Мелкие бытовые сделки

  • автор:

Статья 27. Дееспособность несовершеннолетних в возрасте до четырнадцати лет (малолетних)
1. За несовершеннолетних в возрасте до четырнадцати лет (малолетних) сделки, за исключением указанных в пункте 2 настоящей статьи, могут совершать от их имени только их законные представители – родители, усыновители или опекуны.
К сделкам законных представителей такого несовершеннолетнего с его имуществом применяются правила, предусмотренные пунктами 2 и 3 статьи 35 настоящего Кодекса.
2. Несовершеннолетние в возрасте до четырнадцати лет вправе самостоятельно совершать:
1) мелкие бытовые сделки;
2) сделки, направленные на безвозмездное получение выгод, не требующие нотариального удостоверения или оформления либо государственной регистрации;
3) сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или свободного распоряжения.
3. Имущественную ответственность по сделкам несовершеннолетнего в возрасте до четырнадцати лет, в том числе по сделкам, совершенным им самостоятельно, несут его родители, усыновители или опекун. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетним в возрасте до четырнадцати лет, определяется в соответствии с правилами главы 58 настоящего Кодекса.
Сделки с пороками дееспособности субъектного состава
В эту группу недействительных сделок входят сделки:
— совершенные гражданами с выходом за пределы их дееспособности (малолетними и несовершеннолетними), ограниченными судом в дееспособности и признанными судом недееспособными;
— юридических лиц, совершенные с нарушением их специальной дееспособности.
Сделка, совершенная несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (малолетним), ничтожна, за исключением мелких бытовых и иных сделок, которые они вправе совершать самостоятельно в соответствии со ст.27 ГК.
Однако в интересах малолетнего совершенная им сделка может быть по требованию его родителей, усыновителей или опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде малолетнего (п.2 ст.173 ГК).
Сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет (кроме полностью дееспособного) без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, в случаях, когда такое согласие требуется в соответствии со ст.25 ГК, может быть признана судом недействительной по иску родителей, усыновителей или попечителя (ст.176 ГК).
Сделка по распоряжению имуществом, совершенная гражданином, ограниченным судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками, наркотическими средствами или психотропными веществами, может быть признана судом недействительной по иску попечителя (п.1 ст.178 ГК). Это правило не распространяется на мелкие бытовые сделки, которые гражданин, ограниченный в дееспособности, вправе совершать самостоятельно в соответствии со ст.30 ГК.
Недействительна сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства, ничтожна. Однако в интересах гражданина, признанного недееспособным по этому основанию, по требованию его опекуна сделка может быть признана судом действительной, если она совершена к выгоде этого гражданина (ст.172 ГК).
Недействительной может быть признана сделка, совершенная юридическим лицом в противоречие с целями его деятельности либо юридическим лицом, не имеющим специального разрешения (лицензии) на занятие соответствующей деятельностью. Такие сделки являются оспоримыми. Иск о признании такой сделки недействительной может предъявить учредитель (участник) этого юридического лица или государственный орган, осуществляющий контроль или надзор за деятельностью юридического лица. Иск подлежит удовлетворению, если другая сторона в сделке знала или в силу акта законодательства обязана была знать о ее неправомерности, но заключила такую сделку умышленно или по неосторожности (ст.174 ГК). Правила ст.174 ГК в силу п.2 ст.22 ГК применяются к сделкам, совершенным индивидуальным предпринимателем, не имеющим лицензии на соответствующий вид деятельности.
В случае если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором либо полномочия органа юридического лица — его учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законодательстве либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, и при ее совершении такое лицо или орган вышли за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения (ст.175 ГК). Предусмотренные ст.175 ГК основания признания сделок недействительными не применяются, когда лицо, в интересах которого установлены ограничения, впоследствии одобрит сделку, поскольку по аналогии к таким отношениям должны применяться правила, установленные п.2 ст.184 ГК.
Мелкие бытовые сделки — сделки, совершаемые несовершеннолетними за счет средств родителей (усыновителей, попечителя или других лиц), но не за счет своего заработка, стипендии, иных доходов, ибо заработок, стипендию, иные доходы он может расходовать самостоятельно, совершая любые, а не только «мелкие бытовые» сделки. Под бытовыми понимаются сделки, направленные на удовлетворение обычных потребностей несовершеннолетнего: приобретение продуктов питания, учебников, тетрадей, канцелярских принадлежностей, парфюмерных товаров, ремонт одежды или обуви и т.п. По характеру они должны соответствовать возрасту несовершеннолетнего. Устанавливая, что подобные сделки должны быть «мелкими», закон имеет в виду относительно небольшую стоимость приобретаемых несовершеннолетним вещей и иных затрат.

Вернуться к списку статей по юриспруденции

    ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ СДЕЛОК, СОВЕРШАЕМЫХ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ ГРАЖДАНАМИ, И ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ ОБ ИХ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ
    В.В. БОРИСОВ
    Особенности имущественных прав несовершеннолетних по сравнению с имущественными правами, которыми обладают совершеннолетние лица, обусловлены двумя факторами. С одной стороны, несовершеннолетние — это либо частично, либо полностью недееспособные лица. Это влечет ограничение тех имущественных прав, которые не могут быть ими надлежащим образом реализованы именно в силу недостаточной зрелости. С другой стороны, дети нуждаются в повышенном внимании и особой защите <1>.
    ———————————
    <1> См.: Гражданское право. Т. 3 / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. СПб., 2004. С. 492.
    Таким образом, участие несовершеннолетнего в сделке конкретного вида должно быть обусловлено двумя обстоятельствами: правовые нормы должны быть сформулированы таким образом, чтобы интересы ребенка при совершении сделки не были ущемлены, а во-вторых, особенности регулирования такой сделки должны учитываться в зависимости от основания и цели сделки.
    Сделки, совершенные несовершеннолетними, не достигшими 14 лет, в соответствии со ст. 172 ГК РФ также являются ничтожными, как и сделки признанного недееспособным гражданина.
    Субъектный состав данной сделки отличается от субъектных составов иных недействительных сделок тем, что стороной данной сделки является именно малолетний. Кто является другой стороной сделки, существенного значения не имеет. Основанием недействительности данной сделки является заключение малолетним сделки за пределами п. 2 ст. 29 ГК РФ, субъективный момент, т.е. то, знала или должна была знать другая сторона о том, что сделка заключается с малолетним гражданином, значения не имеет. Сделка в любом случае признается недействительной.
    Одним из самых проблемных вопросов, касающихся реализации прав гражданином в возрасте до 14 лет, является вопрос о возможности признания недействительной сделки, совершенной им как мелкой бытовой. ГК РФ, как уже указывалось выше, выделяет ряд сделок, которые малолетние вправе совершать самостоятельно. К таким сделкам и относятся мелкие бытовые сделки, при этом по действующему законодательству эти сделки могут совершать только малолетние, достигшие шести лет. Однако ни один из кодексов не содержит нормативного определения такой сделки, нет разъяснений по этому вопросу и в судебной практике. В юридической науке даются следующие определения мелкой бытовой сделки. Так, О.Н. Садиков указывает, что это сделки, заключаемые на небольшую сумму за наличный расчет, исполняемые при их заключении и имеющие целью удовлетворить личные потребности (покупка продуктов, канцелярских товаров и т.п.) <2>. Или другое определение — это сделка, направленная на удовлетворение элементарных бытовых потребностей гражданина (оплата обеда в столовой школы, проезда в городском транспорте, покупка канцелярских товаров и книг, необходимых для обучения, и проч.), незначительная по сумме (очевидно, что сумма не может быть более месячного дохода), в которой момент заключения и исполнения, как правило, совпадают <3>. Как видно, в юридической литературе признаки мелкой бытовой сделки не определены достаточно однозначно. Так, нельзя не согласиться с указанием Л.Б. Максимович, что помимо этого следует, вероятно, принимать во внимание уровень жизни семьи несовершеннолетнего, поскольку мелкие бытовые сделки становятся более дорогими <4>. Действительно, в нашей стране достаток различных семей варьируется весьма значительно и соответственно различные денежные суммы предоставляются родителями их малолетним детям для самостоятельного совершения этих сделок.
    ———————————
    <2> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М.: ИНФРА-М, 2005. С. 68.
    <3> См.: Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. П.В. Мозолина, М.Н. Малеиной. М.: НОРМА, 2004. С. 42.
    <4> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М.: Юрайт, 2004. С. 43.
    Рассмотрев предложенные в науке определения мелкой бытовой сделки, можно справедливо заметить, что критерий незначительности ее суммы является весьма неопределенным: как понять, является ли та или иная сделка значительной или незначительной по сумме? Традиционное решение подобной проблемы путем установления точной цены сделки в законе в данной ситуации представляется невозможным. Мы исследуем единую группу субъектов права — малолетние, но внутри эта группа является более неоднородной, нежели какая-либо другая: ясно, что уровень зрелости, способности осознать свои действия у 6-летнего и 13-летнего лица различен, поэтому характер и размер мелких бытовых сделок у того и другого, думается, будут различны. Более того, уровень зрелости может быть различен и, например, у двух 13-летних подростков в силу особенностей их воспитания, образования. Поэтому мы не можем говорить об унификации мелкой бытовой сделки для каждого несовершеннолетнего. Таким образом, является ли сделка мелкой бытовой, надо разрешать в каждом конкретном спорном случае.
    Именно тот факт, что в современных условиях, при довольно различном экономическом положении российских семей, практически невозможно вывести единый критерий мелкой бытовой сделки, объясняет отсутствие в юридической литературе каких-либо предложений от цивилистов относительно четких признаков мелкой бытовой сделки. Редкие высказывания только подтверждают невозможность однозначного определения мелкой бытовой сделки и привязку такой сделки именно к ее размеру. Так, например, С.А. Чернякова полагает, что на законодательном уровне необходимо закрепить максимальный предел мелких бытовых сделок. Минимальный же предел суммы мелкой бытовой сделки, по ее мнению, должен определяться судом в зависимости от конкретных обстоятельств дела и материального состояния участников конкретного правоотношения. Объясняет свою позицию автор данного высказывания <5> тем, что ввиду различия доходов населения основным критерием отнесения к мелким бытовым сделкам должен быть именно размер суммы. Представляется, что суд в каждой конкретной ситуации должен в своем решении установить, является ли для данного малолетнего совершенная сделка незначительной по сумме или нет.
    ———————————
    <5> См.: Чернякова С.А. Недействительность сделок по незаконному субъектному составу и ее последствия по российскому гражданскому праву: Дис. … к.ю.н. М., 2006. С. 10.
    На наш взгляд, ошибочным является толкование мелкой бытовой сделки именно с точки зрения ее размера. В таком случае законодатель формулировал бы ее, например, как сделку, незначительную по своей стоимости. Формулируя же сделку именно как не только мелкую, но и бытовую, законодатель, безусловно, имел в виду не только стоимость сделки, но и ее сущность, цель, характер. Представляется, что на уровне Верховного Суда РФ нижестоящим судам должны быть даны разъяснения, что при разрешении вопроса о том, является ли оспариваемая сделка мелкой бытовой сделкой, в основу должны быть положены следующие вопросы:
    1. Каков возраст, уровень психического и социального развития несовершеннолетнего гражданина, совершившего сделку?
    2. Носит ли данная сделка бытовой характер, т.е. совершается ли такая сделка в обычных условиях и служит ли она для удовлетворения повседневных личных бытовых потребностей гражданина (очевидно, что уже в силу наименования такой сделкой может быть только розничная купля-продажа, бытовой прокат, бытовой подряд и в определенных случаях — дарение и этот перечень должен быть исчерпывающим)?
    3. Каково материальное положение семьи несовершеннолетнего и в связи с этим какие средства выделяются обычно семьей несовершеннолетнему на его собственные нужды?
    Только при совпадении в составе конкретной сделки оцененных выше обстоятельств, свидетельствующих о том, что данная сделка является мелкой по размеру и бытовой по характеру, можно судить о возможности отнесения сделки к мелкой бытовой. Причем в целях стабильности гражданского оборота сделка, совершенная как мелкая бытовая несовершеннолетним гражданином в возрасте от 14 до 18 лет, в силу достаточности его психического развития для отличия обычной сделки от иной должна презюмироваться мелкой бытовой, пока законные представители несовершеннолетнего не докажут иное.
    Нельзя не обратить внимания на следующую проблему: исходя из действующей нормы, мелкая бытовая сделка, совершенная лицом, не достигшим шести лет, является ничтожной. Но как данное положение можно реализовать на практике? Ведь вряд ли продавец будет выяснять, каков возраст ребенка, определить же его возраст визуально тоже не всегда представляется возможным. Даже если представить, что такое произойдет, каков процент того, что он обратится с требованием о реституции? Приходится констатировать, что ежедневно совершается ряд ничтожных сделок. Однако в силу их незначительности представляется, что требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки предъявлены не будут. В связи с этим можно утверждать, что данная правовая норма практически нереализуема, ввиду чего представляется целесообразным разрешить малолетним гражданам совершение мелких бытовых сделок независимо от того, достигли ли они шестилетнего возраста.
    Особенностью ничтожных сделок малолетних является предоставленная законодателем также возможность их «реанимирования». Согласно п. 2 ст. 172 ГК РФ в интересах малолетнего совершенная им сделка может быть по требованию его родителей, усыновителей или опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде малолетнего. В литературе высказано мнение, что действительной при этом может быть признана как вся сделка, так и ее часть, относящаяся к выгоде и интересам малолетнего <6>. ГК РФ определяет правовые последствия ничтожности сделки малолетнего: каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре возместить его стоимость в деньгах — двусторонняя реституция.
    ———————————
    <6> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. С. 258.
    При возвращении имущества в натуре надо полагать, что должно учитываться его состояние. Если имущество было повреждено, то должно быть компенсировано его ухудшение с учетом нормальной амортизации. Если же лицо, у которого было имущество, внесло в него улучшения, повысившие его стоимость, то соответствующая сумма должна быть передана стороной, к которой имущество возвращается.
    При возмещении стоимости может возникать два вопроса: как она должна определяться и на какой момент? В случае спора между сторонами эти вопросы следует решать по правилам ГК о цене договора (п. 3 ст. 424) и дате определения возмещаемых убытков (п. 3 ст. 393) как нормам, которые могут использоваться в порядке аналогии закона <7>. То есть стоимость имущества должна определяться исходя из стоимости аналогичного товара при сравнимых обстоятельствах в месте, где обязательство должно быть исполнено, в день добровольного исполнения либо в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств дела, суд может также принять во внимание цены, существующие на момент вынесения решения.
    ———————————
    <7> См.: Там же. С. 258.
    Помимо двусторонней реституции закон предусматривает дополнительное правовое последствие для дееспособной стороны — она обязана возместить недееспособной понесенный ею реальный ущерб, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны. В этом случае придается значение субъективному моменту совершения сделки дееспособной стороной. Данная норма направлена на защиту более слабой в гражданском обороте стороны — малолетнего.
    Согласно ст. 15 ГК РФ в состав реального ущерба включены расходы, которые лицо уже реально произвело к моменту предъявления иска о возмещении убытков либо которые еще будут им произведены для восстановления нарушенного права, т.е. будущие расходы, а также убытки, вызванные утратой или повреждением имущества, так как и в этом случае производятся расходы.
    В соответствии с общими правилами гражданско-правовой ответственности вина правонарушителя предполагается (п. 1 ст. 401 ГК), поэтому дееспособная сторона для освобождения от обязанности возмещения реального ущерба должна представить доказательство того, что она не знала и не должна была знать о недееспособности контрагента.
    Нельзя не исследовать и следующий вопрос: будет ли в данном случае также правовым последствием применение норм о неосновательном обогащении? В соответствии со ст. 1103 ГК правила, предусмотренные гл. 60 ГК, действуют и в отношении требований о возврате исполненного по недействительной сделке, если иное не установлено законом и не вытекает из существа отношений. Применение этих правил носит субсидиарный характер. При этом они относятся лишь к вытекающим из недействительности сделки требованиям о возврате исполненного по ней (п. 1 ст. 1103 ГК), т.е. к реституционным требованиям. Применения их к иным последствиям недействительности сделки ст. 1103 ГК не предусматривает.
    Представляется, что на отношения, вытекающие из ничтожности сделки малолетнего, нормы гл. 60 о неосновательном обогащении не распространяются. Они в силу указания ст. 1103 ГК применяются, поскольку иное не установлено ГК, а в ст. 172 предусмотрено специальное дополнительное последствие недействительности сделки малолетнего — возмещение ему понесенного реального ущерба. Применять в отношении дееспособного лица два неблагоприятных последствия нет оснований <8>.
    ———————————
    <8> См.: Там же. С. 263.

    Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Гражданское право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *