п. 4.5 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 N 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды») (далее — Постановление Пленума ВАС РФ N 73).
Арендатор может воспользоваться своим правом, если отсутствуют обстоятельства, указанные в ч. 10 ст. 17.1 Закона о защите конкуренции, а также если арендатором в соответствии с ч. 1 ст. 621 ГК РФ было направлено арендодателю уведомление о желании заключить новый договор аренды (п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ N 73).
Порядок понуждения к заключению договора аренды
Правила заключения договора в обязательном порядке содержатся в ст. 445 ГК РФ. Так, если иное не предусмотрено законом или договоренностью сторон, сделка должна быть акцептована одной стороной в течение тридцати дней со дня получения оферты от другой стороны.
Таким образом, заинтересованная сторона перед подачей заявления в суд должна направить другой стороне требование о заключении договора.
Согласно ст. 126 АПК РФ наряду с исковым заявлением в суд необходимо представить:
— документы, подтверждающие отправку ответчику копии искового заявления со всеми приложениями;
— квитанцию об уплате госпошлины;
— документы, подтверждающие отказ ответчика от заключения договора;
— документы, подтверждающие регистрацию заявителя — юридического лица или индивидуального предпринимателя;
— доверенность, если документы подаются представителем;
— проект договора (если предметом требования является понуждение к заключению договора);
— выписки из ЕГРЮЛ в отношении истца и ответчика.
Представленные доказательства должны подтверждать:
— вытекающую из закона или договора обязанность ответчика заключить договор с истцом;
— факт направления уведомления истцом ответчику о необходимости заключить договор;
— факт отказа или уклонения ответчика от заключения договора.
Помимо этого, документы должны содержать условия, на которых планируется заключить договор.
В случае удовлетворения требования договор считается заключенным на указанных в решении суда условиях и с момента вступления его в законную силу (ч. 4 ст. 445 ГК РФ).
Для лица, необоснованно отказывающегося от заключения договора, возникший спор влечет обязанность не только заключения договора, но и возмещения понесенных другой стороной убытков, вызванных нарушением (ч. 4 ст. 445 ГК РФ).
Таким образом, понуждение к заключению договора аренды возможно (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 03.03.2016 N Ф01-504/2016 по делу N А79-3518/2015, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 28.02.2014 по делу N А67-1820/2013 (Определением ВАС РФ от 11.04.2014 N ВАС-4127/14 отказано в передаче дела для пересмотра данного Постановления), Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 07.07.2016 N Ф08-4181/2016 по делу N А32-38336/2015, Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 11.07.2017 N 33-5989/2017).

В моей предыдущей статье («Судиться, не задумываясь?» от 3 октября 2006 года) затрагивалась тема теоретической основы исковых требований заключить договор. Но если вы рискнули прибегнуть к такого рода иску, теоретические изыски станут лишь первыми «цветочками» в том саду проблем, которыми буйно поросло данное делопроизводство. Ведь даже победив в суде, можно остаться абсолютно ни с чем, причем на законных основаниях.

Для начала следует сказать, что решения об обязании лица заключить договор даже исполняются. В целом, процент исполнения подобных решений не слишком отличается от среднестатистических показателей. Однако данная категория дел таит в себе скрытый сценарий процесса исполнения решений, который может фактически свести к нулю судебную победу.

Суть в том, что подобная формулировка исковых требований далека от юридического идеала. И дело тут не только в пресловутой свободе договора, которая закреплена в статье 3 Гражданского кодекса Украины (ГК). Ведь принудительное заключение договора никак не вяжется с понятием договора как результата волеизъявления стороны. Формальное противоречие требований глобальному принципу гражданского права выливается в практически неразрешимые проблемы.

Что просил, то и получил

После того как выигравшая сторона получила на руки решение суда, и прошла первая эйфория в связи с кажущейся концовкой дела, возникает масса вопросов с приведением этого решения в жизнь. Конец судебного разбирательства становится началом исполнительных мытарств в данной категории дел, имеющих особо драматический оттенок.

На первый взгляд, все очевидно: по решению суда ответчик обязывается заключить с истцом договор. Значит, и решение суда будет считаться исполненным тогда, когда соответствующий договор будет заключен. Но какой именно договор? Как правило, суд выносит решение об обязательстве заключить договор определенного вида, например, договор аренды, иногда указывает срок договора. Текст договора в суде не обсуждается. Однако любой договор, помимо предмета, имеет свою цену и массу других дополнительных, но не менее существенных для сторон условий, что оставляет ответчику поле для маневра.

Первым, наиболее очевидным и, возможно, даже примитивным, но все же результативным шагом ответчика может стать выдвижение договора, но на таких условиях, что он становится невыгодным уже самому истцу. Например, типичная для договора аренды земли ситуация: ­арендатор обязуется застраховать объект аренды. В договоре же, который выдвигает ­ответчик, только дописывается, что объект аренды должен быть застрахован на сумму не менее… и далее в зависимости от ситуации и фантазии ответчика. Подобный договор соответствует решению суда, поскольку направлен на установление именно тех отношений, о которых просил истец, вот только требует от последнего дополнительных денежных затрат.

Есть также масса других способов ­ужесточения различных условий договора. При должной работе над текстом проекта договора можно добиться того, что тот, кто обратился в суд за заключением договора, сам же от него и откажется. При этом ответчик всюду может рапортовать о направленном проекте договора, представая, таким образом, в глазах суда прилежным исполнителем решения. В то же время отказ истца от заключения договора у суда и исполнительной службы может вызвать лишь недоумение.

Вторым, более сложным, вариантом является определение в договоре пунктов, по которым его можно будет в скором времени расторгнуть. Таким образом, решение суда выполняется путем заключения договора, но ведь в решении суда никогда не говорится о том, что договор непременно должен быть в силе весь срок. И договор абсолютно законно расторгается. Сложность этого варианта заключается в необходимости оставить зацепки в тексте договора таким образом, чтобы они не бросались в глаза, хотя, конечно, сделать их полностью невидимыми вряд ли удастся.

Анализируя вышеизложенные варианты, следует указать, что ложным является вариант заключения договоров таким образом, чтобы в дальнейшем иметь возможность признать их недействительными либо незаключенными, например, не соблюдая условия формы договора. В таком случае отсутствует момент пребывания договора в силе, и он, согласно статье 236 ГК, является недействительным с момента его заключения. Таким образом, можно утверждать, что решение суда так и не было исполнено.

Но факт остается фактом, подобная формулировка исковых требований тем и плоха, что удовлетворение иска не всегда отвечает истинным интересам истца.

Засуди меня, если сможешь

Но если описанные выше варианты являются, скорее, планом действий ответчика, то истец в данной категории дел является фактически связанным, поскольку он лишен основной части исполнительного арсенала — принудительного исполнения решения.

Главная неувязка кроется в том, что для исполнения решения суда об обязанности заключить договор необходима подпись контрагента. При этом следует учесть, что контрагент уже заранее не настроен подписывать договор, раз дело дошло до судебного разбирательства. То есть следует заставить лицо совершить действие, противное его воле. И в этом случае исполнительная служба не сможет заменить его действия своими. Судебный исполнитель не может сам подписать договор или же прийти домой к ответчику и изъять его подпись.

Конечно, у исполнительной службы есть мера воздействия на лицо, которое упорно отказывается подписать договор. Согласно статье 87 Закона Украины «Об исполнительном производстве», в случае неисполнения без уважительных причин решения суда в срок, установленный государственным исполнителем, на физическое лицо можно наложить штраф в размере от двух до десяти не облагаемых налогом минимумов доходов граждан, на юридическое лицо — от десяти до двадцати. В случае же повторного неисполнения по истечении вновь назначенного срока штраф налагается в двойном размере. Согласитесь, сумма не особо значительная, особенно если речь идет о многомиллионных договорах.

Впоследствии судебный исполнитель может даже прибегнуть к такой крайней мере, как уголовная ответственность. Статьей 382 Уголовного кодекса Украины (УК) предусмотрена ответственность за умышленное неисполнение служебным лицом решения суда либо препятствование его исполнению. Но общее число дел, которые возбуждены по данной статье, не внушает уверенности тем, кто намерен обратиться в суд с просьбой обязать ответчика заключить договор.

Но даже если вы уверены в эффективности исполнительной системы и вам импонирует принцип неотвратимости наказания, это не значит, что повлиять на ответчика, даже угрозой уголовного дела, будет возможно.

Дело в том, что украинское законодательство предусматривает возможность ограничения полномочий директора. Они могут выражаться в сумме сделки, при превышении которой директор предприятия обязан получить согласие учредителей. Также возможен вариант, что в учредительных документах предприятия будет прописано такое ограничение полномочий директора, как обязанность получать соглашение на любую сделку.

Нетрудно догадаться, что при существовании подобных ограничений уполномоченный орган просто не даст своего согласия. Получится ситуация, когда, с одной стороны, директор отвечает за действия юридического лица, с другой — он не виновен в неисполнении решения, ведь фактически он мог даже поставить учредителей в известность о существовании решения и вынести вопрос о заключении соответствующего договора на обсуждение, выполнив тем самым все, что от него зависело. Таким образом, в действиях руководителя предприятия не будет вины как необходимой составляющей преступления. Что же касается наказания учредителей, то, во-первых, их вина труднодоказуема, так как найти в законодательстве предпосылки для привлечения учредителя к ответственности за действия юридического лица крайне сложно. И весьма нелегким делом будет убеждение суда в такой трактовке действий учредителя, которые попадали бы под действие статьи 382 УК.

Но и на этом загвоздки с применением данной статьи УК при неисполнении анализируемых решений не исчерпываются. При наличии нескольких учредителей, а также если дело касается местного самоуправления, наивысшие управляющие органы являются коллегиальными. В отличие от французского законодательства украинское право не предусматривает возможности привлечения к ответственности целого органа.

Добровольно исполнить непросто

При этом проблема при исполнении решений об обязательстве лица заключить договор далеко не исчерпывается сложностями, связанными с наказанием злостного нарушителя исполнительного производства. Допустим, под угрозой возбуждения уголовного дела совместными усилиями с судебным исполнителем истцу удалось-таки убедить ответчика заключить договор. Даже в этом случае попытка добровольного исполнения решения может быть чревата для ответчика штрафами. Это связано с моментом признания решения исполненным.

Как говорилось выше, на первый взгляд кажется, что решение будет считаться исполненным, когда договор заключен. Логично. Но так ли просто это сделать, если судебный исполнитель уже установил срок для исполнения?

Украинское законодательство не связывает момент заключения договора исключительно с волеизъявлением сторон. Статьи 209 и 210 ГК устанавливают, что договоры, для которых обязательны нотариальное удостоверение или государственная регистрация, считаются заключенными с момента оной. Как известно, регистрация зачастую требует срока. Кроме того, для определенного вида договоров необходимо совершить предварительные действия. Да и процедура регистрации, как будет описано ниже, не обещает быть беспроблемной. Таким образом, складывается ситуация, когда стороны начали приводить решение суда в жизнь, но, тем не менее, присутствуют формальные основания для наказания ответчика.

Формула победителя

Тем не менее отказываться вообще от подобных исковых требований бессмысленно, так как вполне очевидна их объективная необходимость. И уж тем более досадно не использовать уже принятое решение в выигранном деле. В принципе, статьей 221 ГПК Украины предусмотрена процедура разъяснения решений суда. Это означает, что теоретически можно обратиться к судье с просьбой уточнить условия договора. Но, во-первых, не каждый судья пойдет на удовлетворение подобного ходатайства. Во-вторых, дополнительных условий у любого договора может быть уйма, что означает необходимость обращаться к судье неоднократно. Постоянное же напоминание о себе судье с просьбой уточнить решение не приведет ни к чему, кроме как к раздражительности судьи. Хотя, конечно, такой ход находится в пределах закона.

Для разрешения ситуации можно применить положение статьи 16 ГК, где говорится, что суд может своим решением изменять правоотношения и признавать право. Основанием для принятия решений об обязательстве заключить договор могут служить фактически сложившиеся правоотношения либо неправомерный отказ от заключения договора при наличии у лица всех прав на его заключение.

Учитывая то, что договор по сути является документом, который закрепляет права и обязанности сторон, можно просить суд признать за истцом не право на заключение договора, а те права, которые дает договор. То есть суд может фактически прописать все необходимые условия договора в решении. Таким образом, отпадает необходимость получения подписи ответчика и даже установления с ним каких бы то ни было дополнительных договоренностей.

Хотя и данный вариант не является абсолютной панацеей. В отличие от нотариального удостоверения, которое, согласно статье 220 ГК, может быть заменено признанием судом договора действительным, ГК не имеет аналогичной статьи в отношении государственной регистрации сделки. Временное положение о государственной регистрации сделок не предусматривает регистрацию решений суда. В то же время, согласно пункту 15 данного положения, судебное решение может служить основанием для внесения изменений в запись о сделке.

Данный пробел можно восполнить, выдвинув в суде дополнительное требование обязать соответствующий орган удостоверить сделку, что, правда, чревато либо еще одним ответчиком, либо новым судебным разбирательством. Хотя можно уповать и на принцип разумности, которую должен будет проявить орган регистрации соответствующей сделки.

В любом случае заключение договора по решению суда касается еще одной проблемы украинского права, ведь исполнительное производство едино для всех отраслей. Различные принципы, специальные и общие нормы, противоположные теоретические подходы должны исполняться одними и теми же методами, одними и теми же людьми с одинаковыми полномочиями. Разделив специализации судей, законодатель обошел вниманием исполнительную службу. В данном случае это делает невозможным обеспечение исполнения решений о заключении договора в тех случаях, где это прямо предусмотрено.

АФЯН Артем — юрист АК «Прайм», г. Киев

Понуждение к исполнению обязательств по договору

Понуждение к исполнению обязательства по договору в натуре выступает отдельным способом защиты гражданских прав, предназначение которого — фактическое исполнение обязательств должником (см. постановление АС Северо-Западного окр. от 26.03.2015 по делу № А56-64048/2013).

Разумеется, стороны могут договориться о фактическом исполнении обязательств даже при наличии спора и во внесудебном порядке. Однако на практике это происходит крайне редко, поэтому в основном такие споры разрешаются в суде.

Правоприменитель дает следующие разъяснения по этому вопросу:

  • Если законодательством регламентировано право стороны на отказ от исполнения договора, то такую сторону нельзя понуждать к его исполнению (п. 10 информационного письма президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 146).
  • При представлении кредитором названного иска суд, основываясь на конкретных обстоятельствах дела, устанавливает объективную возможность фактического исполнения обязательства (п. 22 постановления Пленума ВС РФ «О применении судами некоторых положений ГК РФ» от 24.03.2016 № 7).
  • Недопустим отказ в удовлетворении названного иска, если надлежащая защита нарушенного гражданского права истца может быть реализована только рассматриваемым в статье способом (п. 22 постановления № 7). Например, если ответчик осуществит только возмещение убытков, но этого будет недостаточно для восстановления нарушенного права истца в полной мере.
  • Недопустимо требовать от должника исполнения обязательства в натуре, если такое исполнение объективно не представляется возможным (п. 23 постановления № 7). Например, после заключения соглашения был принят закон, согласно которому исполнение спорного обязательства неправомерно.
  • Недопустимо требовать в судебном порядке исполнения в натуре обязательства, если принудительное исполнение будет нарушать принцип уважения чести и достоинства гражданина (п. 23 постановления № 7).

Неисполнение и ненадлежащее исполнение обязательств по договору

Надлежит различать неисполнение договора и его ненадлежащее исполнение. Например, в первом случае должник по общему правилу может быть освобожден от исполнения обязательства в натуре после возмещения им кредитору убытков и выплаты неустойки.

Во второй же ситуации даже после компенсации всех убытков и уплаты неустойки должник не освобождается от исполнения (надлежащего) своих договорных обязанностей в натуре (ст. 396 ГК РФ).

Таким образом, при несоответствующем исполнении обязательства со стороны должника кредитор правомочен потребовать исполнения в натуре тех действий, которые включены в содержание обязанности (например, постановление АС Московского окр. от 24.06.2015 по делу № А40-105450/2013).

Иск о понуждении исполнить гарантийные обязательства

Иск с требованием о понуждении судом к исполнению в натуре гарантийных обязательств составляется по общим правилам составления исковых заявлений (более подробно об этом рассказано в нашей статье Исковое заявление в арбитражный суд — образец).

Можно указать следующие особенности рассмотрения упомянутых требований:

  1. В предмет доказывания по данному спору включены следующие обстоятельства (см. решение АС Иркутской обл. от 13.01.2016 по делу № А19-18365/2015):
    • существование у ответчика обязанности, о понуждении к исполнению которой заявлен иск (в рассматриваемом примере с исполнением гарантийных обязательств также должно быть соблюдено требование об обнаружении недостатков работы и их исправлении в течение гарантийного срока);
    • реальная возможность исполнения ответчиком этой обязанности;
    • факт отказа ответчика от ее исполнения.
  2. При составлении иска надлежит четко сформулировать, каким образом ответчик должен исполнить свои обязательства (исправить недостатки в работе, представить банковскую гарантию и т. д.) и как выбранный способ защиты приведет к восстановлению нарушенного права. Например, в постановлении 9-го ААС от 19.10.2015 по делу № А40-53184/15 суд указал, что требование о представлении новой банковской гарантии уже по истечении срока действия самого контракта и сдачи работ по нему никоим образом не послужит защите прав истца.

Бремя доказывания указанных обстоятельств возлагается на сторону, подающую иск о понуждении к исполнению обязательств.

Итак, понуждение к исполнению обязательств в натуре может быть произведено в судебном порядке. Перед принятием решения суд анализирует в совокупности обстоятельства дела и само существо требования, чтобы определить, послужит ли избранный способ защиты гражданского права восстановлению такого права и возможно ли исполнение обязательства в натуре в принципе.

Для того чтобы подключить к теплу дом, в Биробиджане требуются годы. Иногда три года, пять лет, а иногда и более. При этом местная власть всеми силами показывает, как она заинтересована в вводе жилья в эксплуатацию. Вот и наш случай не остался без зоркого взгляда и участия местных властей.

Мэром города Биробиджана Евгением Коростелевым, директором ТЭЦ и директором муниципального предприятия «ГТС» проводились всевозможные совещания, где наши чиновники, жаждущие помочь предпринимателю, предлагали свои услуги. Каждый по-своему. Кто-то скидкой из собственного магазина, а кто-то, пользуясь своей властью, давал слово, но так его и не сдержал. Данные записи были обнародованы на митинге и были услышаны не только жителями города Биробиджана, но и нашими правоохранительными органами, которые делали все для того, чтобы эти речи не были ими услышаны (Приглашают меня на дачу показаний в полицию, и следователь сразу звонит и говорит, мол, вы не переживайте, мы с прокуратурой уже согласовали – будет отказ по этому делу товарищу Проходцеву).

Оно и понятно, зачем нам в городе проблемы столь уважаемым людям? Не дождавшись помощи ни от власти, ни от всевозможных органов, нам пришлось обратиться в суд.

В апреле 2016 года ООО «Дельта» подала исковое заявление к МУП «ГТС» о понуждении к заключению договора технологического присоединения. 14 апреля 2017 года решением арбитражного суда ЕАО иск об урегулировании разногласий между ООО «Дельта» и МУП «ГТС», возникших при заключении договора об подключении объекта капитального строительства – дом Саперная, 18 к системам теплоснабжения от 16.12.2015 № 51 был удовлетворен. Обидевшись на решение суда, МУП «ГТС» сразу отключило от теплоснабжения дома по улице Волочаевская, 16, строящиеся по федеральной программе. В данной ситуации профессионализм не сработал: обида и эмоции взяли свое.

В ходе судебного разбирательства сторонними организациями проводилось два расчета и одна экспертиза. Расчеты и заключение эксперта были в нашу пользу.

Однако МУП «ГТС» с решением суда не в его пользу не согласилось и подало апелляционную жалобу. 28 сентября 2017 года по ходатайству МУП «ГТС» шестым арбитражным апелляционным судом была назначена экспертиза, а 16 января 2018 года суд удовлетворил ходатайство эксперта об продлении срока экспертизы и об обеспечении ООО «Дельта» доступа в жилые помещения, не смотря на то, что судом первой инстанции, совместно с представителями сторон, уже была проведена выездная проверка на наличие соответсвующего сантехнического оборудования.

В качестве эксперта суд назначил сотрудника АНО «Хабаровская судебная экспертиза» Касьяненко А.Ю.

16 января я присутствовал на судебном заседании и у меня появилось основание полагать, что между представителем МУП «ГТС» по доверенности Хрящевой И.В. и экспертом Касьяненко А.Ю. имеется некоторая договоренность, которая впоследствии могла бы привести к заведомо ложному заключению эксперта.

Сегодня, 20 января 2018 года в 14:00 Касьяненко А.Ю. должен был приехать в город Биробиджан с целью осмотра сантехнического оборудования в доме по улице Саперная, 18. В результате осмотра должна была подтвердиться или же не подтвердиться правильность расчетов.

Когда я выходил из зала судебного заседания (16 января 2016 года), то поинтересовался у эксперта Касьяненко как именно он собирается добираться до Биробиджана. Эксперт ответил, что его подвезут друзья. Но какого же было мое удивление, когда оказалось, что другом А.Ю. Касьяненко оказался человек, похожий на директора МУП «ГТС», а автомобиль, на котором везли эксперта из Хабаровска в Биробиджан, оказался собственностью этого же муниципального предприятия.

Друзья из Биробиджана везут эксперта Касьяненко на машине МУП «ГТС»

Впоследствии оказалось, что человек, похожий на директора МУП «ГТС», привез эксперта сначала к магазину «Лакра», а затем повез его в ресторан «Диамант».

Наверное, «голодный эксперт Касьяненко» и «щедрый человек, похожий на директора МУП «ГТС»»

Биробиджанский друг — первый, а гость — за ним

Этот факт возмутил представителя ООО «Дельта» по доверенности, и он решил воспользоваться мобильным телефоном, для того чтобы иметь фото- и видеодоказательства возможной договоренности между экспертом и МУП «ГТС» и впоследствии использовать их в судебном процессе. Ведь статья 7 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» гласит о независимости эксперта, а именно «при производстве судебной экспертизы эксперт независим, он не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела».

Процесс ведения видеосъемки с мобильного телефона заметил человек, похожий на директора МУП «ГТС». Походкой парня из 90-х годов он подошел к представителю ООО «Дельта» и начал открыто ему угрожать, используя жаргон директора муниципального предприятия: «Ты что, не знаешь, кто я такой? Ты что, хочешь себе проблем? Ты молодой, подумай, что ты делаешь. Если ты об этом расскажешь или покажешь – то я тебе глаза выколю».

Человек, похожий на директора МУП «ГТС» вел себя крайне агрессивно, просил отдать ему мобильный телефон, на отказ – с силой ударил представителя ООО «Дельта» по руке, в результате чего телефон вылетел из рук. После этого человек, похожий на директора МУП «ГТС», чувствуя свою вседозволенность, вальяжно удалился.

В машине находился еще один человек, который подтвердил слова при написании заявления в полицию.

Однако при приеме заявления сотрудник полиции нас заверил: «Вам будет, однозначно, отказная». Данная фраза была сказана в окружении многих людей, не стесняясь. Ведь в Биробиджане свой порядок, законы здесь не действуют, понятия выше их.

В начале третьего во двор дома по улице Саперная, 18 подъехала личная машина представителя МУП «ГТС» по доверенности Хрящевой И.В., которая забрала эксперта из «Диаманта». Я задал эксперту вопрос, почему он приехал в город Биробиджан на машине МУП «ГТС» и что он делал в ресторане «Диамант» в компании человека, похожего на директора МУП «ГТС» и человека, представляющего интересы муниципального предприятия Хрящевой И.В. На свой вопрос я получил ответ от И.В. Хрящевой. Оказалось, что у машины, на которой изначально ехал Касьяненко А.Ю, лопнуло колесо. За помощью эксперт обратился не к кому-нибудь, а к лицу, заинтересованному в исходе дела. Именно МУП «ГТС» оказался единственным, кто бы мог помочь эксперту! При этом колесо сломалось еще в Хабаровске, в регионе проживания эксперта.

Со времен лихих 90-х прошло уже много времени. Но, вероятно, сегодняшняя ситуация не нравится многим, и они мечтают вернуться в те годы, когда вокруг царила безнаказанность и вседозволенность.

Хотелось бы, чтобы надзорные органы проверили вышесказанное мною, а также проверили законность назначения друзей мэра города на муниципальные должности, а именно – в МУП «ГТС». Как можно назначить человека, не работающего в данном предприятии и не имеющего соответствующего образования, стажа и опыта на руководящую должность такого важного предприятия? Ведь именно МУП «ГТС» поставляет тепло и горячую воду в квартиры биробиджанцев. Обиды этого чиновника я уже испытал не только на себе, но и на деятельности моих предприятий.

И не дай Бог, обидеться такому руководителю на кого-то еще из жителей города Биробиджана. Страшно представить, что может случиться.

Иван Проходцев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *