Неопределенного круга лиц

  • автор:

1.13. Расходы, понесенные общественным объединением потребителей на оплату услуг представителей, не являются затратами, необходимыми для доступа к осуществлению правосудия и возмещению не подлежат

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 04 сентября 2014 г. по делу N 33-12463/2014

Поскольку органы и организации, наделенные законом, в силу своей компетенции правом на обращение в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц имеют весь необходимый потенциал для самостоятельной реализации указанного права, расходы, понесенные ими на оплату услуг представителей, не могут рассматриваться в качестве затрат, необходимых для доступа к осуществлению правосудия, и, следовательно, не могут быть отнесены к судебным издержкам, возмещение которых производится стороне в соответствии со ст. 94 и 100 ГПК РФ, а также на основании ч. 4 ст. 46 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

Таким образом, расходы, понесенные общественным объединением потребителей на оплату услуг представителей, если указанные объединения обращаются в суд в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределенного круга потребителей) не самостоятельно, а через представителей, так же как и аналогичные расходы иных органов и организаций, обращающихся в суд в порядке ст. 46 ГПК РФ, возмещению не подлежат, следовательно, в указанной части решение суда подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении требований Региональной общественной организации защиты прав потребителей Республики Башкортостан к ОАО о взыскании расходов на оплату услуг представителя.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Пензенского областного суда от 14 июля 2015 г. по делу N 33-1908/2015

На основании ст. 46 абз. 2 Закона РФ «О защите прав потребителей» резолютивную часть настоящего определения следует довести до сведения потребителей через газету «данные изъяты».

При этом судебная коллегия полагает, что поскольку органы и организации, наделенные законом, в силу своей компетенции правом на обращение в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц должны иметь весь необходимый потенциал для самостоятельной реализации указанного права, расходы, понесенные ими на оплату услуг представителей, не могут рассматриваться в качестве затрат, необходимых для доступа к осуществлению правосудия, и, следовательно, не могут быть отнесены к судебным издержкам, возмещение которых производится стороне в соответствии со ст. 94 и ст. 100 ГПК РФ, а также на основании ч. 4 ст. 46 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

Таким образом, расходы, понесенные общественным объединением потребителей на оплату услуг представителей, возмещению не подлежат, а доводы апелляционной жалобы о необходимости взыскания названных расходов являются несостоятельными, поскольку основаны на ошибочном толковании норм действующего законодательства.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Новосибирского областного суда от 26 мая 2015 г. по делу N 33-4886/2015

Поскольку органы и организации, наделенные законом, в силу своей компетенции правом на обращение в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц имеют весь необходимый потенциал для самостоятельной реализации указанного права, расходы, понесенные ими на оплату услуг представителей, не могут рассматриваться в качестве затрат, необходимых для доступа к осуществлению правосудия, и, следовательно, не могут быть отнесены к судебным издержкам, возмещение которых производится стороне в соответствии со ст. 94 и 100 ГПК РФ, а также на основании ч. 4 ст. 46 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

Таким образом, расходы, понесенные общественным объединением потребителей на оплату услуг представителей, если указанные объединения обращаются в суд в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределенного круга потребителей) не самостоятельно, а через представителей, так же как и аналогичные расходы иных органов и организаций, обращающихся в суд в порядке ст. 46 ГПК РФ, возмещению не подлежат.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Архангельского областного суда от 08 декабря 2014 г. по делу N 33-6363

Поскольку органы и организации, наделенные законом, в силу своей компетенции правом на обращение в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц имеют весь необходимый потенциал для самостоятельной реализации указанного права, расходы, понесенные ими на оплату услуг представителей, не могут рассматриваться в качестве затрат, необходимых для доступа к осуществлению правосудия, и, следовательно, не могут быть отнесены к судебным издержкам, возмещение которых производится стороне в соответствии со ст. 94 и 100 ГПК РФ, а также на основании ч. 4 ст. 46 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

Таким образом, расходы, понесенные общественным объединением потребителей на оплату услуг представителей, если указанные объединения обращаются в суд в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределенного круга потребителей) не самостоятельно, а через представителей, так же как и аналогичные расходы иных органов и организаций, обращающихся в суд в порядке ст. 46 ГПК РФ, возмещению не подлежат.

Апелляционное определение Московского городского суда от 10 сентября 2015 г. N 33-32595/15

Поскольку органы и организации, наделенные законом в силу своей компетенции правом на защиту прав потребителей, а также правом на обращение в суд в указанных целях, имеют весь необходимый потенциал для самостоятельной реализации указанного права, расходы, понесенные ими на оплату услуг экспертов, привлеченных в целях выявления фактов продажи товаров не соответствующих нормативным требованиям, а также расходы, понесенные в связи с привлечением представителей в целях защиты интересов организации в суде, не могут рассматриваться в качестве затрат, необходимых для доступа к осуществлению правосудия, и, следовательно, не могут быть отнесены к судебным издержкам, возмещение которых производится стороне на основании ч. 4 ст. 46 Закона РФ «О защите прав потребителей».

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 22 мая 2015 г. по делу N 33-1899/2015

Поскольку органы и организации, наделенные законом, в силу своей компетенции правом на обращение в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц имеют весь необходимый потенциал для самостоятельной реализации указанного права, расходы, понесенные ими на оплату услуг представителей, не могут рассматриваться в качестве затрат, необходимых для доступа к осуществлению правосудия, и, следовательно, не могут быть отнесены к судебным издержкам, возмещение которых производится стороне в соответствии со ст. 94 и 100 ГПК РФ, а также на основании ч. 4 ст. 46 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

Таким образом, расходы, понесенные общественным объединением потребителей на оплату услуг представителей, если указанные объединения обращаются в суд в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределенного круга потребителей) не самостоятельно, а через представителей, так же как и аналогичные расходы иных органов и организаций, обращающихся в суд в порядке ст. 46 ГПК РФ, возмещению не подлежат.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 25 марта 2015 г. по делу N 33-1859/2015

Расходы, понесенные общественным объединением потребителей на оплату услуг представителей, если указанные объединения обращаются в суд в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределенного круга потребителей) не самостоятельно, а через представителей, так же как и аналогичные расходы иных органов и организаций, обращающихся в суд в порядке ст. 46 ГПК РФ, возмещению не подлежат.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 19 декабря 2014 г. по делу N 33-16827/2014

Поскольку органы и организации, наделенные законом, в силу своей компетенции правом на обращение в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц имеют весь необходимый потенциал для самостоятельной реализации указанного права, расходы, понесенные ими на оплату услуг представителей, не могут рассматриваться в качестве затрат, необходимых для доступа к осуществлению правосудия, и, следовательно, не могут быть отнесены к судебным издержкам, возмещение которых производится стороне в соответствии со ст. 94 и 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а также на основании ч. 4 ст. 46 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

Таким образом, расходы, понесенные общественным объединением потребителей на оплату услуг представителей, если указанные объединения обращаются в суд в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределенного круга потребителей) не самостоятельно, а через представителей, так же как и аналогичные расходы иных органов и организаций, обращающихся в суд в порядке ст. 46 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, возмещению не подлежат.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 19 августа 2014 г. по делу N 33-5020/14

Поскольку органы и организации, наделенные законом, в силу своей компетенции правом на обращение в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц имеют весь необходимый потенциал для самостоятельной реализации указанного права, расходы, понесенные ими на оплату услуг представителей, не могут рассматриваться в качестве затрат, необходимых для доступа к осуществлению правосудия, и, следовательно, не могут быть отнесены к судебным издержкам, возмещение которых производится стороне в соответствии со ст. 94 и 100 ГПК РФ, а также на основании ч. 4 ст. 46 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

Таким образом, расходы, понесенные общественным объединением потребителей на оплату услуг представителей, если указанные объединения обращаются в суд в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределенного круга потребителей) не самостоятельно, а через представителей, так же как и аналогичные расходы иных органов и организаций, обращающихся в суд в порядке ст. 46 ГПК РФ, возмещению не подлежат.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Тюменского областного суда от 02 июля 2014 г. по делу N 33-3256/2014

Расходы, понесенные общественным объединением потребителей на оплату услуг представителей, если указанные объединения обращаются в суд в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределенного круга потребителей) не самостоятельно, а через представителей, так же как и аналогичные расходы иных органов и организаций, обращающихся в суд в порядке ст. 46 ГПК РФ, возмещению не подлежат.

обязательств»16. В связи со сказанным возникает вопрос о пределах анализируемого принципа. Представляется, что критерии необходимого содействия сторон при исполнении обязательств должны быть выработаны судебной практикой и базироваться на учете того положения, из которого стороны исходили при заключении договора, а также того, в чем именно должны заключаться содействие и взаимопомощь, в частности, не создадут ли они дополнительные риски.

Как видим, цивилистической науке и правоприменительной практике еще предстоит активно поработать над разрешением проблем, связанных с принципом содействия сторон обязательственного отношения.

1 Иоффе О.С. Избранные труды: в 4 т. Т. 3: Обязательственное право. СПб., 2004. С. 113.

3 Подробнее об этом см.: Цыбуленко З.И. Сотрудничество социалистических предприятий при исполнении хозяйственных обязательств. Саратов, 1988. С. 7-8.

5 Ровный В.В. Принцип взаимного сотрудничества сторон при исполнении обязательств в отечественном гражданском праве // Правоведение. 2000. № 1. С. 92.

6 Principles of European contract law and Italian law / edited by Luisa Antoniolli, Anna Veneziano. The Hague, 2005. P. 58.

7 Ibid.

8 Тархов В.А. Советское гражданское право. Ч. 1. Саратов, 1978. С. 198.

9 См.: Ахмедов А.Я. Непоименованные договоры в гражданском праве России: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2015. С. 13.

10 См.: Вестник Высшего Арбитражного Суда. 2011. № 11.

11 См., например: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 24 июля 2014 г. по делу № А65-26045/2011. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс»; Решение Арбитражного суда Свердловской области от 6 ноября 2014 г. по делу № А60-26041/2013. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

14 О таких соглашениях, заключаемых между ОАО «РЖД» и субъектами РФ, см.: Морозов С.Ю. Система транспортных организационных договоров. М., 2011. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс «.

16 Цыбуленко З.И. Правовые проблемы сотрудничества при исполнении хозяйственных обязательств в условиях перехода к рыночной экономике: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Саратов, 1991. С. 7.

О.Г. Соколова

НЕОПРЕДЕЛЕННЫЙ КРУГ ЛИЦ: НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВА НА ОБРАЩЕНИЕ В СУД

В статье рассматривается вопрос о судебной защите прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц. Аргументируется, что понятия неопределенного круга лиц в смысле гражданско-процессуального и гражданского права — это принципиально разные понятия.

Ключевые слова: право на обращение в суд, гражданский и арбитражный процесс, судопроизводство, неопределенный круг лиц, прокурор, унификация процессуального законодательства.

© Соколова Оксана Геннадьевна, 2016

Соискатель кафедры арбитражного процесса (Саратовская государственная юридическая академия); e-mail: patyeva@mail.ru

O.G. Sokolova

INDEFINITE NUMBER OF PERSONS: SOME IMPLEMENTATION ISSUES THE RIGHT TO APPEAL TO COURT

В проекте Концепции по унификации процессуального законодательства предлагается внести в Кодекс гражданского судопроизводства РФ отдельную главу под названием «Рассмотрение дел о защите прав и законных интересов группы лиц», согласно которой суды общей и арбитражной юрисдикции будут рассматривать в едином процессуальном порядке требования по групповым искам и искам с участием неопределенного круга лиц1. Как следствие обратимся к важному вопросу о существе неопределенного круга лиц и тому, каким образом данный круг может с теоретико-практической точки зрения реализовать свое право на обращение в суд.

Право адресации требования в суд для защиты нарушенных прав и законных интересов неопределенного круга лиц зафиксировано в национальных и международных правовых актах, в частности в ст. 18, 46 Конституции РФ 1993 г., в ст. 32 Декларации прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 г. № 1920-12, в ст. 46 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав ш потребителей»3, в Федеральном законе от 5 марта 1999 г. «О защите прав и за- н

и

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

конных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг»4, в ст. 45, 46 ГПК РФ и а

в других нормативных документах, юридически вводящих и обеспечивающих о

действие групповых или коллективных исков. |

В соответствии со ст. 45 и 46 ГПК РФ прокурор и в случаях, предусмотренных о

законом, государственные органы, органы местного самоуправления, органи- а

зации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав на- Ц

рушенных или оспариваемых прав и охраняемых законом интересов не только н

о

конкретных лиц, но и неопределенного круга субъектов5. Ю

На основании ст. 45, 46 Закона РФ «О защите прав потребителей» органы |

местного самоуправления, общественные объединения потребителей (их ассоциа- к

ции, союзы), осуществляющие контроль за качеством и безопасностью товаров а

(работ, услуг), вправе предъявлять иски в суды о прекращении противоправных |

действий изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации ии

или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) в отноше- №

нии неопределенного круга потребителей. В защиту прав и законных интересов 1

неопределенного круга потребителей указанными лицами могут быть заявлены ^

лишь требования, целью которых является признание действий ответчика про- 1 тивоправными или прекращение противоправных действий ответчика (ст. 1065 ГК РФ). Как следствие, проблема возмещения прямого имущественного ущерба по делам с участием неопределенного круга заинтересованных лиц органами правосудия не решается, этот вопрос носит персонализированный характер.

В ходе рассмотрения и разрешения гражданских правовых казусов, в которых фигурирует неопределенный круг лиц, органы правосудия, как правило, имеют цд

перед собой иную задачу — защитить не право и интерес конкретного гражданина или юридического лица, охватить совокупность однородных, близких по своей правовой природе прав и обязанностей, распространяющихся на таких субъектов, количественный состав которых объективно нельзя установить. Например, это имеет место при предъявлении требований о защите окружающей природной среды, о предоставлении достоверной информации по поводу санитарно-эпидемиологической обстановки на ограниченной территории или же если рассматривается вопрос о соответствии действительности рекламных сведений, распространяемых среди потребителей.

Е.Е. Уксусова, системно изучив судебную правоприменительную практику должных категорий гражданских дел, справедливо пишет, что она обусловлена потребностью в охране весьма специфического объекта, а именно общественных или государственных благ, присущих всем и каждому. Другими словами, это некие общепризнанные ценности социального, экономического или общественного плана, возведенные законодателем в ранг особо защищаемых со стороны государства6. Это не означает, что проблема рассмотрения гражданских дел с участием неопределенного круга проста. Напротив, как верно подчеркивает А.М. Эрделевский, до сих пор «легального определения понятия «неопределенный круг лиц» в российском законодательстве не содержится, что вызывает существенные затруднения в правоприменительной практике. В порядке судебного толкования в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за I квартал 2004 г.7 разъясняется, что «под неопределенным кругом лиц понимается такой круг лиц, который невозможно индивидуализировать (определить), привлечь в з процесс в качестве истцов, указать в решении, а также решить вопрос о правах и ? обязанностях каждого из них при разрешении дела». Однако такое определение

д представляется не вполне удачным, в частности потому, что в нем содержатся | правовая и грамматическая неточности»8.

i Правовая неточность состоит в том, что ГПК РФ не предусматривает воз-

| можности привлечения к участию в деле в качестве истцов ни, как выразился i Верховный Суд РФ, круга лиц, ни отдельных лиц. Привлечены в качестве уча-§ ствующих в деле лиц могут быть лишь соответчики (ч. 2 п. 3 ст. 40 ГПК РФ), а | также третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно | предмета спора (п. 1 ст. 43 ГПК РФ).

‘I В связи с отмеченной правовой неточностью не имеет существенного значения

| упоминавшаяся грамматическая неточность, но, тем не менее, представляется | целесообразным обратить на нее внимание. Она заключается в том, что Верхов-& ный Суд РФ, конечно, хотел сказать не «… такой круг лиц, который невозможно индивидуализировать (определить), привлечь в процесс в качестве истцов, | указать в решении, а также решить вопрос о правах и обязанностях каждого § из них…», а «…круг таких лиц, которых невозможно индивидуализировать | (определить), привлечь в процесс в качестве истцов, указать в решении, а также J решить вопрос о правах и обязанностях каждого из них…».

В административной практике также было сделано предложение по вопросу о понятии «неопределенный круг лиц» применительно к законодательству о рекламе. Так, в письме Федеральной антимонопольной службы от 5 апреля 2007 г. № АЦ/46 249 в ответ на обращение Федеральной налоговой службы по вопросу о понятии «неопределенный круг лиц», применяемом в законодательстве РФ 120 о рекламе, сообщается, что в ст. 3 Федерального закона от 13 марта 2006 г.

«О рекламе» под неопределенным кругом лиц понимаются те лица, которые не могут быть заранее определены в качестве получателя рекламной информации и конкретной стороны правоотношения, возникающего по поводу реализации объекта рекламирования.

Как указывается далее в письме, такой признак рекламной информации, как предназначенность ее для неопределенного круга лиц, означает отсутствие в рекламе указания о неком лице или лицах, для которых реклама создана и на восприятие которых она направлена. В качестве примера распространения информации о лице, товаре, услуге среди неопределенного круга лиц в письме приводится распространение сувенирной продукции с логотипом организации в качестве подарков, поскольку, как поясняется в письме, заранее невозможно определить всех лиц, для которых такая информация будет доведена.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Иными словами, вполне допустимо отметить, что имеет место некоторое совпадение понятий неопределенного круга лиц, которые имеются в кодифицированном гражданском законодательстве и отдельных федеральных законах. В частности, можно говорить о тождественности категорий, которые закреплены в п. 1 ст. 437 ГК РФ и федеральном законе «О рекламе», поскольку в обоих случаях предложение рекламы неопределенному кругу потребителей рекламного продукта рассматривается в качестве публичной оферты, если только в конкретном договоре не указано обратное.

В то же время для нельзя отождествлять понятие «неопределенный круг», которое есть в гражданском процессуальном законодательстве, с понятием, используемым в ГК РФ. Как верно пишет А.М. Эрделевский, «в первом случае это лица, в защиту интересов которых производится обращение в суд, а во е втором — лица, к которым адресовано обращение (предложение о заключении и договора). Однако сопоставление сделанных в Обзоре и письме разъяснений по- а казывает, что общим в них является представление о неопределенном круге лиц о как о некой множественности субъектов, индивидуально-определенный состав о которой невозможно определить заранее. Индивидуально-определенным может о

п

считаться лишь поименный состав такой множественности, поскольку согласно а общему правилу п. 1 ст. 19 ГК гражданин приобретает и осуществляет права и в обязанности под своим именем»10. о

Примеры соответствующих исковых требований, которые предъявляются ю

Т5

в рамках искового производства в целях защиты прав и законных интересов |

неопределенного числа лиц, сегодня достаточно широко представлены в рос- К

сийском законодательстве, но такие требования, как правило, жестко связаны а

с полномочиями, которыми наделяются субъекты, которые вправе заявлять |

названные требования (к примеру, речь может идти об органах прокуратуры)11. ии

Таким образом, при защите неопределенного круга лиц принципиальное №

значение имеют три составляющие: защите подлежит общественный или 11

публично-государственный интерес, которым обладает большое число лиц; все )

они заявляют однородные требования к единому ответчику (ответственной сто- 6 роне); при удовлетворении судом таких требований истцы получают право на индивидуальные компенсационные выплаты в порядке заявления иных самостоятельных исков.

1 См.: Проект Концепции по унификации процессуального законодательства. Екатеринбург, 2014. С. 71-73.

2 См.: Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. 1991. № 52, ст. 1865.

3 См.: Собр. законодательства Рос. Федерации. 1996. № 3, ст. 140.

4 См.: Собр. законодательства Рос. Федерации. 1999. № 10, ст. 1163.

5 См.: Бахарева О.А. Некоторые вопросы судопроизводства по делам о защите прав, свобод и интересов неопределенного круга лиц // Администратор суда. 2013. № 2. С. 16.

6 См.: Уксусова Е.Е. Дела о защите прав неопределенного круга лиц // Российская юстиция. 1997. № 11. С. 42-44.

7 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 11. С. 27.

8 Эрделевский А.М. О неопределенном круге лиц в гражданском процессе // Вестник Академии Генеральной Прокуратуры РФ. 2014. № 1. С. 11.

9 См.: Письмо ФНС РФ от 25 апреля 2007 г. № ШТ-6-03/348 «О направлении писем Федеральной антимонопольной службы от 23 января 2006 № АК/582 «О рекламе на сувенирную продукцию», от 30 октября 2006 г. № АК/18658 «О рекламной продукции» и от 5 апреля 2007 г. № АЦ/4624 «О понятии «неопределенный круг лиц»» // Экономика и жизнь. 2007. № 19.

10 Эрделевский А.М. Указ. раб. С. 12.

11 См.: Маринкин Д.Н. Проблемы специальных знаний потребителя // Вестник Пермского университета. 2012. № 4. С. 104.

С.Н. Климова

К ВОПРОСУ О ЦЕЛЯХ И ЗАДАЧАХ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА

В статье исследуется вопрос о соотношении правовых категорий «цели» и «задачи», их роли в исполнительном производстве. Рассматриваются различные точки зрения относительно места данных правовых категорий в правовом регулировании. Проводится сравнительный анализ общих положений гражданского судопроизводства, арбитражного судопроизводства, административного судопроизводства и исполнительного производства.

Ключевые слова: цель исполнительного производства, задачи гражданского судопроизводства, доступность, арбитражное судопроизводство, административное судопроизводство.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

S.N. Klimova

TO THE QUESTION OF THE GOALS AND OBJECTIVES OF ENFORCEMENT PROCEEDINGS

Успех деятельности напрямую зависит от ясности ее цели1, а достижение цели предопределяется выполнением определенных задач. Относительно юридической сферы это предполагает, что источники права, особенно кодифицированные акты, должны включать норму, раскрывающую цели и задачи деятельности, являющиеся предметом правового регулирования. Реформирование российской правовой системы, а именно вступление в силу Кодекса административного судопроизводства РФ (далее — КАС РФ), разработка концепции Единого ГПК РФ, внесение изменений в ГПК РФ, АПК РФ, в Федеральный закон от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»2, на наш взгляд, обуслов-

Законопроект о праве профсоюзов защищать в суде неограниченный круг лиц

05 сентября в Госдуму поступил законопроект о предоставлении профсоюзам права защищать в суде неограниченный круг лиц. Если законопроект будет принят, работник получит право на судебную защиту в полном объеме, не боясь репрессий со стороны работодателя, поскольку у профсоюза будет право выступать в суде от имени неопределенного круга лиц и защищать их интересы.

Разработанную оренбургскими профсоюзами законодательную инициативу поддержало Законодательное Собрание Оренбургской области, которое теперь оформило ее в виде законопроекта и внесло в нижнюю палату «федерального» парламента. Ответственным за прохождение документа в Госдуме назначен комитет ГД по делам общественных объединений и религиозных организаций (председатель — единоросс Сергей Попов).

Сейчас, напомним, Гражданский процессуальный кодекс РФ предусматривает возможность организаций обращаться в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц в двух формах: 1) в защиту интересов других лиц по их просьбе; 2) в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц. И то, и другое возможно лишь, если такое право организации прямо предусмотрено законом. Для профсоюзов такой нормой является статья 23 Закона о профессиональных союзах, которая наделяет профсоюзы правом обращаться с исками в защиту прав других лиц. Однако она не содержит положения о праве профсоюзов обращаться в суд в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц. Это, мягко говоря, упущение, поскольку в данном случае проигнорирована особая природа профсоюзного представительства – оно является в полной мере социальным, а не просто правовым. А главное, боясь мести и репрессий со стороны работодателя, многие работники не решаются оформлять доверенности на представительство профсоюзами (председателем, членом профкома) для защиты их интересов в суде. Получается, что работник не может реализовать свое конституционное право на судебную защиту в полном объеме.

Законопроект устраняет эту несправедливость. Поправка к статье 23 закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» разработана в связи с необходимостью признания прав профсоюзного социального представительства. Законопроект призван конкретизировать эти права в части закрепления права профсоюзов выступать от имени и в защиту неопределенного круга лиц. В этом случае ни у кого не будет сомнений в правомочности профсоюзов обращаться в суд с исками о признании противоречащими закону тех или иных подзаконных нормативных правовых актов, ущемляющих социально-трудовые права и интересы работников.

Согласно внесенной поправке, статью 23 Закона о профсоюзах («Право профсоюзов на защиту социально-трудовых прав и интересов членов профсоюзов в судах») нужно изложить в новой редакции:

«В случаях нарушения социально-трудовых прав и интересов членов профсоюзов профсоюзы вправе по просьбе членов профсоюза, других работников, а также по собственной инициативе обращаться в суды с заявлением в защиту социально-трудовых прав и интересов членов профсоюза, а также интересов неограниченного круга лиц, в том числе об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части, в пределах своей компетенции. Для защиты социально-трудовых и других гражданских прав и профессиональных интересов своих членов профсоюзы могут создавать юридические службы и консультации».

8. Дела по требованиям органов государственного надзора о защите интересов неопределенного круга потребителей, заявленным к индивидуальным предпринимателям, подведомственны суду общей юрисдикции Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 8 июля 2014 г. N 18-КГ14-66 (Извлечение) Управление Роспотребнадзора по субъекту Российской Федерации (далее — Управление) обратилось в суд в защиту интересов неопределенного круга лиц с иском к индивидуальному предпринимателю М., ссылаясь на то, что ответчиком осуществляется реализация деталей, используемых для монтажа соединительной арматуры и оборудования, а также систем отопления без информации о фирменном наименовании, месте нахождения изготовителя, импортера и торговой организации. Истец просил признать указанные действия ответчика противоправными, обязать индивидуального предпринимателя М. прекратить их и довести до сведения потребителей решение суда через средства массовой информации в десятидневный срок. Определением районного суда, оставленным без изменения апелляционным определением, в принятии искового заявления отказано по основаниям п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ — ввиду неподведомственности обращения суду общей юрисдикции. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, рассмотрев кассационную жалобу заявителя, 8 июля 2014 г. признала, что имеются предусмотренные ст. 387 ГПК РФ основания для отмены состоявшихся судебных постановлений и направления дела для разрешения в суд первой инстанции, указав следующее. В силу ч. 1 ст. 27 АПК РФ арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности. В соответствии со ст. 45 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-I «О защите прав потребителей» общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) для осуществления своих уставных целей вправе обращаться в суды с заявлениями в защиту прав потребителей и законных интересов отдельных потребителей (группы потребителей, неопределенного круга потребителей). В ст. 46 названного Закона указано, что орган государственного надзора, органы местного самоуправления, общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) вправе предъявлять иски в суды о прекращении противоправных действий изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) в отношении неопределенного круга потребителей. При удовлетворении такого иска суд обязывает правонарушителя довести в установленный судом срок через средства массовой информации или иным способом до сведения потребителей решение суда. Согласно п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» в соответствии со ст.ст. 45 и 46 ГПК РФ, ст.ст. 44, 45 и 46 Закона РФ «О защите прав потребителей» суду общей юрисдикции подведомственны дела по искам прокуроров, уполномоченных органов, органов местного самоуправления, общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов), имеющих статус юридического лица, к изготовителю (продавцу, исполнителю, уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру), поданным в защиту прав и законных интересов неопределенного круга потребителей. В защиту прав и законных интересов неопределенного круга потребителей указанными лицами могут быть заявлены лишь требования, целью которых является признание действий ответчика противоправными или прекращение противоправных действий ответчика (ст. 1065 ГК РФ, ст. 46 Закона РФ «О защите прав потребителей»). По смыслу вышеуказанных норм и разъяснений Пленума обращение органов государственного надзора в суд с исками о прекращении противоправных действий в отношении неопределенного круга потребителей не относится к подведомственности арбитражных судов, что судом первой и апелляционной инстанции учтено не было. При таких обстоятельствах оснований для отказа в принятии искового заявления управления Роспотребнадзора по субъекту Российской Федерации, являющегося уполномоченным органом и действующим в защиту прав и законных интересов неопределенного круга потребителей, у суда не имелось. ____________

А.М. ЭРДЕЛЕВСКИЙ

Александр Эрделевский, профессор, доктор юридических наук.

Важное значение для правоприменительной практики имеет понятие неопределенного круга лиц, о котором идет речь в Гражданском процессуальном кодексе РФ (далее — ГПК). Так, п. 2 ст. 4 ГПК предусматривает, что в случаях, предусмотренных ГПК и другими федеральными законами, гражданское дело может быть возбуждено по заявлению лица, выступающего от своего имени в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица, неопределенного круга лиц или в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

В п. 1 ст. 45 ГПК, посвященной участию в деле прокурора, устанавливается, что прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов, в частности, неопределенного круга лиц. При этом, как следует из п. 3 ст. 391.9 ГПК, законные интересы неопределенного круга лиц представляют собой разновидность публичных интересов. Пункт 3 ст. 131 ГПК конкретизирует требования, предъявляемые к содержанию искового заявления, предъявляемого прокурором в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц.

Между тем легального определения понятия «неопределенный круг лиц» в российском законодательстве не содержится, что вызывает существенные затруднения в правоприменительной практике. В порядке судебного толкования в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2004 года (далее — Обзор) разъясняется, что «под неопределенным кругом лиц понимается такой круг лиц, который невозможно индивидуализировать (определить), привлечь в процесс в качестве истцов, указать в решении, а также решить вопрос о правах и обязанностях каждого из них при разрешении дела» (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 11. С. 27). Однако такое определение представляется не вполне удачным, в частности потому, что в нем содержатся правовая и грамматическая неточности.

Правовая неточность состоит в том, что ГПК не предусматривает возможности привлечения к участию в деле в качестве истцов ни, как выразился Верховный Суд РФ, круга лиц, ни отдельных лиц. Привлечены в качестве участвующих в деле лиц могут быть лишь соответчики (ч. 2 п. 3 ст. 40 ГПК), а также третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора (п. 1 ст. 43 ГПК).

В связи с отмеченной правовой неточностью не имеет существенного значения упоминавшаяся выше грамматическая неточность, но тем не менее представляется целесообразным обратить на нее внимание. Она заключается в том, что Верховный Суд, конечно, хотел сказать не «…такой круг лиц, который (здесь и далее выделено мной — А.Э.) невозможно индивидуализировать (определить), привлечь в процесс в качестве истцов, указать в решении, а также решить вопрос о правах и обязанностях каждого из них…», а «…круг таких лиц, которых невозможно индивидуализировать (определить), привлечь в процесс в качестве истцов, указать в решении, а также решить вопрос о правах и обязанностях каждого из них…».

В административной практике также было сделано предложение по вопросу о понятии «неопределенный круг лиц» применительно к законодательству о рекламе. Так, в письме Федеральной антимонопольной службы от 5 апреля 2007 г. N АЦ/4624 (далее — письмо) в ответ на обращение Федеральной налоговой службы по вопросу о понятии «неопределенный круг лиц», применяемом в законодательстве Российской Федерации о рекламе, сообщается, что в ст. 3 Федерального закона от 13 марта 2006 г. «О рекламе» (далее — Закон о рекламе) под неопределенным кругом лиц понимаются те лица, которые не могут быть заранее определены в качестве получателя рекламной информации и конкретной стороны правоотношения, возникающего по поводу реализации объекта рекламирования.

Как указывается далее в письме, такой признак рекламной информации, как предназначенность ее для неопределенного круга лиц, означает отсутствие в рекламе указания о неком лице или лицах, для которых реклама создана и на восприятие которых реклама направлена. В качестве примера распространения информации о лице, товаре, услуге среди неопределенного круга лиц в письме приводится распространение сувенирной продукции с логотипом организации в качестве подарков, поскольку, как поясняется в письме, заранее невозможно определить всех лиц, для которых такая информация будет доведена.

Собственно говоря, понятие неопределенного круга лиц, о котором идет речь в письме и Законе о рекламе, совпадает с понятием неопределенного круга лиц в смысле п. 1 ст. 437 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК), где предусматривается, что реклама и иные предложения, адресованные неопределенному кругу лиц, рассматриваются как приглашение делать оферты, если иное прямо не указано в предложении.

Конечно, понятия неопределенного круга лиц в смысле гражданско-процессуального и гражданского права — это принципиально разные понятия. В первом случае это лица, в защиту интересов которых производится обращение в суд, а во втором — лица, к которым адресовано обращение (предложение о заключении договора). Однако сопоставление сделанных в Обзоре и письме разъяснений показывает, что общим в них является представление о неопределенном круге лиц как о некой множественности субъектов, индивидуально-определенный состав которой невозможно определить заранее. Индивидуально-определенным может считаться лишь поименный состав такой множественности, поскольку согласно общему правилу п. 1 ст. 19 ГК гражданин приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем.

Примеры отдельных видов исков в защиту прав и законных интересов неопределенного круга лиц можно найти в законах, которые предоставляют ряду органов право предъявлять такие иски.

Так, например, ст. 46 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. «О защите прав потребителей» управомочивает орган государственного надзора, органы местного самоуправления, общественные объединения потребителей предъявлять иски о прекращении противоправных действий изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) в отношении неопределенного круга потребителей; согласно подп. 5 п. 3 ст. 23 Федерального закона от 27 июля 2006 г. «О персональных данных» уполномоченный орган по защите прав субъектов персональных данных (Роскомнадзор) вправе обращаться в суд с исковыми заявлениями в защиту прав субъектов персональных данных, в том числе в защиту прав неопределенного круга таких субъектов; в соответствии с п. 6 ст. 63 Федерального закона от 29 ноября 2001 г. «Об инвестиционных фондах» компенсационный фонд вправе предъявлять иски о защите прав и законных интересов неопределенного круга инвесторов — физических лиц; ст. 19 Федерального закона от 5 марта 1999 г. «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» предоставляет федеральному компенсационному фонду право на предъявление исков о защите прав и законных интересов неопределенного круга инвесторов — физических лиц; несомненно, защиту интересов неопределенного круга лиц предполагает подп. 2 п. 1 ст. 51 Федерального закона от 30 марта 1999 г. «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», который наделяет главных государственных санитарных врачей и их заместителей полномочием предъявлять иски в суд и арбитражный суд в случае нарушения санитарного законодательства, и др. Прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту любых прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц любого вида, включая указанные выше.

Как указывалось выше, отсутствие легального определения понятия «неопределенный круг лиц» вызывает существенные затруднения в правоприменительной практике. Так, например, определением судьи районного суда прокурору того же района было отказано в принятии искового заявления. В судебном определении указывалось, что иск к администрации муниципального района фактически предъявлен прокурором в интересах одной из школ этого района, а согласно ч. 1 ст. 45 ГПК прокурор не наделен правом обращаться в суд в защиту интересов юридических лиц. Как пояснялось в определении, поскольку численность школьников и дошкольников образовательного учреждения строго определена, предъявленный иск не затрагивает интересы неопределенного круга лиц, а лишь интересы юридического лица.

Однако в результате рассмотрения представления прокурора областной суд не согласился с выводом судьи районного суда о том, что заявление не относится к категории заявлений, направленных в защиту прав, свобод законных интересов неопределенного круга лиц. Областной суд, отменяя определение судьи районного суда, указал, что заявление прокурора предъявлено в интересах неопределенного круга лиц, поскольку его требования направлены прежде всего на профилактику безопасного пребывания людей в общеобразовательном учреждении и заявлены не только в интересах несовершеннолетних, преподавателей, но и посетителей школы, круг которых определить невозможно.

В другом деле судья районного суда, отказывая прокурору в принятии искового заявления, исходил из того, что это обращение не относится к категории заявлений, направленных в защиту прав, свобод, законных интересов неопределенного круга лиц. Судья счел, что численность школьников и дошкольников образовательного учреждения строго определена, не является неопределенным и число других лиц, посещающих школу, а права, свободы и интересы несовершеннолетних защищают их родители (законные представители), которые могут принимать меры к предупреждению нарушений прав ребенка, требовать восстановления нарушенного права ребенка и выступать от имени несовершеннолетних в суде. Однако областной суд не поддержал районный суд, сочтя довод прокурора о том, что иск предъявлен в интересах неопределенного круга лиц, обоснованным, поскольку заявленные в нем требования направлены прежде всего на защиту безопасного пребывания людей в общеобразовательном учреждении (см.: Насонов Ю.Г. и др. Защита прокуратурой прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц в гражданском процессе: Пособие / Акад. Ген. Прокуратуры Рос. Федерации. М., 2013. С. 16 — 17).

С итоговыми выводами областных судов в приведенных примерах можно вполне согласиться, однако их мотивировка представляется не вполне точной. В первую очередь следовало принять во внимание, что школа является образовательной организацией, которая по характеру своей деятельности обязана оказывать образовательные услуги каждому, кто обратится к ней с соблюдением установленного нормативными актами порядка. Предельная общая численность обучающихся в конкретной образовательной организации не предопределяет ни действительную общую численность таких обучающихся, ни их персональный состав. Оба эти элемента могут измениться в любой, произвольно взятый, момент времени в результате поступления обучающегося в образовательную организацию или отчисления из нее. Поэтому иск в защиту прав и законных интересов обучающихся в конкретной образовательной организации всегда представляет собой иск в защиту прав и законных интересов неопределенного круга лиц.

Изложенное позволяет предложить следующее определение понятия «неопределенный круг лиц» в целях применения ст. ст. 4, 45 — 47, 131 ГПК: под неопределенным кругом лиц в указанных нормах следует понимать такую множественность участников соответствующих материальных правоотношений, в которой невозможно заранее предвидеть ее поименный состав применительно к любому отдельно взятому моменту времени.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *