Картель ФАС

  • автор:

Пакет законопроектов, усиливающих борьбу с картелями, внесен правительством в Госдуму. Он предполагает не только усиление уголовной ответственности за картельные сговоры, но и расширение полномочий ФАС — в частности, она получит право силового изъятия документов, повысит штрафы за препятствование проведению антимонопольных проверок и расширит круг лиц, которым могут быть предъявлены претензии. Претензии к проекту еще на стадии его разработки предъявляли в РСПП — они так и не были учтены. Кроме того, участники рынка заявляли о том, что ФАС зачастую называет «картелями» объединения некрупных производителей в борьбе за госзаказ, никак не препятствуя укрупнению лотов в пользу крупных игроков.

В Госдуму внесен пакет законопроектов ФАС по борьбе с картелями. Ужесточение норм служба аргументирует тем, что картели стали «одной из угроз экономической безопасности» — ущерб от них на товарных рынках и торгах может достигать 1,5–2% ВВП в год. При этом, по оценкам ФАС, «срок жизни» картелей вырос до двух-трех лет, а количество аукционов, охватываемых деятельностью одного картеля, исчисляется сотнями.

В первую очередь ужесточается уголовная ответственность за заключение или участие в картеле.

Сейчас потолок наказания за такие преступления (картели считаются таковыми при причинении крупного ущерба или извлечении крупного дохода) — три года лишения свободы, ФАС хочет повысить его до четырех. Меняются и квалификационные признаки: так, если соглашение заключено гендиректором, членом совета директоров или мажоритарным акционером (ранее речь шла только о лицах, использующих служебное положение), организованной группой или же несет особо крупный ущерб (увеличен с 30 млн до 60 млн руб.) или доход (увеличен с 250 млн до 500 млн руб.), сроки лишения свободы увеличиваются до шести лет, право заниматься деятельностью — до пяти. Вводятся и новые признаки: за картели на торгах может грозить до пяти лет лишения свободы.

Как указывает сама ФАС, сейчас она ежегодно выносит «несколько сотен» решений по делам о картелях, но уголовные дела исчисляются единицами.

Это используется ФАС как аргумент для расширения полномочий — в частности, проект дает ей право на выемку документов вплоть до принудительного их изъятия со вскрытием помещений. Стимулировать бизнес к взаимодействию предполагается установлением штрафов за препятствование проверкам. Сейчас за противодействие законной деятельности контролеров в целом штрафы составляют 5–10 тыс. руб. для юрлиц, но, по мнению ФАС, это «не сдерживает противоправное поведение проверяемых компаний». Новые ставки составят для граждан 15–30 тыс. руб., для должностных лиц — 30–50 тыс. руб., для компаний — от 1% до 10% выручки (но не менее 50 тыс. руб.).

В числе своевременных и нужных изменений партнер юридической компании НАФКО Павел Иккерт отмечает освобождение от ответственности участников картелей, добровольно заявивших о наличии соглашения. «Отсутствие таких гарантий сейчас действительно мешает выявлять существенные нарушения»,— говорит он. Еще одним послаблением, предусмотренным межведомственной антикартельной программой на 2019–2023 годы, должен стать законопроект о снижении штрафов для готовых добровольно уплатить их в установленные сроки. Он может быть внесен в Думу в апреле 2020 года. Программа предполагает также снижение на 30% к 2023 году количества антикартельных дел, где доход всех участников не превышает 50 млн руб. или сумма ущерба — 10 млн руб. (см. “Ъ” от 28 июня). Ранее компании заявляли о том, что ФАС зачастую называет картельными сговорами объединения некрупных производителей в борьбе за госзаказ, не препятствуя укрупнению лотов в пользу крупных игроков.

Включение же в круг потенциальных подозреваемых не только «лиц, использующих свое служебное положение», но и членов совета директоров, гендиректоров и крупных акционеров, порождает существенные риски роста числа осужденных, говорит господин Иккерт. «Сейчас выносится один оправдательный приговор на девять обвинительных, и в этом случае на скамье подсудимых могут оказаться люди, которые могли и не играть важной роли в сговоре»,— предупреждает он.

«Антикартельный» проект ФАС не раз критиковал бизнес и эксперты: глава Института повышения конкурентоспособности Алексей Ульянов называл его «экономической диверсией», указывая на отсутствие в законодательстве самого понятия «картель» (так и не появилось), что оставляет службе широкое пространство для толкования. Кроме того, документ так и не согласован с РСПП: в правительстве отложили процесс до его рассмотрения депутатами (см. “Ъ” от 14 мая) — не исключено, что процесс обсуждения окажется довольно бурным.

Евгения Крючкова, Надежда Краснушкина

ФАС смягчила планы по борьбе с картелями после критики от бизнеса

Пугающие изъятия

Среди других замечаний РСПП к планам ФАС по борьбе с картелями — конфискация имущества у участников сговора на торгах, а также привлечение к ответственности акционеров, а не только менеджмента компаний — участников сговора, рассказал РБК заместитель председателя комитета по развитию конкуренции РСПП Александр Ситников. Он отметил, что выдвинутые предложения существенно затрагивают условия ведения как мелкого и среднего, так и крупного бизнеса.

Изъятия документов и предметов, как говорится в замечаниях комитета РСПП к проекту, фактически наделяют сотрудников ФАС полномочиями правоохранительных органов и могут привести к приостановлению хозяйственной деятельности предприятия. Это «чрезмерные и необоснованные» меры, а для обеспечения интересов антимонопольной службы достаточно уже действующих норм, указывают в деловом объединении.

ФАС же в своих предложениях объясняет, что для изъятий необходимо «мотивированное постановление», а конфискованные подлинники будут возвращаться компаниям в течение пяти рабочих дней. Как следует из доработанного по итогам обсуждения законопроекта, сотрудники ФАС смогут изымать документы у проверяемого лица в присутствии понятых или с ведением видеосъемки, а по итогам выемки должен быть составлен протокол. При этом им запрещено изымать документы и предметы, не имеющие отношения к предмету проверки.

Картели растут

За прошлый год антимонопольщики возбудили свыше 330 дел, связанных с картелями, оценивала ранее ФАС. «Выявлено около 300 сговоров на торгах. Количество картелей увеличилось на 18,4%, сговоров на торгах — на 28,4%. На 15% возросло количество дел о нарушении ст. 16 закона о защите конкуренции — об антиконкурентных соглашениях с участием органов власти», — говорилось в материалах службы. Срок жизни картеля увеличился до двух-трех лет, а «сговоры распространяются на сотни аукционов», указывали в ФАС.

Больше давления для малого бизнеса

Давление при борьбе с картелями в основном связано с административными делами и малым бизнесом, отмечает управляющий партнер адвокатского бюро «Деловой фарватер» Роман Терехин: возможность привлечь к уголовной ответственности «является скорее декларативной», а крупным компаниям удается оспаривать решения ФАС.

Цариковский также рассказал, что антимонопольные органы не всегда находят достаточно доказательств, чтобы возбудить дело по итогам проверки. «И мы прекрасно понимаем, что даже если финансовые потери небольшие, то репутационные — намного больше. Поэтому, если мы считаем, что мы не полностью это доказали и не можем полностью защищать свою позицию в суде, мы стараемся сведения о работе по большей части не выносить в публичное поле», — указал чиновник.

Освобождение малого и, возможно, среднего бизнеса от уголовной ответственности за картельный сговор не избавит компании от штрафов по административным делам, и поэтому давление на них не исчезнет, рассуждает Терехин. «Судебная статистика свидетельствует о том, что крупные компании довольно успешно оспаривают многомиллионные штрафы в судебном порядке, несмотря на широкую огласку выявленного нарушения в СМИ. Достаточно вспомнить такие картели, как «Уголь Кузбасса» (отменен штраф на 2 млрд руб.), «содовый картель» (отменен штраф на 1,6 млрд руб.), «картель на рынке ПВХ» (отменен штраф на 600 млн руб.), «картель на рынке норвежской рыбы» (успешно оспорен штраф на 250 млн руб.), — напоминает он. — В то время как представители малого бизнеса, не имеющего достаточных административных и материальных ресурсов для оспаривания постановлений, активно наказываются рублем».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *