Корпоративные конфликты

  • автор:

Эффективная модель корпоративной структуры управления как способ недопущения или разрешения корпоративных конфликтов



Проблема правового анализа такого явления корпоративных отношений как корпоративные конфликты в отечественной юридической науке является практически не изученной. Корпоративное управление является новым институтом общественных отношений. Это обстоятельство, а также отсутствие сложившейся практики корпоративных отношений в нашей стране являются причиной того, что научная база по данной проблеме находится на стадии своего становления.

Ключевые слова: корпорация, корпоративный конфликт, участники корпорации, корпоративное управление.

В большинстве случаев субъекты корпоративного конфликта не торопятся обращаться в суд, а делают попытки урегулировать спор путем прямых контактов с оппонентом по спору. Это вполне объяснимо, когда споры возникают из корпоративных правоотношений, поскольку партнерские отношения предполагают использование досудебных методов преодоления возникших разногласий. Участники корпорации в деловых отношениях связаны общими интересами. Возможность гармонизации, сбалансирования этих интересов и создает предпосылки для мирного урегулирования конфликтов спорящими сторонами самостоятельно. Несомненно, чем выше уровень культуры в партнерских отношениях, тем чаще и надежнее используется именно этот метод преодоления возникших противоречий.

На сегодняшний день существует два основных возможных варианта недопущения либо оперативного разрешения корпоративных конфликтов: использование подходящей для конкретной организации модели корпоративной структуры (системы) управления либо заключение корпоративных договоров.

Более подробно остановимся на первом варианте способа разрешения корпоративных конфликтов.

Одной из наиболее важных функций корпоративного управления является предупреждение и разрешение конфликтов.

Корпоративное управление — это система взаимодействия собственников и руководства компании, включающая комплекс методов, механизмов и инструментов регулирования с целью обеспечения эффективности (достижения установленных целей) и экономической безопасности деятельности компании, снижения рисков мошенничества на основе баланса интересов заинтересованных участников .

На протяжении последних десятилетий внимание к проблемам корпоративного управления усиливается. Это связано с конфликтными событиями в бизнесе, которые повлекли за собой проблемы в некоторых крупных корпорациях.

А. В. Безденежных, анализируя зарубежный и отечественный опыт корпоративного управления, выделила ряд проблемных аспектов, характерных для современных моделей: недостатки качественного контроля и оценки эффективности корпоративного управления; трудности в предупреждении неправомерных действий менеджеров в интересах отдельных групп из-за отсутствия систем управления на основе баланса интересов различных групп участников; трудности с систематическим регулированием рисков корпоративного управления из-за отсутствия координации служб внутреннего аудита, обеспечения информационной и экономической безопасности; недостатки применения, связанные с низкой квалификацией персонала, уже разработанных на основе международного опыта систем и программ корпоративного управления в практике российских корпораций и др.; отсутствие учета специфики российского бизнеса при использовании моделей корпоративного управления (низкая плотность бизнес-сетей, недостаточность для осуществления контрольных функций ресурсов, выделяемых руководством корпораций, неготовность линейных служб и др.) .

Д. И. Текутьев, исследуя проблему несовершенства корпоративного управления, предлагает классификацию правовых средств, направленных на повышение эффективности деятельности членов органов управления хозяйственных обществ .

Функцией таких правовых средств, в частности, является необходимость минимизации «агентской проблемы» и преодоление конфликта в корпорации посредством внедрения механизмов сближения интересов ее собственников и руководителей.

«Агентская проблема» заключается в наличии объективного противоречия между интересами собственников компании и ее менеджмента, поскольку у менеджеров (агентов) и собственников (принципалов) изначально разные цели, мотивация и отношение к риску. Цель собственника — увеличение стоимости компании, минимизация издержек на управление, сохранность активов, а также устойчивость и процветание бизнеса; цель менеджера — сохранение своего места и репутации и увеличение своего материального вознаграждения и предоставляемых льгот со стороны собственника .

Многие зарубежные исследователи считают, что именно «агентская проблема» является основной причиной, провоцирующей неэффективность деятельности членов органов управления корпорации и, в связи с этим, возникновение внутрикорпоративных конфликтов.

Правовые средства повышения эффективности деятельности членов органов управления классифицируются по различным основаниям.

Например, Д. И. Текутьев в зависимости от вида правоотношения, к которому они применяются, правовые средства повышения эффективности разделяет на гражданско-правовые (страхование ответственности членов органов управления, различные формы участия в капитале компании и др.), трудовые (выплата вознаграждения, компенсации при увольнении и др.), административно-правовые (административная ответственность членов органов управления), уголовно-правовые (уголовная ответственность членов органов управления) и т. д. .

По субъектам действия правовые средства повышения эффективности классифицирует на коллективные (применяемые для всех членов органов управления сразу — опционная программа для всех членов правления компании и т. д.) и индивидуальные (применяемые в отношении конкретных членов органов управления — выплата директору индивидуального бонуса по результатам работы компании за год).

Наиболее подробно анализируется классификация правовых средств повышения эффективности по информационно-психологической направленности, в соответствии с которой правовые средства повышения эффективности могут быть классифицированы на стимулирующие и ограничивающие.

К стимулирующим правовым средствам повышения эффективности деятельности членов органов управления относится совокупность правовых механизмов, направленных на побуждение членов органов управления действовать в интересах общества и соответствующее поощрение такого поведения (субъективные права, льготы, вознаграждения и др.).

В качестве эффективного стимулирующего правового средства многими предлагается использование опционных программ, включающих в себя совокупность мероприятий по наделению членов органов управления компании ее акциями (долями участия), основанных на использовании юридической конструкции опционного договора.

При грамотном структурировании опционных программ члены органов управления становятся заинтересованными в развитии компании — увеличении ее капитализации, расширении производства товаров или сектора предоставляемых услуг, выхода на новые рынки, повышении ее деловой репутации и т. д., поскольку все эти факторы положительно влияют на стоимость акций компании, которые через определенный период времени могут быть реализованы руководителю по гораздо большей, чем в момент заключения опционного соглашения, цене и принести ему значительную прибыль.

В результате крупного реформирование обязательственной части гражданского законодательство в российскую правовую действительность внедрены аналогичные вышеуказанным структуры: опцион на заключение договора и опционный договор (ст. ст. 429.2, 429.3 ГК РФ) .

Таким образом, возможность использования опционных программ закреплена на законодательном уровне, следовательно, они могут стать эффективным способом предотвращения возникновения конфликтов ввиду несовершенств корпоративного управления и наличия «агентской проблемы».

К ограничивающим правовым средствам повышения эффективности деятельности членов органов управления относится совокупность правовых механизмов, направленных на ограничение или исключение возможности членов органов управления действовать не в интересах общества (запреты, обязанности, санкции, меры ответственности и др.).

Д. Ю. Ткаченко считает обоснованным внедрение в управление корпорацией фигуры «независимых» (внешних) директоров, у которых меньше риск конфликта интересов при принятии управленческих решений .

Независимый директор не принадлежит ни к числу собственников, ни к числу менеджеров, у такого директора нет имущественных отношений с компанией, в управлении которой он участвует, он не связан с ее поставщиками или потребителями.

Включать в состав совета директоров независимых директоров предлагается также в Кодексе корпоративного управления . В соответствии с п. 2.4.1 Кодекса корпоративного поведения независимым директором рекомендуется признавать лицо, которое обладает достаточными профессионализмом, опытом и самостоятельностью для формирования собственной позиции, способно выносить объективные и добросовестные суждения, независимые от влияния исполнительных органов общества, отдельных групп акционеров или иных заинтересованных сторон. При этом следует учитывать, что в обычных условиях не может считаться независимым кандидат (избранный член совета директоров), который связан с обществом, его существенным акционером, существенным контрагентом или конкурентом общества или связан с государством. Более того, чтобы независимые директора могли реально влиять на решения, принимаемые советом директоров, рекомендуется, чтобы независимые директора составляли не менее одной трети избранного состава совета директоров. А также отдельно отмечается, что независимые директора должны играть ключевую роль в предотвращении внутренних конфликтов в обществе и совершении обществом существенных корпоративных действий.

Особое отличие статуса независимого директора заключается в том, что он призван выражать независимое и беспристрастное суждение по стратегическим вопросам деятельности общества и принимать активное участие в разрешении конфликтов.

Таким образом, полагаем, что независимость членов органов управления может стать действенным способом предотвращения возникновения корпоративных конфликтов. А, в ситуации возникшего корпоративного конфликта, позволит разрешить его без обращения в юрисдикционные органы, а путем использования внутренних механизмов корпоративного управления.

Литература:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 03.08.2018) // Собрание законодательства РФ, 05.12.1994, № 32, ст. 3301.
  2. Письмо Банка России от 10.04.2014 № 06–52/2463 «О Кодексе корпоративного управления» // Вестник Банка России, 2014, 18 апреля.
  3. Безденежных А. В. Проблемы корпоративного управления при реализации современных моделей корпоративного управления российскими предприятиями // Безопасность бизнеса. — 2014. — № 4. С. 28–32.
  4. Габов А. В. Сделки с заинтересованностью в практике акционерных обществ: проблемы правового регулирования. — М.: Статут, 2005. — 412 c.
  5. Текутьев Д. И. Правовые средства повышения эффективности деятельности членов органов управления хозяйственных обществ (лекция в рамках программы «Корпоративное право») // Предпринимательское право. Приложение «Право и Бизнес». — 2014. — № 4. С. 38–48.
  6. Ткаченко Д. Ю. Повышение качества корпоративного управления промышленными предприятиями: автореферат … канд. эконом. наук. — М., 2008. — 23 c.

С какой целью люди создают свой бизнес? Если верить Гражданскому кодексу РФ, целью ведения предпринимательской деятельности является извлечение прибыли. Но в наше время верить вообще нельзя никому и ничему, а уж Гражданскому кодексу — в особенности. Вот мне верить можно… Поэтому продолжаю мысль.

Думаю, вы согласитесь со мной, что бизнес должен приносить постоянный доход его обладателю. Постоянство же поступления доходов зависит от стабильности работы компании. И если в компании возник серьезный конфликт между, допустим, собственником и менеджментом, то все — тушите свет. Снижение темпов работы, ухудшение показателей, застой, снижение стоимости акций, хаос и неразбериха.

Я не утрирую. Так и бывает.

Все, о чем пойдет речь ниже, не будет открытием. Статья вообще не носит проблемного характера. Ее назначение чисто информационное. Специалист по корпоративному праву вряд ли найдет что-то новое. Я лишь постарался обобщить и сжать информацию, касающуюся корпоративных конфликтов.

В итоге получилась обзорная статья. Конкретные проблемы корпоративного законодательства я планирую рассмотреть в последующем. Если эта тема Вам интересна, то советую подписаться на обновления блога. Блог посвящен правовому сопровождению бизнеса, проблем много, количество рубрик разрастается. Впору помощников нанимать для написания статей…

Понятие корпоративного конфликта

Ситуация, когда возникают разногласия:

  • или между участниками общества;
  • или участниками и менеджментом общества;
  • или между компанией и инвестором

именуется корпоративным конфликтом.

Так уж получилось, что сложившееся в нашей стране законодательство не позволяет предотвратить возникновение корпоративных конфликтов. Оно даже эффективно разрешить их не позволяет в подавляющем большинстве случаев.

Усугублению проблемы способствуют:

  • пробелы в регулировании корпоративных отношений (вопрос законом не урегулирован);
  • конкуренция и коллизии норм (когда разные нормы по разному регулируют один и тот же вопрос, а какую применять — не всегда понятно);
  • наличие правовых фикций (вымышленных фактов, признаваемых законом реальными).

Хорошо, после внесения поправок в главу 4 ГК РФ ситуация чуть-чуть улучшилась. Хотя новые вопросы тоже появились. Но об этом в другой раз.

Про судебную практику промолчу, чтобы самому не расстраиваться и вас не расстраивать. Будем надеяться, что ситуация выправится.

Неопределенность в правилах игры толкает самих игроков на злоупотребление своими правами. Рано или поздно возникает конфликт, который в итоге выливается в судебный спор.

Что такое корпоративный конфликт из законодательных актов мы не узнаем. Зато есть понятие корпоративного спора.

В соответствии со ст. 225.1 АПК РФ корпоративными спорами являются споры, связанные:

  • с созданием юридического лица,
  • управлением им,
  • участием в юридическом лице,

являющемся коммерческой организацией, а также в некоммерческом партнерстве, ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации в соответствии с федеральным законом.

Корпоративный конфликт является более широким понятием, чем корпоративный спор. Последняя категория не охватывает такие явления, как корпоративное поглощение и корпоративный захват, корпоративный шантаж, рейдерство и другие.

Здесь переходим к видам корпоративных конфликтов.

Виды корпоративных конфликтов

Классификаций сего явления существует несколько. В разные теоретические выкладки вдаваться не будем, рассмотрим две наиболее практичные классификации.

Первую можно вывести на основании рассмотрения ст. 225.1 АПК РФ, то можно подразделить корпоративные конфликты на следующие виды.

Думаю, тут все понятно. Есть корпоративные конфликты, поименованные в качестве корпоративных споров в ст. 225.1 АПК РФ, а есть иные, которые в нее не попали. Кратко разберем каждое.

Корпоративное поглощение — в самом общем виде представляет собой приобретение одной компании другой компанией. Не обязательно носит конфликтный характер, поскольку может быть дружественным. В этом случае есть договоренность между собственниками (акционерами) приобретаемой компании и собственниками (акционерами) поглощающей организации. Договоренность есть — конфликта нет.

Юридически такое поглощение оформляется как реорганизация в форме слияния или присоединения.

С недружественным поглощением ситуация кардинально различается. Такое поглощение называется корпоративным захватом. Тут никакой договоренности нет и поглощение осуществляется без воли поглощаемого лица. Без воли — не означает незаконно. Захват больше носит экономический характер и формально все оказывается законно. В ряде случаев оформляется в форме того же слияния или присоединения.

Довольно распространенная ситуация — мажоритарный акционер «продавил» на общем собрании акционеров решение о дополнительной эмиссии (выпуска) акций и впоследствии сам же его скупил. По отношению к другим акционерам это — корпоративный захват. Потому что размер пакета акций каждого из них снизился по отношению к увеличившемуся уставному капиталу общества — ведь все дополнительные акции скуплены мажоритарием!

Другие примеры законного корпоративного захвата:

  • преднамеренное банкротство;
  • законный перехват управления;
  • организация и скупка дополнительного выпуска акций.

Если поглощение носит ярко выраженный незаконный характер, можно говорить о рейдерстве (от англ. the raid — «набег», «внезапное нападение»).

В переводе с английского рейдер — налетчик. В средние века рейдерами называли самостоятельные корабли, отличавшиеся от обычных пиратских тем, что они служили правительству и нападали только на корабли и поселения враждебных держав. Целью рейдера не всегда был не захват чужого судна и его разграбление. Зачастую боевые действия совершались с целью уничтожения морской торговли неприятеля и корабли просто топили по принципу «убыток для врага — прибыль для нас».

Современное рейдерство преследует сходную цель — захват чужого предприятия, его последующее разграбление для извлечения сверхприбыли. Нередко рейдерство осуществляется не просто противоправными, а криминальными, преступными способами.

Другая агрессивная форма корпоративного захвата — незаконный перехват корпоративного управления.

Схематично все выглядит следующим образом.

Другая распространенная классификация корпоративных конфликтов строится в зависимости от участвующих в нем лиц.

Разногласия могут возникнуть исключительно внутри компании:

  • между участниками (акционерами);
  • между участниками (акционерами) и самой компанией;
  • между участниками (акционерами) и менеджментом компании (исполнительными органами).

Такие конфликты являются внутренними.

Другая группа корпоративных конфликтов — внешние, поскольку возникают между компанией и третьими лицами: реестродержателем, управляющей организацией, дочерней организацией и т.д.

Схематично это выглядит следующим образом.

Угроз для компании существует множество. Они могут исходить как извне, так и изнутри компании. До конфликта внутри компании дело лучше не доводить. А угрозы извне предвидеть и заранее предпринимать превентивные меры. Увы, но чаще всего тревогу начинают бить слишком поздно.

Вопросам регулирования корпоративных отношений посвящен целый блок Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 г. № 25. В одной из прошлых статей я уже рассматривал одно из положений, касающееся оспаривания сделки по п. 1 ст. 174 ГК РФ. Есть в Постановлении Пленума несколько пунктов об урегулировании корпоративных конфликтов. Но их рассмотрение требует написания отдельной статьи. Может даже не одной.

А эту статью я заканчиваю. До встречи в новых статьях!

С уважением, Альберт Садыков

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ШКОЛА

50 тем и литература для подготовки студентами докладов по экономике

Бригхем Ю., Гапенски Л. Финансовый менеджмент: полный курс: В 2-х т. / Пер. с англ. под ред. В.В.Ковалева.

СПб 2001 г. Т.1.ХХХ+497 с.,Т.2. 669 с.

Теория агентских отношений

Из вводного курса финансов вам, вероятно, известно, что целью фирмы является максимизация собственности (богатства) ее акционеров, а это сводится к максимизации цены акций фирмы. Хотя такая точка зрения вполне прием­лема при первом знакомстве с деятельностью фирм, однако уже давно признано, что менеджеры фирм могут иметь и другие цели, конкурирующие с максимиза­цией богатства акционеров. Тот факт, что владельцы фирмы — ее акционеры — предоставляют менеджерам право принятия решений, создает потенциальный конфликт интересов, который рассматривается в рамках общей концепции, на­зываемой теорией агентских отношений (agency theory).

Агентские отношения возникают в тех случаях, когда один или несколько индивидуумов, именуемых принципалами* нанимают одного или нескольких индивидуумов, именуемых агентами, для оказания каких-либо услуг и затем наделяют агентов полномочиями по принятию решений. В контексте финансо­вого менеджмента первичные агентские отношения — это отношения: 1) между акционерами и менеджерами и 2) между кредиторами и акционерами.23

—————-

23Классическая работа по применению теории агентских отношений к финансовому управлению: Jensen М. С., Meckling W. Н. Theory of the Firm, Managerial Behavior, Agency Costs, and Ownership Structure // Journ. Financial Econ. 1976. Oct. P. 305-360.

Агентские конфликты

Потенциальный агентский конфликт возникает во всех тех случаях, когда менеджер фирмы владеет менее чем 100% ее голосующих акций. Если фирма находится в собственности одного человека, который сам управляет ею, такой владелец-менеджер будет действовать, стремясь максимизировать свое собствен­ное благосостояние или, в терминах экономической науки, экономический эф­фект. Владелец-менеджер, вероятно, будет измерять этот эффект в первую оче­редь размерами своего личного богатства. Но в процессе максимизации полез­ного эффекта кроме личного богатства будут учитываться и другие факторы, например количество свободного времени и наличие привилегий.24 Однако, если владелец-менеджер уступает часть своей собственности, продав часть ак­ций фирмы посторонним инвесторам, возникает потенциальный конфликт ин­тересов, именуемый агентским конфликтом. Например, после продажи части акций владелец-менеджер может решить вести менее напряженную жизнь и не

столь усердно работать, поскольку теперь ему будет отчисляться лишь часть со­вокупного дохода. Кроме того, он может решить увеличить свои привилегии, так как стоимость этих привилегий будет теперь частично покрываться другими акционерами. В сущности сам факт неполучения владельцем-менеджером всего дохода компании, создаваемого его усилиями, представляет собой сильный стимул для совершения действий, не отвечающих интересам всех акционеров.

Потенциальные агентские конфликты имеют важное значение для боль­шинства крупных корпораций, поскольку, как правило, менеджеры крупных фирм владеют лишь небольшим процентом их акций. В такой ситуации максимизация богатства акционеров может стать отнюдь не первостепенной целью менеджера. Например, по мнению многих специалистов, главной целью менеджеров-агентов является увеличение размеров фирмы.25 Создавая круп­ную, стремительно растущую фирму, менеджеры:

1) закрепляют за собой свои места, поскольку скупка контрольного пакета акций другими фирмами стано­вится менее вероятной;

2) увеличивают собственную власть, статус и оклады;

3) создают дополнительные возможности для своих подчиненных — менедже­ров низшего и среднего уровня.

Далее, так как менеджеры большинства круп­ных фирм владеют лишь ничтожной долей акций этих фирм, утверждается, что они проявляют ненасытный аппетит к окладам и привилегиям, а также щедро жертвуют средства корпораций благотворительным организациям, которым они покровительствуют, поскольку большая часть этих расходов ложится на прочих акционеров.

——————

24 Под привилегиями понимаются дополнительные блага, предоставляемые руково­дителям фирм, — роскошные кабинеты, персональные помощники, оплата счетов, лиму­зины, служебные самолеты, крупные пенсионные выплаты и т. д.

25Wildsmith J. R. Managerial Theories of the Firm. New York : Dunellen, 1974.

* Принципал (от лат, principlis — главный) — глава, хозяин, доверитель, лицо, от имени которого действует агент, представитель, доверенное лицо.

Агентские затраты

Очевидно, что менеджеров можно побудить действовать на благо акционеров с помощью стимулов, ограничений и наказаний. Но эти средства эффективны лишь в тех случаях, когда акционеры могут проследить за всеми действиями менеджеров. Проблема морального риска (moral hazard), т. е. возможность незамеченных действий менеджеров в своих собственных интересах, возникает ввиду того, что акционеры на практике не могут контролировать все действия менеджеров. Как правило, для уменьшения агентских конфликтов и частичного решения проблемы морального риска акционеры должны нести агентские за­траты (agency costs), к которым относятся все затраты, производимые с целью побудить менеджеров действовать с позиции максимизации достояния акционе­ров, а не своих эгоистических интересов. Существуют три важнейшие категории агентских затрат: 1) расходы на осуществление контроля за деятельностью ме­неджеров, например затраты на проведение аудиторских проверок; 2) расходы на создание организационной структуры, ограничивающей возможность неже­лательного поведения менеджеров, например введение в состав правления внеш­них инвесторов; 3) альтернативные затраты, возникающие в тех случаях, ко­гда условия, установленные акционерами, например обязательное голосование акционеров по определенным вопросам, ограничивают действия менеджеров, противоречащие достижению основной цели — увеличению богатства акцио­неров.

Если акционеры не предпринимают никаких усилий с тем, чтобы повлиять на поведение менеджеров, и, следовательно, агентские затраты равны нулю,

почти неизбежна потеря акционерами части своего богатства вследствие неэф­фективных (для акционеров) действий менеджеров. Напротив, если акционеры попытаются добиться полного соответствия всех действий менеджеров своим ин­тересам, агентские затраты будут весьма высоки. Таким образом, оптимальную величину агентских затрат следует определять тем же методом, каким принима­ются любые инвестиционные решения: агентские затраты могут увеличиваться, пока каждый доллар их прироста обеспечивает увеличение богатства акционе­ров более чем на 1 дол. В сущности увеличение агентских затрат приемлемо, пока NPV каждого доллара прибыли, обеспечиваемый этими затратами, имеет положительное значение.

Стимулирование менеджеров

Существуют две крайние точки зрения по поводу способов разрешения агент­ского конфликта акционер—менеджер. Сторонники одной крайности утвер­ждают, что, если вознаграждение менеджеров фирмы зависело бы только от курса акций фирмы, агентские затраты были бы невысоки, поскольку у ме­неджеров в этом случае имелся бы сильнейший стимул для максимизации соб­ственности акционеров. Однако было бы трудно — если не невозможно — нанять компетентных менеджеров на подобных условиях, поскольку при таком вари­анте их заработки зависели бы и от экономической конъюнктуры, над которой они не властны. Согласно другой крайней точке зрения, акционеры могут кон­тролировать все действия менеджеров, однако такой вариант был бы весьма до­рогостоящим и неэффективным. Оптимальное решение находится где-то между двумя этими полюсами и предусматривает увязку вознаграждения руководителя фирмы с результатами ее деятельности и одновременно некоторый контроль над его действиями. Помимо контроля существуют следующие механизмы, побу­ждающие менеджеров действовать в интересах акционеров: 1) системы стиму­лирования на основе показателей деятельности фирмы; 2) непосредственное вме­шательство акционеров; 3) угроза увольнения; 4) угроза скупки контрольного пакета акций фирмы.

Системы стимулирования на основе показателей деятельности фирмы. В настоящее время фирмы во все большей степени увязывают вознаграждение менеджеров с результатами деятельности компании, вводя системы стимули­рования на основе показателей, достигнутых компанией. В 50-60-е гг. боль­шинство таких систем предусматривало фондовые опционы руководителей (ex­ecutive stock options), позволявшие менеджерам приобрести акции фирмы в определенное время в будущем по заранее оговоренной цене. Такие опционы имели ценность лишь в том случае, если рыночная цена данных акций превы­шала цену исполнения опциона. В основе этих планов лежало предположение о том, что, разрешая менеджерам приобретать акции по фиксированной цене, фирма создает стимул, побуждающий их стремиться повысить курс ее акций. Однако в 70-е гг. такие системы потеряли популярность, поскольку опционы, как правило, не оправдывали себя — в эти годы на фондовом рынке господство­вала тенденция к снижению деловой активности, вызванная ростом процентных ставок, и курсы акций не обязательно отражали результаты работы менедже­ров. Кроме того, было признано, что при общем снижении процентных ставок в стране курсы акций, как правило, повышаются даже у плохо управляемых фирм. Такая ситуация имела место в 80-е гг. Поскольку системы стимулирова­ния должны основываться на тех факторах, которые управляются менеджерами, а общие колебания рынка не могут ими контролироваться, системы фондовых опционов оказались слабыми стимуляторами.

Все это привело к тому, что системы фондовых опционов перестали быть единственным средством стимулирования менеджеров. Если в 1970 г. из 100 крупнейших компаний США в 61 единственным средством стимулирования ме­неджеров являлись фондовые опционы, то в 1992 г. все 100 крупнейших фирм использовали и другие системы. Сейчас почти все фирмы используют систему наградных акций (performance shares), т. е. акций, предоставляемых ответ­ственным работникам фирмы в качестве вознаграждения за успехи в работе, из­меряемые объективными показателями — доходом на одну акцию, доходом на активы, доходом на акционерный капитал и т. д. Например, фирма «Honeywell» использует в качестве основного показателя при оценке результатов работы до­ход на одну акцию. Фирма устанавливает для своих менеджеров два частично накладывающихся друг на друга четырехлетних периода, интервал между на­чалом первого периода и началом второго периода составляет два года. В начале каждого периода за каждым из ответственных работников закрепляется опре­деленное число акций — от 10000 у президента до 1000 акций у менеджера низшего звена. Если компания достигает запланированных показателей, на­пример увеличения дохода на одну акцию в среднем на 13% в год, менеджеры получают 100% выделенных им акций. Если показатели деятельности корпора­ции выше запланированных, менеджеры могут получить и большее количество акций — максимум 130% при росте дохода на акцию на 16% в год. Однако если этот показатель ниже 13% в год, менеджеры получают менее 100% акций, а если среднегодовой прирост дохода на акцию меньше 9%, они не получают ни­чего. Чтобы иметь право на получение наградных акций, менеджеры должны проработать в фирме в течение всего оцениваемого периода (четыре года).

Наградные акции могут иметь ценность даже при неизменном или снижа­ющемся в силу рыночной конъюнктуры курсе акций фирмы, в то время как фондовые опционы при аналогичных условиях не имеют ценности, даже если менеджеры и добились больших успехов в повышении дохода на одну акцию. Разумеется, ценность наградных акций зависит от успехов фирмы на рынке: 1000 акций «Honeywell» имеет гораздо большую ценность, если рыночная цена акции не 40, а 60 дол.

Все системы стимулирования с помощью вознаграждений — фондовые оп­ционы руководителей, наградные акции, премии за рост прибыли и т. д. — должны обеспечивать достижение двух целей. Во-первых, они предлагают ру­ководящим работникам фирм стимулы, побуждающие стремиться к максимиза­ции богатства акционеров. Во-вторых, такие системы должны помогать фирмам привлекать и удерживать у себя менеджеров, уверенных в том, что их финан­совые перспективы зависят от их собственных способностей и энтузиазма, а из таких людей получаются самые лучшие руководители высшего уровня. Хорошо продуманные системы обеспечивают достижение обеих этих целей.

Непосредственное вмешательство акционеров. Хотя громадное количество акций принадлежит индивидуальным держателям, все большая их доля сосре­доточивается у институциональных инвесторов — страховых компаний, пенси­онных фондов, взаимных инвестиционных фондов. В 1992 г. таким инвесторам принадлежало более половины совокупного акционерного капитала компаний США, поэтому финансовые менеджеры этих организаций при желании могут оказывать значительное влияние на деятельность фирм. Институциональные инвесторы фактически являются главными собственниками ряда фирм; напри­мер, фирма «Lotus Development» на 82% принадлежит институциональным ин­весторам, в фирме «Reynolds Metals» их доля составляет 77%. Институцио­нальные инвесторы могут влиять на деятельность менеджеров фирм двумя спо­собами. Во-первых, они могут вступать в контакт с руководством фирмы и вносить предложения, касающиеся ее деятельности. В сущности институцио­нальные инвесторы могут действовать в роли лоббистов, представляющих инте­ресы массы акционеров. Во-вторых, любой акционер, владеющий в течение года акциями фирмы на сумму минимум 1000 дол., может внести предложение, по которому должно быть проведено голосование на ежегодном собрании акционе­ров, даже если руководство фирмы не одобряет этого предложения. Хотя такие предложения акционеров не имеют обязательной силы и их область ограничена вопросами, не имеющими отношения к повседневной деятельности фирмы, ре­зультаты голосований по ним оказывают очевидное влияние на высшее руко­водство фирм. В 1991 г. на собраниях акционеров ставились на голосование 123 предложения, внесенных акционерами, — вдвое больше, чем в 1989 г. И шансы на успех у подобных предложений растут: в 1991 г. 13 таких предложе­ний собрало не менее 50% голосов, в то время как в 1987 г. не было ни одного аналогичного случая.

Иллюстрацией все более активной роли институциональных акционеров мо­гут служить недавние события в фирме «Lockheed» — крупнейшем подрядчике Министерства обороны. Новый руководитель компании Дэниел Теллеп осуще­ствил план реорганизации, который должен был резко увеличить доходы акцио­неров, однако этот план не сработал и цена акции упала с 55 до 36 дол. Институ­циональные инвесторы, владевшие 46% акций фирмы, сделали ряд предложе­ний, предусматривавших: 1) избавление компании от «отравленных пилюль*; 2) проведение тайных голосований с тем, чтобы руководство фирмы не могло бы узнать, кто голосовал за и кто против любых предложений руководства и акци­онеров; 3) устранение из устава компании ряда положений, препятствовавших скупке контрольного пакета.26 Было очевидно, что принятие этих предложе­ний сделало бы более вероятной скупку контрольного пакета акций компании, и Теллеп вместе с правлением фирмы воспротивился. Независимо от этого бир­жевик Хэронд Симмонс скупил 19% акций «Lockheed» и попросил предоставить ему 6 из 15 мест в правлении. Руководство фирмы ответило отказом, и Симмонс объявил о выдвижении собственного списка кандидатов в члены правления. Тогда институциональные инвесторы сообщили Теллепу и Симмонсу, что они под­держат только такой состав правления, который согласится с предложениями акционеров; Теллеп и Симмонс согласились поддержать эти предложения. По­сле подсчета голосов выяснилось, что в правление прошли кандидаты Теллепа, но все три предложения акционеров были приняты. Увидев мощь институци­ональных инвесторов, Теллеп предложил им три места в расширенном составе правления. Несмотря на это, акционеры продолжали оказывать давление на Теллепа. Представитель одного крупного институционального инвестора ска­зал: «Мы видим, что Симмонс пока не продал своих акций, и мы не продали своих, и остальные крупные держатели тоже не продали… Но если положение не улучшится, — добавил он, — в следующем году голосование может пройти по-другому».

Почему же институциональные инвесторы внезапно стали проявлять такой интерес к управлению принадлежащими им фирмами? Главная причина за­ключается в том, что теперь этим инвесторам уже нелегко уйти с рынка. Их инвестиционные портфели настолько велики, что в случае поспешной распро­дажи ими акций произойдет обвальное падение курсов этих акций. Институци­ональные инвесторы предпочли оставаться на рынке и работать с руководством фирм. Кроме того, менеджеры пенсионных фондов в последнее время подвер­гались сильному давлению со стороны Министерства труда, которое, согласно Закону о пенсионном обеспечении наемных работников, контролирует инвести­ционную деятельность этих фондов. Данный закон требует, чтобы менеджеры пенсионных фондов голосовали в интересах своих бенефициаров (доверителей), а это зачастую означает голосование против руководства корпораций. Нако­нец, Комиссия по ценным бумагам и биржам расширила круг вопросов, кото­рые могут затрагиваться в предложениях, вносимых акционерами фирм. Со­всем недавно она включила в их число вопрос о вознаграждении руководителей фирм. В прошлом этот вопрос относился к категории «текущих вопросов» и соответственно не мог затрагиваться в предложениях акционеров. Точно так же Комиссия недавно заставила несколько компаний позволить своим акционерам провести голосование по поводу крайне щедрых пенсионных выплат («золотые парашюты») уходящим со своих постов руководителям.

Самая фундаментальная перемена, которая пользуется поддержкой институциональных инвесторов, заключается в предоставлении большей само­стоятельности советам директоров фирм; контролируемое менеджерами пра­вление обоснованно считается слабым звеном в системе подотчетности мене­джеров акционерам фирмы. По мнению большинства экспертов по управле­нию корпорациями, директора слишком часто оказываются «в кармане» у менеджеров, и поэтому институциональные инвесторы добиваются обеспече­ния подлинной независимости правлений. Многие институциональные инве­сторы хотели бы видеть на посту председателя правления внешнего незави­симого директора, поскольку они не верят в то, что председатель-менеджер служит в первую очередь акционерам, а не преследует собственные интере­сы.

——————

26Отравленной пилюлей (poison pill) называют то или иное действие менеджера, снижающее ценность фирмы в глазах потенциальных покупателей и тем самым проти­водействующее их возможному желанию поглотить фирму. Как правило, «отравленные пилюли» предназначаются для защиты скорее менеджеров, чем акционеров. Проведение тайного голосования имеет важное значение, поскольку известны случаи, когда руково­дители корпораций угрожали менеджерам пенсионных фондов изъятием активов корпо­раций из этих фондов, если данные менеджеры проголосуют против руководства фирмы. Поскольку руководители одной компании зачастую входят в состав правлений других фирм, у них преобладает «клубный дух» и руководитель компании А может принять меры против менеджера своего пенсионного фонда, проголосовавшего против руковод­ства компании В. Естественно, при этом он рассчитывает на ответную защиту со стороны руководства компании В. Ввиду этого менеджеры государственных пенсионных фондов, например пенсионного фонда государственных служащих Калифорнии, до сих пор были лидерами по части использования своих возможностей при голосованиях на собраниях акционеров.

Угроза увольнения

До недавнего времени вероятность смещения руковод­ства крупной фирмы ее акционерами была столь незначительной, что не пред­ставляла собой серьезной угрозы. Это объяснялось тем, что владение фирмой было настолько распылено, а контроль менеджеров над механизмом управления настолько силен, что акционеры-диссиденты практически не имели возможности собрать нужное для смещения менеджеров число голосов. Однако, как уже отмечалось, в настоящее время положение меняется.

Рассмотрим случай с банком «Baltimore Bancorp». Недавно председатель правления этой фирмы Гарри Л. Робинсон отклонил щедрое предложение сво­его конкурента — «First Maryland Bancorp», желавшего купить контрольный пакет акций по цене 17 дол. за акцию. Обескураженные акционеры стали сви­детелями падения цены акций до 5 дол., а затем подняли восстание, которое возглавил один балтиморский бизнесмен. Диссиденты выдвинули свой список кандидатов в директора и заручились поддержкой балтиморской инвестицион­ной компании «Т. Rowe Price», которой принадлежало около 9% акций банка. На очередном ежегодном собрании акционеров банка диссидентам досталось 6 из 18 мест в правлении. Вслед за этим правление сместило Робинсона и банком начала управлять новая команда менеджеров.

Помимо очевидных случаев, когда акционеры использовали свои права и смещали руководство фирм — типа случая с «Baltimore Bancorp», — имело ме­сто гораздо большее число менее заметных происшествий. В последние годы ушли в отставку, как утверждают в связи с плохими результатами деятельно­сти компаний, генеральные менеджеры или другие высшие руководители фирм «Goodyear», «General Motors» и IBM. Стандартные причины отставок руково­дителей типа «по состоянию здоровья» и «по причинам личного характера» все больше уступают место мотиву «по просьбе правления».

Угроза враждебного поглощения фирмы

Враждебное поглощение (hostile takeover), т. е. поглощение, которое может произойти против воли руководите­лей корпорации, чаще всего бывает в тех случаях, когда акции фирмы ввиду плохого управления имеют заниженную — относительно потенциала фирмы — стоимость. В подобных случаях менеджеры фирмы, перешедшей в другие руки, обычно увольняются, а оставшиеся теряют ту самостоятельность, которой они пользовались ранее. Это обстоятельство является для менеджеров сильным сти­мулом, побуждающим их стремиться к максимизации цены акций. Как сказал президент одной компании: «Если хочешь сохранить власть, не позволяй про­давать акции своей компании по льготным ценам».

Еще один агентский конфликт: акционеры и кредиторы

Помимо конфликта между акционерами и менеджерами заслуживает рас­смотрения еще один агентский конфликт — между акционерами и кредиторами. Кредиторы имеют право на часть доходов фирмы (в размере процентов и выплат в счет погашения основного долга), а также на активы фирмы в случае ее банк­ротства. Однако контроль за решениями, от которых зависят рентабельность и рисковость активов фирмы, осуществляют акционеры, действующие через ме­неджеров фирмы. Кредиторы ссужают средства фирме под проценты, ставка ко­торых, среди прочего, зависит от: 1) рисковости имеющихся у фирмы активов; 2) ожидаемой рисковости будущих дополнительных активов; 3) существующей структуры капитала фирмы; 4) ожидаемых будущих решений, затрагивающих структуру капитала фирмы. Таковы первичные факторы, определяющие рис­ковость денежных потоков фирмы и, следовательно, надежность ее долговых обязательств; учитывая эти факторы, кредиторы определяют свои значения тре­буемой доходности.

Предположим, что акционеры, действующие через менеджеров, заставляют фирму взяться за реализацию нового крупного проекта, уровень риска по которому выше ожидавшегося кредиторами фирмы. Увеличение риска приведет к повышению требуемой доходности по долговым обязательствам фирмы, что в свою очередь ведет к снижению рыночной стоимости невыплаченного долга. Если это рисковое вложение капитала окажется успешным, все его выгоды до­станутся акционерам фирмы, поскольку доходы кредиторов являются фиксиро­ванными и соответствуют первоначальному, более низкому уровню риска. Од­нако в случае неудачи проекта держателям облигаций придется взять на себя часть убытков. С точки зрения акционеров такие капиталовложения предста­вляют собой беспроигрышную игру в «вершки и корешки», что, очевидно, не может устраивать кредиторов. Сходным образом предположим, что менеджеры увеличивают долю заемных средств фирмы, стремясь повысить доход на акцио­нерный капитал. Если старые долговые обязательства не имеют приоритета по отношению к новым, их ценность снизится, поскольку на денежные потоки и активы фирмы будет притязать большее число кредиторов. В обоих случаях — и при осуществлении рисковых проектов, и при увеличении задолженности — акционеры фирмы получают выгоду за счет кредиторов фирмы.

Следует отметить, что в большинстве случаев действия, направленные на максимизацию общей стоимости фирмы (рыночной стоимости ее заемного и ак­ционерного капитала),* максимизируют и цену ее акций. Однако может воз­никнуть и такая ситуация, когда общая стоимость фирмы снижается, а цена ее акций растет. Такое положение может возникнуть в том случае, если величина заемного капитала фирмы снижается, но часть утрачиваемой таким образом сто­имости передается акционерам фирмы. В этом случае общая стоимость фирмы может снизиться даже при росте цен акций. Нетрудно понять, что если мене­джеры будут отдавать предпочтение акционерам перед держателями облигаций, то могут возникнуть проблемы.

Могут ли — и должны ли — акционеры, действуя с помощью своих аген­тов, попытаться экспроприировать часть доходов у кредиторов фирмы? Обычно ответ на этот вопрос бывает отрицательным.

Во-первых, такое поведение акци­онеров неэтично, а неэтичным поступкам нет места в мире бизнеса.

Во-вторых, в случае подобных попыток кредиторы станут защищать себя, вводя ограничи­тельные положения в будущие соглашения о предоставлении займов.

Наконец, если кредиторы установят, что менеджеры пытаются увеличить богатство ак­ционеров за их счет, они либо откажутся от дальнейшего ведения дел с этой фирмой, либо станут взимать с нее проценты выше обычных — в качестве ком­пенсации за риск возможной эксплуатации. Таким образом, фирма, которая ведет нечестную игру со своими кредиторами, либо лишается доступа на рынок заемного капитала, либо сталкивается с высокими ставками процентов по кре­дитам и другими ограничениями; обе эти перспективы чреваты ущербом для акционеров.

Из сказанного выше вытекает, что, для того чтобы лучшим образом служить акционерам своих фирм, менеджеры должны вести честную игру с кредиторами, т. е. соблюдать и букву и дух кредитных соглашений. Менеджеры являются агентами и акционеров и кредиторов фирм и должны соблюдать баланс между интересами этих двух групп держателей ценных бумаг. Аналогичным обра­зом те действия менеджеров, которые направлены на эксплуатацию богатства у других заинтересованных лиц (stakeholders) — работников, клиентов, поставщиков и общественности, в силу существующих ограничений и санкций в конечном счете нанесут ущерб акционерам фирмы. Таким образом, мы прихо­дим к следующему выводу: в нашем обществе менеджеры, желающие наилуч­шим образом служить интересам акционеров, должны честно относиться ко всем сторонам, чье экономическое положение затрагивают принимаемые ими реше­ния.

* Капитал фирмы состоит из двух основных частей: акционерный и заемный; послед­ний формируется обычно путем выпуска облигационных займов.

Вопросы для самопроверки

Что такое агентские конфликты? Назовите два важнейших агентских конфликта в сфере финансов корпораций.

Что такое агентские затраты и кто их несет?

Назовите некоторые механизмы, побуждающие менеджеров действовать в интересах акционеров и в интересах кредиторов.

Почему менеджерам не следует совершать действия, являющиеся очевидно не­справедливыми по отношению к каким-либо лицам, заинтересованным в деятельности фирмы?

См. также ПРОБЛЕМА ПРИНЦИПАЛА-АГЕНТА (principal-agent problem)

П. Милгром, Дж. Робертс Экономика, организация и менеджмент: Глава 14. Классическая теория инвестиций и финансов; Глава 15. Финансовая структура, собственность и контроль над корпорацией; Глава 6. Субъективный риск и стимулы к деятельности (Оглавление учебника)

Павел Ватник. Теория риска (учебное пособие)

Приложение I. Анализ дисконтированного денежного потока: обзор методики

Приложение II. Основные формулы

Предметный указатель

Терминология

Глоссарий

Эволюция теории финансов

Предотвращение корпоративных конфликтов

Важным аспектом также является предотвращение корпоративных конфликтов. Достичь этого можно следующими путями:

— законодательно ужесточить ответственность за нарушения законодательства в области корпоративного управления;

— повышение правовой культуры субъектов корпоративных отношений;

— совершенствование механизма государственного регулирования в сфере корпоративного управления;

— повышение результативной деятельности советов директоров акционерных компаний;

— подготовка кадров управляющих и членов совета директоров акционерных компаний;

— повышений знаний в области корпоративного права работников прокуратуры, правоохранительных органов.

С точки зрения предупреждения и регулирования корпоративных конфликтов важное значение имеет Кодекс Корпоративного поведения (далее Кодекс), одобренный Правительством Российской Федерации 28 ноября 2001 г.

Как отмечается в Кодексе, предупреждение и урегулирование корпоративных конфликтов в обществе в равной мере позволяет обеспечить соблюдение и охрану прав акционеров и защитить имущественные интересы и деловую репутацию акционерного общества, что связано в первую очередь с имиджем общества, что в свою очередь, является важным фактором для потенциальных инвесторов. Как предупреждению, так и урегулированию корпоративных конфликтов способствует точное и безусловное соблюдение обществом законодательства, а также добросовестное и разумное поведение во взаимоотношениях с субъектами корпоративных отношений.

Поскольку законодательство не устанавливает требований об обязательном соблюдении каких-либо досудебных процедур в целях урегулирования корпоративных конфликтов, то применение этих процедур в значительной степени зависит от воли самого общества. Соответствующие правила могут быть включены в устав общества или в его внутренние документы.

Сама по себе эффективность работы по предупреждению и урегулированию корпоративных конфликтов предполагает, прежде всего,

максимально полное и скорейшее выявление таких конфликтов, в случае если они возникли или могут возникнуть в обществе, и четкую координацию действий всех органов общества.

Так любое разногласие или спор между обществом и его акционером, которые возникли в связи с участием акционера в обществе, либо выявившееся противоречие между предпринимательскими и иными интересами общества и интересами его акционеров (конфликт интересов) по своей сути представляет собой корпоративный конфликт, так как затрагивает или может затронуть отношения внутри общества. Поэтому необходимо обеспечить выявление таких конфликтов на самых ранних стадиях их развития и внимательное отношение к ним со стороны общества, его должностных лиц и работников.

Выявление и учет корпоративных конфликтов рекомендуется возложить на секретаря общества. Он осуществляет регистрацию поступивших от акционеров обращений, писем и требований, дает им предварительную оценку и передает в тот орган общества, в компетенцию которого входит рассмотрение данного корпоративного конфликта. В филиалах и представительствах общества организация подобной работы может быть возложена на лица, их возглавляющие. Но и в этом случае секретарь общества должен обладать всей полнотой информации о корпоративных конфликтах, возникших в филиалах и представительствах общества.

Важным является закрепление Кодексом положения о том, что позиция общества в корпоративном конфликте должна основываться на законе.

Общеизвестно, что во многих случаях предупреждению корпоративных конфликтов и их урегулированию в значительной мере способствует своевременное доведение до сведения акционера четкой и обоснованной позиции общества в конфликте. Кроме того, предоставление обществом акционеру исчерпывающей информации по вопросу, являющемуся предметом конфликта, позволяет предотвратить повторные обращения акционера к обществу с тем же требованием или просьбой и создать условия, обеспечивающие акционеру возможность осуществить и защитить свои права и интересы.

Поэтому ответ общества на обращение акционера должен полным и обстоятельным, а сообщение об отказе удовлетворить просьбу или требование акционера – мотивированным и основанным на законе.

Согласие общества удовлетворить требование акционера может быть обусловлено необходимостью совершения акционером каких-либо действий, предусмотренных законодательством, уставом общества или его внутренними документами. В этом случае в ответе общества акционеру следует исчерпывающим образом указать такие условия, а также сообщить необходимую для их выполнения информацию (например, размер платы за изготовление копий запрошенных акционером документов или банковские реквизиты общества).

В случаях, когда между акционером и обществом нет спора по существу их обязательств, но возникли разногласия о порядке, способе, сроках и иных условиях их выполнения, обществу следует предложить акционеру урегулировать возникшие разногласия и изложить условия, на которых общество готово удовлетворить требование акционера.

Эффективность работы общества по предупреждению и урегулированию корпоративных конфликтов зависит от того, насколько быстро они будут рассмотрены. Поэтому обществу следует в максимально короткие сроки определять свою позицию по существу конфликта, принимать соответствующее решение и доводить его до сведения акционера.

Кодексом также определяется наиболее оптимальный порядок работы органов общества по урегулированию корпоративных конфликтов.

Предусматривается, что компетенция органов общества по рассмотрению и урегулированию корпоративных конфликтов должна быть четко разграничена в соответствии с их компетенцией принимать решения по тем или иным вопросам:

· единоличный исполнительный орган от имени общества осуществляет урегулирование корпоративных конфликтов по всем вопросам, принятие решение по которым не отнесено к компетенции иных органов общества. Лицо, исполняющее обязанности единоличного исполнительного органа, самостоятельно определяет порядок ведения работы по урегулированию корпоративных конфликтов.

· Совет директоров общества осуществляет урегулирование корпоративных конфликтов по вопросам, относящимся к его компетенции. С этой целью совет директоров может образовать из числа своих членов специальный комитет по урегулированию корпоративных конфликтов.

На рассмотрение совета директоров или созданного им комитета целесообразно также передавать отдельные корпоративные конфликты из числа относящихся к компетенции единоличного исполнительного органа общества (например, в случае если предметом конфликта являются действия (бездействие) этого органа либо принятые им акты).

Порядок формирования и работы комитета по урегулированию корпоративных конфликтов определяется советом директоров.

Основной задачей органов общества в процессе урегулирования корпоративного конфликта является поиск такого решения, которое, будучи законным и обоснованным, отвечало бы интересам как общества, так и акционера. В соответствии с возможностями и необходимостью применительно к конкретным условиям, работа по урегулированию конфликта должна вестись обществом при непосредственном участии акционера путем прямых переговоров или переписки с ним.

В случае необходимости между обществом и акционером может быть подписано соглашение об урегулировании корпоративного конфликта.

Согласованное с акционером решение об урегулировании корпоративного конфликта может быть также принято и оформлено соответствующим органом общества в том порядке, в котором этот орган принимает другие свои решения.

Органы общества в соответствии со своей компетенцией содействуют исполнению соглашений, подписанных от имени общества с акционерами, а также реализуют свои решения об урегулировании корпоративного конфликта.

Немаловажным является соблюдение рекомендации Кодекса о том, что в целях обеспечения объективности оценки корпоративного конфликта и создания условий для его эффективного урегулирования лица, чьи интересы конфликт затрагивает или может затронуть, не должны принимать участия в его урегулировании.

Отдельным вопросом в Кодексе рассматривается участие общества в урегулировании корпоративных конфликтов между акционерами.

В случае возникновения корпоративного конфликта между акционерами общества, способного затронуть интересы самого общества либо других его акционеров, обществу следует принять все необходимые и возможные меры для урегулирования такого конфликта.

Так в случае возникновения корпоративного конфликта между акционерами общества лицо, исполняющее функции единоличного исполнительного органа общества, вправе предложить акционерам услуги общества в качестве посредника при урегулировании конфликта.

С согласия акционеров, являющихся сторонами в корпоративном конфликте, в качестве посредника при его урегулировании может выступать единоличный исполнительный орган общества, а также совет директоров общества или комитет совета директоров по урегулированию конфликтов.

С согласия акционеров, являющихся сторонами в корпоративном конфликте, органы общества (их члены) также могут участвовать в переговорах между акционерами, предоставлять акционерам имеющиеся в их распоряжении и относящиеся к конфликту информацию и документы, разъяснять нормы акционерного законодательства и положения внутренних документов общества, давать советы и рекомендации акционерам, готовить проекты документов об урегулировании конфликта для их подписания акционерами, от имени общества в пределах своей компетенции принимать обязательства перед акционерами в той мере, в какой это может способствовать урегулированию конфликта.

Дата добавления: 2015-02-19; просмотров: 1293;

ТЕМА 7. КОРПОРАТИВНЫЕ КОНФЛИКТЫ

Сущность любого конфликта можно определить как отсутствие согласия между сторонами. Отсутствие баланса интересов между субъектами корпоративных отношений может стать причиной корпоративных конфликтов.

Под корпоративным конфликтом следует понимать разногласия и споры, возникающие между акционерами общества, акционерами и менеджерами общества, инвесторами (потенциальными акционерами) и обществом, которые приводят к одному из следующих последствий:

— нарушение норм действующего законодательства, устава или внутренних документов общества, прав акционера или группы акционеров;

— иски к обществу, его органам управления по существу принимаемых ими решений;

— досрочное прекращение полномочий действующих органов управления;

— существенные изменения в составе акционеров.

Специфика функционирования корпорации дает следующие предпосылки для возникновения конфликтов.

Широкие возможности участия в акционерной собственности предполагают сложные варианты переплетения капиталов и соответственно непостоянный круг заинтересованных сторон.

Отделение собственности от управления (разделение функций принятия решений и принятия риска) и дальнейшее выделение функции контроля в самостоятельную функцию, осуществляемую лицами не принимающими на себя риски и не участвующими в управлении, предопределило возникновение конфликта интересов различных лиц, заинтересованных в результатах деятельности корпорации.

Система отношений, устанавливаемых между менеджментом корпорации, акционерами и прочими заинтересованными лицами санкционируется различными группами экономических субъектов:

1. Отношения между государством и корпорацией санкционируются государством и носят государственно-властный характер.

2. Конкретные аспекты взаимодействия менеджмента и акционеров могут регулироваться дополнительными соглашениями, принятыми органами управления корпорацией в рамках действующего законодательства.

3. Отношения менеджмента и прочих заинтересованных лиц имеет разнонаправленный характер и зависят от принадлежности заинтересованных лиц к внутренней или внешней для корпорации среде. Они регулируются законодательными актами и внутренним регламентом общества.

В современной российской экономике между субъектами корпоративных отношений возникают достаточно серьезные противоречия, становящиеся тормозом на пути притока инвестиций в развитие отечественного производства.

Все многообразие конфликтов, условно можно сгруппировать в следующие четыре типа:

1. Конфликт отношений крупных акционеров (мажоритарных) и мелких (миноритарных) акционеров.

2. Конфликт внутренних акционеров (инсайдеров) и внешних акционеров (аутсайдеров).

3. Конфликт менеджмента (без акций или с небольшим пакетом) и акционеров.

4. Конфликт сторонних «инициаторов недружественных поглощений» и акционеров.

Внутри рассмотренных типов корпоративных конфликтов выделяют следующие разновидности:

1.Нарушение норм законодательства – связаны с неумышленным нарушением норм и процедур корпоративного права, воспринимаемым акционерами как посягательство на их интересы.

2.Поглощения — конфликты, возникающие в процессе по­пытки группы акционеров (стороннего инвестора) уста­новить контроль над предприятием.

3.Конфликты по поводу дивидендов — конфликты между крупными и мелкими акционерами по поводу использо­вания прибыли предприятия.

4.Конфликты с менеджерами — конфликты между акционе­рами и менеджерами акционерного общества по поводу эффективности управления компанией и добросовест­ности действий менеджеров.

5.Конкуренция — конфликты, направленные на подрыв финансового состояния и конкурентоспособности ак­ционерного общества.

6.Корпоративный шантаж — конфликты с участием миноритарных акционеров, направленные на побуждение акционерного общества или его крупных акционеров выкупить у миноритариев принадлежащие им пакеты акций по цене, превышающей их рыночную стоимость, или выплатить отступное для прекращения конфликта.

Выявлены также наиболее распространенные действия со стороны корпорации, приводящие к нарушению прав акционеров:

1. Дополнительная эмиссия акций, размещение которой ведется среди ограниченного круга акционеров (часто сопровождается оплатой по ценам ниже рыночных или активами, не имеющими достаточной потребительной стоимости для данной компании).

2. Обособление стратегических активов компании путем их перевода (часто с помощью реорганизованных мероприятий, учреждения обществ) на неподконтрольные акционерам фирмы.

3. Размывание пакетов акций с целью получения группой аффилированных лиц контрольного пакета.

4. Проведение дополнительной эмиссии на сумму, значительно превышающую уставный капитал, без предоставления акционерам права преимущественного выкупа.

5. Продажа крупных пакетов акций без проведения необходимой процедуры согласования с акционерами.

6. Проведение консолидации акций, направленной на вымывание мелких акционеров.

Перечисленные действия нарушают основной смысл акционирования как механизма, посредством которого деньги при покупке акций принимают форму прямых инвестиций в развитие производства.

Проанализировав все многообразие конфликтов можно подвести итог, что проблемы корпоративного управления в основном связаны с тем, что один из собственников приобретает преимущества, вытекающие не из его имущественных прав, а из управленческих функций.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *