Какое положение раскрывает суть международного факторинга

  • автор:

Кратко схематехнику закупочного факторинга НФК описывают в пять этапов. Сначала поставщики отгружают заказчику товар, затем они передают фактору реестр поставок, далее заказчик подтверждает действительность поставок, после чего поставщики получают финансирование, а заказчик по истечении отсрочки совершает выплаты на счет фактора.

По словам Сергея Васильева, директора Санкт-Петербургского представительства НФК, закупочный факторинг – это решение для крупных покупателей, которое позволяет выстроить или оптимизировать систему закупок. О том, как «работает» продукт, эксперт рассматривает на примере одной кондитерской фабрики.

«Чтобы изготовить конечный продукт, ей необходимы сырье и упаковка, которые она закупает у разных поставщиков, — рассказывает Сергей Васильев. — Большинство поставщиков хотят получить оплату по факту, за что нередко предоставляют клиентам хорошие скидки. Фабрика, в свою очередь, хочет получить отсрочку платежа, но и переплачивать за коммерческий кредит тоже не желает.

Тогда она использует закупочный факторинг, по условиям которого ее поставщики сразу получают денежные средства за товар, когда фактор выплачивает им всю сумму вместо непосредственного покупателя — фабрики, а покупатель получает желанную отсрочку и уже по ее истечении платит на счет факторинговой компании».

Если учесть, что комиссия по закупочному факторингу в среднем до 2% от суммы поставки, а скидка поставщика, например, – 7%, то минимальная выгода покупателя составляет 5%.

«В настоящее время мы работаем с несколькими поставщиками с использованием схемы закупочного факторинга, — рассказывает Ольга Гладий, финансовый директор ОАО «Дека». — Они сами изначально были заинтересованы в такой схеме работы».

По словам спикера, по истечении нескольких дней поставщики получают 100 % от суммы поставки. При этом у них не возникает дебиторской задолженности, а получение финансирования по договору факторинга не считается кредиторской задолженностью, что не сужает возможностей для привлечения заемных средств.

«Благодаря факторингу, оптимизируются финансовые показатели предприятия: повышается ликвидность, растет выручка, снижается себестоимость продукции, — говорит Ольга Гладий. — Кроме того, улучшается структура баланса, поскольку дебиторская задолженность снижается без увеличения кредиторской. Очевидное преимущество факторинга перед кредитом также состоит в том, что обеспечением по нему служит дебиторская задолженность, соответственно, такое финансирование не требует ни поиска, ни оформления имущества в залог. При этом факторинг позволяет в текущем режиме управлять задолженностью, что дает возможность оптимизировать затраты по обслуживанию факторинговых операций».
Использование факторинга наиболее удобно компаниям, которые стремятся увеличить объемы продаж и планируют повысить свое конкурентное преимущество за счет предоставления больших по сроку отсрочек платежа.

Например, для сети магазинов подарков «Коралл» последний довод является практически основным. «Мы работаем по факторингу с несколькими компаниями по следующей схеме, — рассказывает Владимир Слепов, — поставщики отгружают нам товар, они же сообщают банку о факте отгрузки, банк им перечисляет процент от суммы отгрузки, спустя некоторое время мы расплачиваемся с банком, и он перечисляет поставщику оставшуюся сумму за минусом процента».

Впервые с факторингом в прошлом году начали работать и в ГК Danone-Юнимилк. По словам Марины Балабановой, директора по связи с общественностью и государственными органами Danone-Юнимилк, фактор смог обеспечить компании электронный документооборот при работе в системе.

«В ближайшее время мы планируем заключить договор с еще одной банковской структурой. Наши партнеры с воодушевлением встретили идею использования этой системы для проведения платежей, — комментирует спикер. — Желающих подключиться к проекту все больше. Факторинг позволяет поставщикам увеличить количество свободных денежных средств, которые они могут инвестировать в развитие своего производства, в снижение издержек и повышение качества реализуемого ими молока».

Помимо этого, для поставщиков снижается процентная ставка за использование денежных средств, так как гарантом платежа выступает ГК Danone-Юнимилк. «Фактор снижает ее до 9%, в противном случае она была бы почти в два раза больше – 14-15%», — говорит Марина Балабанова.

DIY-сеть «Стройдепо» также успешно работает по факторингу с рядом компаний и сейчас планирует вывести это взаимодействие на новый уровень. «Наша задача – дать своим поставщикам возможность выбрать оптимальные условия среди предложений нескольких банков, — говорит Всеволод Куделин, коммерческий директор «Стройдепо». — Наша компания в этом случае выступает как равноправный участник факторинговой схемы — мы проводим переговоры с банками и являемся гарантом выполнения обязательств поставщика для банка. Для тех, кто еще не использовал факторинг, наличие банка-партнера у сети, дает простую возможность попробовать, оформив документы по упрощенной схеме».

Некоторые компании не имеют опыта пользования именно закупочным факторингом, но в целом с процессом сталкивались. Так, ГК «Обувь России» до кризиса 2008 г. использовался инструмент факторинга для развития оптового направления, когда компания является поставщиком товара.

«Для наших оптовых покупателей плюс был в том, что они получали отсрочку платежа до 120 дней, — рассказывает Оксана Кулагина, начальник отдела привлечения ресурсов «Обуви России». — Это позволяло им увеличивать объем закупок, а нам, в свою очередь, объем оптовых продаж. Для нас также плюсом являлось то, что мы сразу получали оплату от банка за поставляемый нами товар».

Закупочный факторинг для финансирования сделок с поставщиками «Обувь России» не использует по нескольким причинам. Основная — банки, с которыми сотрудничает ритейлер, предоставляют бланковые (беззалоговые) кредиты такому крупному заемщику с положительной кредитной историей, как «Обувь России». Кредитование используется компанией как инструмент финансирования закупок.

«Во-первых, для нас это удобнее с точки зрения временных и трудовых затрат, так как технически факторинг более сложный инструмент и требует больше бумажной волокиты, — говорит Оксана Кулагина. — Во-вторых, факторинг — более дорогой инструмент. Кроме того, многие наши поставщики с нами уже давно работают, и мы каждый год увеличиваем объемы размещаемых на фабриках заказов, поскольку расширяется наша сеть. Это позволяет нам получать более выгодные условия по поставкам, в том числе и отсрочку платежей от наших партнеров, которые предоставляют на товарные кредиты».

Компании Baon-Desam, развивающей одноименные одежные сети, также удобнее работать не с факторингом, а с кредитами.

«В России, в частности при отгрузке товара нашим франчайзи, не выгодно обращаться к факторам — у них процент выше, чем по банальному кредиту, — комментирует Илья Ярошенко, генеральный директор компании. — Кроме того, это требует долгих сборов и подготовки огромной кучи правильно заполненных бумаг — если не так укажешь код или сертификат, придется платить за простой на таможне. Но коллекция-то нужна здесь и сейчас…Поэтому нам проще пользоваться оборотным кредитом».

Факторинг — комплексный продукт, включающий в себя в том числе страхование кредитного риска, т.е. риска невозврата денег компанией-дебитором за поставленный товар/оказанную услугу компанией-поставщиком, и риска ликвидности — невозврата денег в срок. Строго говоря, функция страхования рисков относится к компетенции страховщиков, в том числе страхование вышеописанных рисков. С точки зрения страховщиков, страховать надо все, в том числе риск невозврата и просрочки кредита, потому что такой риск существует.

О сути страхования рисков в рамках факторинговых сделок рассказывает Михаил Карякин, начальник управления страхования кредитных и специальных рисков компании «КапиталЪ Страхование»:

«Страхование кредитных рисков и рисков ликвидности предназначено для защиты Фактора и Продавца от убытков, связанных с неоплатой или неоплатой в срок за товары или услуги покупателями (дебиторами), права требования, к которым уступлены в пользу Фактора.

Страховая компания страхует кредитные риски и риски ликвидности поставщиков как в случае факторинга с регрессом, так и риски факторинговых компаний в случае факторинга без регресса.

Страховая компания проводит оценку рисков, предупреждает убытки, возмещает потери Фактора или Продавца, если происходит страховой случай.

Преимущества использования страхования для Фактора:

  • Возможность принимать на финансирование портфели с более широким спектром Дебитором
  • Возможность предоставления клиентам факторинговых услуг с более высокими лимитами на одного Дебитора
  • Ограничение кредитных рисков факторингового портфеля
  • Минимизация работы по оценке и мониторингу платежеспособности Дебиторов

Условия страхового покрытия:

  • Страховое покрытие предоставляется при заявлении на страхование всего торгового оборота по всем Дебиторам, включенным в Договор страхования
  • Страховое покрытие предоставляется по рискам неплатежа покупателей, являющихся российскими негосударственными (частными) компаниями
  • Страховое покрытие составляет 75-90% от суммы застрахованного долга, в зависимости от согласованных условий Договора страхования».

В мире так и происходит — страхованием этих рисков занимаются и факторинговые компании, и страховые. В России пока услуги страхования как страховщиков, так и факторинговых компаний находятся в самой начальной стадии своего развития и, как следствие конкуренции между игроками не наблюдается. «Мотивы компаний, обращающихся за факторингом и страхованием, различаются, — объясняет Михаил Карякин, начальник управления страхования кредитных и специальных рисков компании «КапиталЪ Страхование». — В факторинговые компании пока преимущественно обращаются за деньгами, а в страховые — за страхованием. Порог, после которого в факторинговую компанию идут, в первую очередь, не за деньгами, а для покрытия рисков, в России еще не перейден». Усиления конкуренции между страховщиками и факторинговыми компаниями можно ожидать лет через 5!

Стоит, правда, отметить, что в России рынок страхования торговых кредитов только зарождается. Пока всего две компании страхуют риски Факторов — это компании «РОСНО» и «КапиталЪ Страхование», а если говорить о страховании кредитных рисков компаний, то к этим двум можно добавить ещё компанию «Ингосстрах».

«Весь рынок страхования кредитов в России в 2006 году оценивается в пределах 30 млн долл., доля страхования рисков Фактора — меньше 10%, — говорит Михаил Карякин. — При этом для нас нет принципиальной разницы — страхуем ли мы Фактора или поставщика. В мире вообще нет практики отдельного учета сделок страхования кредитных рисков Факторов».

Массового прихода страховых компаний в этот сегмент пока не ожидается — рынок слишком узкий. И это характерно не только для России, но и для всего мира в целом. Всего три страховщика держат примерно 85% всего мирового рынка страхования кредитных рисков. Это французский «Кофас» («Coface») (который в России в партнерстве с АРБ создал Национальное Рейтинговое Агентство «КОФАС-АРБ»), немецкая компания «Гермес» и голландско-немецко-испанская «AT Radius». Остальные компании, занимающиеся кредитным страхованием, по объему операций и по распространению своих операций в мире на порядок меньше любого из этой тройки.

Этот рынок не может быть массовым. Причины — высокие барьеры входа. От страховщика требуется большой объем инвестиций, в отличие от других видов страхования. Кроме профессиональной команды людей, которые бы знали, как вести этот бизнес, также необходимо, чтобы все процедуры внутри компании были правильно выстроены.

В России пока в принципе мало людей, которые умеют проводить анализ дебиторов с точки зрения страховщика. В этом виде страхования существует много подводных камней. «Так, например, — рассказывает Михаил Карякин, — при страховании кредитных рисков нельзя страховать единичные риски, необходимо учитывать аккумуляцию рисков на одного дебитора. Представим себе компанию, которая, например, производит колбасу. Она закупает мясо, она закупает картонные коробки, закупает крахмал у разных поставщиков. Все эти поставщики могут страховать кредитные риски колбасной компании. Если они попадают к одному страховщику, то очевидно, это может плохо сказаться на данной страховой компании». Таких специальных знаний очень много в этом виде бизнеса, и если компания ими не обладает, то она либо не может войти на этот рынок, либо ей приходится учиться на своих ошибках. Вопрос — какой ценой!

Страховщики оценивают перспективы развития этого рынка как очень хорошие. Чем больше будет спрос на услуги безрегрессного факторинга, тем больше будет спрос на услуги страховщиков. При этом спрос на безрегрессный факторинг сейчас обусловлен не только потребностями компаний передать свои риски, но и потребностями улучшить свой баланс (об этом подробнее в разделе про безрегрессный факторинг).

Вообще пока страховщики более активно сотрудничают с банками, нежели с факторинговыми компаниями. Банки находятся под жестким регулированием со стороны надзорного органа, у них есть понятия «риск на одного заемщика» и «риск на одного дебитора». «Если банк набрал слишком много рисков на одного покупателя или на одну отрасль и больше не может брать риски, — объясняет Михаил Карякин причины сотрудничества страховых компаний с банками, — то он приходит к страховщику. Вторая причина: банк не может создать собственную систему страхования кредитных рисков, появляющихся вследствие проведения факторинговых операций, либо считает, что создавать ее внутри себя — дорого». Пока банки страхуют только сделки по безрегрессному факторингу, в случае регрессного факторинга риски неплатежа или просрочки ложатся на клиента, хотя Фактор все равно несет риски по своим непосредственным клиентам. Поэтому не всегда сделка факторинга с регрессом оказывается менее рисковой, чем сделка без регресса. Но в этом случае поставщик сам может прийти в страховую компанию и застраховать свои кредитные риски.

Компания «РОСНО» в 2004 г. подписала со всемирно известной компанией, «ЮЛЕР ГЕРМЕС» (Euler Hermes), соглашение о сотрудничестве в области страхования кредитных рисков в России. «РОСНО» перестраховывает в «ЮЛЕР ГЕРМЕС» кредитные риски, возникающие при покупке российскими предприятиями товаров/услуг с отсрочкой платежа. «ЮЛЕР ГЕРМЕС» — мировой лидер по страхованию кредитов, интегрированная Европейская факторинговая группа. «ЮЛЕР ГЕРМЕС» располагает 34% мирового рынка страхования кредитов (данные на 2004 год). Компания входят в Группу Allianz AG.

Стороны заявляют о начале долгосрочной совместной работы, которая включает в себя совместный анализ и изучение российского рынка страхования кредитов, выработку единого подхода к кредитному анализу дебиторов и методики оценки риска. Это сотрудничество позволит «РОСНО» воспользоваться многолетним опытом страхования кредитных рисков и информационной поддержкой «ЮЛЕР ГЕРМЕС». Обширная сеть баз данных по рискам «ЮЛЕР ГЕРМЕС» объединяет филиалы в 36 странах. База данных содержит кредитную информацию по более 40 миллионам компаний.

Все преимущества и недостатки от выбора того или иного пути пока сложно просчитать: рынок молодой, и прямых убытков компаний от реализации кредитного риска было пока не так много. Хотя с ростом объемов и большим желанием работать с максимальным числом контрагентов, риски будут расти.

Сдержанное отношение к страховщикам факторинговые компании объясняют тем, что страховщики не располагают достаточно хорошими методиками оценки риска дебиторов, а самое главное — не имеют накопленной статистики по дебиторам. Михаил Карякин не согласен с таким мнением: «Страхование кредитных рисков — это наша специальность, мы с этим работаем, это то, что мы делаем каждый день. Мы очень серьезно отнеслись к внедрению этой услуги в нашу продуктовую линейку. Предварительно мы подготовили специальные правила страхования, в которых очень четко прописали все возникающие риски при операции факторинга, прописали все процедуры».

Правила страхования — это краеугольный камень, то, от чего всегда отталкивается новый продукт. Можно застраховать факторинг по условиям страхования общих кредитов, однако это будет не до конца разработанный продукт, то есть продукт, заточенный именно под факторинговые операции.

Другими причинами осторожного отношения факторинговых компаний к страховщикам являются не слишком привлекательные условия сотрудничества: страховщики не готовы принимать всех дебиторов, работают с высокой франшизой, период принятия страховщиками решений слишком долгий, комиссия завышенная, по словам руководителей факторинговых бизнесов.

Илья Покаместов, директор департамента факторинговых операций «БСЖВ» рассказывает, что их банк практически договорился с одной страховой компанией (имя не раскрывает): «Мы сейчас тестируем наше взаимодействие со страховой компанией, оно нас устраивает во всем, кроме цены. Между тем, мы считаем, что цена для факторинговой компании должна быть ниже, чем для того же поставщика. Способов воздействия на дебиторов у нас больше, чем у клиентов, поэтому работа с нами снижает риски страховщика». Не всегда страховая компания видит в факторинговой партнера, чаще воспринимает как такой же источник риска, т.е. как обычную компанию, работающую с отсрочкой платежа. Между тем, некоторые факторинговые компании являются не меньшими специалистами в области оценки рисков и работы с дебиторами.

С тем, что цена на услуги страховщиков завышена, согласен и Виктор Носов: «Около 1,5 лет мы шли к тому, чтобы начать предоставлять нашим клиентам услугу безрегрессного факторинга в сотрудничестве со страховой компанией. И вот, наконец, когда все условия были согласованы, а договора подписаны, мы увидели, что услуга не пользуется тем спросом, который мы ожидали. Дело в том, что страховая компания оценила свои услуги очень дорого, что привело к высокой стоимости безрегрессного факторинга.

«Разумеется, мы не принимаем всех дебиторов, — говорит Михаил Карякин, — мы тоже проводим селекцию, но наша цель — сбалансированный портфель. Портфель, который включал бы в себя и хороших, и «не очень» дебиторов. Такой подход позволяет предложить клиенту услуги по более широкому кругу дебиторов».

Страховая премия страховщиков находится на уровне мировых ставок страхования кредитных рисков — это 0,5-2% от объема оборота поставок. Разброс зависит от сектора экономики, от кредитоспособности дебиторов и длительности торгового кредита. «КапиталЪ Страхование» работает с компаниями, чья выручка по операциям, связанным с торговым кредитом (с предоставлением отсрочек покупателю), составляет не менее 10 млн долл.

Некоторых банкиров останавливает отсутствие российской практики работы по схеме страхования приобретенной дебиторской задолженности. «Строго говоря, риски Банка связаны с возможностью спора со Страховщиком в отношении наступления страхового случая и выплаты страхового возмещения», — говорит Юрий Шаранов, начальник отдела факторинга в банке «СОЮЗ».

В «Промсвязьбанке» в этом году был прецедент, когда страховая компания возместила все убытки, связанные с неисполнением компанией-дебитором своих обязательств.

Обсудить на форуме

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *