Классификация юридических лиц унитарные корпоративные

  • автор:

В новой редакции главы 4 ГК11 введено дополнительное разделение всех юридических лиц на два вида: корпоративные и унитарные юридические лица.

Деление юридических лиц на корпорации и учреждения (или объединения лиц и унитарные организации) известно давно12. Достаточно сказать, что еще в ГК 1922 г. юридические лица подразделялись на «объединения лиц» (корпорации) и «учреждения» (унитарные организации). Традиционно это деление проводится по признаку наличия или отсутствия членства. Как писал В.А. Рахмилович, «корпоративные организации имеют членов, унитарные членов не имеют»13. Однако при всей внешней простоте данного деления оно до сих пор вызывает споры. Нет ясности в соотношении понятий «член», «учредитель», «участник» организации и в чем, собственно, заключается членство. В доктрине гражданского права это деление не имеет общепризнанных критериев разграничения, которые существенно различаются у разных авторов.

Условность деления юридических лиц на корпорации и унитарные организации в последнее время все больше подтверждается существованием различных «смешанных» или «пограничных» форм юридических лиц, в которых одновременно присутствуют признаки каждого из рассматриваемых видов организаций. Достаточно сказать о компаниях (корпорациях) одного лица (хозяйственные общества с одним участником); религиозных организациях, которые могут иметь членство, но являются при этом по ГК унитарными организациями; государственных академиях наук, которые, являясь унитарными организациями (госучреждениями), имеют членство, и т.д. В зарубежном праве в последнее время также распространены различные «переходные» формы юридических лиц между корпорациями и учреждениями14.

Несмотря на это, действующий ГК пошел по пути легального закрепления такого деления непосредственно в Кодексе, при этом в качестве главного основания деления был выбран формальный признак наличия или отсутствия права членства (участия) в юридическом лице.

Так, корпоративными являются юридические лица, учредители (участники) которых обладают правом участия (членства) в них (абз. 1 п. 1 ст. 65.1 ГК). Еще одним признаком корпорации в законе названо формирование учредителями (участниками) высшего органа корпорации в виде общего собрания участников (п. 1 ст. 65.3 ГК)

Унитарными являются юридические лица, учредители которых не становятся их участниками и не приобретают в них права членства (абз. 2 п. 1 ст. 65.1 ГК).

Согласно этому делению к некоммерческим корпорациям в соответствии с ч. 3 ст. 50, ч. 1 ст. 65.1 и ч. 2 ст. 123.1, подпараграфами 8 и 9 параграфа 6 гл. 4 ГК теперь относятся:

— потребительские кооперативы, в том числе жилищные, жилищно-строительные и гаражные кооперативы, садоводческие, огороднические и дачные потребительские кооперативы, общества взаимного страхования, кредитные кооперативы, фонды проката, сельскохозяйственные потребительские кооперативы;

— общественные организации, в том числе политические партии, созданные в качестве юридических лиц профсоюзы (профсоюзные организации), органы общественной самодеятельности, территориальные общественные самоуправления;

— общественные движения;

— ассоциации (союзы), в том числе некоммерческие партнерства, саморегулируемые организации, объединения работодателей, объединения профсоюзов, кооперативов и общественных организаций, торгово-промышленные, нотариальные палаты;

— товарищества собственников недвижимости, в том числе товарищества собственников жилья;

— казачьи общества;

— общины коренных малочисленных народов;

— адвокатские палаты;

— адвокатские образования, являющиеся юридическими лицами <1>.

К некоммерческим унитарным организациям в соответствии с ч. 3 ст. 50, ч. 1 ст. 65.1 ГК относятся:

— общественные, благотворительные и иные фонды;

— учреждения, в том числе государственные учреждения (включая государственные академии наук), муниципальные и частные (в том числе общественные) учреждения;

— автономные некоммерческие организации;

— религиозные организации;

— публично-правовые компании.

К коммерческим корпоративным организациям согласно ч. 1 ст. 65.1, ч. 2 ст. 50 ГК относятся: хозяйственные общества (включая акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью) и товарищества (полные и коммандитные), производственные кооперативы, крестьянские (фермерские) хозяйства, хозяйственные партнерства.

К коммерческим унитарным организациям согласно ч. 2 ст. 50, ч. 1 ст. 65.1 ГК относятся государственные и муниципальные унитарные предприятия.

Важно отметить, что в основе этого деления согласно ГК лежит не количество учредителей (один или несколько), а обладание учредителями (участниками) корпоративными правами и обязанностями в отношении юридического лица, которые согласно Кодексу отождествляются с правами членства (п. 2 ст. 65.1, ст. 65.2 ГК).

В то же время подобный подход небесспорен, и данное деление в том виде, в каком оно закреплено в ГК, является весьма условным и носит больше доктринальный, чем практический характер.

Дело в том, что корпоративные права, если их понимать как права, связанные с управлением юридическими лицами, не должны отождествляться с правами членства в корпоративных организациях: они могут принадлежать и учредителям унитарных организаций, не имеющим членства. Фактически учредители унитарных организаций обладают правом на управление (или участие в управлении, если их несколько) во многих унитарных организациях. Очевидно, что учредителю (собственнику) унитарного предприятия или учреждения принадлежат все корпоративные права, перечисленные в п. 1 ст. 65.2 ГК: он назначает и освобождает от должности органы управления, утверждает устав, оспаривает сделки, может требовать возмещения убытков, причиненных управляющими, и т.д. Учредителям автономной некоммерческой организации также принадлежат все «управленческие» корпоративные права, так как они осуществляют управление деятельностью юридического лица в порядке, установленном уставом. Учредители религиозной организации утверждают ее устав, могут выполнять функции органа управления, могут требовать возмещения убытков, причиненных органами управления, и т.д.15

Однако ГК, определив корпоративные отношения только как связанные с управлением корпоративными организациями (п. 1 ст. 2 ГК), исключил возможность признания таких корпоративных прав также за учредителями унитарных организаций, что, на наш взгляд, является системной ошибкой ГК. Между тем правильнее было бы говорить о корпоративных правах на управление всеми юридическими лицами (и имеющими членство, и не имеющими такового) и формулировать общие положения о таких корпоративных правах для любых юридических лиц. Что касается деления юридических лиц на корпоративные и унитарные, то его следовало бы проводить не по признаку наличия или отсутствия корпоративных прав, а по признаку количества субъектов единого корпоративного права на управление юридическим лицом (один субъект — унитарные юридические лица, множество субъектов — корпоративные юридические лица). В таком случае можно было бы выделять корпоративные отношения и права, связанные с управлением, общие для всех юридических лиц, и членские отношения и права, связанные с управлением корпоративными организациями несколькими лицами. Специфика последних заключалась бы во множественности лиц, обладающих корпоративными правами и обязанностями в отношении организации, следствием чего является появление особой группы отношений между этой множественностью лиц, связанных с осуществлением корпоративного права несколькими лицами и основанных на особом порядке согласования воли несколькими субъектами корпоративного права (голосование на общих собраниях, подчинение меньшинства большинству и т.д.).

Однако и подобная классификация по количеству лиц, обладающих корпоративными правами, была бы условной и не соответствовала бы в полной мере имеющемуся в ГК делению юридических лиц на корпоративные и унитарные. Такие унитарные по ГК организации, как автономная некоммерческая организация, фонд, религиозная организация, должны были бы относиться к корпоративным организациям, поскольку право на управление ими по существу принадлежит (или может принадлежать) нескольким лицам.

Между тем согласно доктрине это деление основано не только и не столько на количестве лиц, образующих юридическое лицо или являющихся его членами, обладающими членскими или корпоративными правами. В его основе лежит также признак единства и неделимости имущества в унитарных организациях и отсутствие такового в организациях корпоративных. В унитарных организациях, в отличие от корпоративных, имущество (капитал) не делится на паи или доли участников, а составляет единую и неделимую между учредителями имущественную массу16. При таком подходе, независимо от количества субъектов корпоративного права управления, юридические лица, обладающие неделимым на паи (доли) между участниками имуществом, должны относиться к унитарным организациям, а юридические лица, в которых имущество делится на доли (паи) между участниками, относились бы к корпоративным.

Деление юридических лиц на корпоративные и унитарные, закрепленное в ГК, в целом следует рассматривать как положительный шаг, поскольку следствием его явилась унификация и систематизация общих положений о корпоративных правах участников хотя бы определенной части юридических лиц, признаваемых ГК корпоративными. Это не отменяет необходимости искать более совершенные критерии разграничения юридических лиц и способы построения общих норм о них более корректно, в соответствии с фактическим состоянием корпоративных отношений.

Представляется, что система юридических лиц должна быть построена исходя из единой природы корпоративных «управленческих» отношений в любых организациях. Общие положения о корпоративных правах (связанных с управлением юридическим лицом) должны быть сформулированы применительно к любым юридическим лицам. При этом можно вести речь о едином корпоративном праве управления юридическим лицом, состоящим (по аналогии с собственностью) из нескольких корпоративных правомочий (на управление, получение информации, обжалование решений органов юридического лица, предъявление требований о возмещении убытков, оспаривание сделок юридического лица).

Деление юридических лиц на корпоративные и унитарные должно производиться по количеству субъектов этого единого корпоративного права.

Если корпоративным правом обладает одно лицо, то организация должна признаваться унитарной и к ней применяются общие нормы об унитарных юридических лицах, которые должны быть сформулированы в ГК. Это одно лицо, по общему правилу, должно наделяться функциями и компетенцией высшего органа управления юридического лица со всеми вытекающими последствиями (назначение других органов юридического лица, утверждение устава и т.д.). Соответствующие общие нормы применялись бы к любым юридическим лицам, имеющим одного учредителя (участника), в том числе к унитарным предприятиям, учреждениям, а также к любым традиционно «корпоративным» юридическим лицам в тех ситуациях, когда фактически они имеют одного участника (хозяйственным обществам с одним участником и т.д.).

Если же корпоративным правом обладают несколько лиц (множественность лиц на стороне субъекта корпоративного права), то организация признается корпоративной. В таких организациях функции высшего органа управления одновременно выполняют эти несколько лиц, непосредственно составляя высший орган управления. При этом должны быть сформулированы общие нормы о порядке согласования воли нескольких субъектов права корпоративного управления (голосования на общих собраниях, созыв и проведение собраний и т.д.) и о порядке формирования единой воли высшего органа управления, т.е. собственно о «членских» правоотношениях, или отношениях «участия».

Представляется также, что признание юридических лиц корпоративными или унитарными в указанном выше понимании не должно носить характера жесткого присвоения статуса «корпоративной» или «унитарной» организации определенным организационно-правовым формам юридических лиц. Такое признание должно иметь фактический характер и, в зависимости от наличия или отсутствия множественности лиц на стороне субъекта корпоративного права, влечь за собой применение общих норм о корпоративных или унитарных организациях.

Кроме этого, не исключено дополнительное деление юридических лиц по другим признакам (например, по «делимости» имущества на доли или паи или по наличию права использовать результаты деятельности юридических лиц для удовлетворения собственных материальных или духовных потребностей), однако при условии, если от такого деления будет выявлена практическая польза в виде наличия неких общих положений, которые имеет смысл включать в закон.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *