Меры уголовно правового характера

  • автор:

УГОЛОВНОЕ ПРАВО И УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС

Вестник Омского университета. Серия «Право». 2008. № 3 (16). С. 261-267.

© Т.В.Непомнящая, 2008 УДК 343.24

МЕРЫ УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО ХАРАКТЕРА

Т.В. НЕПОМНЯЩАЯ

Рассматриваются юридическая природа и классификация мер уголовно-правового характера и их отличие от уголовного наказания.

В связи с принятием Федерального Закона от 27.07.2006 г. №153-ФЗ, ныне действующее уголовное законодательство предусматривает раздел VI «Иные меры уголовноправового характера», к которым относит принудительные меры медицинского характера и конфискацию имущества.

Аналогичные нормы имеются и в уголовном законодательстве ряда зарубежных государств. Так, наряду с мерами уголовного наказания, УК Швейцарии 1937 г. предусматривает иные меры (превентивный залог, конфискация, компенсация потерпевшему, опубликование приговора), УК Республики Польша 1997 г. — уголовно-правовые меры (лишение публичных прав; запрещение занимать определённую должность, исполнять определённую профессию или заниматься определённой хозяйственной деятельностью, управлять средствами передвижения; конфискация предметов; обязанность возместить вред; денежная компенсация; денежная выплата; доведение приговора до публичного сведения), УК Голландии 1886 г. — меры (конфискация и лишение незаконно полученных доходов, возложение обязанности уплатить компенсацию потерпевшему, заключение под стражу в психиатрическую больницу и помещение на принудительное лечение) .

Все указанные меры во многом сходны, применяются наряду или вместо наказания и отличаются от уголовных наказаний по основаниям и целям применения.

Важно отметить, что такое понятие, как меры уголовно-правового характера, не является новым для отечественного законодательства, так как оно использовано законодателем в ч. 2 ст. 2, ч.1 ст. 6, ч. 2 ст. 7 УК РФ, ст. 7 УИК РФ. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 2 УК РФ, Уголовный кодекс устанавливает виды наказаний и иные меры уголовноправового характера за совершение преступлений. Наказание и иные меры уголовноправового характера должны быть справедливыми (ч.1 ст. 6 УК РФ), они не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства (ч. 2 ст. 7 УК РФ).

Но в теории уголовного права дискуссионными являются вопросы не только о юридической природе, основаниях применения и видах рассматриваемых мер, но и об их наименовании.

Все эти вопросы, на наш взгляд, имеют не только теоретическое, но и практическое значение, поскольку их решение связано с отграничением указанных мер от уголовного наказания, а также с их местом в уголовном законе. А вопросы совершенствования уголовного законодательства не являются лишь теоретическими.

В первую очередь необходимо определить, как именовать рассматриваемые меры. Как уже отмечалось, раздел VI УК РФ посвящён иным мерам уголовно-правового характера и регламентирует применение принудительных мер медицинского характера и

конфискации имущества. Но в Инструкции о порядке исполнения наказаний и мер уголовно-правового характера без изоляции от общества, утвержденной Приказом Министерства юстиции РФ от 12.04.2005 г. № 38, законодатель использует такое понятие, как меры уголовно-правового характера, и относит к ним условное осуждение и отсрочку отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей.

В теории уголовного права сложилось в связи с этим два подхода. Так, С.Г. Келина,

C. Курганов, И. Звечаровский, В.В. Лавров, те же самые меры именуют мерами уголовноправового характера .

На наш взгляд, вопрос о наименовании таких мер тесно связан с проблемой их юридической природы и с их соотношением с понятием уголовного наказания. Имеет значение и то, в каком смысле употребил законодатель прилагательное «иные» в ч. 2 ст. 2, ч.1 ст. 6, ч. 2 ст. 7 УК РФ и ст. 7 УИК РФ.

Анализ выражения «наказание и иные меры уголовно-правового характера» позволяет утверждать, что «иные» — это «другие», т. е. отличные от наказания меры и наказание является одной из мер уголовно-правового характера.

Отличие мер уголовно-правового характера от уголовного наказания заключается в том, что они:

1) не включены в законодательный перечень видов наказаний (ст. 44 УК РФ);

2) не указаны в санкциях норм Особенной части УК РФ;

3) не сопряжены с существенным ограничением правового статуса осужденных.

Но объединяет эти меры с уголовным наказанием то, что они возможны за совершение преступлений. Любая мера уголовноправового характера, как и наказание, является мерой государственного принуждения, так как применяется не с согласия осужденного, а в принудительном порядке и её реализация обеспечивается деятельностью соответствующих органов государства. Применение мер уголовно-правового характера связано с определёнными правоограничениями и возложением на осужденного дополнительных,

по сравнению с общим статусом, обязанностей, но они не столь существенны, как в случае назначения уголовного наказания.

В самом общем виде меры уголовноправового характера можно определить как предусмотренные уголовным законом меры, применяемые к лицам, совершившим преступления. Основанием применения таких мер является признание лица виновным в совершении преступления.

Уголовное наказание является основной формой реализации уголовной ответственности. Однако уголовная ответственность не исчерпывается наказанием, она может быть реализована и посредством других мер уголовно-правового характера.

О сущности мер уголовно-правового характера ещё в 1978 г. писал профессор

Н.А. Стручков: «В случае реализации уголовной ответственности без применения наказания она приобретает форму иной меры, отличной от собственно наказания» .

Таким образом, к лицу, признанному виновным в совершении преступления, возможно применение либо уголовного наказания, либо иных (т. е. других) мер уголовноправового характера. Только основываясь на этих теоретических положениях, можно говорить не только о юридической природе, но и о классификации рассматриваемых мер.

Что касается классификации мер уголовно-правового характера, то можно выделить две позиции учёных по этому вопросу.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Так, отдельные учёные выделяют довольно широкий круг таких мер.

Например, И. Звечаровский считает, что система мер уголовно-правового характера, включая отдельные их виды, может быть представлена следующим образом:

2) подсистема видов наказаний — ст. 44, 88 УК:

а) смягчение или усиление наказания вследствие обстоятельств, предусмотренных ст. 61, 62, 63 УК;

б) назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление,

— ст. 64 УК;

в) условное осуждение — ст. 73, 74 УК;

г) отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, — ст. 82 УК;

3) подсистема видов освобождения от наказания — ст. 80-1, ч. 1 ст. 81, ч. 2 ст. 84, ст. 92 УК;

4) подсистема видов освобождения от отбывания наказания — ст. 79, ч. 1 и 2 ст. 81,

ч. 3 ст. 82, ст. 83, ч. 2 ст. 84, ч. 2 ст. 85, ст. 93 УК;

5) подсистема видов замены неотбытой части наказания:

а) более мягким наказанием — ст. 80, ч. 3 ст. 82, ч. 3 ст. 83, ч. 2 ст. 84, ч. 2 ст. 85 УК;

6) более строгим наказанием — ч. 5 ст. 46, ч. 3 ст. 49, ч. 4 ст. 50, ч. 4 ст. 53 УК;

б) погашение или снятие судимости -ст. 86 УК .

Профессор И. Звечаровский не относит принудительные меры медицинского характера и принудительные меры воспитательного воздействия к мерам уголовно-правового характера, так как они, по его мнению, не меняют уголовно-правовой статус личности.

Но с данной позицией невозможно согласиться, так как данный автор трактует меры уголовно-правового характера слишком широко. Кроме того, отнесение смягчения или усиления наказания к данным мерам только лишь в связи с тем, что таковые изменяют уголовно-правовой статус личности, вряд ли целесообразно. Вызывает возражения и отнесение к таким мерам погашение или снятие судимости.

Другие учёные придерживаются по данному вопросу другой позиции и называют гораздо более узкий перечень рассматриваемых мер. Но при этом одни и те же меры одни ученые называют мерами уголовно-правового характера, а другие — иными мерами.

Так, например, по мнению А. Чучаева, к иным мерам уголовно-правового характера следует относить принудительные меры медицинского характера, конфискацию имущества, принудительные меры воспитательного воздействия, помещение несовершеннолетних в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием, а по мнению В.И. Гороб-цова — условное осуждение, принудительные меры медицинского характера, принудитель-

ные меры воспитательного воздействия, а в случае закрепления на законодательном уровне — меры постпенитенциарного воздействия . С.Г. Келина в числе иных мер уголовно-правового характера называет принудительные меры воспитательного воздействия, условное осуждение, судимость, специальную конфискацию, а также дополнительные наказания, которые могут применяться по усмотрению суда независимо от того, определены или не определены они в санкции за конкретное преступление . М.Ф. Гареев в диссертационном исследовании, посвященном иным мерам уголовно-правового характера, к таковым относит принудительные меры воспитательного воздействия, принудительные меры медицинского характера, условное осуждение, отсрочку отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, и условнодосрочное освобождение .

С.А. Боровиков, рассматривая меры уголовно-правового характера, выделяет в их числе наказание и собственно меры уголовно-правового характера (условное осуждение, отсрочку отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, и др.) . Т.Ф. Минязева считает, что такими мерами являются принудительные меры медицинского характера, конфискация имущества, отсрочка отбывания наказания, принудительные меры воспитательного воздействия, применяемые к несовершеннолетним .

Если проанализировать мнения указанных выше ученых, можно прийти к выводу, что они во многом совпадают. В основном различные авторы к мерам (или к иным мерам) уголовно-правового характера относят принудительные меры медицинского характера, принудительные меры воспитательного воздействия, конфискацию имущества, условное осуждение, отсрочку отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, условнодосрочное освобождение.

Значительной спецификой обладает мнение С.Г. Келиной, которая к числу рассматриваемых мер относит дополнительные виды наказания, которые могут применяться по усмотрению суда независимо от того, определены или не определены они в санкции

за конкретное преступление (лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью (ст. 47 УК РФ), а также лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград (ст. 48 УК РФ)). «В тех случаях, когда эти дополнительные виды наказаний применяются, будучи не предусмотренными в санкции за соответствующее деяние, они могут рассматриваться как «иные меры уголовно-правового характера», так как устанавливаются судом к лицу, признанному виновным в совершении преступления, связаны с определёнными правоограничениями, не являются карой, а применяются в целях удержания осужденного от повторного нарушения уголовного закона» .

Но данная позиция вызывает серьёзные возражения. Как уже отмечалось, юридическая природа рассматриваемых мер заключается в том, что это меры, альтернативные уголовному наказанию. В случае признания лица виновным в совершении преступления к нему судом применяется наказание либо меры уголовно-правового характера (не являющиеся наказанием). Не случайно законодатель в ч. 2 ст. 2, ч.1 ст. 6, ч. 2 ст. 7 УК РФ и ст. 7 УИК РФ разграничивает эти понятия, отмечая, что Уголовный кодекс «устанавливает виды наказаний и иные меры уголовноправового характера за совершение преступлений», «…наказание и иные меры уголовноправового характера должны быть справедливыми» и т. д.

Невозможно согласиться и с аргументом

С.Г. Келиной, что рассматриваемые меры не являются карой, из чего следует, что наказание является карой за совершенное преступление. Кара — один из элементов в содержании наказания, с ней нельзя связывать сущность наказания.

Вызывает сомнение и то, что С.Г. Кели-на называет в качестве цели рассматриваемых дополнительных наказаний лишь специальное предупреждение преступлений, тогда как цели любого наказания указаны в ч. 2 ст. 43 УК РФ: это восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение преступлений.

Важно отметить, что отдельные ученые (в частности, С.Г. Келина, Л.Р. Клебанов) в

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

числе мер уголовно-правового характера называют судимость . Но в отличие от всех указанных выше мер судимость является особым правовым последствием обвинительного приговора суда с применением наказания. В соответствии со ст. 86 УК РФ, лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости.

Довольно спорным является вопрос о том, следует ли относить к мерам уголовноправового характера принудительные меры медицинского характера. В частности, по мнению С.Г. Келиной, «что касается невменяемых, то их принудительное лечение никак не связано с совершением преступления, субъектом которого они не являются в силу невменяемости. … Статья 2 УК допускает

применение «иных мер уголовно-правового характера» только за «совершение преступления». Поэтому прежнее название разд. V! Общей части УК РФ — «Принудительные меры медицинского характера» — было более точным» .

На наш взгляд, с позицией С.Г. Келиной следует согласиться. Уголовной ответственности и наказанию подлежат только вменяемые лица, т. е. осознающие фактический характер происходящего и способные руководить своим поведением. Поэтому если общественно опасное деяние совершается в состоянии невменяемости, лицо не является субъектом преступления и не может нести уголовную ответственность.

Несмотря на принудительный характер, эти меры в отношении невменяемых являются способами лечения, а не формой реализации уголовной ответственности. В данном случае лица подвергаются не карательному, а лечебному воздействию.

Но принудительные меры медицинского характера могут применяться судом не только к невменяемым, но и к лицам, совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости (т. е. к ограниченно вменяемым) (в соответствии с ч. 2 ст. 22 и п. «в» ч.

1 ст. 97 УК РФ). На основании ч. 2 ст. 99 УК РФ и ст. 18 УИК РФ принудительные меры медицинского характера назначаются в таких случаях наряду с наказанием.

Таким образом, по своей юридической природе и по основаниям применения принудительные меры медицинского характера неоднородны.

И если в отношении невменяемых они не могут выступать мерой уголовно-правового характера, то в отношении ограниченно вменяемых они являются таковыми.

Одним из наиболее дискуссионных является вопрос о том, следует ли согласиться с мнением законодателя и отдельных ученых в том, что конфискация имущества — также одна из мер (или иных мер) уголовноправового характера.

В соответствии со ст. 104.1 УК РФ, конфискацией имущества законодатель признает принудительное безвозмездное обращение по решению суда в собственность государства определённого имущества, указанного в этой норме. Но вряд ли предмет конфискации назван законодателем в ч. 1 ст. 104.1 УК РФ исчерпывающим образом.

В современных условиях часто встречается ситуация, когда собственность не является ни орудием или средством совершения преступления, ни его предметом. По многим преступлениям, таким как, наркоторговля, экономические преступления и другие, довольно сложно определить размер собственности, полученной от преступной деятельности. Конфискация в том виде, в котором она сейчас закреплена в УК РФ, практически невозможна, если имущество, полученное в результате совершения преступления, легализовано, добытые средства пущены в оборот, на них приобретено иное имущество и т. д.

Вызывает сомнения и перечень преступлений, указанных в п. «а» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, 9 из которых являются преступлениями небольшой тяжести, а 15 — средней тяжести.

Установление конфискации в качестве дополнительного вида уголовного наказания представляется более эффективным. Во многом это связано с тем, что конфискация имущества имела бы более серьёзный предупредительный эффект.

Одним из серьёзных аргументов в пользу введения конфискации имущества в уголовное законодательство в качестве дополнительного наказания является рост корыстной и корыстно-насильственной преступности в последние годы в нашей стране. А этот

вид наказания направлен на борьбу именно с такими преступлениями. Удельный вес корыстной преступности в нашей стране достигает сейчас 70-80 % . В последние годы отмечается фактически постоянный (временами беспрецедентный!) рост регистрации разбойных нападений . А ведь роль конфискации как раз и состоит в усилении карательно-воспитательного воздействия на осуждённого к основному виду наказания (лишению свободы) путём воздействия на его имущественные интересы.

В 2003 г., когда конфискация имущества применялась в качестве дополнительного наказания, она была назначена 16 663 осужденным (2,2 % от общего числа осужденных), тогда как лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью — 4375 осужденным (0,6 %), а штраф — всего 1115 осужденным (0,1 %) .

На наш взгляд, гл. 15.1, посвящённая конфискации имущества, должна быть исключена из УК РФ. Конфискацию необходимо вновь включить в систему наказаний в качестве дополнительного вида наказания и установить её за совершение тяжких и особо тяжких преступлений корыстной направленности наряду с лишением свободы.

Таким образом, проведённый анализ свидетельствует, что меры уголовно-правового характера неоднородны. Но объединяет их то, что все они являются формами реализации уголовной ответственности, а также то, что они выступают альтернативой реальному наказанию.

Анализ УК РФ позволяет сделать вывод, что уголовный закон предусматривает следующие формы реализации уголовной ответственности:

1) осуждение с применением назначенного наказания;

2) осуждение с отсрочкой назначенного наказания;

3) осуждение с освобождением от реального отбывания назначенного наказания;

4) осуждение несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

В связи с этим к мерам уголовноправового характера следует отнести отсрочку отбывания наказания беременным жен-

щинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82 УК РФ), условное осуждение (ст. 73 УК РФ), условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (ст. 79 УК РФ), освобождение от уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90, 92 УК РФ), принудительные меры медицинского характера, соединенные с исполнением наказания (ч. 2 ст. 99 УК РФ и ст. 18 УИК РФ).

Все эти меры уголовно-правового характера, наряду с наказанием, являются элементом более общей системы — системы мер уголовно-правового воздействия, в которую входят и другие меры уголовно-правового воздействия, не являющиеся формами реализации уголовной ответственности (различные виды освобождения от уголовной ответственности и от уголовного наказания, судимость, принудительные меры медицинского характера в отношении невменяемых).

При рассмотрении понятия, юридической природы и системы мер уголовноправового характера возникает вопрос о необходимости расположения всех этих мер в одном разделе или главе УК РФ, как это сделано во всех зарубежных кодексах. И вопрос этот является достаточно спорным.

Так, по мнению Ф.Р. Сундурова, «более предпочтительным представляется обособление норм, регламентирующих альтернативные наказанию меры уголовно-правового характера, в отдельной главе УК РФ, поместив её за гл. 10» . Иного мнения придерживается С.Г. Келина, которая считает, что вопрос о размещении законодательного материала должен решаться в соответствии с национальными традициями. В отличие от зарубежного уголовного законодательства, в России принята иная система уголовного законодательства .

На наш взгляд, позиция С.Г. Келиной является более предпочтительной. Ввиду их специфики вряд ли целесообразно выделять все меры уголовно-правового характера в одной главе УК РФ. Нормы, посвященные условному осуждению (ст. 73-74 УК РФ), традиционно располагаются в главе 10 УК РФ, посвященной назначению наказания. Нормы, закрепляющие возможность применения к несовершеннолетним принудитель-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ных мер воспитательного воздействия, законодатель обоснованно поместил в главе 14 УК РФ «Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» и т. д.

Как уже отмечалось, следует исключить из УК РФ гл. 15.1 «Конфискация имущества» и вновь включить конфискацию имущества в систему наказаний в качестве дополнительного вида наказания, установив её за совершение тяжких и особо тяжких преступлений корыстной направленности наряду с лишением свободы.

Необходимо вернуться к прежнему наименованию раздела VI УК РФ и именовать его «Принудительные меры медицинского характера», а не «Иные меры уголовноправового характера».

4. Стручков Н.А. Уголовная ответственность и её реализация в борьбе с преступностью. -Саратов, 1978. — С. 76.

5. Звечаровский И. Указ. соч. — С. 21.

6. Чучаев А. Конфискация возвращена в Уголовный кодекс, но в другом качестве // Законность. — 2006. — № 9. — С. 12; Гороб-цов В.И. О совершенствовании правового регулирования принудительных мер воспитательного воздействия // Актуальные проблемы теории борьбы с преступностью и право-

применительной практики: межвуз. сб. науч. трудов. — Красноярск, 2003. — Вып. 6. — С. 59.

7. Келина С.Г. Указ. соч. — С. 56-57.

— С. 8, 15.

10. Минязева Т.Ф. Цели наказания и иных мер уголовно-правового характера и средства их

достижения в современном уголовном праве // Законы России: опыт, анализ, практика. -2007. — № 5.

11. Келина С.Г. Указ. соч. — С. 57.

12. Там же; Клебанов Л.Р. Указ. соч. — С. 111.

13. Келина С.Г. Указ. соч. — С. 55.

14. Пимонов В.А. Конфискация имущества как уголовное наказание // Государство и право. -2002. — № 7. — С. 114.

15. Побегайло Э.Ф. Нерадостный юбилей // Российская юстиция. — 2006. — № 6. — С. 5.

16. Российская юстиция. — 2005. — № 8. — С. 42.

17. Сундуров Ф.Р. Указ. соч. — С. 179.

18. Келина С.Г. Указ. соч. — С. 58.

УДК 343.139+343.1

ПОНЯТИЕ И ВИДЫ МЕР УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО ХАРАКТЕРА

В. В. Колосовский кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного

права и уголовного процесса факультета права и финансов, Южно-Уральский государственный университет

Рассмотрены меры уголовно-правового характера и меры, не являющиеся государственным насилием, однако основанные на угрозе реального применения государственного принуждения, назначаемые на основании уголовно-правовых норм только судом, имеющие целью предотвратить совершение новых общественно опасных деяний.

Ключевые слова: мера уголовно-правового характера, общественно опасное деяние.

В уголовном законе выражение «меры уголовно-правового характера» стало наполняться содержанием в тот период, когда произошли изменения в структуре Общей части УК РФ, которые были связаны с преобразованием шестого раздела в новый раздел «Иные меры уголовно-правового характера», а также с появлением дополнительной гл. 15.1 «Конфискация имущества»1. С этого момента рассматриваемое правовое явление активно стало встречаться в правовом обороте, обсуждаться на страницах юридической печати.

Наряду с уголовным наказанием к мерам уголовно-правового характера следует отнести: условное осуждение (ст. 73 УК РФ); отсрочку отбывания наказания, которая предоставляется осужденной беременной женщине, женщине, имеющей ребенка в возрасте до 14 лет, мужчине, имеющему ребенка в возрасте до 14 лет и являющемуся единственным родителем (ст. 82 УК РФ); конфискацию имущества (ст. 104.1 УК РФ); принудительные меры медицинского характера (п. «а», «б» ч. 1 ст. 97 УК РФ); принудительные меры воспитательного воздействия (ст. 90, ч. 2 ст. 92 УК РФ)2.

В литературе некоторые авторы раскрывают содержание мер уголовно-правового характера через призму социальной справедливости, поэтому обращаются к принципу социальной справедливости3, закрепленному в ст. 6 УК РФ. При таком подходе к решению вопроса об определении понятия мер уголовноправового характера и их видов вполне обоснованным выглядит обращение к общей и частной превенции. Однако стоит заметить, что общее и частное предупреждение совершения преступлений в большей степени подходит

для реализации превентивных целей при назначении наказания, но не при использовании иных мер уголовно-правового характера.

В настоящее время ст. 43 УК РФ содержит определение уголовного наказания. Данным законодательным определением были сняты некоторые разногласия относительно признаков и самого понятия наказания, ведь долгое время в литературе обсуждался вопрос о том, является ли наказание страданием или нет.

К признакам, наличие которых в определении понятия уголовного наказания не оспаривается большинством исследователей этого вопроса, относятся следующие. Во-первых, наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления. Во-вторых, наказание есть мера государственного принуждения. В-третьих, наказание по своей правовой природе есть лишение или ограничение прав4 и свобод осужденного лица. В-четвертых, наказание назначается только судом. Однако последний признак отдельными авторами ставится под сомнение5.

При условном осуждении и отсрочке отбывания наказания реальное наказание в отношении осужденного лица не применяется, а поэтому исходя из положений ч. 2 ст. 2 УК РФ условное осуждение и отсрочка отбывания наказания относятся к иным мерам уголовно-правового характера. Если уголовный закон не ограничивает виды наказаний, при назначении которых может быть предоставлена отсрочка, то условное осуждение может быть назначено при следующих видах наказаний: исправительные работы, ограничение по военной службе, содержание в дисциплинарной воинской части, лишение свободы на срок

до восьми лет. При предоставлении отсрочки уголовным законом вводится ограничение, связанное с наказанием: предоставление отсрочки категориям лиц, указанных в ч. 1 ст. 82 УК РФ, не допускается, если они осуждены к лишению свободы на срок свыше пяти лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности. Иные меры уголовноправового характера — условное осуждение и отсрочка отбывания наказания — позволяют государству экономить на применяемом в отношении осужденных насилии.

Целью применения рассматриваемых мер является исправление осужденного. Такой вывод можно сделать, обратившись к ч. 3 ст. 73 УК РФ. Аналогичный вывод вытекает из анализа и логического толкования положений ст. 82 УК РФ. Условное осуждение и отсрочка отбывания наказания — это меры, применение которых становится возможным в связи с реальной угрозой государственного насилия в отношении лица, осужденного за совершение преступления. Из этого вытекает и другой вывод — каждая из анализируемых мер реализует специальную (частную) превенцию, поскольку в случае отмены условного осуждения или отсрочки исполнения наказания может быть реально применено наказание в отношении лица, к которому применена одна из мер уголовно-правового характера. Реализовать общую превенцию ни условное осуждение, ни отсрочка исполнения наказания не может, поскольку каждая из этих мер значение имеет только для того лица, в отношении которого она применена.

Поскольку при условном осуждении и отсрочке отбывания наказания реально наказание не применяется, эти меры приобретают на период их действия и до освобождения от наказания либо до отмены их действия при соблюдении условий, изложенных в уголовном законе, самостоятельное уголовно-правовое значение. Такое значение приобретают эти меры потому, что осужденный понуждается к правомерному поведению, подавляются его желания и стремления не только к совершению преступных деяний, но и к иному противоправному поведению. В формировании правомерного поведения лица важным элементом выступает принуждение, основанием которого является угроза реального применения уголовного наказания (государственное насилие), а также ограничение прав и свобод лица, совершившего преступление. Поражение в правах есть результат того, что лицо

совершило преступление и в отношении него была применена иная мера уголовноправового характера, альтернативой которой является не восстановление в правах (как логично следовало бы для лица, не совершившего преступление), а реальное уголовное наказание, т. е. ограничение прав осужденного входит в содержание условий условного осуждения и отсрочки отбывания наказания. Однако отмеченные ограничения имеют несколько иное правовое содержание, нежели это можно наблюдать при применении уголовного наказания, что указывает на различия юридической природы рассматриваемых мер и уголовного наказания. Например, наказание в виде лишения свободы на определенный срок связано с ограничением осужденного на свободу передвижения и избрания места жительства, а также с ограничением других прав. Условное осуждение и отсрочка отбывания наказания таких ограничений не содержат.

В этой связи не приходится рассматривать условное осуждение или отсрочку отбывания наказания в качестве конструктивного элемента системы наказания, поскольку они таким не являются. Эти меры не входят в систему наказаний, однако при применении одной из этих мер имеется реальная угроза применения наказания, поэтому меры и наказание взаимосвязаны и взаимозависимы. Наказание не применяется реально, потому что применяется одна из рассматриваемых мер, а если нарушаются условия, которые обусловили применение условного осуждения или отсрочки отбывания наказания, то подлежит применению реальное наказание. Поэтому законодатель в ст. 2 УК РФ не противопоставляет эти меры уголовно-правового характера наказанию, а лишь дополняет наказание применени-^ 6 ем одной из рассматриваемых мер .

Первоначально в УК РФ конфискация имущества предусматривалась в качестве одного из видов наказания, однако в 2003 году она была исключена. В 2006 году конфискация имущества вновь была включена в УК РФ в качестве иной меры уголовно-правового характера. Не представляется возможным согласиться с мнением отдельных авторов, полагающих, что сущность конфискации, когда законодатель придал ей иное значение — значение меры уголовно-правового характера, не изменилась7. Конфискации имущества после возвращения ее в уголовный закон и насыщения этой меры иным содержанием было придано новое уголовно-правовое значение.

Конфискация перестала быть наказанием, поэтому не входит в систему наказаний.

Нынешнее уголовно-правовое содержание конфискации указывает на то, что изъятию подлежат деньги, ценности и иное имущество, которым лицо владеет незаконно: имущество либо было добыто преступным путем (п. «а», «б» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ), либо представляет собой орудия и средства совершения преступления (п. «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ). Деньги, ценности и иное имущество (п. «в» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ) по существу являются инструментами, используемыми лицом для совершения преступлений. Именно поэтому деньги, ценности и иное имущество, о которых речь идет в п. «а», «б», «в» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, могут быть признаны в качестве вещественных доказательств по уголовному делу (ст. 81 УПК РФ), подлежащих конфискации.

Конфискация имущества как мера уголовно-правового характера (ст. 104.1, 104.2, 104.3 УК РФ), по замыслу законодателя, должна реализовать частную превенцию, поскольку исходя из юридических характеристик является избирательной мерой, имеет своего адресата — определенное лицо, в отношении которого имеются указания в положениях гл. 15.1 УК РФ. Конфискацией не может быть реализована общая превенция, поскольку основной смысл конфискации имущества заключается в лишении материальной основы совершения преступлений — в устранении источников финансирования преступной деятельности, а также в изъятии доходов от нее -нейтрализации преступного результата8.

Принудительные меры медицинского характера также являются иными мерами уголовно-правового характера, что было законодательно оформлено в 2006 году после изменений и дополнений, внесенных в УК РФ, о которых ранее упоминалось. Они рассчитаны на применение в отношении лиц, которые совершили деяния, предусмотренные статьями Общей части УК РФ, в состоянии невменяемости либо у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания (п. «а», «б» ч. 1 ст. 97 УК РФ). Есть еще категория лиц, в отношении которых могут быть определены принудительные меры медицинского характера, — лица, совершившие преступления и страдающие психическими расстройствами, не исклю-

чающими вменяемость (п. «в» ч. 1 ст. 97 УК РФ).

Принудительные меры медицинского характера, которые законодатель обоснованно включил в перечень иных мер уголовноправового характера, не входят в систему наказаний.

Лицам, осужденным за преступления, принудительные меры медицинского характера наряду с наказанием (п. «в» ч. 1 ст. 97 УК РФ) назначаются не потому, что эти лица совершили преступления, а в связи с наличием у них психических расстройств, не исключающих вменяемость. Иное толкование рассматриваемой нормы не согласуется ни с принципами, ни с задачами, на основании и во исполнение которых действует уголовное законодательство Российской Федерации. Кроме того, правом, а не обязанностью суда является назначение лицам принудительных мер медицинского характера, определяемых наряду с наказанием9. Даже этой, возможно, на первый взгляд не столь значимой чертой содержательной стороны эти меры отличаются от уголовного наказания.

В этой связи необходимо отметить, что принудительные меры имеют некоторые сходства и отличия от наказания. Сходство состоит в том, что как принудительные меры медицинского характера, так и наказание являются по своей сути мерами государственного принуждения (государственным насилием), назначение, проведение и прекращение которых осуществляется судом в соответствии с общепризнанными принципами, нормами международного права и международными договорами Российской Федерации10. Другое сходство состоит в том, что обе меры уголовно-правового характера назначаются только судом. Принудительные меры и наказание применяются для того, чтобы предотвратить совершение новых общественно опасных деяний (ст. 98 УК РФ). В этой части цели правового регулирования принудительных мер и наказания перекликаются, поскольку целями этих мер уголовно-правового характера является обеспечение безопасности населения в одном случае от общественно опасных посягательств лиц, страдающих психическими расстройствами, а в другом — от преступного поведения.

Имеются и различия между наказанием и рассматриваемой принудительной мерой, которые состоят в следующем: совершение ли-

цом уголовно-правового деяния является основанием для применения в отношении него принудительных мер медицинского характера, а совершение преступления — для назначения наказания; принудительные меры — это уголовно-правовая, социальная и медицинская категория, в то время как наказание -уголовно-правовая и социальная категория; регламентация принудительных мер — назначение, проведение и прекращение — содержится в нормах уголовного и медицинского законодательства, тогда как регламентация наказания — в уголовном и уголовно-исполнительном законодательстве.

Другой отличительный признак — целями принудительных мер являются излечение лиц, указанных в ч. 1 ст. 97 УК РФ, или улучшение их психического состояния (ст. 98 УК РФ). Следующим отличительным признаком является то, что совершение лицами деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ, в состоянии невменяемости — это не безусловное основание для применения в отношении этих лиц принудительных мер медицинского характера. В отношении лиц, перечисленных в ч. 1 ст. 97 УК РФ и не представляющих опасности по своему психическому состоянию, суд может передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопроса о лечении этих лиц или направлении их в психоневрологические учреждения социального обеспечения (ч. 4 ст. 97 УК РФ). Другими словами, суд при назначении (неназначении) принудительных мер руководствуется тем, представляет ли лицо опасность вследствие психического расстройства, связанного с возможностью причинения вреда себе или другим лицам, либо это лицо такую опасность не представляет.

Лица, к которым принудительные меры медицинского характера применяются в силу того, что они совершили деяния, предусмотренные статьями Особенной части УК РФ, в состоянии невменяемости (п. «а» ч. 1 ст. 97 УК РФ), не являются субъектами преступления. Однако это не означает, что указанные лица не обладают теми правами, которые вытекают из положений, закрепленных в нормах уголовного права. Как известно, норма уголовного права устанавливает конкретные права и обязанности участников общественных отношений, образующих предмет уголовноправового регулирования. Лица, страдающие психическими расстройствами, исключающими вменяемость, обладают всеми правами,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

к примеру, правом на жизнь или сохранение здоровья и т.д., поэтому нормами уголовного права все права этих лиц защищены, наравне с теми лицами, которые психическими расстройствами не страдают. В отношении указанных лиц не представляется возможным установить конкретные обязанности, вытекающие из норм уголовного права, поскольку эти лица при совершении деяний не могут осознавать общественно опасный характер деяний, предвидеть их общественно опасные последствия (интеллектуальный момент), а также осознанно руководить своими действиями (волевой момент), т.е. в их действиях отсутствует вина. Наличие у лиц возможности интеллектуально осознавать процессы, происходящие в правовой действительности, и оказывать свое влияние на эти процессы определяет качества, в соответствии с которыми происходит определение субъективного критерия и которые использованы законодателем для уголовной ответственности. Отсутствие таких возможностей у лиц, страдающих психическими расстройствами, исключает уголовную ответственность этих лиц, они подлежат освобождению от такой ответственности.

Лица, о которых идет речь в п. «б» ч. 1 ст. 97 УК РФ, не подлежат уголовной ответственности, поскольку, хотя они и были на определенном этапе признаны виновными, это не привело к назначению наказания либо иной меры уголовно-правового характера.

Принудительные меры воспитательного воздействия относятся к иным мерам уголовно-правового характера, однако не всеми исследователями данное мнение разделяется11. Некоторые авторы при анализе принудительных мер не ассоциируют их с мерами уголовно-правового характера, предпочитая рассматривать изолированно от иных мер уголовно-правового характера12.

Вместе с тем принудительным мерам воспитательного воздействия присущи признаки, которыми обладают иные меры уголовно-правового характера. Во-первых, эти меры носят принудительный характер, что вытекает как из названия мер, так и из их содержания. Принудительные меры применяются вместо наказания в отношении несовершеннолетних. Во-вторых, принудительные меры воспитательного воздействия могут быть назначены только судом. В-третьих, основанием применения таких принудительных мер в отношении несовершеннолетних являются нормы уголовного права. В-четвертых, в

уголовном законе не содержатся цели применения принудительных мер воспитательного воздействия. Однако такие цели не сложно установить логическим путем, а также анализом уголовно-правовых норм, регламентирующих порядок и содержание уголовного наказания и принудительных мер. Принудительные меры являются альтернативой уголовному наказанию, поэтому их цели соответствуют целям уголовного наказания. Кроме того, принудительные меры позволяют экономить государству на применяемом в отношении несовершеннолетних насилии, т.е. прослеживается ярко выраженная экономия репрессий.

Отличительной особенностью принудительных мер воспитательного воздействия является то, что они могут выступать в качестве формы реализации уголовной ответственности, поскольку они применяются за совершенное преступление. Для несовершеннолетнего, совершившего преступление, назначенные принудительные меры должны реализовывать лишь одну цель — частное предупреждение совершения преступлений. Иллюзорной представляется другая цель — общее предупреждение совершения преступлений подростками (о взрослом населении здесь не приходится говорить), поскольку назначенные судом принудительные меры воспитательного воздействия изначально рассчитаны только на воздействия в отношении конкретного несовершеннолетнего, а поэтому значение они имеют только для этого подростка.

Итак, можно подвести некоторые итоги.

Признаками всех мер уголовно-правового характера является то, что их применение осуществляется только судом за совершенное лицом общественно опасное деяние, за исключением принудительных мер медицинского характера, которые назначаются лицам, нуждающимся в таком лечении. Можно выразить надежду на то, что наше государство твердо встало на путь построения правового государства, а поэтому в прошлом осталась возможность, например, назначения принудительных мер воспитательного воздействия внесудебными органами — комиссиями по делам несовершеннолетних.

Запрет на совершение общественно опасного деяния содержится в уголовном законе.

Другим признаком, который объединяет меры уголовно-правового характера, являются принудительный характер этих мер либо

угроза реального применения государственного насилия.

Следующим признаком являются цели, которые стоят перед мерами уголовноправового характера. Лицу, совершившему общественно опасное деяние, назначенная мера должна реализовать частную превенцию, и только наказание может реализовать обе цели — общую и частную превенции.

Выделение основных признаков, которые присущи всем или большинству мер уголовно-правового характера, включая и наказание, позволяет предложить следующее определение мер уголовно-правового характера.

Меры уголовно-правового характера -это, во-первых, определяемые за совершение общественно опасных деяний (за исключением принудительных мер медицинского характера, которые назначаются лицам, нуждающимся в таком лечении), меры государственного принуждения либо меры, не являющиеся государственным принуждением (насилием), однако основанные на угрозе реального применения государственного принуждения — во-вторых. В-третьих, меры, назначаемые только судом (по приговору суда либо иному решению суда). В-четвертых, меры, имеющие целью предотвратить совершение новых общественно опасных деяний, поэтому они направлены на защиту прав и интересов граждан, общества и государства. В-пятых, меры, которые могут быть назначены только на основании положений уголовного закона.

1 См.: Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 153-Ф3 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму».

3 См., например: Минязева Т. Ф. Цели наказания и иных мер уголовно-правового характера и средства их достижения в современном уголовном праве // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. № 5.

4 По Уголовному закону Латвии (ст. 36) «ограничение прав» является одним из видов дополнительного наказания.

5 См., например: Дядькин Д. С. Теоретические основы назначения уголовного наказания: алгоритмический подход. СПб., 2006. С. 18.

6 Иного мнения о соотношении наказания и иных мер уголовно-правового характера придерживается Е. Медведев. См.: Медведев Е. Понятие и виды иных мер уго-

ловно-правового характера, применяемых за совершение преступлений // Уголовное право. 2009. № 5.

8 Медведев Е. В. Спорные положения института конфискации и вопросы его применения на практике // Российская юстиция. 2010. № 5.

10 Более подробно о применении судами общепризнанных принципов и международных договоров Российской Федерации см.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г.

№ 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» // Российская газета. 2003. 2 дек.

11 Так, И. Э. Звечаровский полагает, что конфискация имущества, принудительные меры медицинского характера и воспитательного воздействия не следует относить к иным мерам уголовно-правового характера, поскольку применение этих мер не влечет за собой изменение уголовно-правового статуса личности (См.: Звечаров-ский И. Э. Меры уголовно-правового характера: понятие, система, виды // Законность. 1999. № 3. С. 35; Он же. Понятие меры уголовно-правового характера // Законность. 2007. № 1. С. 19-21.

2. Kaiser G. Kriminologie, Jugendstrafrecht, Strafvollzug / G. Kaiser, H. Schöch. – Munchen, 2010. – 273 p.

5. Степашин В.М. Иные меры уголовно-правового характера / В.М. Степашин // Вестник Омского уни-верситета. – 2009. – № 1. – С. 169–171.

8. Уголовно-правовое воздействие: монография / Г.А. Есаков и др.; под ред. А.И. Рарога. – М.: Проспект, 2012. – 288 с.

10. Стручков Н.А. Уголовная ответственность и ее реализация в борьбе с преступностью / Н.А. Стручков. – Саратов, 1978. – 288 с.

11. Звечаровский И. Понятие мер уголовно-правового характера / И. Звечаровский // Законность. – 2007. – № 1. – С. 19–21.

12. Келина С.Г. Наказание и иные меры уголовно-правового характера / С.Г. Келина // Государство и право. – 2007. – № 6. – С. 51–58.

13. Дуюнов В.К. Уголовно-правовое воздействие: теория и практика / В.К. Дуюнов. – М., 2003. – 520 с.

15. Данелян Р.С. К вопросу о системе иных мер уголовно-правового характера / Р.С. Данелян // Россий-ский судья. – 2013. – № 2. – С. 40–42.

16. Ширяев В.Ф. Наказание в системе мер уголовно-правового воздействия: теория и практика / В.Ф. Ши-ряев. – Вологда, 2004. – 223 с.

17. Понятия и виды иных мер уголовно-правового характера / М.Ф. Костюк и др. – М.: Проспект, 2011. – 320 с.

20. Сундуров Ф.Р. Наказание и альтернативные меры в уголовном праве / Ф.Р. Сундуров. – Казань, 2005. – 298 с.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *