Исковое взыскание неустойки

  • автор:

Главная \ Образцы документов \ Судебные документы \ Исковые заявления \ Исковое заявление о взыскании неустойки

В __________________________

(указать наименование суда)

Истец: _______________________
(ФИО, полностью, ИИН, адрес проживания,

контактный телефон, электронный адрес)

Ответчик: _____________________
(ФИО, полностью, ИИН, адрес проживания,

контактный телефон, электронный адрес)

Цена иска: ____________________

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

о взыскании неустойки

На основании изложенного, руководствуясь статьей 293 Гражданского кодекса РК, статьями 148, 149 Гражданского процессуального кодекса РК,

Прошу суд:

  1. Взыскать с _________ (указать ФИО ответчика) в мою пользу неустойку в размере _______ тенге.

Перечень прилагаемых к заявлению документов (копии по числу лиц, участвующих в деле):

  1. Копия искового заявления
  2. Документ, подтверждающий уплату государственной пошлины
  3. Копия договора (соглашения) сторон
  4. Расчет неустойки
  5. Почтовое уведомление о получении ответчиком претензии (с описью вложения, с текстом претензии)
  6. Другие доказательства, подтверждающие основания искового заявления о взыскании неустойки

Дата подачи заявления «___»_________ ____ г. Подпись истца _______

Внимание!!!

В случае недостаточности знаний мы рекомендуем обратиться к юристам, чтобы исключить риск некорректности использования данного образца документа применительно к Вашей ситуации. Использование данного документа может быть недостаточным для защиты Ваших интересов в суде.

Если у Вас остались вопросы обратитесь к нашим юристам по следующим контактам:

На практике застройщики часто находят способы обойти требования ФЗ №214 «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов…» и вместо договора долевого участия заключают предварительный договор, согласно условиям которого стороны обязуются в будущем заключить основной договор купли-продажи квартиры или нежилого помещения.

Необходимо отметить, что предложение заключить предварительный договор не соответствует закону, в случае выявления схемы привлечения денежных средств с граждан с использованием предварительного договора застройщик может быть оштрафован на довольно значительную сумму (1 000 000 рублей и более), но это штраф в пользу государства.

А можно ли взыскать с застройщика неустойку за нарушение обязательств по предварительному договору купли-продажи квартиры или нежилого помещения?

Судебная практика по данному вопросу сформировалась и она положительная по отношению к участникам строительства.

Взыскивая неустойку суды в основном исходят их того, что между сторонами фактически был заключен договор участия в долевом строительстве многоквартирного дома и на спорное правоотношение распространяется действие Федерального закона «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости».

Также в некоторых случаях можно ссылаться на нормы Закона РФ «О защите прав потребителей».

Для расчета размера неустойки лучше использовать все же формулу, определенную ФЗ №214, хотя можно и формулу в соответствии с законодательством о защите прав потребителей, но в этом случае неустойка получается очень большая, практически во всех случаях равная цене договора (из расчета 3% за день просрочки достаточно уже 34 дней просрочки) и все равно суд снизит данную сумму, при этом если сумма требований более 1 000 000 придется оплачивать госпошлину.

Также необходимо обосновать с какого срока рассчитывается неустойка. Обычно за основу берется срок заключения основного договора, как аналог срока передачи квартиры по ДДУ.

Если же срок в договоре не указан, можно исходить или из разумного срока (есть практика его определения исходя из нормативов строительства того или иного объекта) или из срока, указанного в иных документах (инвестконтракте, проектной декларации).

В любом случае подготовить претензию и составить исковое заявление при наличии предварительного договора сложнее, чем при заключении ДДУ.

Мы оказываем услуги по взысканию неустойки по предварительному договору через суд. Звоните по тел. 8 495 975-77-67. Также Вы можете направить свой вопрос через форму, размещенную на нашем сайте.

Дело№ А70-2445/2018

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РЕШЕНИЕ

г. Тюмень 11 мая 2018 года

Решение в виде резолютивной части вынесено 23 апреля 2018 года.

Мотивированное решение изготовлено 11 мая 2018 года.

Арбитражный суд Тюменской области в составе судьи Я.В. Авдеевой, рассмотрев единолично дело по иску

ФКУ «ЦХиСО УМВД России по Тюменской области» к ООО ПКФ «С»

о взыскании на основании государственного контракта на поставку костюмов для сотрудников кинологических подразделений УМВД России по Тюменской области от № 221 неустойки в размере 60 904 рублей 74 копеек, установил:

Заявлен иск ФКУ «ЦХиСО УМВД России по Тюменской области» к ООО ПКФ «С» о взыскании неустойки в размере 60 904 рублей 74 копеек.

Исковые требования со ссылками на статьи 309, 310, 330, 521 Гражданского кодекса Российской Федерации мотивированы тем, что ответчик с нарушением срока выполнил обязательство по поставке товара по государственному контракту на поставку костюмов для сотрудников кинологических подразделений УМВД России по Тюменской области от №221.

Согласно части 5 статьи 228 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд рассматривает дело без вызова сторон.

Лица, участвующие в деле, рассматриваемом в порядке упрощенного производства, извещены надлежащим образом в порядке части 1 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Ответчик в возражениях в отношении рассмотрения дела в порядке упрощенного производства не согласился с размером предъявленной неустойки в связи с ее несоразмерностью, просит о применении статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации (л.д. 78).

В соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Согласно статье 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации Арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Исследовав письменные доказательства, доводы искового заявления, суд считает, что исковые требования подлежат частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Фактические обстоятельства дела свидетельствуют о том, что 04.08.2017 ФКУ «ЦХиСО УМВД России по Тюменской области» (заказчик) и ООО ПКФ «С» (поставщик) подписали государственный контракт на поставку костюмов для сотрудников кинологических подразделений УМВД России по Тюменской области № 221 (далее — договор) (л.д. 10-21).

В соответствии с пунктом 1.1. указанного договора поставщик обязуется поставить в срок на условиях настоящего Контракта и передать Заказчику костюмы для сотрудников кинологических подразделений УМВД России по Тюменской области (далее — Товар), в соответствии со Спецификацией (Приложение), а Заказчик обязуется принять и оплатить Товар в порядке, предусмотренном настоящим Контрактом.

В соответствии с пунктом 2.1. договора цена Контракта составляет 232 350 рублей 00 копеек, без НДС.

Из пункта 4.1. договора следует, что поставщик обязуется в течение 15 календарных дней с даты подписания контракта своими силами и за свой счёт осуществить поставку Товара в соответствии с п. 1.1 настоящего Контракта и Спецификацией (приложение к контракту) по адресу: г. Тюмень, ул. Молодежная, 14.

Пунктом 7.1. договора предусмотрено, что в случае просрочки исполнения Поставщиком обязательств, предусмотренных Контрактом, начисляется пеня за каждый день просрочки исполнения Поставщиком обязательства, предусмотренного Контрактом, определенном по правилам, утвержденным постановлением Правительства РФ от 25 ноября 2013 г. № 1063, не менее чем одна трехсотая действующей на дату уплаты пени ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от цепы настоящего Контракта, уменьшенной на сумму, пропорциональную объему обязательств, предусмотренных настоящим контрактом и фактически исполненных Поставщиком определяется по формуле: П = (Ц — В) х С, где: Ц — цена контракта; В — стоимость фактически исполненного в установленный срок Поставщиком обязательства но контракту, определяемая на основании документа о приемке товаров, в том числе отдельных этапов исполнения контрактов; С — размер ставки. Размер ставки определяется по формуле: С = Сцб х ДП, где: Сцб — размер ставки рефинансирования, установленной Центральным банком Российской Федерации на дату уплаты пени, определяемый с учетом коэффициента К; ДП — количество дней просрочки. Коэффициент К определяется по формуле: К=ДП/ДК х 100%, где: ДП — количество дней просрочки; ДК — срок исполнения обязательства по контракту (количество дней). При К, равном 0-50 процентам, размер ставки определяется за каждый день просрочки и принимается равным 0,01 ставки рефинансирования, установленной Центральным банком Российской Федерации на дату уплаты пени. При К, равном 50 — 100 процентам, размер ставки определяется за каждый день просрочки и принимается равным 0,02 ставки рефинансирования, установленной Центральным банком Российской Федерации на дату уплаты пени. При К, равном 100 процентам и более, размер станки определяется за каждый день просрочки и принимается равным 0,03 ставки рефинансирования, установленной Центральным банком Российской Федерации на дату уплаты пени.

В соответствии с пунктом 11.2. договора в случае, если указанные споры и разногласия не могут быть разрешены путем переговоров и в претензионном порядке, они подлежат разрешению в порядке, предусмотренном действующим законодательством Российской Федерации, в Арбитражном суде Тюменской области.

Согласно акту от 20.11.2017 товар передан поставщиком покупателю (л.д. 24-26).

В материалы дела представлены подписанная контрагентами товарная накладная от

№ 118 на сумму 232 350 рублей, из которой следует, что товар получен заказчиком 01.12.2017 (л.д. 27), платежное поручение от 18.12.2017 № 743018 на сумму 232 350 рублей о перечислении заказчиком платы за приобретение материальных запасов по госконтракту от 04.08.2017 № 221 (л.д. 22).

Претензией от 05.12.2017 № 22/2-3399 заказчик предложил поставщику уплатить пени в размере 60 904 рубля 74 копейки в связи с нарушением срока поставки товара (л.д. 28-29,30,31,32).

Поставщик не согласился с претензией (л.д. 33-34).

Письмом от 30.01.2018 № 22/2-225 заказчик повторно предложил поставщику оплатить пени в размере 60 904 рубля 74 копейки (л.д. 35, 36).

В связи с тем, что претензионные требования заказчика были оставлены поставщиком без удовлетворения, поставщик обратился в Арбитражный суд Тюменской области с настоящим иском

Договор не был оспорен, не был признан недействительным в установленном законом порядке. Правоотношения, возникшие на основании договора, регулируются главой 30 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

В соответствии со статьей 506 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю.

Статьей 525 Гражданского кодекса Российской Федерации поставка товаров для государственных или муниципальных нужд осуществляется на основе государственного или муниципального контракта на поставку товаров для государственных или муниципальных нужд, а также заключаемых в соответствии с ним договоров поставки товаров для государственных или муниципальных нужд (пункт 2 статьи 530). К отношениям по поставке товаров для государственных или муниципальных нужд применяются правила о договоре поставки (статьи 506 — 522), если иное не предусмотрено правилами настоящего Кодекса. К отношениям по поставке товаров для государственных или муниципальных нужд в части, не урегулированной настоящим параграфом, применяются иные законы.

Согласно позиции истца, ответчик допустил нарушение срока поставки товара, просрочка составила 103 дня с 20.08.2017 по 30.11.2017. В связи с данным обстоятельством истец просит о взыскании с ответчика неустойку в размере 60 904 рубля 74 копейки.

Ответчик не оспорил заявленный истцом факт нарушения срока исполнения обязательства ответчика по поставке товара. При этом суд принимает во внимание то, что в ответе на претензию истца ответчик указал, что товар поставлен двумя партиями: 1 партия — 20.11.2017, 2 партия — 01.12.2017 (л.д. 33). Учитывая то, что товар должен был быть поставлен не позднее 20.08.2017, суд полагает, что факт просрочки подтвержден позицией ответчика, указанной в письме от 23.01 2018 № 02-ГК (л.д. 33) и товарной накладной от 20.11.2017 № 118, из которой следует, что товар получен заказчиком

(л.д. 27).

В соответствии со статьями 309 и 310 Гражданского кодекса Российской Федерации, обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются.

В соответствии с пунктом 1 статьи 329 Гражданского кодекса Российской Федерации исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой.

Согласно пункту 1 статьи 330 Гражданского кодекса Российской Федерации неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

Принимая во внимание доказанность факта просрочки исполнения обязательства по поставке товара, суд считает, что требование истца о взыскании неустойки за указанный истцом период (с 20.08.2017 по 30.11.2017) имеет под собой правовые основания.

Согласно статье 521 Гражданского кодекса Российской Федерации установленная законом или договором поставки неустойка за недопоставку или просрочку поставки товаров взыскивается с поставщика до фактического исполнения обязательства в пределах его обязанности восполнить недопоставленное количество товаров в последующих периодах поставки, если иной порядок уплаты неустойки не установлен законом или договором.

Согласно пункту 5 статьи 34 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» в случае просрочки исполнения заказчиком обязательств, предусмотренных контрактом, а также в иных случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения заказчиком обязательств, предусмотренных контрактом, поставщик (подрядчик, исполнитель) вправе потребовать уплаты неустоек (штрафов, пеней). Пеня начисляется за каждый день просрочки исполнения обязательства, предусмотренного контрактом, начиная со дня, следующего после дня истечения установленного контрактом срока исполнения обязательства. Такая пеня устанавливается контрактом в размере одной трехсотой действующей на дату уплаты пеней ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от не уплаченной в срок суммы. Штрафы начисляются за ненадлежащее исполнение заказчиком обязательств, предусмотренных контрактом, за исключением просрочки исполнения обязательств предусмотренных контрактом. Размер штрафа устанавливается контрактом в виде фиксированной суммы, определенной в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 7.1. договора в случае просрочки исполнения Поставщиком обязательств, предусмотренных Контрактом, начисляется пеня за каждый день просрочки исполнения Поставщиком обязательства, предусмотренного Контрактом, определенном по правилам, утвержденным постановлением Правительства РФ от 25 ноября 2013 г. № 1063, не менее чем одна трехсотая действующей на дату уплаты пени ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от цены настоящего Контракта, уменьшенной на сумму, пропорциональную объему обязательств, предусмотренных настоящим контрактом и фактически исполненных Поставщиком определяется по формуле: П = (Ц — В) х С, где: Ц — цена контракта; В — стоимость фактически исполненного в установленный срок Поставщиком обязательства но контракту, определяемая на основании документа о приемке товаров, в том числе отдельных этапов исполнения контрактов; С — размер ставки. Размер ставки определяется по формуле: С = Сцб х ДП, где: Сцб — размер ставки рефинансирования, установленной Центральным банком Российской Федерации на дату уплаты пени, определяемый с учетом коэффициента К; ДП — количество дней просрочки. Коэффициент К определяется по формуле: К=ДП/ДК х 100%, где: ДП — количество дней просрочки; ДК — срок исполнения обязательства по контракту (количество дней). При К, равном 0-50 процентам, размер ставки определяется за каждый день просрочки и принимается равным 0,01 ставки рефинансирования, установленной Центральным банком Российской Федерации на дату уплаты пени. При К, равном 50 — 100 процентам, размер ставки определяется за каждый день просрочки и принимается равным 0,02 ставки рефинансирования, установленной Центральным банком Российской Федерации на дату уплаты пени. При К, равном 100 процентам и более, размер станки определяется за каждый день просрочки и принимается равным 0,03 ставки рефинансирования, установленной Центральным банком Российской Федерации на дату уплаты пени.

Проверив расчет неустойки в соответствии с условиями договора, фактическими обстоятельствами дела и действующим законодательством (пункт 6 Правил определения размера штрафа, начисляемого в случае ненадлежащего исполнения заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств, предусмотренных контрактом (за исключением просрочки исполнения обязательств заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем), и размера пени, начисляемой за каждый день просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательства, предусмотренного контрактом, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от № 1063 (далее — Порядок № 1063), суд полагает, что при расчете неустойки

истцом не учтено, что при расчете неустойки подлежит применению размер ключевой ставки, установленной Центральным банком Российской Федерации на дату уплаты пени, которая в случае отсутствия факта ее уплаты определяется на дату вынесения судом решения по существу спора

Согласно формулировке статьи 34 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» о применении ставки рефинансирования, с учетом разъяснений в пункте 38 Обзора судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 28.06.2017, суд при расчете пени за несвоевременную поставку товара в августе 2017 года принимает ставку рефинансирования, действующую на момент принятия решения, то есть на момент взыскания, а именно — 7, 25% годовых, установленную Банком России в период с 26.03.2018.

Данный механизм расчета неустойки позволит обеспечить правовую определенность в отношениях сторон на момент разрешения спора в суде. При этом, принимая во внимание, что по смыслу статьи 330 ГК РФ взыскание неустойки направлено на компенсацию потерь кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением должником своих обязательств, при расчете неустойки должна быть применена ставка, позволяющая максимальным образом обеспечить защиту права кредитора и покрыть его инфляционные и иные потери. В связи с этим не имеется оснований в отсутствие прямого указания в законе при расчете неустойки учитывать соответствующие периоды действия ставок рефинансирования ЦБ РФ в течение просрочки.

По расчету суда сумма неустойки за период с 20.08.2017 по 30.11.2017 составляет 51 546 рублей 85 копеек.

Ответчик контррасчет неустойки не представил

Если должником является коммерческая организация, индивидуальный предприниматель, а равно некоммерческая организация при осуществлении ею приносящей доход деятельности, снижение неустойки судом допускается только по обоснованному заявлению такого должника, которое может быть сделано в любой форме (пункт 1 статьи 2, пункт 1 статьи 6, пункт 1 статьи 333 ГК РФ) (пункт 71 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»).

Ответчик заявил о снижении размера неустойки, мотивируя несоразмерностью суммы неустойки последствиям нарушения обязательства.

Суд полагает, что ходатайство ответчика о снижении размера неустойки не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно пунктам 1, 2 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении. Уменьшение неустойки, определенной договором и подлежащей уплате лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, допускается в исключительных случаях, если будет доказано, что взыскание неустойки в предусмотренном договором размере может привести к получению кредитором необоснованной выгоды.

Согласно пункту 73 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 24 марта 2016 года № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» бремя доказывания несоразмерности неустойки и необоснованности выгоды кредитора возлагается на ответчика.

Исходя из буквального толкования норм права, установленных статьями 329, 330 Гражданского кодекса Российской Федерации, следует, что при установлении ответственности в виде начисления неустойки за нарушение гражданско-правового обязательства, сторона должна представить относимые, допустимые доказательства, позволяющие установить состав гражданского правонарушения.

Таким образом, суд, установив, что ответчик нарушил срок поставки товара на 103 дня, полагает, что применение ответственности к ответчику в виде договорной неустойки за нарушение сроков поставки обоснованно.

Ответчик в качестве оснований для снижения размера неустойки ссылается на то, что договорная неустойка является несоразмерной последствиям нарушения обязательства.

В силу положений пункта 2 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации уменьшение неустойки, определенной договором и подлежащей уплате лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, допускается в исключительных случаях, если будет доказано, что взыскание неустойки в предусмотренном договором размере может привести к получению кредитором необоснованной выгоды.

Содержание статьи 333 ГК РФ свидетельствует о том, что гражданское законодательство предусматривает неустойку в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и меры имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение, а право снижения размера неустойки предоставлено суду в целях устранения явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств.

Признание несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства является правом суда, принимающего решение, а не его обязанностью.

Сама по себе ссылка на несоразмерность неустойки в соответствии со статьей 333 Гражданского кодекса Российской Федерации не является безусловным основанием для ее снижения.

В силу положений пункта 2 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации уменьшение неустойки, определенной договором и подлежащей уплате лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, допускается в исключительных случаях, если будет доказано, что взыскание неустойки в предусмотренном договором размере может привести к получению кредитором необоснованной выгоды.

Согласно правовой позиции, изложенной в пунктах 73, 75 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», бремя доказывания несоразмерности неустойки и необоснованности выгоды кредитора возлагается на ответчика. Несоразмерность и необоснованность выгоды могут выражаться, в частности, в том, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки (часть 1 статьи 56 ГПК РФ, часть 1 статьи 65 АПК РФ). Доводы ответчика о невозможности исполнения обязательства вследствие тяжелого финансового положения, наличия задолженности перед другими кредиторами, наложения ареста на денежные средства или иное имущество ответчика, отсутствия бюджетного финансирования, неисполнения обязательств контрагентами, добровольного погашения долга полностью или в части на день рассмотрения спора, выполнения ответчиком социально значимых функций, наличия у должника обязанности по уплате процентов за пользование денежными средствами (например, на основании статей 317.1, 809, 823 ГК РФ) сами по себе не могут служить основанием для снижения неустойки.

При оценке соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства необходимо учитывать, что никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, а также то, что неправомерное пользование чужими денежными средствами не должно быть более выгодным для должника, чем условия правомерного пользования (пункты 3, 4 статьи 1 ГК РФ).

Доказательствами обоснованности размера неустойки могут служить, в частности, данные о среднем размере платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемым кредитными организациями лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность, либо платы по краткосрочным кредитам, выдаваемым физическим лицам, в месте нахождения кредитора в период нарушения обязательства, а также о показателях инфляции за соответствующий период. Установив основания для уменьшения размера неустойки, суд снижает сумму неустойки.

Между тем, ответчик документально не обосновал применение статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, доказательств чрезмерности процента неустойки не представил, а также не представил доказательств явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, в частности, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки. Каких либо документальных доказательств (как, например, данные о среднем размере платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемым кредитными организациями лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность) в обоснование своей позиции в материалы дела не представил.

Таким образом, суд пришел к выводу, что доказательства, свидетельствующие об исключительности случая, что взыскание неустойки в предусмотренном договором размере может привести к получению кредитором необоснованной выгоды, в материалах дела отсутствуют.

Исходя из обычаев делового оборота, стороны устанавливают договором повышенную по сравнению с предусмотренной законом ответственность за ненадлежащее исполнение договорных обязательств. Лицо, добровольно приняв на себя соответствующие обязательства, несет риск их неисполнения в соответствии с условиями обязательства.

Согласно правовой позиции Верховного суда Российской Федерации (Определение от 20.10.2015 по делу № 14-КГ15-9, Определение от 23.06.2015 по делу № 78-КГ15-11, Определение от 03.03.2015 по делу № 4-КГ14-39) снижение размера неустойки не должно вести к необоснованному освобождению должника от ответственности за просрочку исполнения обязательства. Аналогичным образом складывается и судебная практика других судов (Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 26.02.2015 по делу № А70-12534/2015).

На основании изложенного, принимая во внимание и оценивая отсутствие представленных ответчиком относимых и допустимых доказательств несоразмерности размера взыскиваемой неустойки последствиям нарушения обязательств по договору, принимая во внимание длительность периода просрочки (103 дня), суд приходит к выводу об отсутствии достаточных оснований для применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Учитывая вышеизложенное, руководствуясь статьями 64, 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд считает исковые требования о взыскании неустойки подлежащими частичному удовлетворению в размере 51 546 рублей 85 копеек.

Истец в силу положений ст. 333.37 НК РФ освобожден от уплаты государственной пошлины.

Учитывая, частичное удовлетворение исковых требований, в силу ст. 110 АПК РФ государственная пошлина за предъявленные исковые требования подлежит взысканию с ответчика в доход федерального бюджета в размере, пропорционально удовлетворенным требованиям.

Руководствуясь статьями 16, 101, 106, 110, 167-170, статьями 177, 181,226-229 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд

РЕШИЛ:

Исковые требования удовлетворить частично.

Взыскать с ООО ПКФ «С» в пользу ФКУ «ЦХиСО УМВД России по Тюменской области» 51 546 рублей 85 копеек неустойки.

В остальной части отказать.

Взыскать с ООО ПКФ «С» в доход федерального бюджета 2062 рублей 00 копеек государственной пошлины.

Взыскать с ФКУ «ЦХиСО УМВД России по Тюменской области» в доход федерального бюджета 374 рубля 00 копеек государственной пошлины.

Заявление о составлении мотивированного решения может быть подано в течении пяти дней со дня размещения решения, принятого в порядке упрощенного производства, на официальном сайте арбитражного суда.

Мотивированное решение изготавливается в течение пяти дней со дня поступления от лица, участвующего в деле, соответствующего заявления.

Решение может быть обжаловано в течение пятнадцати дней со дня принятия резолютивной части решения в Восьмой арбитражный апелляционный суд, а в случае составления мотивированного решения — со дня принятия решения в полном объеме.

21
июля
2017

Лопатин, Аушева_Арбитражная практика_Компенсация за неисполнение судебного акта. На какие вопросы не ответил ВС РФ_07.2017

Файл добавлен 21.07.2017
Презентация .pdf (2,9 Мб)

С 2015 года кредиторы получили право требовать денежную компенсацию, если должник не исполнил судебный акт в натуре (ст. 308.3 ГК РФ). Эта возможность впервые получила закрепление в российском законодательстве. Однако сам институт денежной компенсации за неисполнение судебного акта появился в России еще в 2014 году, когда Пленум ВАС РФ принял постановление от 04.04.2014 № 22 (утратило силу).

В настоящее время стороны активно используют право на судебную неустойку. Однако до сих пор нет точного понимания, как определить сумму компенсации, за какой период ее исчислять и в каких случаях ее можно уменьшить. Разъяснения Верховного суда 2016 года не улучшили эту ситуацию.

Суд не учитывает убытки взыскателя при определении судебной неустойки

В случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено ГК РФ, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства. Суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму на случай неисполнения указанного судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (п. 1 ст. 308.3 ГК РФ).

Пункт 1 ст. 308.3 ГК РФ отсылает к ст. 330 ГК РФ (понятие неустойки). Таким образом, хотя законодатель и не указал природу взыскиваемой суммы, из структуры нормы явно следует, что она рассматривается как некий новый вид неустойки. Это предположение подтвердил и Верховный суд (постановление Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», далее – Постановление Пленума ВС РФ № 7).

Такой подход породил много вопросов как на практике, так и в теории. Например, если предположить, что судебная неустойка является законной, то на нее должны распространяться положения ст. 332 ГК РФ. Соответственно, стороны вправе увеличить ее размер своим соглашением. Однако это противоречит смыслу ст. 308.3 ГК РФ и разъяснениям ВС РФ. Более того, неустойку по смыслу ГК РФ можно взыскать как по неденежным, так и по денежным требованиям. В свою очередь, ст. 308.3 ГК РФ и Пленум ВС РФ указывают, что судебная неустойка присуждается исключительно в случае неисполнения обязательства в натуре.

Внимания заслуживают также положения п. 28 Постановления Пленума ВС РФ № 7, согласно которому сумма судебной неустойки не учитывается при определении размера убытков, причиненных неисполнением обязательства в натуре: такие убытки возмещаются сверх судебной неустойки.

Судебная неустойка не должна компенсировать взыскателю убытки, связанные с неисполнением судебного акта, поскольку такие убытки возмещаются отдельно.

Судебная неустойка — это денежная сумма, которую суд определяет исходя из личности должника, чтобы понудить его своевременно исполнить такой судебный акт. При этом убытки взыскателя, его имущественное положение и характер судебного акта суд не учитывает.

Так, например, в одном из дел суд указал, что «судебная неустойка является самостоятельной суммой, определяемой с учетом степени затруднительности исполнения судебного акта, возможности ответчика по добровольному исполнению судебного акта, его имущественного положения, а также иных заслуживающих внимания обстоятельств. Судебная неустойка не учитывается при определении размера убытков, причиненных неисполнением обязательства в натуре: такие убытки подлежат возмещению сверх суммы судебной неустойки» (постановление АС Московского округа от 15.09.2016 по делу № А41-66901/13).

При этом финансовое состояние должника не освобождает его от надлежащего исполнения судебного акта, что подтверждается судебной практикой (постановления 19ААС от 22.11.2016 по делу № А14-4184/2016, АС Центрального округа от 08.11.2016 по делу № А23-4491/2014, АС Северо-Западного округа от 14.07.2016 по делу № А56-17046/2015).

Судебную неустойку можно взыскать даже за период, когда ст. 308.3 ГК не вступила в силу

Суд взыскивает судебную неустойку исходя из срока неисполнения должником решения суда – начиная с момента, когда решение вступит в законную силу, либо истечет срок для добровольного исполнения судебного акта (ч. 2 ст. 174 АПК РФ), и заканчивая моментом, когда должник исполнит обязательство в натуре.

Поскольку судебная неустойка призвана побудить должника исполнить судебный акт и компенсировать взыскателю ожидание такого исполнения, то лишать взыскателя права получить судебную неустойку с момента неисполнения судебного акта неправомерно (постановление АС Северо-Западного округа от 20.06.2016 по делу № А56-64754/2012).

Должники часто ссылаются на невозможность применения ст. 308.3 ГК РФ к отношениям, возникшим до момента вступления статьи в силу.

Акты гражданского законодательства имеют прямое действие, то есть применяются исключительно к тем отношениям, которые возникли с момента вступления соответствующих норм в силу. На отношения, возникшие до введения в действие соответствующей нормы, ее действие распространяется только в случаях, когда закон это прямо предусматривает (ст. 4 ГК РФ).

Федеральный закон от 08.03.2015 № 42-ФЗ, который ввел в ГК РФ рассматриваемую статью, содержит разъяснения относительно ее вступления в силу. Согласно ст. 2 указанного закона, ст. 308.3 ГК РФ применяется к правоотношениям, возникшим после его вступления в силу, либо к правам и обязанностям, которые возникнут после дня вступления в силу закона в рамках ранее возникших правоотношений.

Таким образом, обязанность выплатить судебную неустойку возникает после вступления в силу ст. 308.3 ГК РФ на основании соответствующего судебного акта и распространяется на возникшие ранее правоотношения.

Довод о возможности применить ст. 308 3 ГК РФ в отношении судебных актов, срок неисполнения которых наступил до вступления в силу ст. 308.3 ГК РФ, подтверждается судебной практикой.

Так, Верховный суд взыскал судебную неустойку за период неисполнения судебного акта с 02.09.2013 по 01.12.2015 (определение ВС РФ от 25.10.2016 № 307-ЭС-15-16404). Суд указывает, что утрата постановлением Пленума ВАС РФ № 22 силы не лишает взыскателя права получить компенсацию за неисполнение судебного акта в силу положений ст. 308.3 ГК РФ и п. 28 Постановления Пленума ВС РФ № 7, действовавших на момент принятия обжалуемого судебного акта.

В другом деле суд отклонил утверждение о том, что к спорным правоотношениям не применяются положения п. 308.3 ГК РФ, поскольку стороны заключили договор до введения в действие статьи (01.06.2015). В обоснование данной позиции суд сослался на ст. 2 Федерального закона № 42-ФЗ (постановление АС Северо-Западного округа от 14.07.2016 по делу № А56-17046/2015).

Суды часто удовлетворяют требования за период, который начал течь до вступления в силу ст. 308.3 ГК РФ, без ссылок на конкретные нормы права.

В качестве примера можно привести постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 21.03.2017 по делу № А21-9654/2013. Здесь суд взыскал судебную неустойку на основании ст. 308.3 ГК РФ за все время неисполнения судебного акта, включая период, предшествующий дате вступления статьи в силу. Суд указал, что на момент обращения истца с заявлением о взыскании судебной неустойки ст. 308.3 ГК РФ уже действовала.

К аналогичному выводу пришел Шестнадцатый Арбитражный апелляционный суд. Суд начислил судебную неустойку с 22.08.2015, то есть за весь срок неисполнения судебного акта, включая период, предшествующий дате вступления в силу ст. 308.3 ГК РФ (постановление от 08.02.2017 по делу № А63-9582/2012).

В другом деле суд отклонил доводы ответчика о неправомерности применения ст. 308.3 ГК РФ к правоотношениям сторон из договора от 13.07.2010 и решения арбитражного суда от 07.12.2013, поскольку данная норма вступила в силу с 01.06.2015. Суд признал такое решение суда первой инстанции применить судебную неустойку к правоотношениям сторон, возникшим до вступления в силу ст. 308.3 ГК РФ (постановление 2ААС от 06.09.2016 по делу № А29-10424/2015).

Довольно интересное обоснование по рассматриваемому вопросу дал Тринадцатый арбитражный апелляционный суд (постановление от 10.03.2017 по делу № А26-8730/2016). Суд указал, что права кредитора требовать в судебном порядке присуждения исполнения обязанности в натуре и взыскания неустойки на случай неисполнения судебного акта не являются новеллой гражданского законодательства.

Возможность для кредитора обратиться в суд с таким иском существовала и до вступления в силу Федерального закона от 08.03.2015 № 42-ФЗ. Кредитор мог потребовать присуждения исполнения обязательства в натуре в качестве одного из способов защиты гражданских прав, установленных ст. 12 ГК РФ.

Из вышесказанного следует вывод, что судебная практика преимущественно идет по пути взыскания судебной неустойки за весь период неисполнения судебного акта, включая период, предшествующий дате вступления ст. 308.3 ГК РФ в силу.

Суды продолжают использовать финансовое состояние должника как критерий определения размера судебной неустойки

Постановления о взыскании судебной неустойки редко содержат подробное описание, как суд ее рассчитывал. Чаще всего они содержат общие фразы и ссылки на норму ст. 308.3 ГК РФ и Постановление Пленума ВС РФ № 7. В связи с этим взыскателю довольно сложно изначально определить размер заявляемого требования, а судам объективно рассчитать его.

Законодатель не конкретизировал методику расчета судебной неустойки, что вызывает множество сложностей на практике. Прежде всего, это связано с тем, что ст. 308.3 ГК РФ направлена на защиту прав кредитора по неденежным обязательствам. Недостаточная регламентация порядка исчисления судебной неустойки дает участникам гражданских правоотношений свободу предлагать любые экономически обоснованные способы расчета.

Законодатель лишь указывает на обязанность суда устанавливать в судебном акте размер и (или) порядок определения судебной неустойки (п. 32 Постановления Пленума ВС РФ № 7).

Денежные средства, присуждаемые истцу на случай неисполнения судебного акта, определяются в твердой денежной сумме, взыскиваемой единовременно, либо денежной сумме, начисляемой периодически. Также возможно установить судебную неустойку в виде прогрессивной шкалы. Прогрессивная шкала расчета предполагает планомерное (периодическое) увеличение размера судебной неустойки на определенную сумму до даты фактического исполнения судебного акта.

Чаще всего взыскатели просят установить размер судебной неустойки в виде фиксированной суммы (постановления 2ААС от 12.01.2017 по делу № А31-1092/2015, 7ААС от 28.11.2016 по делу № А03-11742/2014, 1ААС от 07.10.2016 по делу № А43-33560/2015, от 14.06.2016 по делу № А43-29155/2015). Наименее распространена практика взыскания судебной настойки в виде процента от суммы, а также в виде прогрессивной шкалы (постановления 1ААС от 22.08.2016 по делу № А79-746/2016, 7ААС от 30.12.2016 по делу № А45-19017/2015, 9ААС от 13.03.2017 по делу № А40-50726/16).

Анализ судебной практики не позволил выявить единых критериев расчетов судебной неустойки, которыми руководствовались взыскатели при обращении с соответствующими требованиями в суд.

Согласно общим принципам расчета компенсации задача суда сводится к установлению такого размера, который сделает исполнение судебного решения более выгодным для ответчика, чем его неисполнение (п. 32 Постановления Пленума ВС РФ № 7).

Определяя сумму денежных средств на случай неисполнения судебного акта, суд учитывает степень затруднительности исполнения судебного акта, возможности ответчика по добровольному исполнению судебного акта, его имущественное положение, в частности, размер финансового оборота, а также иные заслуживающие внимания обстоятельства (определение Верховного Суда РФ от 06.06.2016 по делу № А60-54358/2014, постановление 11ААС от 11.01.2017 по делу № А55-10038/2016, АС Западно-Сибирского округа от 02.11.2016 по делу № А27-10879/2013).

Критериев, предложенных ВС РФ, не всегда достаточно, чтобы определить размер судебной неустойки. Подход ВАС РФ к определению размера компенсации давал более четкие рекомендации: суд учитывал также имущественное положение должника, в частности, размер его финансового оборота, а также иные заслуживающие внимания обстоятельства. То есть суды имели возможность определить хотя бы примерные рамки присуждаемой суммы, точку отсчета.

Некоторые суды, не имея четких критериев для установления сумы компенсации, продолжают использовать финансовое состояние должника как один из критериев определения размера судебной неустойки. Так, в одном из дел суд указал, что необходимо учитывать степень затруднительности исполнения судебного акта, возможность ответчика добровольно исполнить судебный акт, его имущественное положение, в частности, размер финансового оборота, а также иные заслуживающие внимания обстоятельства (постановление 16ААС от 08.02.2017 по делу № А63-9582/2012).

Представляется, что возвращение данного критерия в разъяснениях ВС РФ пошло бы на пользу правоприменению и существенно облегчило бы определение размера судебной неустойки. Помимо судов его могли бы применять и взыскатели для изначального определения сумм, которые они вправе взыскать.

Суды чаще всего присуждают судебную неустойку в твердой сумме

Суды не пришли к единообразному применению ст. 308.3 ГК РФ в части расчета судебной неустойки. Прежде всего, это связано с тем, что закон не регламентирует способы расчета судебной неустойки, а в компетенцию суда входит только решение вопроса разумности ее размера с учетом конкретных обстоятельств дела.

Очевидно, что неопределенность в расчете судебной неустойки разрешится только после издания законодателем акта с соответствующими разъяснениями. При этом пределы взыскиваемой суммы за неисполнение судебного акта должны определяться исходя из финансового состояния должника. Судебная неустойка не должна привести к банкротству, то есть должна быть посильной для исполнения.

Рассмотрим, какие суммы суды присуждали в конкретных спорах, применяя различные способы расчета судебной неустойки.

Практика по делам о взыскании судебной неустойки в виде фиксированной суммы.

Истец требовал взыскать с ответчика судебную неустойку в размере 50 167 руб. ежемесячно по дату фактического исполнения решения суда. В обоснование размера компенсации заявитель ориентируется на двойную ставку арендной платы (увеличенную на норму рентабельности — 9,25%), определенную судом в рамках дела № А31-7255/2015 в качестве неосновательного обогащения, которое ответчик должен выплатить истцу за использование сооружений причала.

Принимая во внимание принципы справедливости и соразмерности присуждения судебной неустойки, учитывая факт взыскания истцом с ответчика неосновательного обогащения, суд посчитал обоснованным взыскать единовременную неустойку в твердой сумме — 50 тыс. руб., с последующим взысканием судебной неустойки из расчета 500 руб. за каждый день неисполнения решения суда (постановление 2ААС от 12.01.2017 по делу № А31-1092/2015).

Интересный способ расчета судебной неустойки предложил истец в рамках дела № А29-2667/2016. Истец требовал взыскать судебную неустойку в размере трехкратного уровня инфляции с ежемесячной выплатой по день фактического исполнения решения. Однако суд отказал в удовлетворении исковых требований, поскольку в силу ст. 308.3 ГК РФ судебная неустойка присуждается при нарушении должником неденежных обязательств. Неисполнение денежного обязательства влечет уплату договорной (законной) неустойки или процентов за пользование чужими денежными средствами (постановление 2ААС от 28.11.2016 № 02АП-9586/2016).

В другом деле суд частично удовлетворил требования истца о взыскании с ответчика компенсации за прошедший период неисполнения судебного акта в размере 200 тыс. руб. и за каждый последующий месяц неисполнения в размере 30 тыс. руб. (определение АС Республики Коми от 29.06.2016 по делу № А29-4404/2013).

Суд взыскал с должника компенсацию за неисполнение решения суда в сумме 50 тыс. руб., а также 10 тыс. руб. за каждый месяц неисполнения судебного акта. При этом суд исходил из общих принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из недобросовестного поведения, учел необходимость соблюдения баланса интересов участвующих в деле лиц и конкретные обстоятельства дела. Апелляция поддержала позицию суда первой инстанции (постановление 2ААС от 30.09.2016 по делу № А29-4404/2013).

Практика по делам о взыскании судебной неустойки в виде прогрессивной шкалы.

Арбитражный суд Тверской области рассмотрел заявление о присуждении судебной неустойки в размере 1 млн. руб. (за период с 26.03.2013 по 14.04.2016) и с 15.04.2016 — в размере 300 тыс. руб. за каждый месяц неисполнения судебного акта с ежемесячной индексацией данной суммы на 100%.

Суд взыскал с ответчика 1,180 тыс. руб. судебной неустойки. Также суд определил, что с 01.06.2016 до полного исполнения судебного решения сумма судебной неустойки составит 180 тыс. руб. (постановление 14ААС от 28.09.2016 по делу № А66-7083/2011).

В рамках другого дела истец требовал взыскать судебную неустойку по следующей формуле:

S = 1 000,00 руб. + 1 000,00 руб. x (п-1)

— за каждый день просрочки, где:

S — сумма задолженности за один день неисполнения требования освободить нежилое помещение;

п — порядковый номер недели, в которой находится день просрочки исполнения.

Суд установил судебную неустойку по данному делу в размере 500 руб. в день до момента исполнения судебного акта в полном объеме (решение АС Чувашской республики от 19.05.2016 по делу № А79-746/2016).

Практика по делам о взыскании судебной неустойки в виде процента от суммы.

Истец требовал взыскать судебную неустойку в размере 1/300 ставки рефинансирования ЦБ РФ от цены контракта.

Суд отказал в удовлетворении данного требования, поскольку истец, ссылаясь на ст. 308.3 ГК РФ, фактически требовал начислить пени по условиям муниципального контракта за просрочку исполнения вытекающего из контракта гарантийного обязательства. Однако суд указал, что само по себе это не исключает применение к должнику предусмотренной контрактом ответственности в общем порядке (п. 2 ст. 308.3 ГК РФ). В итоге суд взыскал судебную неустойку в уменьшенном размере (постановление 2ААС от 06.09.2016 по делу № А29-10424/2015).

Судебную неустойку нельзя снизить в порядке ст. 333 ГК РФ

Суды занимают противоречивые позиции в вопросе снижения судебной неустойки по правилам ст. 333 ГК РФ.

Так, апелляция снизила размер судебной неустойки, поскольку суд первой инстанции нарушил баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба (постановление 16ААС по делу № А63-9582/2012, отменено постановлением АС Северо-Кавказского округа от 27.07.2017 № Ф08-2582/2017).

Аналогичная позиция содержится в постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.02.2016 по делу № А40-60676/2015. В мотивировочной части судебная коллегия отмечает, что неустойка должна носить компенсационный характер, а не выступать карательной мерой. Выплата истцу должна составлять такую сумму компенсации его потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом.

В другом деле суд снизил размер судебной неустойки в связи с несоответствием заявленного размера принципам справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения должником выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (постановление 15ААС от 01.03.2017 по делу № А32-8887/2015).

Однако есть и противоположная практика, когда суды отказывают в необоснованном уменьшении судебной неустойки. Так, апелляционный суд отказал заявителю в снижении размера судебной неустойки. Суд указал, что необоснованное уменьшение неустойки с экономической точки зрения позволяет должнику получить доступ к финансированию за счет другого лица на нерыночных условия. Это может стимулировать недобросовестных должников к неплатежам и вызывать негативные макроэкономические последствия (постановление 15ААС от 17.05.2016 по делу № А53-2459/2016).

Представляется, что суды не должны снижать судебную неустойку по правилам ст. 333 ГК РФ. Этот вывод следует из п. 69 Постановления Пленума ВС РФ № 7. По смыслу данного разъяснения, к судебной неустойке ст. 333 ГК РФ не применима, поскольку ее размер, в отличие от обычной неустойки определяет суд с учетом закрепленных в ст. 308.3 ГК РФ принципов и зависит от совокупности обстоятельств дела, а также внутреннего убеждения судьи.

Более того, в некоторых актах суды прямо делают вывод о недопустимости применения этой статьи, поскольку положения ст. 308.3 ГК РФ изначально подразумевают установление судебной неустойки в соответствии с принципами справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (постановления Суда по интеллектуальным правам от 18.01.2017 по делу № А65-29780/2014, 17ААС от 28.01.2016 № 17АП-11773/2014-ГК).

Так, суд Республики Татарстан указал на возможность применения п. 1 ст. 333 ГК РФ лишь к неустойке, установленной законом или договором, и невозможность применения указанной статьи к судебной неустойке, установленной вступившим в силу решением суда (постановление от 18.01.2017 по делу № А65-19780/2014).

В рамках другого дела апелляция отказала в отмене определения о взыскании компенсации за неисполнение судебного акта, поскольку компенсация, взыскиваемая на основании п. 3 постановления Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 № 22 (утратило силу), не является неустойкой или процентами за пользование чужими денежными средствам. Это исключает возможность применения ст. 333 ГК РФ. Кроме того, справедливость, разумность и обоснованность размера компенсации установлена судом уже при определении размера компенсации (постановление 17ААС от 14.10.2014 по делу № А60-6168/2014).

Таким образом, снижение судебной неустойки в порядке ст. 333 ГК РФ недопустимо в силу следующих обстоятельств:

— судебная неустойка устанавливается конкретным судебным актом, а не законом или договором как обычная неустойка, что исключает применение к ней п. 69 Постановления Пленума ВС РФ № 7;

— судебная неустойка изначально определяется судом с учетом закрепленных в ст. 308.3 ГК РФ принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (то есть априори такая компенсация не может быть явно несоразмерной нарушению).

Анализ судебной практики применения норм о судебной неустойке показал, что количество требований о присуждении такой меры неуклонно растет. Однако имеющиеся пробелы и противоречия не устранены, что порождает правовую неопределенность в применении норм ст. 308.3 ГК РФ. Верховный суд РФ уже дал разъяснения по поводу указанной статьи, поэтому нет оснований полагать, что он вернется в ближайшее время к рассмотрению возникших спорных вопросов по судебной неустойке. К сожалению, единственным выходом из сложившейся ситуации представляется наработка большого объема судебной практики, которая даст однозначные ответы на возникшие вопросы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *